Форум » /// "То да сё, да трали-вали". Мимоходом о литературе и культуре. » (Vladimir) "То да сё, да трали-вали" Мимоходом о литературе и культуре. » Ответить

(Vladimir) "То да сё, да трали-вали" Мимоходом о литературе и культуре.

Admin: Поскольку этот форум уже давно и все больше становится похож на записную книжку, решил завести отдельную личную тему для записок на манжетах - про разное, что занимает мысли (в формате тематики форума, конечно). Про все то, что пока недосуг особо оформлять и отсортировывать. Быть может со временем что-то перейдет в большие темы. Время летит, что-то забывается, либо кажется уже не столь важным, а потом - вдруг вспоминаешь, что что-то такое хотел рассказать... Словом, миниблог в рамках форума. Будет проще переформатироваться однажды. Захотите что уточнить по сказанному - пожалуйста. Поясню, как смогу. А так, всё по старому - в основном форуме выше. С уважением, Владимир

Ответов - 18

Admin: Прочитал рассказ "Long Gone" Питера Доусона, брата Люка Шорта. Название перевел бы, наверное, не "Ушедший далеко", а что-то типа "И след простыл...". Эх, вертелась в голове мысль получше, но сейчас не помню. Ну да ладно. После просмотра фильма "Лицо беглеца" (Face of a Fugitive) c Фредом Макмюрреем (из "Двойной страховки") зачаровался историей. Вот добрался до первоосновы (еще до новогодних было дело). От рассказа в фильме остались пара эпизодов и имена (кажется). Сценаристы поработали отменно. Взяли сюжет и растянули его во все стороны. Добавили начало и продолжение. Зная фильм, стало жаль, что рассказ такой короткий. Но в целом - понравился ничуть не меньше чем кино. Хочется продолжить знакомство с этим автором. Рассказчик он отменный. Художник слова. Мопассан. Держит внимание и без пиф-паф, ой-ё-ёй. Хотя, что за вестерн без выстрелов? Они, конечно, тоже там есть. Жаль, что не переводили на русский никогда и ничего из наследия этого автора. Если я не прав - просветите. Да, и побольше бы таких экранизаций. Шекспировский подход - бродячий (чужой) сюжет стал новым шедевром. Буду еще пересматривать, жаль, что нет дубляжа. Посмотрел "Кутерьму" о которой заикнулся ранее на форуме. Это об английских королях оперетты - Гилберте и Салливане. Увы. Еле досмотрел. То что узнал о них до фильма - намного интереснее, чем сценарий этого кино. Основное чувство - без огонька. Не увидел настоящей комедии. Драма да, есть, но унылое впечатление. Может, не тот настрой был? Может и был. Пока мимо. Но к опереттам еще вернусь. Да и были еще байопики о них.

Admin: "Шевалье де Мезон-Руж" Клода Барма, "Разносчица хлеба" Марселя Камю и "Лицо беглеца" Пола Вендкоса - пока это то немногое, что я просмотрел без перевода, забыв о всех делах (как появилась возможность, конечно). О "Мезон-Руже" и "Разносчице" писал в основных темах на форуме (кажется, "Фильмы плаща и шпаги" или "Дюма" и в теме "Монтепен", поиск поможет, если кому интересно). Буду пересматривать на пенсии и до :) К разговору о "Мезон-Руже" надо бы вернуться в связи с прослушанным недавно мюзиклом.

Admin: О гигантах, стоящих на плечах других гигантов, или Отчего некоторые авторы теряют нюх, занимаясь только своим творчеством Цитата: "Мне всегда казалось совершенно естественным, что писатели могут читать чужие книги с удовольствием, иногда даже попадая под их влияние, и рекомендовать понравившиеся книги другим. Литература не может жить в вакууме. Она не может развиваться как монолог. Литература – это беседа, в которую нужно постоянно вовлекать новых людей, новых читателей". (Нил Гейман. Вид с дешевых мест. Предисловие] -------- Стивенсон, Хемингуэй, Желязны, Джордж Мартин - не только великие и самобытные писатели, но и страстные книгочеи. Мне всегда интересно узнать, что любили читать мои любимые писатели. С каким восторгом (и удивлением) узнаешь о самых непредсказуемых предпочтениях у некоторых авторов. Например, ну кто бы мог подумать, что Хемингуэй, читавший, кстати, просто так, для души (много и очень быстро), рекомендовал всем книги о Хорнблауэре? Дюма-отец обожал "Робинзона Крузо" и высоко ценил "Мадам Бовари", а Стивенсон боготворил "Виконта де Бражелона" и был в неописуемом восторге от "Копей царя Соломона". Разве не удивительно, что среди самых любимых и перечитываемых книг Хаггарда была "Повесть о двух городах"?! А вот "Трех мушкетеров", кстати, "африкановед" Хаггард числил среди книг, оказавших на него наиболее сильное влияние! Поклонником "Трех мушкетеров" был и Джеймс Хэдли Чейз. Кажется, у него было три оригинальных увлечения, которые никогда ему не наскучивали - слушать музыку, собирать модели из конструктора и перечитывать "Трех мушкетеров". Зная это, невольно начинаешь искать отголоски, схожие эпизоды, образы. Напрашивается немудреный вывод: чем больше писатель читает книг не только профильных, "по работе" - тем сильнее и многограннее его собственное творчество.


Admin: Некоторые мысли о Секстоне Блейке, Акунине и Муркоке озвучил здесь http://adventures.unoforum.pro/?1-2-0-00000018-000-0-0-1516351755 О Муркоке нет темы. Возможно, подобные кроссоверы о разных писателях и героях буду писать здесь.

Admin: И это все о нем http://adventures.unoforum.pro/?1-3-0-00000007-000-0-0-1480020289 О Понсоне Чем больше живу, тем больше удивляюсь, насколько же сильно ныне читательская гвардия уже "не та". XIX век научил читать всех. Привил вкус и страсть к чтению. Век XX-й его поддержал. Но в XXI веке Кино и Интернет объединились и наступили на "горж" бумажной песне. Раньше я думал, что это только в России так сильно переменился ветер... Ан нет. Как в остальных "Европах", так и по ту сторону Атлантики то, что принесло Мэри Поппинс, похоже, ослабевает, становится атавизмом. Фигурально, конечно. В целом конкретно с героиней Памелы Трэверс все в порядке - ее помнят и чтут (более или менее, но она на слуху и в трэнде). Но память - штука избирательная. Его Величество Случай одних помнит массово и из века в век, других - не особо. Вот недавно, и как всегда совершенно случайно, узнал, что сага о Рокамболе Понсон дю Террайля наконец-то начала переводиться на английский. На "современный английский", как сказано в предисловии к новому изданию. Как ни странно, я не нашел информации о "допотопных" переводах (т.е. переводах XIX в.) этого мега-хита Понсон дю Террайля на английский язык. Косвенные намеки на то, что такие переводы де существовали, мне встречались. Но конкретных дат и фамилий англоязычных издателей я не знаю. Может, не слишком сильно и долго искал? Возможно... Но попытку я делал. И не раз. Не исключено, что первый англ. перевод таится в каких-нибудь американских журналах или редких брошюрах-выпусках. И тут внезапно узнаю (пару дней назад), что аж в 2012 году вышел перевод на "современный английский" первого романа этой гигантской серии, под названием "Rocambole and the Mysterious Inheritance" ("Рокамболь и Таинственное наследство"). А буквально через год, в 2013-м, появился перевод и на "современном испанском" с тем же названием "Rocambole y La Herencia Misteriosa". И переводчик обеих версии - о чудо! - внучатый племянник (по линии младшего брата) писателя - американец Жан де Понсон дю Террайль, живущий в городе Нью-Йорке! Вот же полиглот! Книгу сопровождает прекрасное и очень искреннее предисловие о том, как и почему случился этот перевод (рекомендую ознакомится через превью на Амазоне) + подкупают замечательные слова о создателе Рокамболя в конце, что Автор с Таким Воображением достоин, чтобы о нем помнили. И что мы видим? Увы. Ничего более, кроме 1 тома. Ни на испанском, ни на английском. Можно, конечно, подождать. Но на дворе уже 2018-й, а это ведь не "Игра престолов" - оригинальные тексты давно существуют. Но, где же второй том? Где звезды на Амазоне? "Была когда-то такая чудесная страна, которая называлась Франция". Помните? Воистину была... Вывод: если читатели - просто пассивные коллекционеры, то пиши пропало подобным проектам. Широкой "рекламы а-ля Гарри Поттер" на старых авторов никто из нынешних издателей делать не будет. Увы. Все в руках все того-же ЕВ Случая и Настоящих Энтузиастов, которые поддержат добрым словом подобное ретро издание на книготорговых электронных площадках (у нас это в первую очередь сайты "Озон" и "Лабиринт"). Поддержат не раз, и не два, и не три... Тут нужно мозоли натирать. От души, искренне, своим восторженным примером обращая внимание и намагничивая молодых новичков, не ведающих о подобных авторах и, возможно, ищущих что-то старое доброе вечное а-ля "Мушкетеры" и "Монте-Кристо". Если такой видимой и весомой поддержки не случится - то и продолжения может не быть. Чтобы спрос породил предложение, нужно как-то подогревать этот предложение. Подогревать и прогревать. Задумайтесь, господа потребители архаики. Не здесь, так хоть на других площадках поделитесь своими восторгами и жаждой чтения. Все издательские попытки делаются - пока есть ощутимая и наглядная видимость для кого их делать. Не сидите, как завороженные в ожидании 9 мая. Салютуйте и сами. Фантастика всегда на коне именно за счет активности и любознательности ее поклонников, неутомимо пишущих отзывы и рецензии, плюсующих вышедшим книгам, нетерпеливо и демонстративно ждущих новинок и переизданий, как классиков, так и современников по-настоящему любимого жанра. https://www.amazon.com/books/dp/0985487305 https://www.amazon.com/Rocambole-Herencia-Misteriosa-Traducida-bisnieto/dp/0985487313/ref=tmm_pap_swatch_0?_encoding=UTF8&qid=1519605361&sr=1-2

west77: Боюсь, что будущее подобных проектов туманно - И будет все туманнее- Тут нужно сказать про общий контекст, в котором мы все сейчас оказались Дело в том, что, как Вы, Владимир, правильно заметили, Интернет делает свое… не всегда полезное дело - Взять хотя бы массовое закрытие бумажных газет и журналов (того же «Если», к примеру) – Казалось бы, взамен предлагается море электронных СМИ, которые превосходят любые журналы - Эти ресурсы и правда грандиозны - Однако… Можно долго говорить о том, насколько бумажный журнал, в смысле прочности усваиваемой информации, в плане адекватности и собранности читателя лучше работает - Сама его структура по номерам, ограниченность объема номера, периодичность и т.д. задавали гораздо более продуктивный, «несуетливый» режим - Читатель был спокойнее, сфокусированнее- Прежде чем нырять в новое, он хорошо знал старое - И благодаря этому мог в т.ч. эффективнее оценить новое. Мог понять в т.ч. необходимость вещей, подобных проекту с тем же Понсон дю Террайлем, о котором Вы говорите- Электронное же пространство… Вот у человека 18 вкладок в ПК – причем они даже не какие попало, а отобранные по интересам - С постоянными ссылочками, какими-то окнами сбоку – и это даже не реклама, а тоже по делу, всяческие «связанные статьи» и т.д., съедающими понемногу твое внимание, будь ты хоть Эйнштейн - Обманчивая доступность всего и вся, когда кажется что ты успеешь прочитать и посмотреть и это, и то.. - Даже если и успеешь – как прочно ты это усвоишь??? (А в психологии давно доказано, что «многозадачность», на которую якобы перестроился наш мозг в эпоху Интернета – это миф) – Не то чтобы все сразу стали такими глупцами– Но, повторяю, в сравнении с прежним… Сейчас мы имеем эдакий заставленный яствами стол, когда все либо лениво ковыряются вилками, либо надкусывают понемногу от всего - глядя счастливыми и бессмысленными глазами – ух ты, мол, всего так много!…- Такой человек вряд ли дойдет до Понсон дю Террайля, до Густава Эмара, до Хэммета… Вот это и есть ответ на Ваш вопрос- Боюсь, наступает Вавилонская башня, где никто никого не слышит, и сообщения почти не доходят даже до тех, кому они нужны – «Чувствую, что зло грядет»- Тем не менее, это не значит, что мы должны сдаваться без боя - Необходимо вырабатывать какие-то правила личной гигиены, критерии, строить какие-то площадки – вот как делаете Вы - чтобы противостоять хаосу

Admin: west77 пишет: Сейчас мы имеем эдакий заставленный яствами стол, когда все либо лениво ковыряются вилками, либо надкусывают понемногу от всего - глядя счастливыми и бессмысленными глазами – ух ты, мол, всего так много!…- Такой человек вряд ли дойдет до Понсон дю Террайля, до Густава Эмара, до Хэммета… Вот это и есть ответ на Ваш вопрос- Боюсь, наступает Вавилонская башня, где никто никого не слышит, и сообщения почти не доходят даже до тех, кому они нужны Уважаемый west77, спасибо что высказались! Вопроса как такового я не задавал. "А мы всё ставим каверзный ответ, и не находим нужного вопроса". Я просто констатировал факты, предполагая, что каждый задумается сам и задаст нужный вопрос себе. И сам же, своими действиями, попытается ответить. Вот как Вы, например. Когда то же нужно начинать, если тебе что-то важно, нужно и не от скуки интересно. А рецепт борьбы с хаосом прост. Начните с себя и с самого малого - просто и с любовью расскажите о том, что Вас радует. О хорошем расскажите, а не о том, что принесло боль и раздражение. Все ищут и ждут хороших книг, фильмов, мультфильмов. Так вперед - поделитесь от души, если они были и есть в Вашей жизни. Вавилонская библиотека была у Умберто Эко (поищите фото в сети, их полно), а Борхес не только ее сочинил, он еще в ней и работал. Хорошо что они не молча чахли над своими сокровищами. Через себя и нас обогатили.

west77: Владимир, мне (возможно) почудилось некоторая досада или напряжение в Вашем ответе… – Наверное, я что-то не так сказал - Об этом – о мельтешении, суете современного информационного потока, потере квалификации у читателя/зрителя – и Вы также говорили много раз, я высказался ровно в том же русле – Но, видимо, как-то не так - Соответственно, думаю, будет лучше если мой пост просто убрать – как не вполне соответствующий Вашим требованиям – Либо привести его в тот вид, который Вы считаете нужным - В любом случае приношу самые серьезные извинения -

Admin: Уважаемый West77 (жаль, не знаю Вашего имени, может, назоветесь однажды), ну что Вы... Извините, не пойму почему Вы так подумали. Я очень рад, что Вы высказались. И разделяю Ваше наблюдение. Да, изобилие нас избаловало, сделало сытыми, вальяжными, замотанными. Всё даже понадкусывать не успеваем. Я просто поразмышлял о том "что и как" хотелось бы. Вообще и в частности. В очередной раз удивляясь, как люди, которые чего-то хотят и ждут, не хотят делиться уже накопленными знаниями, вдохновлять других своими радостями. Именно радостями, а не негативными эмоциями в адрес какого-либо писателя, о котором нужно срочно высказать свое пфэ на форуме, чтобы придать веса своему любимцу. А случай с Понсоном - просто прецедент для заезженной песни о главном. Появился впервые на английском интересный, старинный культовый текст, но праздника не получилось и продолжения может не случиться. Почему? Об этом я и попытался поразмышлять. Совершенно не досадуя на Ваш интересный ответ и мысли. Кстати (не в упрек, а все под ту же шарманочку), умнейшим "эйнштейнам" - Борхесу и Умберто Эко, при их вавилонской загруженности, было не лень поминать добрым словом названных Вами Хэмметта и Понсон дю Террайля. Как они относились к Эмару - не знаю, но очень бы хотел почитать их отзывы о нем. Как и отзывы любого другого.

Admin: О Его Величество Случай, как ты прекрасен в своей простоте! Стоит только настроиться - и вот! Все что нужно приходит как бы само собой. Не помню точно, но кажется где-то рассказывал, что когда читал впервые "Преступление и наказание" был удивлен (да что там, потрясен!), насколько Федор Михайлович похож на увлекательнейшего рассказчика из славной когорты Дюма и Ко. Пусть и неуловимо, но что-то такое в нем есть. Роман-фельетон ан рюс?! Конечно, нескромно и быть может опрометчиво таким аршином мерить Нашего Классика, но что есть, то есть. Такая вот незатейливая мысль промелькнула у меня тогда под куполом. Очень уж динамично, с эмоциональной театральностью, подает Достоевский некоторые диалоги и внутренние монологи, а потому читать его чуть после школы было уже совсем не скучно. Второй мыслью было: Разумихин - чистый Коконнас! ("Эх, Родя!"). Третьей было что-то еще из разряда "а не Эжен ли это Сю?"... И уж не помню какой по счету в череде идей по интересу была мысль, "а не читал ли Федор Михайлович Габорио... или наоборот?". Прошло немало лет, пока я, волей случая, не рискнул коснуться этой темы, с год назад (или уже два?), написав статью для одного серьезного сборника, который все никак не выходит. Продолжая игру в бисер вокруг романа-фельетона, я сегодня натолкнулся на потрясающую цитату самого Федора Михайловича (курсив мой, экскюзе, захотелось чтоб видно было издалека). Вот что сказал Достоевский в 1864 году на страницах журнала "Эпоха" по поводу создания "Униженных и оскорбленных" и в связи с глупой критикой его покойного брата (соредактора "Эпохи"), который де "загонял, как почтовую лошадь, высокое дарование Ф. Достоевского ": "Если я написал фельетонный роман (в чем сознаюсь совершенно), то виноват в этом я и один только я. Так я писал и всю мою жизнь, так написал все, что создано мною, кроме повести "Бедные люди "и некоторых глав из "Мертвого Дома ". Очень часто случалось в моей литературной жизни, что начало главы романа или повести было уже в типографии и в наборе, а окончание сидело еще в моей голове, но непременно должно было написаться к завтрему. Привыкнув так работать, я поступил точно так же и с "Униженными и оскорбленными ", но никем на этот раз не принуждаемый, а по собственной воле моей. Начинавшемуся журналу, успех которого был мне дороже всего, нужен был роман, и я предложил роман в 4–х частях. Я сам уверил брата, что весь план у меня давно сделан (чего не было), что писать мне будет легко, что первая часть уже написана и т. д. Здесь я действовал не из‑за денег. Совершенно сознаюсь, что в моем романе выставлено много кукол, а не людей, что в нем ходячие книжки, а не лица, принявшие художественную форму, (на что требовалось, действительно, время и выноска идей в уме и в душе). В то же время, как я писал, я, разумеется, в жару работы, этого не сознавал, а только разве предчувствовал. Но вот, что я знал наверно, начиная тогда писать: 1) что хоть роман и не удастся, но в нем будет поэзия, 2) что будет два–три места горячих и сильных, 3) что два наиболее серьезных характера будут изображены совершенно верно и даже художественно. Этой уверенности было с меня довольно. Вышло произведение дикое, но в нем есть полсотни страниц, которыми я горжусь". http://dostoevskiy-lit.ru/dostoevskiy/bio/mochulskij-dostoevskij-zhizn-i-tvorchestvo/glava-10-unizhennye-i-oskorblennye.htm Каково! "Я написал фельетонный роман (в чем сознаюсь совершенно). Так я писал и всю мою жизнь. Я знал наверно, начиная тогда писать... в нем будет поэзия". Ф.М. Достоевский И пусть это сказано до настоящего расцвета его таланта, и пусть стиль работы стал впоследствии не столь фельетонно-торопливым (впрочем, будет поспешно-сработанный "Игрок"), суть осталась прежней - романтический огонь, желание не просто рассказать о вечном, но и увлечь, потрясти, захватить внимание читателя (горячо и сильно!), все это не угасло в поэтике и зрелого Достоевского. Эх, жаль Лев Николаевич не опускался до таких высот :) Нашего бы полку поболее было. Впрочем, Толстой "не побоялся" хвалить "Сильвандир" Дюма (а кто еще из гигантов кроме него слышал и говорил об этом шедевре в тени сокровищ Монте-Кристо?), да и фельетонных ходов и экшена в "Войне и мире" не занимать: проделки червонного валета Долохова, встреча Пьера с "Альтотасом/Бальзамо" - Баздеевым (а может это "Б", как и любое "вж" - неспроста? :), "покушение" на Наполеона. Да мало ли еще... "Кони рвались из под седла!" А вот еще одна живая характеристика Федора Михайловича, из воспоминаний коллеги-писателя: "Чтение любил, но с особенною жадностию бросался на французские романы, как, например, "Королева Марго", "Графиня Монсоро" и "Граф Монте-Кристо" А. Дюма, "Парижские тайны" и "Вечный жид" Е. Сю, "Сын дьявола" Поля Феваля и др. Он выпрашивал эти романы, проглатывал их в несколько вечеров и приходил просить другие". (Петр Кузьмич Мартьянов (1827-1899). Из книги «В переломе века». - сб. "Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников". М., Художественная литература, 1964) http://dostoevskiy-lit.ru/dostoevskiy/memory/v-vospominaniyah-sovremennikov/martyanov-iz-knigi-v-perelome-veka.htm Не только шедевры Сю, которые в связи с творчеством Достоевским часто поминают, но и "Марго" (похоже, чуйка меня не подвела, как говаривал Бутько-Добронравов) и даже Феваль! О старина Поль - это же поле непаханое! Его творчество и вокруг него - перспектива "от Волги до Енисея..." Не говоря уж про загадочных "и др."! Конкретно про Габорио не сказано, но я и не огорчен. Возможно, здесь сработал эффект Толкина/Андреева и общего прототипа. Медленно, но верно, приключенческая литература обретает заслуженное место под солнцем и в нашей стране. В СССР это было какое-то несерьезное, детское занятие, почти баловство. Помню, как меня в редком фонде читального зала библиотекарь пытала, что это за ерунду я читаю в "Отечественных записках". Я ответил: "Смельчак. Эпизод из времен шуанских войн", рассказ Поля Феваля". - "Что еще за Феваль? Кому он сейчас нужен? А нужно шагать в ногу со временем, деточка, и читать СОВРЕМЕННУЮ литературу!" Диалог почти дословный, по крайней мере последнее предложение уж точно 1-в-1. Да, тяжело ей было в недрах "лавки древностей". Идти на работу день за днем, раздраженно позевывая, и уныло просиживать кримплен в кольце старых переплетов. Участь - не позавидуешь. По трудовой - Борхес, в мечтах - Герострат.

Admin: Перечитал сегодня последний пост в этой теме, чуть дополнил. Вдруг вспомнился анекдот в жанре абсурда. Звучит примерно так: Скрипач-виртуоз отыграл концерт. Бурные аплодисменты. Публика задыхается от восторга. Журналисты рвутся взять интервью. - Извините, всех не приму, - говорит маэстро, - устал. Вот вы, - показывает на кого-то из толпы, - задайте только один вопрос. Ошалевший избранник с кругами под глазами заголосил кукарекающим фальцетом: - Как вы играете! О, как играете! Проняли буквально до слёз!! Как Вам это удается? В чем ваш секрет? - Да никакого секрета, – вздыхает скрипач, стиснув зубы. - Просто я с детства ненавижу скрипку.

Admin: Находясь под большим впечатлением от рассказов Фолкнера, о которых упомянул в теме "Что читаем/Любимые книги", хочу процитировать по памяти (сборника с интервью нет под рукой) ответ Фолкнера о книгах, которые он постоянно перечитывал. Каждый год. Среди них - "Карамазовы", "Ветхий Завет", рассказы Чехова, еще что-то. И "Дон Кихот". Журналист о "Дон Кихоте": Но это же большая книга! Фолкнер: Да? Не заметил.

Admin: Случайно нашел любопытный старинный роман-фельетон! Почитать можно здесь: Тайны Зимнего дворца. Сочинение H. Т. -- Берлин. Изданіе Гуго Штейница. Шарлоттенштрассе 2. (1890?) Цѣль этой книги "Тайны Зимняго Дворца" - ознакомить читателя съ одной изъ самыхъ интересныхъ эпохъ отечественной исторіи, а именно - съ послѣдними годами царствованія императора Николая I. Об авторе: -- расшифровать инициалы не удалось. Не помог "даже" Масанов. Помимо размещенного здесь берлинского издания, роман издавался также в Женеве в 1890 г. (См. каталог РГБ). http://az.lib.ru/n/n_t/ Если покопаться в зарубежных источниках, то кое-что найти можно. Вот мой сегодняшний улов: Этот роман был опубликован впервые двухтомником в 1866 году в Германии, в баварском городе Вюрцбург. На титуле значится автор (или псевдоним, пока не уточнял) Пауль Гримм "Тайны Санкт-Петербурга (Последние дни императора Николая)" Paul Grimm. Geheimnisse von St. Petersburg (Letzte Lebenstage des Kaisers Nikolaus). Deutsche Original-Ausgabe. Wurzburg, Verlag von F. A. Julien, 1866. Оригиналы для сравнения можно увидеть здесь. 1 том https://books.google.ru/books?id=mrQ6AAAAcAAJ&hl=ru&source=gbs_book_other_versions 2 том https://books.google.ru/books?id=o7Q6AAAAcAAJ&hl=ru&source=gbs_book_other_versions Жмите там на ссылку Просмотреть книгу » или вот на эти линки: https://books.google.ru/books?id=mrQ6AAAAcAAJ&printsec=frontcover&hl=ru https://books.google.ru/books?id=o7Q6AAAAcAAJ&printsec=frontcover&hl=ru Да мало ли всяких тайн после великого романа Сю было понаписано. Да, море. Но этот роман интересен еще вот в связи с чем. Вернее, с кем. Маленькая цитата: Третья бумага, была вырѣзка изъ газеты, въ которой говорилось, что унтеръ-офицеръ Иванъ Савельевъ, за участье въ заговорѣ Петрашевскаго ссылается въ Сибирь на десять лѣтъ, а затѣмъ на поселѣніе безсрочно. Намек как-бы понятен. Но для усложнения интриги есть в романе и еще один удивительный персонаж. Еще цитата: Заговорщики народъ неисправимый, что доказываютъ тысячи примѣровъ. Должно быть таинственность имѣетъ непреодолимую привлекательную силу. И такъ Савельевъ стоялъ у калитки, наблюдая за входящими заговорщиками и спрашивая ихъ пароль. "Рабъ бодрствуетъ" говорили они, "въ грозу и ночью", отвѣчалъ Савельевъ. Наконецъ, когда всѣ собрались, онъ захлопнулъ калитку, подперъ ее коломъ и самъ отправился въ погребъ. Посреди погреба стояла пустая бочка, замѣнявшая налой. На ней лежала икона Смоленской Божьей Матери, въ серебряномъ окладѣ, и два кинжала, крестообразно. Всякій изъ заговорщиковъ, входя въ погребъ, прежде всего дѣлалъ земной поклонъ передъ иконой, прикладывался къ ней и садился на свое мѣсто. Меблировка залы собранія не отличалась ни роскошью, ни пышностью и не исходило изъ фабрики знаменитыхъ въ то время мастеровъ Гамбса или Тура. Вмѣсто стульевъ и креселъ стояли пустые боченки и ящики, черезъ которыя были прекинуты доски, а старая кровать, съ полусгнившимъ тюфякомъ, можетъ та самая на которой умеръ старый ростовщикъ, служила предсѣдательскимъ кресломъ.-- Савельевъ вошелъ послѣднимъ, заперъ дверь въ погребъ и снова водворилась гробовая тишина въ опустѣвшемъ дворѣ. На предсѣдательскомъ мѣстѣ сидѣлъ Михаилъ Достоевскій, а рядомъ съ нимъ Михайловъ и Миклашевскій, всѣ трое въ послѣдствіе поплатившіеся за свои идеи. Когда вошелъ Савельевъ, Достоевскій торжественно всталъ. Засѣданіе открыто, сказалъ онъ. Вот такой хитрый ход. Уж не "Двойник" ли Федора Михайловича подтолкнул Пауля Гримма размножить русского классика как агента Смита? Со временем вернусь к этой теме. Достоевский и роман-фельетон - это одна из тем, которая интересует меня давно. Жаль, мало исследований на этот счет у нас. Многим кажется несерьезным сравнивать развлекательную "бульварщину" и серьезных классиков. Мало ли что они там читали в часы досуга... А как было бы здорово, если бы по ВСЕМ великим классикам выходили справочники с перечнем книг, имевшихся у них на полках - библиотека Толстого, Чехова, Булгакова, Гюго, Мопассана, Диккенса, Троллопа, Марка Твена, О.Генри... Да, такие работы есть, только найти их непросто. Ну, труден только первый шаг.

Admin: Оказывается, Федор Михайлович знал об этом романе. Позднее отпишу.

Admin: Видимо русская версия романа Гримма на либ.ру - сокращенная. Вернее, как я понял, только в этом одном переводе роман существует на русском. Вот более полные цитаты с эпизодами, которые искажены или пропущены в процитированном выше русском переводе. По книге Л.И. Сараскиной "Фёдор Достоевский. Одоление демонов". Там есть примечание: Цитаты из романа П. Гримма приводятся по французскому изданию. Перевод С.Д. Серебряного (вероятно, специально подготовленный для монографии Л.И Сараскиной): Глава пятая первой части романа имела волнующее название: «Заговорщики». В подвале заброшенного дома на Выборгской стороне, куда пришел герой романа, Савельев, проходило собрание; первым, кого увидел побочный сын императора, был Достоевский. «На матрасе сидел председательствующий собрания, этот несчастный поэт, чья лира умолкла в казематах крепости и местах мучения»*, — живописал автор, намекая на события ближайшего будущего. /Примеч: * Некоторые из тогдашних читателей, а вслед за ними и более поздние комментаторы поняли эту фразу так, что Достоевский якобы уже претерпел мучения в казематах крепости — то есть был заговорщиком и вернулся к революционной борьбе снова. Никаких подробностей о прошлом Достоевского и его связях с кружком петрашевцев в романе Гримма, однако, не содержалось./ Достоевский, открывая заседание, предлагал спеть песню на слова Некрасова — о той горькой участи, которая наверняка ждет их всех; и все собравшиеся тихо запели… Заговорщики изображались автором как смелые и благородные люди; один из них, некто Михайлов, в своем выступлении заявил: «Мы разведчики будущего России, надежда нашей бедной, порабощенной страны. Не будем бояться никаких страданий… И даже если между нами и нашей целью разверзнется пропасть, бросимся в нее, как Муций Сцевола, чтобы, пожертвовав своей жизнью, ублаготворить богов…» <...> В конце первой части Достоевского арестовывали, а во второй — начальник III Отделения граф Орлов допрашивал в казематах Петропавловской крепости арестанта камеры № 8. «— Господин Достоевский? Писатель? Поэт молча поклонился. — Вы член тайного общества? Глупые юнцы! Какова же цель вашего общества? — Я не знаю, о чем вы говорите. — Вы прекрасно знаете. Вы, писатель, идеолог. Зачем же все отрицать? Подумайте, реальны ли ваши мечты? Несмотря на ваши тридцать лет — не правда ли, вам тридцать лет? — я, поскольку я в два раза старше вас, советую для вашего же блага: признавайтесь, расскажите о цели общества и назовите его членов». Ни на один из вопросов графа Орлова Достоевский не отвечал. И результат этого опуса не прошел мимо и даром для Федора Михайловича. Цитаты из того же источника: Когда Достоевский, реальный, а не из романа Поля Гримма, прочел запрещенную в России «книжонку», его больше всего возмутила претензия сочинителя, скрывшегося, вероятно, под псевдонимом, на документальность и достоверность. Намереваясь в знак протеста обратиться к редактору какого‑нибудь иностранного журнала и составляя черновик обращения, он негодовал: «И хоть бы написано было: роман, сказка; нет, все объявляется действительно бывшим, воистину происшедшим с наглостью почти непостижимою. Выставляются лица, существующие действительно, упоминается о происшествиях не фантастических, но всё до такой степени искажено и исковеркано, что читаешь и не веришь такому бесстыдству. Я, например, назван моим полным именем…» Вскоре об этой книге написал Достоевскому и Майков. «Попался мне один самомерзейший роман немецко — французского изделия. Роман из времен Николая Павловича… Не знаю, попался ли он Вам за границей, но рассчитан, очевидно, на сбыт его русским путешественникам. Мы его запретили. Между невообразимыми глупостями, которые и смешат и сердят, в этом романе… повествуется, что известная гадальщица Марфуша — жена Рылеева, Асенкова актриса — дочь Ник. Павл.**: он представлен под конец жизни отравляющимся. Интрига идет между заговорщиками, и представьте себе, главным лицом между ними являетесь Вы, с женой своей. В конце романа Вы умерли, жена Ваша поступила в монастырь. Когда я читал, мне было больно за Вас, меня оскорбляла наглость мерзавца автора брать имена живых людей, навязывать на них небывальщину… Ведь это только китайские понятия европейцев о России могут производить безнаказанно подобные литературные блины. Когда я читал, я думал, что Вам не худо было бы в каком‑нибудь журнале, хоть в Nord, отлупить на обе корки автора. Этот же мошенник этим романом напакостил еще не только своим героям, но и тому лицу, чье имя он взял как псевдоним, а именно Гримм, бывшего при великих князьях наставником. Мне заверно говорили, что это не тот Гримм, да и быть не может. Вот что терпят типографские станки в Европе. Ну, смел ли бы кто‑нибудь у нас писать роман о Наполеоне и французских деятелях известных с таким невообразимым искажением всякого правдоподобия, не то что истины»***. /Примеч: ** Л. Н. Майков, скорее всего, оговорился: актриса Асенкова изображалась в романе возлюбленной императора, а не его дочерью. *** Цит. по: Ф. М. Достоевский. Письма. Тт. I–IV / Под ред. A. C. Долинина. Л.—М.: ГИЗ—Academia—Гослитиздат, 1928–1959. T. II. С. 432–433./ Тогда, в разгар работы над романом о «положительно прекрасном человеке», Достоевский, наверное, и помыслить не мог, что не далее чем через год сам примется за сочинение о заговорщиках с громкими именами, за которыми будут стоять реальные лица; что его героями станут те, кто пришел на смену поколению петрашевцев. Тем более он не мог предвидеть, что отзвук 1849 года, так бессовестно искаженный в немецко — французском опусе, вскоре заставит его отодвинуть все прочие планы и надолго уйти в роман о своей революционной молодости. И что этот роман будет определен им как «почти исторический этюд», экземпляр отдельного издания преподнесен наследнику цесаревичу Александру Александровичу — то есть внуку императора Николая Павловича, отравившегося якобы после того, как прощенный им государственный преступник Достоевский умер по дороге в Сибирь. Реальность и небывальщина, истина и бесстыдная ложь, судьбы автора и героев — все причудливо переплеталось вокруг будущего Сюжета: по иронии судьбы и под пером бульварного романиста Достоевский предвосхищал «подвиги» Нечаева и еще раз примерял на себя кандалы узника Петропавловки. Никогда и нигде Достоевский не писал и, насколько об этом позволяют судить дошедшие до сего времени свидетельства, не говорил, что его роман о нигилистах задуман как опровержение «самомерзейшего» сочинения Гримма. Вот так бульварщина аукнулась в "Бесах". И сколько таких явных и неявных эх (эхо) может быть, например, у Стивенсона не только от Достоевского, но и от Габорио, Понсон дю Террайля, Монтепена и Дю Буагобе, романами коих он зачитывался, или у Зевако не только от Дюма, но и от Гюго, а что у Бальзака есть от Купера, у Толстого от Троллопа, у Дансейни от Хаггарда... А Толкин, Говард, Хайнлайн, Желязны - их сады расходящихся тропок тоже ведут из все той-же Вавилонской библиотеки. Не только факты биографии, но и прочитанные книги влияют на творчество. Еще как!

Admin: А вот и современное переиздание на французском романа Гримма - с опечаткой на обложке! (Видимо, не сами французы где-то на Малой Арнаутской печатали, спешили и букву пропустили - время не ждет) Les Myst Res Du Palais de Czars (Sous L'Empereur Nicolas I.) (French) Paperback – Import, 26 Oct 2012 https://www.amazon.in/Myst-Palais-Czars-LEmpereur-Nicolas/dp/1249992389/ref=sr_1_3?s=books&ie=UTF8&qid=1538934267&sr=1-3

Admin: А нет, роман не раз выходил на русском, и перевод был с исправлениями, и авторство у нас с 1981 г. было установлено: 1) Тайны Зимнего дворца : [Роман] / Соч. Н.Т. - Geneve ; Bale : H. Georg, 1890. - 380 с. ; 18 см Автор: Гримм, Пауль Язык: Русский Примечания: Авт. установлен по изд.: Свод. кат. рус. нелег. и запрещ. печати XIX в.: Кн. и период. изд. 2-е доп. и перераб. изд. М., 1981. Ч. 1. С. 86 . - На обл. загл. также на фр. яз. 2) Тайны Зимнего дворца : [Роман] / Соч. Н.Т. - [2-е изд., испр.]. - Geneve : M. Elpidine, 1900. - 239 с. ; 21 см Редакция: [2-е изд., испр.]. Автор: Гримм, Пауль; Н.Т Язык: Русский Примечания: Авт. установлен по изд.: Сводный каталог рус. нелег. и запрещ. печати XIX в., 2-е доп. и перераб. изд. М., 1981, № 463 . - На обл. загл. также на франц. яз. 3) Тайны Зимнего дворца : [Роман] / Соч. Н.Т. - [3-е изд., испр.]. - Geneve : M. Elpidine, 1901. - 232 с. ; 21 см Редакция: [3-е изд., испр.]. Автор: Гримм, Пауль; Н.Т Язык: Русский Примечания: Авт. установлен по изд.: Сводный каталог рус. нелег. и запрещ. печати XIX в., 2-е доп. и перераб. изд. М., 1981, № 463 . - На обл. загл. также на франц. яз. 4) Тайны Зимнего дворца : [Роман] / Соч. Н.Т. [псевд.]. - Берлин : Г. Штейниц, 1902 ([тип.] Rosenthal & C°). - 332 с. ; 19 см. - (Известнейшая русская библиотека ; Ч. 21) Автор: Гримм, Пауль Заглавие серии: Известнейшая русская библиотека ; Ч. 21 Язык: Русский Примечания: Обл. на рус. и нем. яз. . - Авт. установлен по одноим. изд. 1890 г. 5) Тайны Зимнего дворца : [Роман] / Соч. Н.Т. [псевд.]. - Берлин : Г. Штейниц, 1904 ([тип.] Rosenthal & C°). - 320 с. ; 19 см. - (Собрание лучших русских произведений ; Ч. 21) Автор: Гримм, Пауль Заглавие серии: Собрание лучших русских произведений ; Ч. 21 Язык: Русский Примечания: Обл. на рус. и нем. яз. . - Авт. установлен по одноим. изд. 1890 г.

Admin: Вчера приснился сон. Разговор в книжной лавке (вроде мой голос вопрошал, хотя, не уверен): - У Вас есть комиксы про Дика Тресни? - Трейси? - Тресни. - Честера Гулда? - Не, Катаева. Приснится же... Про Дика Трейси я уже лет 100 как не вспоминал. И про Катаева давненько. Накануне точно не было. Да и общего у них с Гулдом ничего вроде. https://en.wikipedia.org/wiki/Chester_Gould Дик Тресни - неплохое имя для пародии на героя комиксов :)



полная версия страницы