Форум » Классический детектив » Шерлок Холмс, его окружение и пастиши-продолжения, или Кто придумал фразу "Элементарно, Ватсон!" » Ответить

Шерлок Холмс, его окружение и пастиши-продолжения, или Кто придумал фразу "Элементарно, Ватсон!"

Admin: "Элементарно, Ватсон!" Эту фразу придумал создатель Дживса и Вустера - англо-американский юморист Пэлем Гренвилл Вудхауз. Впервые она появилась в 1915 году в его романе "Псмит-журналист" "Elementary, my dear Watson, elementary," murmured Psmith. Хотя, часть этой фразы сам Холмс произносит в рассказе Конан Дойла "Горбун" (The Adventure of the Crooked Man, 1893) "Elementary," said he. "It is one of those instances where the reasoner can produce an effect which seems remarkable to his neighbor, because the latter has missed the one little point which is the basis of the deduction.

Ответов - 217, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Боб Сен-Клер: ЛИТЕРАТУРНЫЕ РАЗОБЛАЧЕНИЯ запрещенная правда о литературных героях ПРАВДА О ПРОФЕССОРЕ МОРИАРТИ Активно любила наша цензура править и биографии литературных героев. Добралась даже до приключений Шерлока Холмса. Причем, цензурные правки рассказов Артура Конан Дойла как появились в первые годы советской власти, так сохранялись вплоть до 80-х годов, когда в СССР был снят знаменитый сериал об этом сыщике. Жертвой правок оказался профессор Мориарти, который убивает сыщика в рассказе «Последнее дело Холмса». Из рассказа (как и из фильма) совершенно неясно, почему талантливый математик, в 20 лет написавший трактат о биноме Ньютона и получивший кафедру в университете, вдруг ставится не только коварным злодеем, но еще и «главой всего преступного мира Англии». Нелепость очевидна: с какой стати молодые профессоры математики стали вдруг возглавлять иерархию уголовного мира? Меж тем ответ прост: профессору, по советскому обыкновению, подправили биографию. В дореволюционном варианте перевода рассказа «Последнее дело Холмса» (журнал «Нива», №5, 1898) никаких противоречий нет (как и в исходном английском тексте Дойла). Там ясно и четко написано, что профессор Мориарти – опаснейший революционер левых убеждений, анархист и террорист. А вовсе не преступник. И никакого «преступного мира Англии» он не возглавлял, а возглавлял все анархистское движение в этой стране, опираясь на студенчество: «Ни одно злодейство анархистов не обошлось без ученого содействия профессора Мориарти!». Оказывается, что Мориарти – это революционер-подпольщик! Конан Дойл потому и придумал такой персонаж, что он для английских обывателей являл тогда всю суть демонизма. Взрывы сотрясали Лондон: революционеры и ирландские патриоты взорвали вокзал Чаринг-Кросс, Главный почтамт Лондона, покушались на башню Биг-Бен, Вестминстерское аббатство и Арсенал, пути в подземке, казармы полиции и пр. Террор и террористы были тогда в моде среди радикалов и студенчества, поэтому поступок молодого профессора Мориарти, оставившего кафедру и ушедшего в террор, считался «пугающим подвигом». Но появление на страницах изданной в СССР книги революционера с «наследственным стремлением ко злу», мерзкого уродца с огромной головой и «повадками змеи» - было недопустимым. В итоге советская цензура «творчески» переработала произведение Конан Дойла, существенно изменив авторский замысел. Артем ДЕНИКИН click here«Аналитическая газета «Секретные исследования»

Сан-Антонио: О Мориарти и его братьях можно почитать вот в этой статье на инглише или у Джо Гарднера (см. ниже) click here Урожайный год выдался у профессора. В декабре 2011 выходит фильм "Шерлок Холмс: Игра тени" ("Sherlock Holmes: A Game of Shadows") Гая Ричи о новых потасовках ШХ и дВ с преступниками, владеющими всеми стилями и направлениями восточных единоборств (в том числе 3D-баритсу), среди антагонистов заявлен и непотопляемый проХВессор М. + Одновременно с фильмом в издательстве "Вече" планируется публикация на русском старинного британского пастиша, выдаваемого за якобы "секретные дневники профессора Мориарти". Автор - Джон Гарднер (1926 - 2007), весьма незамысловатый продолжатель саги о Джеймсе Бонде, подробно копнул криминальный Лондон XIX века и выдал совсем неконандойлевскую трилогию о викторианском "доне Корлеоне"... Аннотации уже есть на форуме "Вече" - здесь click here

Боб Сен-Клер: М-да. Проверка не подтвердила "политической благонадежности" товарища профессора. Подумаешь, математик... Бандитская морда этот Мориарти. Однозначно. Похоже А. Деникин оттолкнулся от вот этой статейки, бьющей на сенсацию без проверки данных: http://lit.1september.ru/articlef.php?ID=200500318 Автор: Валерий Альбертович ЯРХО (1964) - литературовед, историк культуры. Название: Старые тайны Артура Конан Дойла Цитата: <...> И вот при чтении перевода этого рассказа, опубликованного в «Ниве» в 1898 году, нашёлся очень простой ответ: оказывается, профессору, по советскому обыкновению, чуть “скорректировали” биографию! Вот что о злокознённом профессоре Холмс рассказывал Ватсону в прежние времена: “…Карьера этого человека не из числа обычных. Мориарти по рождению принадлежал к высшему классу общества, он получил блестящее образование и с ранних лет проявил редкие математические способности. Двадцати лет написал знаменитый трактат о биноме Ньютона, наделавший много шума в учёном мире. Благодаря этому он вскоре получил кафедру в одном из наших университетов. Но стремление к злу, кажется, наследственное, в крови у этого человека. Высокое развитие не уничтожило в нём его природных дурных наклонностей, но, наоборот, дало им обширное применение, ни одно злодейство анархистов (!) не обошлось без учёного содействия профессора Мориарти! Вскоре он оставил кафедру и явился в Лондон. Что он делал здесь, никто не может знать”. Оказывается, Мориарти был анархистом, и, получив кафедру в университете, молодой профессор стал сеять семена бунта в душах студентов, практически своих сверстников. Вот в чём проявились его “дурные наклонности”! Он — мозговой центр террористической организации, ушедший в подполье, когда на его след напала полиция, а вовсе не уголовник! --------------------------------- Сказки! "Нивы" за 1898 г. у меня нет, и, вполне возможно, что там все так. Но это 100% отсебятина переводчика или редактора. Вот оригинальный отрывок самого Сэра Артура на английском из указанного рассказа, опубликованного в декабрьском номере журнала "Стрэнд" за 1893 (привожу с "запасом", чтобы видеть характеристику Профессора в целом): Arthur Conan Doyle. The Adventure of the Final Problem The Strand Magazine, December 1893. p. -560- "You have probably never heard of Professor Moriarty?" said he. "Never." Ay, there's the genius and the wonder of the thing!" he cried. "The man pervades London, and no one has heard of him. That's what puts him on a pinnacle in the records of crime. I tell you Watson, in all seriousness, that if I could beat that man, if I could free society of him, I should feel that my own career had reached its summit, and I should be prepared to turn to some more placid line in life. Between ourselves, the recent cases in which I have been of assistance to the royal family of Scandinavia, and to the French republic, have left me in such a position that I could continue to live in the quiet fashion which is most congenial to me, and to concentrate my attention upon my chemical researches. But I could not rest, Watson, I could not sit quiet in my chair, if I thought that such a man as Professor Moriarty were walking the streets of London unchallenged." "What has he done, then?" His career has been an extraordinary one. He is a man of good birth and excellent education, endowed by Nature with a phenomenal mathematical faculty. At the age of twenty-one he wrote a treatise upon the Binomial Theorem, which has had a European vogue. On the strength of it he won the Mathematical Chair at one of our smaller universities, and had, to all appearances, a most brilliant career before him. But the man had hereditary tendencies of the most diabolical kind. A criminal strain ran in his blood, which, instead of being modified, was increased and rendered infinitely more dangerous by his extraordinary mental powers. Dark rumours gathered round him in the University town, and eventually he was compelled to resign his Chair and to come down to London, where he set up as an Army coach. So much is known to the world, but what I am telling you now is what I have myself discovered. "As you are aware, Watson, there is no one who knows the higher criminal world of London so well as I do. For years past I have continually been conscious of some power behind the malefactor, some deep organizing power which forever stands in the way of the law, and throws its shield over the wrong-doer. Again and again in cases of the most varying sorts -- forgery cases, robberies, murders -- I have felt the presence of this force, and I have deduced its action in many of those undiscovered crimes in which I have not been personally p. -561- consulted. For years I have endeavoured to break through the veil which shrouded it, and at last the time came when I seized my thread and followed it, until it led me, after a thousand cunning windings, to ex-Professor Moriarty, of mathematical celebrity. "He is the Napoleon of crime, Watson. He is the organizer of half that is evil and of nearly all that is undetected in this great city. He is a genius, a philosopher, an abstract thinker. He has a brain of the first order. He sits motionless, like a spider in the centre of its web, but that web has a thousand radiations, and he knows well every quiver of each of them. He does little himself. He only plans. But his agents are numerous and splendidly organized. Is there a crime to be done, a paper to be abstracted, we will say, a house to be rifled, a man to be removed -- the word is passed to the Professor, the matter is organized and carried out. The agent may be caught. In that case money is found for his bail or his detence. But the central power which uses the agent is never caught -- never so much as suspected. This was the organization which I deduced, Watson, and which I devoted my whole energy to exposing and breaking up. --------------------------------------- Как видите, никаких анархистов в оригинале нет. Только криминальный андерворлд. Вывод: конандойлевский Мориарти - бандит, без всяких политических убеждений. На образ "Наполеона преступного мира" (кроме крестного отца седых времен - Джонатана Уайлда Великого) повлияли больше всего (как считают английские исследователи) два человека: с одной стороны (т.е. по сути) - международный преступник Адам Уорт (которого в Скотлан-Ярде прозвали "the Napoleon of the criminal world", и который спокойненько ушел себе на покой в кругу семьи, дожив почти до 60-ти, в то время как сын его сделал карьеру сыщика в агенстве Пинкертона), /почитать можно здесь http://www.kommersant.ru/doc/1775955?themeid=1216 а с другой (чисто внешней, или, скорее, по характеру и деталям ранней биографии, но без всякого криминала!) - мрачновато-скандальный гений математики, американский астроном Саймон Ньюкомб. /о нем есть инфа в английской википедии, в статье про Мориарти/. click here

geklov: Уважаемый Боб Сен-Клер пишет: Вывод: конандойлевский Мориарти - бандит, без всяких политических убеждений. С Мориарти всё ясно. Полностью согласен. (Кстати, проделал некогда ту же самую операцию - сверился с английским оригиналом. Точно. НИКАКИХ АНАРХИСТОВ.) А вот с мистером Ш. Холмсом всё оказалось несколько сложней. Ведь есть у этого самого Валерия Альбертовича ЯРХО ещё одна любопытная статья. "Разведчик с Бейкер-стрит" http://www.sb.by/post/13538/ Статья невелика. Посему привожу полностью. Любознательные читатели могут обнаружить в подтексте произведений о великом сыщике немало занятных, неожиданных загадок. Русские журналы дореволюционной поры публиковали переводы рассказов Конан Дойла, можно сказать, с пылу с жару, по мере их выхода в Великобритании. И вот, читая их, я обнаружил любопытнейшие отклонения от привычных образов героев, которых знал с детства. "Дореволюционный" Холмс менее интеллигентен, более жесток и эгоистичен, чем "советский", склонен к самолюбованию и пренебрегает остальными смертными. Если Ватсон в рассказах советского периода, и особенно в кино, обладает приятной туповатостью среднего обывателя, то в дореволюционной версии доктор предстает первосортным обалдуем. Но все эти занятные пустячки мигом отступили, когда, пробиваясь сквозь "яти" и "ижицы", я начал читать "Последнее дело Холмса" и дошел до того момента, где речь зашла о профессоре Мориарти. Тут-то и открылось, что злодей профессор вовсе не тот, за кого он себя выдает! Вернее, за кого нам выдавали его все эти годы. Проникая в тайну личности Мориарти, обнаруживаешь удивительный поворот сюжета, напрочь меняющий сам смысл рассказа, крепко связывающий его вымышленных персонажей с событиями реальной жизни. Устами Холмса, пришедшего к доктору Ватсону спрятаться от преследования профессора, Мориарти (в советской версии) рекомендован нам следующим образом: "...О, у него необычная биография! Он происходит из хорошей семьи, получил отличное образование и от природы наделен блестящими математическими способностями. Когда ему исполнился двадцать один год, он написал трактат о биноме Ньютона, принесший ему европейскую известность. После этого он получил кафедру в одном из наших провинциальных университетов, и, по всей вероятности, его ждала блестящая будущность. Но в его жилах течет кровь преступника. У него наследственная склонность к жестокости! И его необыкновенный ум не только не умеряет, но даже усиливает эту склонность и делает ее еще более опасной. Темные слухи поползли в том университетском городке, где он преподавал. Он был вынужден оставить кафедру и перебраться в Лондон, где стал готовить молодых людей к экзамену на офицерский чин..." Невольно возникают вопросы: что это за слухи поползли о молодом математике? В чем именно проявилась его болезненная склонность к жестокости? Суть в том, что профессору, по советскому обыкновению, чуть "скорректировали" биографию! Вот как выглядит эта часть рассказа, опубликованного в N 5 журнала "Нива" за 1898 год: "...Двадцати лет он написал знаменитый трактат о биноме Ньютона, наделавший много шума в ученом мире. Благодаря этому он вскоре получил кафедру в одном из наших университетов. Но стремление ко злу, кажется наследственное, в крови у этого человека. Высокое развитие не уничтожило в нем природных дурных наклонностей, но, наоборот, дало им обширное применение, ни одно злодейство анархистов(?!) не обошлось без ученого содействия профессора Мориарти!" Оказывается, профессор, по задумке Конан Дойла, был не уголовником, а анархистом, революционером-террористом, ушедшим в подполье. В этом же кусочке текста содержится еще одна деталь, позволяющая, применяя любимый Холмсом метод дедукции, открыть новую любопытную подробность о происхождении профессора. Слова "он получил кафедру в одном из НАШИХ университетов" без приставки "провинциальных" в тексте раннего перевода дают повод предположить, что он "не наш", в смысле "не наш" для Холмса и Ватсона, не англичанин. Мориарти приехал в Англию работать в университете из-за границы?! Судя по фамилии, скорее всего, из Италии, страны, всегда изобиловавшей всякими тайными обществами. Приехавший по приглашению работать в английский университет молодой итальянец-математик стал сеять вместо разумной, доброй и вечной науки семена анархизма в душах студентов, практически своих сверстников. Вот в чем проявились его "дурные наклонности"! Надо сказать, что появление такого персонажа в криминальном рассказе того времени - дело совершенно закономерное. В период, когда творил Конан Дойл, революционный террор в Европе стал настоящим бедствием. Появление же на страницах изданной в СССР книги "революционера с наследственным стремлением к злу", мерзкого уродца с огромной головой и "повадками змеи", было решительно невозможно. Но и не печатать рассказ было тоже нельзя: ведь он в творчестве Конан Дойла один из ключевых. Причина появления на свет зловещего профессора Мориарти, террориста и гения, одна: Конан Дойл решил закончить надоевший ему "сериал" о великом сыщике, и ему до зарезу нужен был достойный киллер, чтобы убить Холмса. Террорист, глава анархистской боевой организации, подходил на эту роль как нельзя лучше. Автор швырнул опостылевшего ему героя-сыщика и опасного профессора в Рейхенбахский водопад, словно в мусорную корзину, стоящую возле его письменного стола. И только доктор Ватсон остался рыдать на краю грохочущей бездны, безутешный, но целый и невредимый. Красиво было сделано! Ухлопав сыщика столь ловко, Конан Дойл, наверное, испытал немалое облегчение и потирал от удовольствия руки, не ожидая, что публика возмутится. Автору пришлось возвращать Холмса буквально с того света... А теперь позвольте выдвинуть достаточно безумную версию. Кем на самом деле был великий сыщик? Внимательно читая историю о нем, можно подумать, что на самом деле Шерлок Холмс - английский шпион. Что личина частного сыщика - прикрытие, рассказы о нем - "оперативная легенда", скрывающая его подлинную суть. Начнем с его биографии: выпускник престижного колледжа и в то же время младший сын в семье. Согласно английским законам титул и деньги наследует старший брат. Стало быть, Холмс нуждается в средствах. Именно такими вот "младшими сыновьями из хороших семей" и комплектовались кадры офицерских корпусов британской армии, флота, колониальной администрации... И разведки. Его держит на связи родной братец Майкрофт, который так и видится в должности шефа разведслужбы. И Ватсон в этом шпионском пасьянсе не может быть лишним: такой же "младший сын без наследства", воевал в Афганистане, медик, после ранения - в отставке. Предложили сотрудничать - он и согласился: жить-то надо. Джентльмены из Интеллидженс сервис грамотно подвели Ватсона к ценному агенту, которого он обязан прикрывать, постоянно держа под рукой "старый надежный армейский револьвер", принимая участие в силовых акциях. Окончательно все сомнения развеиваются, если обзорно пройтись по списку шпионских дел, наработанных этой небольшой, но весьма эффективной, глубоко законспирированной разведывательной сетью. В рассказе "Морской договор" они спасают важные военно-политические документы. В "Чертежах Брюса Партингтона", обороняя военно-технические секреты Великобритании, сражаются с иностранной агентурой. А охота за компрометирующей короля Богемии фотографией? А отыскание похищенного у референта письма коронованной особы к британскому премьер-министру? А все эти бесконечные услуги, оказываемые то Французской Республике, то норвежскому королевскому дому? В истории же, названной "Его прощальный поклон", Холмс внедряется в германскую разведывательную сеть, входит в доверие к резиденту Оберштейну, для чего сначала вступает в США в ряды экстремистской организации ирландских сепаратистов-"фениев", а уж оттуда, "вербуясь" немцами, гонит им дезинформацию и раскрывает агентов. Неожиданно две умозрительные тайны пересекаются, и уже гораздо яснее становится, почему Холмс связался с Мориарти: он же, выполняя задание спецслужбы, охотился на террористов. Холмс выследил главаря организации террористов-анархистов - Мориарти - и ликвидировал его, тем самым обезглавив всю шайку, вскоре попавшуюся в руки полиции. Провел, так сказать, "контртеррористическую операцию" и по всем правилам исчез с поля боя, отправившись в путешествие. При подобной трактовке гораздо яснее становится, отчего так превосходит "частный специалист" Холмс, за которым стоит самая искусная разведка мира, инспектора Лестрейда. Где уж Скотланд-Ярду, обычному уголовному розыску, тягаться с британской разведкой! Автор публикации: Валерий ЯРХО

geklov: Проверим версию Валерия Альбертовича? Начнём-с, пожалуй. Разрешите сие расследование облечь в художественную форму. Представим на миг, что мы присутствуем на открытом заседании литературоведческого детективного агентства. Назовем его... "К.А.Л.А.Ч." (Клуб Активных Любителей Авантюрного Чтива). Сыщик от литературы... ну, допустим Питирим Евграфович Формальдегидов и два его помощника (девушка с тропическо-ботаническим именем Лиана и юноша Авессалом) начинают заседание. - Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодня «К.А.Л.А.Ч.» вновь открывает свои двери для всех желающих. Сегодня мы вместе с вами раскроем очередную литературоведческую загадку. Речь пойдет об очень, - я подчеркиваю, - очень известном книжном персонаже... Держу пари, стоит мне лишь упомянуть адрес нашего героя, и любой человек в этом зале тут же назовет мне его имя. Попробуем? - Зал одобрительно загудел. Питирим Ефграфович продолжил: - Британская империя, Лондон, Бейкер-стрит, 221-б. - Шерлок Холмс, - озвучила общее мнение бойкая девчушка в черно-белой полосатой кофточке. - Ну, конечно же! - Формальдегидов одарил девушку-зебру очаровательнейшей улыбкой. - Уильям Шерлок Скотт Холмс, эсквайр. Пожалуй, самый известный в мире книжный сыщик… Казалось бы, о частном детективе с Бейкер-стрит известно всё. О нём написаны тысячи статей, сочинены сотни книг, сняты десятки кинофильмов. Но. Но. НО! – Указательный перст Питирима Евграфовича вперился в потолок. – Если вдумчиво перечитать все произведения сэра Артура Конан Дойла, посвященные Шерлоку Холмсу, можно придти к одному весьма неожиданному выводу. К какому? А вот об этом мы сегодня и поговорим… Итак, - Формальдегидов сверкнул глазищами, воздел трость (Ну, прямо Моисей, разверзающий Чермное море, - хмыкнул Авессалом наблюдающий за шефом через дырочку в занавесе), - очередное заседание агентства «К.А.Л.А.Ч.» объявляется открытым! - Трость громыхнула о дощатый пол. - Тема сегодняшнего заседания: «Кто Вы, мистер Холмс?» - Занавес взметнулся вверх. Открывшаяся взорам зрителей сцена была задекорирована под английскую гостиную викторианской эпохи. Нижайший поклон Павсикакию Копытову, директору драмтеатра, однокашнику и закадычному другу Формальдегидова, за любезно предоставленный реквизит. Камин, журнальный столик, два «вольтеровских» кресла, диван «Честерфилд», книжный шкаф вишневого дерева и огромная, в пол стены, политическая карта мира конца XIX века. Квартира джентльмена-лондонца времен второй англо-афганской войны, не иначе. Над камином - портрет гениальнейшего сыщика всех времен и народов (Лиана всю ночь провозилась в фотошопе). Великий и Ужасный мистер Шерлок Холмс. Правда отчего-то без привычной трубки и хрестоматийной лупы. Облаченный в изящный смокинг и галстук-бабочку детектив-консультант с Бейкер-стрит стоял, скрестив руки на груди. В правой руке он сжимал револьвер Адамса. Прямо не частный сыщик, а агент два ноля на секретной службе Её Величества! Неправильности внешнего вида всемирно-известного литературного персонажа соответствовала и звуковая дорожка. Размеренно-величественную увертюру Дашкевича из отечественного телесериала о похождениях отважного детектива и его верного спутника неожиданно сменила ритмично-экспрессивная тема Нормана и Барри из фильмов про агента 007 Джеймса Бонда. Флейту и мелодичную скрипку вытеснили трубы и нервно-пульсирующая гитара. Британскую империю Киплинга и Дойла подменили Англией «Битлз» и «Роллинг Стоунс». Зрители насторожились. Не все были готовы к столь нестандартному музыкальному коктейлю. Финал и вовсе поразил абсолютно всех. Последний аккорд слился со звуком пистолетного выстрела, а знакомый с детства голос со специфической хрипотцой произнес: «My name is Holmes... Sherlock Holmes». Зал безмолвствовал, что народ в заключительной сцене знаменитой пушкинской трагедии. Авессалом внутренне ликовал. Это он микшировал треки и модулировал голос Василия Ливанова в программе «Sound Forge». Музыкальный эксперимент явно удался. Наживка заглочена. Можно подсекать... Питирим Евграфович Формальдегидов, этот новоявленный ловец душ человеческих, бодрой, упругой походкой – и не скажешь, что дедушка разменял седьмой десяток – прошествовал через всю сцену, остановился перед «вольтеровскими» креслами, в коих не без комфорта расположились его юные ассистенты, Лиана и Авессалом. - Я пригласил вас, друзья, - зарокотал Формальдеидов, - с тем, чтобы сообщить вам… - …Пренеприятное известие? – перебил шефа Авессалом. - Неужели, к нам едет ревизор? – подключилась к игре Лиана. - Нет, - отмахнулся Питирим Евграфович. - Я пригласил вас с тем, чтобы сообщить: мистер Шерлок Холмс не совсем тот, за кого себя выдавал. - Как?! – тонкие брови Лианы вспорхнули испуганными чайками. Авессалом сохранял спокойствие Крониона. Заявил: - После того, как господин Рекс Стаут в январе 1941 года на ежегодном собрании общества «The Baker Street Irregulars» в Нью-Йорке заявил, что доктор Уотсон был не кем иным как… женщиной, я готов к любому шокирующему известию. - Теория Рекса Стаута, - сказал Формальдегидов, - не более чем шутка. Она доказывает лишь одно: литературный отец Ниро Вульфа обладал не только несомненным писательским талантом и железобетонной логикой, но и отменным чувством юмора... А вот то, о чем расскажу вам я, не имеет никакого отношения к розыгрышам. Я буду предельно серьезен. И, что самое главное, - Питирим Евграфович залихватски подкрутил правый ус, - в своих рассуждениях я буду строжайше следовать трем основным положениям холмсианского кодекса, свято чтимого всеми поклонниками Великого Детектива. - И что это за положения такие? – полюбопытствовала Лиана. - Первое, и, пожалуй, самое главное, - Формальдегидов загнул большой палец, - Шерлок Холмс и доктор Джон Хэмиш Уотсон – вполне реальные личности, а не просто литературные персонажи. Второе, - указательный перст последовал примеру собрата, - сэр Артур Игнатиус Конан Дойл – не автор-креатор, а всего лишь литературный агент, посредством которого до мира были донесены записки доктора Уотсона. Ну и, в-третьих, - средний палец присоединился к первым двум, - эти самые записки, то бишь четыре повести и пятьдесят шесть рассказов, есть "Священное Писание", которое ни в коем разе не подлежит критике, а токмо благоговейному прочтению и осмыслению… Вот осмыслением, вернее будет сказать, переосмыслением «сакральных текстов» мы сегодня и займемся. - И что же, стесняюсь спросить, мы будем сегодня переосмысливать? – не постеснялся-таки Авессалом. - Как это не покажется странным, - ответил Питирим Евграфович, - профессию Шерлока Холмса. - Как?! – Авессалом катапультировался из кресла с первой космической скоростью. - Вы хотите сказать, Холмс не был частным детективом? - Не совсем. Я хочу сказать, мой юный друг, что мистер Холмс был не только, и не столько частным детективом. - А кем же он, по-вашему, был? – подключилась к беседе Лиана. - Секретным агентом Британских спецслужб. - Секретным агентом?! – переспросила девушка. - Вот именно. - Кем-то вроде Джеймса Бонда? - Можно сказать и так, - рассмеялся Питирим Евграфович. – Шерлок Холмс был эдаким своеобразным предтечей агента 007. - Вот так так! – Авессалом вновь плюхнулся в кресло. – Клянусь сутаной аббата Фариа, дело принимает архилюбопытный оборот! - Постойте-постойте! – обратилась к Формальдегидову Лиана. - Вот вы сказали, что в своих умозаключениях строжайше следовали фактам, изложенным в так называемом «Священном Писании». – Девушка выудила из книжного шкафа увесистый том в темно зеленом переплете. На малахитовом поле - меловыми буквами: Артур Конан Дойл «Полное собрание произведений о Шерлоке Холмсе в одном томе». - Но ведь во всех произведениях Конан Дойла особо подчеркивалось – мистер Холмс был именно что частным сыщиком. И нигде, - Лиана демонстративно перелистала пухлый фолиант, - никаких упоминаний о том, что он был секретным агентом. Формальдегидов усмехнулся, метнул взгляд-молнию, проделал манипуляцию со счетом на пальцах в обратном порядке - собрал крючковатые персты в кулак и принялся разгибать по одному, как это принято у немцев: - Во-первых, такие упоминания – хоть, признаем честно, они крайне редки и весьма завуалированы - в записках доктора Уотсона всё-таки имеются. Чуть позже я вам их продемонстрирую. Во-вторых, одно другому не помеха. Профессии сыщика и секретного агента не так уж и различны, как может показаться на первый взгляд. Ну, и, в-третьих, Холмс крайне редко посвящал Уотсона в свои секретные агентурные дела. Соблюдая, естественно, при этом все правила конспирации. Есть, знаете ли, такие понятия как подписка, неразглашение, государственная тайна, в конце-то концов. Так о своем противоборстве с профессором Мориарти Холмс рассказал товарищу лишь спустя несколько лет (!) после начала этого самого противоборства. Да и то в самых общих чертах… Отсюда и столь однобокое освещение в трудах Уотсона профессиональной деятельности Шерлока Холмса. Сотни страниц о подвигах на поприще частного детектива, и лишь несколько строк о тайной войне Холмса против врагов Британской империи. - А такие строки всё-таки имеются? – вопросил Авессалом. - Ну, конечно же! Цитирую. – Питирим Евграфович расположился на диване, закинул ногу на ногу, принялся декламировать: «- Но как случилось, что вы снова взялись за работу? - Я и сам не знаю. Видите ли, министра иностранных дел я бы еще выдержал, но когда сам премьер-министр соблаговолил посетить мой смиренный кров... Дело в том, Уотсон, что этот джентльмен, лежащий на диване, - тот орешек, который оказался не по зубам нашей контрразведке. В своем роде это первоклассный специалист. У нас что-то все не ладилось, и никто не мог понять, в чем дело. Кое-кого подозревали, вылавливали агентов, но было ясно, что их тайно направляет какая-то сильная рука. Было совершенно необходимо ее обнаружить. На меня оказали сильное давление, настаивали, чтобы я занялся этим делом. Я потратил на него два года, Уотсон, и не могу сказать, что они не принесли мне приятного волнения. Сперва я отправился в Чикаго, прошел школу в тайном ирландском обществе в Буффало, причинил немало беспокойства констеблям в Скибберине и в конце концов обратил на себя внимание одного из самых мелких агентов фон Борка, и тот рекомендовал меня своему шефу как подходящего человека. Как видите, работа проделана сложная. И вот я почтен доверием фон Борка, несмотря на то, что большинство его планов почему-то проваливалось и пятеро его лучших агентов угодили в тюрьму. Я следил за ними и снимал их, как только они дозревали...» Конец цитаты. - «Его прощальный поклон»! – узнал первоисточник Авессалм. – Рассказ опубликован в 1917 году, в «Стренд мэгэзин». - Брависсимо, мой юный друг! – щелкнул пальцами Формальдегидов. Повернулся к Лиане: – Так в роли кого, по вашему разумению, здесь выступает мистер Холмс? - Ну, прямо Штирлиц! – выдохнула девушка. – Но всё-таки. Описанные в упомянутом Вами рассказе события произошли уже после того, как Великий Детектив отошел от дел и занялся разведением пчел в Суссексе. - Согласен, - кивнул Питирим Евграфович. – Вот вам примеры посвежей. «Морской договор», «Второе пятно» - Уотсон утверждает, что описанные в этих рассказах события произошли в год его женитьбы на Мери Морстан, то есть в 1888 году от Рождества Христова. «Чертежи Брюса-Партингтона» - по словам, того же Уотсона, ноябрь 1895-го… Обратите внимание, Холмс расследует далеко не рядовые уголовные дела, а преступления грозящие государственной безопасности Великобритании, напомню, одной из самых могущественнейших держав того времени. Перед нами явно не просто заурядный частный сыщик-консультант, а один из лучших секретных агентов Империи. - И всё-таки, - казалось, в след за Галилеем Лиана произнесет знаменитую крылатую фразу о том, что «она вертится»,- во всех этих рассказах Холмс выступает именно как детектив, а не как агент секретных спецслужб! - Ваша стойкость, сударыня, весьма похвальна. – Формальдегидов склонил голову перед упрямой девицей. – Что ж. Копнем немного глубже. Помните метод Тынянова? – Сам же напомнил: - В статье «Как мы пишем» Юрий Николаевич заметил: «Есть документы парадные, и они врут, как люди. У меня нет никакого пиетета к "документу вообще"… Не верьте, дойдите до границы документа, продырявьте его. И не полагайтесь на историков, обрабатывающих материал, пересказывающих его… - Верный завету грибоедовского Фамусова, Питирим Евграфович читал «не так, как пономарь, а с чувством, с толком, с расстановкой», читал вдохновенно, эмоционально, одухотворенно, (Сергей Юрский с Александром Филиппенко – чтецы от Бога - позеленели бы от зависти). - Там, где кончается документ, там я начинаю. Представление о том, что вся жизнь документирована, ни на чем не основано: бывают годы без документов. Кроме того, есть такие документы: регистрируется состояние здоровья жены и детей, а сам человек отсутствует. И потом сам человек - сколько он скрывает, как иногда похожи его письма на торопливые отписки! Человек не говорит главного, а за тем, что он сам считает главным, есть еще более главное. Ну, и приходится заняться его делами и договаривать за него, приходится обходиться самыми малыми документами. Важные вещи проявляются иногда в мимолетных и не очень внушительных формах. Даже большие движения - чем они сначала проявляются на поверхности? Там, на глубине, меняются отношения, а на поверхности - рябь или даже - все как было...» Извиняюсь за слишком пространную цитату, но, по-моему, она как нельзя лучше характеризует наиболее подходящий для нас метод историко-литературного исследования… Так будем же обходится самыми малыми документами, в мимолетных и не очень внушительных формах попробуем отыскать поистине важные для нашего расследования вещи… Начнем? Золотистая и смоляная челки колыхнулись в унисон. Питирим Евграфович обратился к Лиане: - Позвольте вашу инкунабулу, сударыня. – Принял увесистый «кирпич», быстро нашел необходимую страницу, ткнул перстом в нужную строку, вернул книгу девушке. - Читайте. - «После суда над шайкой Мориарти остались на свободе два самых опасных ее члена, оба - мои смертельные враги. – Лиана хмыкнула, пожала плечами, но всё-таки продолжила читать. - Поэтому два года я пропутешествовал по Тибету, посетил из любопытства Лхасу и провел несколько дней у далай-ламы. Вы, вероятно, читали о нашумевших исследованиях норвежца Сигерсона, но, разумеется, вам и в голову не приходило, что то была весточка от вашего друга. Затем я объехал всю Персию, заглянул в Мекку и побывал с коротким, но интересным визитом у калифа в Хартуме... Отчет об этом визите был затем представлен мною министру иностранных дел. Вернувшись в Европу, я провел несколько месяцев во Франции, где занимался исследованиями веществ, получаемых из каменноугольной смолы. Это происходило в одной лаборатории на юге Франции, в Монпелье». - Достаточно, - прервал девушку Формальдегидов. - Рассказ «Пустой дом», - в очередной раз обнаружил немалую начитанность Авессалом. - Издательство «Литература», 1903 год, - не смог удержаться от уточняющего замечания Питирим Евграфович. - Всё это, конечно, весьма интересно, - захлопнула книгу Лиана, - но какая, скажите на милость, связь между путешествием Холмса на Восток и вашим утверждением, будто он являлся секретным агентом Британских спецслужб? Формальдегидов посмотрел на девушку поверх пенсне. Взгляд старого сыскаря выражал крайнюю степень неподдельного изумления (мало того оратор, поискать, так ещё и актер, каких немного!). - Как?! Неужели Вы не обратили внимания? - На что?! – пришла пора удивляться Лиана. - На маршрут Шерлока Холмса. - Ну, маршрут-то мы высчитаем в два счета, - вновь вбуравился в беседу Авессалом. Подхватил с журнального столика длиннющую указку (стал похож на вооруженного рапирой фехтовальщика), метнулся к карте. – Итак. Решающая схватка с профессором Мориарти состоялась у Рейхенбахского водопада. Это неподалёку от Майрингена в Швейцарии. – Указка-рапира уперлась в сердце Западной Европы. - Затем, если верить Артуру Конан-Дойлу, десятимильный рейд через Альпы, и недельный вояж до Флоренции. Потом Лондон - визит к старшему брату, к Майкрофту. Из Лондона, надо полагать, морское путешествие в «жемчужину британской короны», то бишь в Индию. А уж там и до Тибета рукой подать. – Указка скользила по карте, повторяя маршрут азиатской одиссеи Великого Детектива. - Из Лхасы транзитом через Афганистан и Персию в Мекку… Надо отдать должное смелости Холмса. И сегодня не всякий европеец отважиться посетить мусульманскую святыню. Гяурам въезд в город пророка категорически запрещен. Повторяя подвиг капитана Бёртона, Шерлок Холмс ни много ни мало рисковал головой… – Деревянная рапира продолжила путешествие по карте. – Из Аравии в Африку. Бросок через Красное море, от Джидды до Суакина. А там, прямиком до столицы Судана… От Хартума вниз по Нилу до Каира. А уж из Каира до Монпелье - совершеннейший пустяк. – Перечеркнув Средиземное море по диагонали с юго-востока на северо-запад, указка вновь оказалась в Европе, круг замкнулся. – Вуаля! – Авессалом отсалютовал указкой по всем правилам фехтовального искусства, ни дать, ни взять, достойный наследник помянутого Ричарда Фрэнсиса Бёртона. - Спасибо за великолепный урок прикладной географии, - сказала Лиана, - но, я так и не поняла, причём тут спецслужбы Великобритании? - И в самом деле, - Авессалом отложил «рапиру», в полной растерянности посмотрел на Формальдегидова. – Причём? Питирим Евграфович по-отечески, - хотя правильней будет сказать по-дедовски, - улыбнулся молодым людям. - А напомните-ка мне, коллеги, в каком году состоялось восточное турне Шерлока Холмса? - Проще пареной репы! – Авессалом осиял зал голливудской улыбкой, выдал с пунктуальностью «Яндекса», который, согласно рекламе, знает всё: - Формальным поводом для великого странствия Великого Сыщика послужил смертельный поединок с Наполеоном уголовного мира Джеймсом Мориарти. А сиё знаменательное событие произошло 4 мая 1891 года - рассказ «Последнее дело Холмса». На Бейкер-стрит же «блудный» детектив вернулся лишь в апреле 1894 - рассказ «Пустой дом». - Похвальная точность, - отметил эрудицию юноши Формальдегидов. - Точность – вежливость королей… и детективов! - перефразировал Людовика XVIII Авессалом. - И что дает нам эта точность? - скептически заметила Лиана. - Точная дата путешествий и их подробный маршрут, - тоном ментора провозгласил Питирим Евграфович, - дают нам ключ к разгадке тайны, кем всё-таки на самом деле был Шерлок Холмс… Вы никогда не задумывались, почему после разгрома криминальной империи Мориарти сыщик-консультант не отправился ни в Канаду, ни в Австралию, ни, там, в Новую Зеландию или Капскую колонию? Ведь это всё британские территории, с той или иной степенью зависимости от Букингемского дворца. Отличнейшие места для того, чтобы укрыться от мести приспешников покойного профессора. Так ведь нет. Холмса потянуло в Тибет, в Персию, в Аравию, в Судан. А что из себя представляли сии территории в 91-93 годах позапрошлого столетия? Выражаясь современным языком, «горячие точки» на карте мира. Тибет и Персия – арена дипломатического и военного противостояния между Лондоном и Санкт-Петербургом... Вам знакомо понятие «Большая игра»? - А как же! – воскликнул Авессалом. - Уж что-что, а «Кима» Киплинга мы читали. «Большая игра», она же «Игра теней», она же «холодная война XIX века». Империалистическое соперничество британского льва и русского медведя за господство в Центральной Азии. - Вот именно! – Формальдегидов шарахнул тростью об пол. – Агенты британской разведки в конце XIX века наводнили Тибет, Афганистан и Персию. Вы очень удачно вспомнили роман Редьярда Киплинга о похождениях юного английского разведчика Кимбола О’Хары… Мне думается, и Холмс выполнял в Азии некие секретные поручения молчаливых парней из Уайтхолла. Уж в Африке-то точно… В 1893 году Шерлок Холмс посещает Хартум. Хартум! – столицу махдисткого Судана. Да любого англичанина, посмевшего явиться в резиденцию Халифы без спроса (кстати, Халифа - это прозвище правителя Судана Абдаллааха ибн аль-Саида Мухаммеда), неминуемо ожидала судьба генерала Гордона. Напомню, сэр Чарльз Джордж Гордон, губернатор Хартума, был убит и обезглавлен в январе 1885 году при штурме города войсками Махди… Какие, спрашивается, дела могли быть у частного детектива из Лондона к руководителю враждебного Англии государства? И зачем мистер Холмс представлял подробный отчет о визите к владыке Судана министру иностранных дел? А? - Ну, может быть его попросил об этом Майкрофт? – робко предположила Лиана. – Ведь, если не ошибаюсь, старший брат Шерлока служил как раз в министерстве иностранных дел. - Вот он, момент истины! - Формальдегидов ликовал. Глаза горели, усы топорщились, трость в очередной раз взлетела над цилиндром. - Майкрофт Холмс! Поистине ключевая фигура в нашем расследовании и в судьбе своего младшего брата. Следите за ходом моих мыслей… Ход мыслей Питирима Евграфовича остался неизвестен….. Как вы уже догадались, всё это не более чем шутка . Но всё же… Как вам кажется, друзья, версия Валерия Ярхо имеет право на жизнь?

Admin: Браво, уважаемый Geklov! Хорошо пишете. Легко, осторумно. Немножко напомнило замечательный конандойловский апокриф от Сергея Борисова "Смерть русского помещика", немножко Крепса и Минца с их "Клубом Знаменитых Капитанов". Ваш рассказ хорош, а вот в версию Ярхо не очень то верю, извините. Все можно подтасовать под свою идею, но вот придумывал ли сам Конан Дойл сыщика с двойным дном... Сомневаюсь. Что ему, профессии частного детектива мало? В биографиях автора такой информации не встречал. Напоминает дэнбрауновскую сенсационность с полным заземлением того, о чем сам источник - Библия! - молчит. Не для этого она писалась. Думаю, и Конан Дойл не об этом писал (в эпоху до "Прощального поклона"). Про Джозефа Белла тоже не слыхал, чтоб он был агентом МИ6. Или Вы что-то такое раскопали? Может в письмах сэра Артура есть тайные намеки друзьям или Викиликс недавно опять всех разоблачил? Скорее поверил бы, что Холмс - реинкарнация Томаса-Рифмача (арфа реинкарнировала в скрипочку) и у него в вересковой трубочке живет хобгоблин, который всё знает. Или Холмс попросту занимается столоверчением с гадалкой миссис Хадсон (в тайне от Ватсона и нас, наивных читателей, естессно), а Байрон, Чосер или, скорее, Филдинг ему нашептывает неожиданные разгадки. Учитывая интерес Конан Дойла к спиритизму. Повторюсь: читать Вас легко и интересно, сразу видно - человек Вы очень творческий.

geklov: Спасибо, Владимир! А насчет холмсовских реинкарнаций и впрямь уже написана книга. Джамьянг Норбу, "Мандала Шерлока Холмса. Приключения Великого Сыщика в Индии и Тибете". В двух словах о книге здесь: http://sherlock-series.livejournal.com/672191.html Суть же такова: Шерлок оказывается братом Мориарти реинкарнацией того самого проницательного и наблюдательного ламы Гангсара, убитого 18 лет назад. И такое, оказывается, бывает

Admin: geklov пишет: Шерлок оказывается братом Мориарти реинкарнацией того самого проницательного и наблюдательного ламы Гангсара, убитого 18 лет назад. Спасибо что просветили. Забавно. Не один Холмс курит.

geklov: И, знать, не трубку, а наргиле А уж что они туда подмешивают?...

Admin: В художественном произведении можно, конечно, всё - и Каренину выставить законченной наркоманкой и Гамлета обрядить в обтягивающие джинсы в компании со всякими розенкранцами и Констанции крутую татуировку наколоть. Но зачем? Особенно если это иначе придумано не тобой, а другим и сам когда-то радовался и рос на этом. Зачем топтать идеалы? К Вашему рассказу это не относится. Он остроумный и персонажи самостоятельные, я про пастиши с укрупнением чужих мелких деталей и перевиранием образа в угоду сенсации.

geklov: Как некогда говаривал Михал Михалыч Жванецкий: "...И не надо пытаться нацарапать гвоздиком на пьедестале свое имя!" (за точность цитаты не ручаюсь, но суть примерно такова). Увы. Создавать СВОЁ дано не всем. Но въехать в Вечность на чужом горбу, мечтают многие... А доказать действительно можно практически всё что угодно. Как-то шутки ради, с историческими фактами на руках, доказал, что при Владимире Святославовиче Русь приняла не Христианство, а... Ислам. И тут же сам себя опроверг Сюжет для книги в духе Дэна Брауна и Умберто Эко. Лежит на земле, бери - не хочу... Но ведь не хотят. Легче пройтись по чужим, уже раскрученным (чуть не написал "брендам" ) образам и сюжетам...

Admin: geklov пишет: И, знать, не трубку, а наргиле А уж что они туда подмешивают?... Ну Синдбад-мореход, ака Монте-Кристо тоже покуривал, однако наркоманом он в наших глазах не остался. Впрочем, кто-то может и так его образ трактовать в наш то век, "когда, - как говорил Дзен Браун, - пришло время подвергать сомнению всё". Холмса с его несессером мы любим и понимаем не с этой стороны. Кто знает, что там научился курить Уотсон в Афгане? Слава Богу, Конан Дойл не ляпнул еще какую нескромную художественную деталь и про него, а то бы была та еще парочка. Блин, и как жили наши предки без этой дури в голове? Видели в людях людей, а не пациентов. Это я о наболевшем. Ваш рассказ, слава Богу, не об этом. А вообще тенденция все перевирать сейчас как никогда зашкаливает. Гай Ричи снял отличный боевик, но зачем Холмса превращать в Рокки или Джекки Чана? Своих идей мало, берем классику и вертим ее как кубик Рубика - даешь потрясалово и и развлекалово! Вот она свобода - герой же в народном достоянии, так что "и делай с ним что хошь!" За какого-нибудь Микки Мауса-террориста по судам бы затаскали. А Холмс, Мушкетеры, Гамлет - уже ничего поделать не могут, хоть какого горбатого из них лепи.

geklov: Подождем российского Холмса от Андрея Кавуна (хотя бушковскому Кириллу Мазуру от режиссера крепко досталось; от книги - как Колобок от бабушки с дедушкой - далеко-о-о укатились ). Пока слабо себе представляю Игоря Петренко в роли Великого Детектива, но... Всяко бывает... А классикам и впрямь порою достается на орехи. Переосмысливают их, модернизируют... А то и вовсе - просто наизнанку выворачивают.

Admin: geklov пишет: Шерлок оказывается братом Мориарти Так это ж идея Сувестра и Аллена. "Жюв, ты меня не изничтожишь, потому что я твой брат!" - кричит Фантомас инспектору. Заметьте, и это еще до "Зиты и Гиты", "Танцора диско" и сонма болливудско-капурских сериалов, где все друг другу родственники, перепутанные в далеком прошлом акушерками с улицы Бассейной.

geklov: Ещё Карамзин писал: "Ничто не ново под луною..." Приятно, что болливудско-колливудские сценаристы знакомы с творчеством французских письменников Кстати, полностью цитата из статьи "Детектив из трущоб" выглядит так: Ну, как и положено в индийском кино, Шерлок оказывается братом Мориарти...

geklov: Сам вчера написал: А то и вовсе - просто наизнанку выворачивают а сегодня вспомнил, как "вывернули наизнанку" того же мистера Холмса . Помните "Этюд в изумрудных тонах" Нила Геймана?

Admin: geklov пишет: Ну, как и положено в индийском кино, Шерлок оказывается братом Мориарти... geklov пишет: Помните "Этюд в изумрудных тонах" Нила Геймана? Эх, тыщу лет собираюсь почитать. Спасибо что напомнили! "Американских богов" его читал. Впечатление сильное, но смешанное, как у ежика, вкусившего кактуса. Плевался, но восхищался идеей. Булгаковские мотивы там так и сквозят. Имхо.

geklov: Не буду пересказывать сюжет, дабы не портить впечатления от прочтения (ишь, в рифму заговорил ). Скажу лишь, что в данном произведении Геймана сквозят мотивы не только А. К. Дойла, но и Говарда Филлипса Лавкрафта... Викторианская Англия сквозь призму мифов Ктулху. Такой вот необычный литературный коктейль.

Admin: Вчера прочитал "Изумрудный этюд". Неплохо, но не шибко. Может от того, что я не фанат ктулхуанской мифологи... Ход показался немного предсказуемым (не думаю, что это я такой догадливый). Возможно ранее мне попадался спойлер или какой намек. Концовка опередилась.

geklov: Мне также не потребовалось герменевтическое послесловие к этюду от Михаила Назаренко, в котором он пытался помочь читателям "выбраться из всех ловушек Геймана". Никаких особых ловушек-то, признаемся честно, и не было... Но более всего меня порадовали некие отечественные книгоиздатели образца нач. 90-х гг. прошедшего столетия (а может дело было в кон. 80-х? честно скажу, я уже и не помню). В книгах бабушки Агаты (той самой что Кристи) они жирным шрифтом (вот таким) выделяли моменты, что могли помочь невнимательным читателям вычислить преступника или разгадать очередную криминальную загадку королевы детектива Вот уж поистине медвежья услуга. Напоминает бородатый анекдот, приведенный Ю. Никитиным во вступлении к роману "Троецарствие": Опоздавшего кинозрителя билетерша провела в зал, освещая путь фонариком. Но чаевых жадина не дал. Тогда она наклонилась к его уху и тихонько, чтоб не услышали другие, мстительно шепнула, указывая на экран: «Вон тот в шляпе – убийца». Жаль, но бумажных версий тех самых (с подсказками) книг Агаты Кристи у меня не сохранилось... Интересно, это наше, русское ноу-хау? Или - как смех за кадром в комедийных сериалах - подсмотрено на Западе?

Admin: geklov пишет: Но более всего меня порадовали некие книгоиздатели образца нач. 90-х годов прошедшего столетия. В книгах бабушки Агаты (той самой что Кристи) они жирным шрифтом (вот таким) выделяли моменты, что могли помочь невнимательным читателям вычислить преступника или разгадать очередную криминальную загадку королевы детектива geklov пишет: Напоминает бородатый анекдот, приведенный Ю. Никитиным во вступлении к роману "Троецарствие": цитата: Опоздавшего кинозрителя билетерша провела в зал, освещая путь фонариком. Но чаевых жадина не дал. Тогда она наклонилась к его уху и тихонько, чтоб не услышали другие, мстительно шепнула, указывая на экран: «Вон тот в шляпе – убийца». Один в один история с лондонским таксистом, который подвез туриста на спектакль "Мышеловка" (известной Вам бабушки) и, получив какие-то жалкие гроши на чай, крикнул в след жмоту-театралу - "а убийца-то..." и назвал персонажа. Я этого делать не буду, уверен, Вы знаете, конечно, эту пьесу, но может кто другой не читал. Пьеса эта - такое-же английское национальное достояние и одна из достопримечательностей Лондона как Биг-Бен или Тауэр. В конце ее выходит конферансье и просит обалдевших зрителей не рассказывать своим друзьям или знакомым разгадку и концовку сюжета.

geklov: И ещё два слова о вывернутой наизнанку классике. Что там Гейман... Каково досталось мистеру Холмсу и доктору Ватсону от Сергея Лифанова и Инны Кублицкой в их повестушке "Часы доктора Ватсона, или Тайна «MWM»! Вот уж действительно - переосмысление знакомого с детства сюжета! И главное - практически не выходя за рамки дойловской концепции. Лишь используя авторские ляпы и нестыковки...

geklov: Многоуважаемый Admin пишет: уверен, Вы знаете, конечно, эту пьесу Конечно, знаю. Но смотреть её мне доводилось, увы, не в лондонском, а в родном провинциальном театре. Ну, и с экранизацией Эдельштейна, естественно, знаком.

Admin: Я спектакля и фильма не видел. Только пьесу читал. Хорошо снято?

geklov: Не ахти. И сценарий Владимира Басова фильм не спас. Тяжелый для отечественного кинематографа 1990 год, однако... Но Никита Высоцкий старался быть убедительным в роли сержанта Троттера. В общем, до говорухинских "Десяти негритят" не дотягивает. Увы...

Admin: Экранизация Говорухина - сильнейшая! Про Эдельштейна сейчас посмотрел, оказалось он же Самсон Самсонов. Смотрел его "Казино" по Чейзу. Даже известные актеры не спасли фильм. Тоска. А вот англичане пьесу Кристи так и не вынесли на экран. Держатся. Хорошо, что у нас фильм почти не известен. Лучше почитать. Вещь хитрая и очень сильная. Не слабее "негритят". Имхо.

geklov: Точно так. Самсон Самсонов - псевдоним Самсона Иосифовича Эдельштейна. Есть старая (1955) датская телевизионная версия "Мышеловки". В СССР, кажется, не демонстрировалась. Из отечественных экранизаций Кристи хорошо помню из детства "Тайну "Черных дроздов" Вадима Дербенёва. ("Загадка Эндхауза" того же режиссера уже не так пошла... При всём уважении к Анатолию Равиковичу, Пуаро, лично для меня, - все-таки Дэвид Суше) Ну, и раз уж мы пребываем в рамках темы "Шерлок Холмс", грех не вспомнить масленниковский сериал о похождениях Великого Детектива. Шедевр!!! Не устаю пересматривать. Я рос с этим сериалом.

Admin: geklov пишет: грех не вспомнить масленниковский сериал о похождениях Великого Детектива. Шедевр!!! Не устаю пересматривать. Я рос с этим сериалом. Думаю, все росли. По крайней мере, основной актив этого форума.

nbl: Про шпионскую деятельность Холмса не только Валерий Ярхо писал. По сведениям из романа Ника Реннисона "Шерлок Холмс. Неавторизованная биография", поездка к Рейхенбахскому водопаду — это тщательно спланированная братьями Холмсами акция по устранению Мориарти (мозгового центра ирландских террористов). А последующее путешествие Холмса по Азии — это тоже запланированная братьями шпионская миссия.

geklov: Уважаемый nbl, СПАСИБО!!! Я к величайшему стыду не читал книгу Реннисона. Интересная петрушка проклёвывается. Неужели всё-таки А. К. Дойл задумывал Холмса, как некий саквояж с двойным дном? Или всё это - досужие домыслы поздних исследователей? Меня, как и многоуважаемого Админа волнует вопрос: а сам Дойл в каких-нибудь записках или письмах ничего не говорил о шпионской ипостаси своего героя? Лишь ненавязчиво намекал на сие в текстах рассказов?

nbl: geklov пишет: Неужели всё-таки А. К. Дойл задумывал Холмса, как некий саквояж с двойным дном? Или всё это - досужие домыслы поздних исследователей? Думаю, что второе. Считаю, что Дойл искренне хотел покончить с Холмсом в пучине водопада.

geklov: Но возродился Холмс уже в новой личине? По Хартумам, Иранам, Тибетам разъезжал. С германскими шпионами силами мерялся. Госсекреты оберегал...

Admin: Любопытная статья о викторианском мире Холмса Майкл Чейбон «ИГРА НАЧАЛАСЬ!» В связи с выходом «Нового аннотированного издания ‘Шерлока Холмса’» http://magazines.russ.ru/inostran/2008/1/che10.html

Gennady: Статья действительно интересная. Но на главный вопрос, им же и поставленный, автор все равно не отвечает: в чем же непроходимое очарование персонажа Холмса; почему именно о нем пишут тысячи подражаний? Думается, что ответ на эти вопросы все же существует. Именно, Конан Дойл(ь) своим писательским гением удовлетворил "золотой сон" человечества. Сон о всезнающем человеке, способном ответить на любоую загадку. Причем не для себя; не для того, чтобы попросту обогатиться, как это сделал, скажем, Дюпен. Не для того, чтобы суховато использовать психологию и логику как это делали Кафф или Лекок. Для того, чтобы сопереживать, как бы ловко не скрывал свои чувства Шерлок Холмс. Что называется- ну и что с того- что мы сами о чем -то не догадываемся, чего-то не в состоянии домыслить, когда ЕСТЬ на свете человек, который может и догадаться и домыслить. При этом, Дойль с самого начала указывает на недостаток образования Холмса, но с каждой последующей новеллой, этот недостаток опровергается- человек который играет на скрипке Сарасате, не может быть незнаком с биографиями хотя бы нескольких композиторов/ Так что многие недоумения Уотсона должны рассматриваться с большим сомнением: правду ли говорит Холмс или просто эпатирует своего друга. И наконец... Кто бы из нас, обычных жителей планеты Земля, отказался бы иметь ТАКОГО друга, который точно знает, следует ли нам заниматься тем или иным делом; следует ли нам поддерживать отношения с тем или иным другом/подругой, стоит ли работать над тем или иным проектом. Той же проницательностью обладал и Пуаро, НО... Пуаро был уже изрядно немолод. Холмсу же в самом начале знакомства было слегка за тридцать. Кажется, так? От немолодого человека мы советы принимаем с уважением но оглядкой. От сверстника, доказавшего свое право на эти советы, с удовольствием и даже нетерпением. Вспомним, как Пуаро, высказывал свое мнение Гастингсу о его будущей жене, "Золушке". Холмс бы разобрался во всем на свете: и в таинственном, до сих пор неразгаданном убийстве, маленькой американской королевы красоты, и в не менее таинствееном похищении и убийстве сына пилота Линдберга. И вообще во всем на свете, включая Джека-Потрошителя. Потому что именно Холмс воплощение золотого сна человечества. "Честь безумцу, который навеет, человечеству сон золотой". Да, а Чуковский который писал о том, что Конан Дойля и поставить нельзя рядом с такими титанами как Диккенс и Теккерей, понятия не имел, о чем он писал. Или просто повторял заученную доктрину. Ведь не все оперируют на сердце. Некоторые оперируют и на желудке. А то и вырезают аппендикс. И что же? Врачи от этого перестают быть врачами?

Admin: Спасибо, уважаемый Геннадий, за интересную мысль. Никогда не задумывался ранее так о Холмсе. Помнится, о Золотом веке мечтал и Дон Кихот, надеясь, что и Санчо об этом мечтает. Вообще, тема дружбы в литературе, находит живой отклик, быть может более живой, чем тема одиночек. Дон Кихот и Санчо, Сэм Уэллер и пиквикисты, д'Артаньян и мушкетеры. Экранизируют больше, как ни странно, именно мушкетеров, а не Монте-Кристо. И еще, публика, извините, была другая. Она верила в Деда Мороза. Мы живем сейчас наработанным багажом прошлого. Новые шедевры пока кажутся однодневками. Пошумели и забыли. А раньше? Два государства рыдали из-за смерти Малютки Нелл, читатели громили редакции за прекращение Рокамболя, Холмсу писали письма, как живому (не ради автографа, как сейчас). Люди хотели верить и верили в вымышленные образы. Массы только научились читать и еще не наигрались в литературу. Открывались-изучались новые страны, новые жанры. Сейчас массы увлеченно занимаются изучением новых компьютерных технологий. Кино в кармане становится интереснее кино в голове.

Gennady: Спасибо и вам, уважаемый Владимир. Рад, что вам эта мысль показалась интересной. В свою очередь согласен с каждым положением вашего поста. И ваша мысль о привлекательности дружбы - причем, именно мужской дружбы- чрезвычайно интересна и правильна. То-есть, по моему мнению. Чем искуснее или изобретательнее эта мысль отражен а в литературе, тем больше внимания со стороны читателей. Сразу хочу сознаться, что несмотря на мой возраст, я верю в Деда Мороза. Да ведь мы все, уважаемые коллеги здесь в него верим. И все считаем, что несмотря на наше восхищение Диккенсом или Бальзаком, или Гоголем, что Дюма и Верн, Сабатини и Брэдбери стОят ни на йоту меньше. Ибо отвлечь и развлечь душу не менее важно, нежели погрузить ее в тяжкие раздумья. А компьютерные технологии... что ж... Когда-то на всех стенах зданий было начертано: Коммунизм это молодость мира, и его возводить молодым. Нужно заменить только слово "коммунизм", все остальное остается без перемен. Касательно золотого сна. Вся наша любимая литература- это золотой сон. Даже нелюбимый вами ( и я тоже не в особом восторге) Гарри Поттер. Мальчик-волшебник. Даже нелюбимый вами ( и я опять-таки тоже не в восторге) Дэн Браун- вот оказывается что такое Грааль и кровь Бога. Дестроер- золотой сон о том, как можно остановить на лету пулю. Или вообще как можно сделать то, что человеку не под силу. "Капитан Блад" золотой сон, как можно из раба стать вольным морским разбойником, заслужить уважение людей и любовь прекрасной девушки. "Тарзан" золотой сон о том, как можно вырасти вне людей и при этом остаться человеком, намного лучшим чем многие другие, у которых было нормальное детство. Да что ни возьмите- это все золотой сон. А если спать не хочется- есть выход: Бальзак, Золя, Достоевский.

Admin: Gennady пишет: А если спать не хочется - есть выход: Бальзак, Золя, Достоевский. Снотворное "Собака Баскервилей". Патентованное средство от доктора А.К. Дойла.

Gennady:

geklov: Многоуважаемый Антон пишет: И, как и предыдущие товарищи, быстро издатели сломались. Армада, АСТ, Терра, Захаров... Все не более 4 выпусков. То ли дело ныне! Мне думается, здесь все-таки следует учитывать международную обстановку Книги Захарова выходили ДО фильмов Гая Ричи, сериала BBC и нашей последней телеверсии А. Кавуна. Интерес к ВД был тогда чутца поменьше. По крайней мере, в широких массах (о верных фанатах и преданых поклонниках молчу)... Вот ныне и "совсем иное дело" Интересуется народ. Фильмов насмотрелись, теперь и почитать хотят...

Антон: У "ранних" серий про Холмса была большая беда. Уж больно сыщик и доктор не соответствовали образам из нашего сериала. Начинаешь читать - а доктор слишком уж дурной. А Холмс - ну действительно арифмометр! Уж не говоря о романе "Братство Майкрофта Холмса", где Холмса и нету практически. Начинали читать - да и забрасывали. А теперь, конечно, образ Холмса размылся. Оказалось, что он таки может быть совсем-совсем разным!



полная версия страницы