Форум » Приключения: Авторы от A до Z » Пьер-Алексис де Понсон дю Террайль (1829 — 1871) » Ответить

Пьер-Алексис де Понсон дю Террайль (1829 — 1871)

Admin: Золя открыто заявлял, что с этим автором никто не может тягаться, поскольку тот способен одной левой удержать интерес трехсот тысяч читателей! А Мериме называл этого писатель попросту - гением. Вопрос: Кто этот сверхчеловек? Ответ: Конечно - Понсон дю Террайль (кто ж его не знает?!), Понсон дю Террайль - стиляга из Монмора!

Ответов - 176, стр: 1 2 3 4 5 All

Admin: Пара/тройка забавных цитат из отечественных классиков во славу отца Рокамболя (и не только): Александр Степанович Грин. Три похождения Эхмы.: Я читал Понсон-дю-Террайля, Конан-Дойля, Буагобэ, Уилки Коллинза и многих других. Замечательные похождения сыщиков произвели на меня сильное впечатление. Из них я впервые узнал, что настоящий человек - это сыщик. ----------------------------- Максим Горький. Детство. В людях. Мои университеты Детство. : Снова я читаю толстые книги Дюма-отца, Понсон-де-Террайля, Монтепэна, Законнэ, Габорио, Эмара, Буагобэ, — я глотаю эти книги быстро, одну за другой, и мне — весело. Я чувствую себя участником жизни необыкновенной, она сладко волнует, возбуждая бодрость. <...> Я рассказываю теми краткими словами, как рассказывала мне Королева Марго. Яков слушает, потом спокойно говорит: — Из-за баб очень достаточно пропадает народа… Часто я передаю ему разные истории, вычитанные из книг; все они спутались, скипелись у меня в одну длиннейшую историю беспокойной, красивой жизни, насыщенной огненными страстями, полной безумных подвигов, пурпурового благородства, сказочных удач, дуэлей и смертей, благородных слов и подлых деяний. Рокамболь принимал у меня рыцарские черты Ля-Моля, Аннибала Коконна; Людовик XI — черты отца Гранде; корнет Отлетаев сливается с Генрихом IV. Эта история, в которой я, по вдохновению, изменял характеры людей, перемещал события, была для меня миром, где я был свободен, подобно дедову богу, — он тоже играет всем, как хочет. Не мешая мне видеть действительность такою, какова она была, не охлаждая моего желания понимать живых людей, этот книжный хаос прикрывал меня прозрачным, но непроницаемым облаком от множества заразной грязи, от ядовитых отрав жизни. Книги сделали меня неуязвимым для многого: зная, как любят и страдают, нельзя идти в публичный дом; копеечный развратишко возбуждал отвращение к нему и жалость к людям, которым он был сладок. Рокамболь учил меня быть бойким не поддаваться силе обстоятельств, герои Дюма внушали желание отдать себя какому-то важному великому делу. Любимым героем моим был веселый король Генрих IV, мне казалось, что именно о нём говорит славная песня Беранже: Он мужику дал много льгот И выпить сам любил; Да — если счастлив весь народ, С чего бы царь не пил? Романы рисовали Генриха IV добрым человеком, близким своему народу; ясный, как солнце, он внушал мне убеждение что Франция — прекраснейшая страна всей земли, страна рыцарей, одинаково благородных в мантии короля и одежде крестьянина: Анж Питу такой же рыцарь, как и д'Артаньян. Когда Генриха убили, я угрюмо заплакал и заскрипел зубами от ненависти к Равальяку. Этот король почти всегда являлся главным героем моих рассказов кочегару, и мне казалось, что Яков тоже полюбил Францию и «Хенрика». — Хороший человек был Хенрик-король — с ним хоть ершей ловить, хоть что хошь, — говорил он. Он не восхищался, не перебивал моих рассказов вопросами, он слушал молча, опустив брови, с лицом неподвижным, — старый камень, прикрытый плесенью. Но если я почему-либо прерывал речь, он тотчас осведомлялся: — Конец? — Нет еще. — А ты не останавливайся! О французах он говорил, вздыхая: — Прохладно живут… — Как это?… — А вот мы с тобой в жаре живём, в работе, а они — в прохладе. И делов у них никаких нет, только пьют да гуляют, — утешная жизнь! — Они и работают. — Не видать этого по историям-то по твоим, — справедливо заметил кочегар, и мне вдруг стало ясно, что огромное большинство книг, прочитанных мною, почти совсем не говорит, как работают, каким трудом живут благородные герои.

Admin: ОТВЕТ НА ПОСТ ИЗ ТЕМЫ: Романы плаща и шпаги - Новинки и обзоры ffzm пишет: Не так давно прочитал "Молодость Генриха IV" П. дю Террайля, изд."Рипол" в 8 томах. Поначалу нравилось, но потом стало надоедать, от наивности изложения и повторных сюжетов, всё же хватило терпения дочитать. В 7-8 томах большой заключительный роман "Красавец Галаор", состоящий из нескольких частей. И я думаю, что этот роман и есть "Вторая молодость Генриха IV" о которой много слышал, здесь Генриху уже за сорок, а в предыдущих романах было 20 лет. Или я ошибаюсь? Во французских изданиях "Красавца Галаора" стоит пометка : "Молодость короля Генриха". Так решил Понсон, который, когда писал роман за романом в этой серии, не думал, сколько еще впереди. К сожалению "Красавец Галаор", как и роман Дюма "Сорок пять", является незавершенным эпизодом в серии о наваррском короле Генрихе. Если бы не ранняя смерть, Понсон, возможно, и закончил бы его, как и Рокамболя или замечательный "Бал жертв" (кстати, сверенный с оригиналом и основательно, хотя местами и поспешно, подредактированный дореволюционный перевод этого романа недавно вышел в изд. "Вече" в "Серии исторических романов"). "Красавцем Галаором", собственно, и заканчивается "первая молодость Генриха". Во франц. изданиях "Вторая молодость короля Генриха" начинается с "Замыслов герцога Савойского". Понсон дю Террайль писал без плана, поэтому эпизод с Галаором завел его немножко не туда... Долго думать было некогда. Читатели требовали новых приключений, и Понсон переключился на Рокамболя (эпизод "Лондонская нищета"), а потом начал "Вторую молодость Генриха". Похожая история случалась с писателем и ранее - выпадающий (никогда не публиковавшийся на русском) эпизод о посттулонских похождениях Рокамболя ("Рыцари Лунного света" и "Завещание Крупинки соли"), совершенно не стыкующийся с "Воскресшим Рокамболем" (которому он предшествует). Галаор, кстати, появляется и во "Второй молодости". Что касается впечатлений от серии о Генрихе, то тут, как в случае с Эллисом, которого одни воспринимают как наивного детского писателя, а вы — нет. У каждого свой вкус, как сказал факир, проглотив шпагу. Я читал серию о Генрихе вразброс, кое-что давным-давно и даже в сокращенных вариантах, поэтому еще все буду уточнять и обязательно перечитывать. Из того, что читал - мне в ней практически всё было интересно, а роман о Галаоре так вообще страшно понравился! Это я хорошо помню. Читал взахлеб, как и обожаемую мною "Графиню де Монсоро" (которую не раз перечитывал). Сейчас, кстати, во Франции серия о Генрихе опять переиздается. Понсон дю Террайль - фигура в приключенческой литературе уникальная. Как и все великие труженики мысли—каторжники пера, писавшие много и быстро, он писатель неровный (за что его, и отчасти справедливо, критиковал Флобер, всегда шлифовавший подолгу свои тексты и написавший, за более длинную, нежели у "автора Рокамболя" жизнь - с гулькин нос; тем не менее оба они остались в литературе, и их продолжают читать), но Понсон еще и писатель любящий своих читателей, всегда стремящийся быть в первую очередь интересным рассказчиком. Повторы бывают у всех, кто много пишет. "Дюма для бедных", как в шутку называли Понсона завистники, а их было много, этих завистников, даже среди собратьев-фельетонистов. Но не из-за кого тогда в XIX веке не устраивали демонстраций под окном и не громили редакции, требуя воскресить любимого героя, как это случилось с Понсоном, когда он умертвил Рокамболя. Кое-что подобное (но не в таких бурных масштабах) случится позднее с Конан Дойлем и его Холмсом. Другого такого, как Понсон, неудержимого фантазера, работавшего без секретарей и умевшего сочинять на ходу невероятные интриги не найти. Это признают и сами французы, выпускающие журнал, посвященный авантюрной литературе, который сначала называли и так и этак, пока не вспомнили имя героя, являющегося квинтэссенцией жанра приключенческой литературы — "Рокамболь", а ведь могли остановиться на "Монте-Кристо" или "Д'Артаньяне". Не зря во французский язык вошло прилагательное "рокамболеск" — невероятные, захватывающие приключения. Понсон мог с ходу сесть за конторку прямо в редакции и закрутить бешеную интригу с первой же главы, поддавшись на мольбу издателя, у которого вдруг образовалась "дыра" в газете. Подобные штуки мог делать и Дюма в плане пьес, но не в таких условиях и масштабах (ему был нужен отдельный кабинет и хорошая закуска). Понсон — гений-одиночка. Ошибки и ляпы его — это ошибки гения. О Понсоне можно долго говорить и спорить, но многие лучшие его вещи (а их море), еще не переведены, а многие переиздания бездарно загублены хромыми на обе ноги дореволюционными переводчиками, которые не ведали о том, что у часто повторяющихся слов есть синонимы. Этой судьбы не избежали многие приключенческие писатели XIX века, например Поль Феваль. Дореволюционные сокращенные переводы его романов "Лондонские тайны" и "Гревская волшебница" ("Волшебница прибрежья") похожи на бред пьяного школьника, хотя эти романы знают и переиздают во Франции по сей день, их указывают почти во всех биографических статьях наряду с "Горбуном" и "Черными одеждами". Хорошо, что интерес ко многим старинным авторам сейчас возрождается. Хочется верить, что и мы тоже доживем до Ренессанса забытых классиков мировой приключенческой литературы. Обложки современного издания серии "Молодость короля Генриха" (Париж, Альтерэдит, 2006) 1. Молодость короля Генриха (Прекрасная ювелирша) 2. Похождения прекрасной Нанси 3. Любовные похождения трефового валета 4. Королева баррикад Титульные стр. серии "Молодость короля Генриха" (Париж, Ж. Руфф, 1894) и романа "Красавец Галаор" (Париж, В. Бенуа, 1878)

ffzm: Admin пишет: Во франц. изданиях "Вторая молодость короля Генриха" начинается с "Замыслов герцога Савойского". В моем издании "Красавец Галаор" состоит из частей: 1.Добряк Писташ (пролог). 2.Левая рука. 3.Отравление герцогини де Бофор. 4.Замыслы герцога Савойского. 5.Измена Лаффена и смерть Бирона. Значит я все таки отчасти прав, Галаор там действует в первых трех частях и потом появляется где-то в конце последней. Admin пишет: Что касается впечатлений от серии о Генрихе, то тут, как в случае с Эллисом, которого одни воспринимают как наивного детского писателя, а вы — нет. У каждого свой вкус, как сказал факир, проглотив шпагу Если сравнивать этих двух писателей, то Террайля я конечно ставлю выше, помню когда читал "Рокамболя"( который мне очень понравился и я его высоко ценю), то дочитывая последний роман понял как я от него устал. Все таки 30 романов одного автора подряд, тяжеловато. Admin пишет: Если бы не ранняя смерть, Понсон, возможно, и закончил бы его, как и Рокамболя или замечательный "Бал жертв" А разве у "Бала жертв" нет продолжения, в моем издании Нартекс 1992 года, на последней странице романа сказано, что окончание этой истории будет называться "Агония директории".

Admin: ffzm пишет: В моем издании "Красавец Галаор" состоит из частей: 1.Добряк Писташ (пролог). 2.Левая рука. 3.Отравление герцогини де Бофор. 4.Замыслы герцога Савойского. 5.Измена Лаффена и смерть Бирона. К "Красавцу Галаору" (опубл. в августе-ноябре 1867) относятся только №1-3. А №4 и 5 - это вольная интерпретация изд. "Рипол". Это самостоятельные части, написанные позднее (сентябрь 1868-январь 1869). Они то и составляют небольшой эпизод, названный Понсоном "Вторая молодость короля Генриха". ffzm пишет: Все таки 30 романов одного автора подряд, тяжеловато. Красную икру ложками за раз много не съешь Даже сам Понсон сагу о Рокамболе писал около 12 лет (с перерывами) и жутко от нее уставал. Как всякому писателю, ему хотелось придумывать новых героев и путешествовать по совершенно разным эпохам. ffzm пишет: А разве у "Бала жертв" нет продолжения, в моем издании Нартекс 1992 года, на последней странице романа сказано, что окончание этой истории будет называться "Агония директории". Я же писал выше, что Понсон не написал продолжение "Бала жертв". Проаносированная им в самом конце "Бала" книга "Агония директории" так и не была им создана. "Агония", "Галаор", дальнейшие похождения Рокамболя, новые части о Генрихе, продолжение "Капитана Мака", "Не прикасайтесь к секире", "Дочь баррикад", "Французы в Берлине" и еще несколько запланированных проектов - все это подкосила трагедия на фоне Франко-прусской войны, будь она неладна. Некоторые из неоконченных романов ("Агония" к ним не относится) дописал друг Понсона - журналист Шарль Шеншоль, а "Возвращение Рокамболя" вдова Понсона доверила написать (на основе черновиков мужа) известному автору авантюрных романов-фельетонов Констану Геру (на рус. язык были переведены его романы "Драма на улице Тампль", "Замок Шамбла" и нек. другие).

Admin: Образчик дореволюционного стиля и мастерства перевода: 1) В Оксерре Сцевола нашел начальника бригады Солероля и вместо того, чтобы вступить в сношения с капитаном Виктором Бернье, который вступил уже в сношения с комендантом, жандармским капитаном и начальником оксеррского гарнизона, он послал следующую эстафету в Директорию. 2) — Ш-ш! — сказала она, переступая за порог этой комнаты, находившейся в такой же комнате, как и ее комната. — Это я... друг! Понсон дю Террайль. Бал жертв. Перевод с фр., Изд. И.И.Глазунова 1866 г.

Admin: Еще одно чудо переводческой мысли из того-же издания "Бала жертв": 3) Баррас продолжал: — Я попал в засаду — я в вашей власти... Если вы хотите меня убить, имейте, по крайней мере, настолько общежития, чтобы не надоедать мне приготовлениями. ------------------ Поди разберись так сразу, какое-такое "общежитие" имеет в виду персонаж. А в оригинале никакого "общежития" нет (похоже, переводчик думал о своих проблемах, а издателям было не до редактуры). Последняя фраза во фр. тексте выглядит так: Si vous devez m'assassiner, ayez au moins la galanterie de ne pas m'ennuyer de vos preparatifs. galanterie - 1) галантность, учтивость, любезность, вежливость, обходительность. Вот из таких глюков, да переводческой "легкости необыкновенной в мыслях" и рождается не поймешь какая песня. Проще порой перевести заново, чем, редактируя, мозги сотрясать, спотыкаясь на каждом предложении. Да, в наш избалованный обилием книг век, такой текст не каждому будет интересно читать. Писатель XIX века бывает совсем и не виноват, однако первое впечатление о нем становится неслабо подпорчено подобной нижегородской белибердой. Но в случае с Понсоном - кашу машинным маслом не испортили. Даже через суконные переводы проглядывает могучая мускулатура интриги. Понсон был мужик накачанный

ffzm: Admin пишет: а "Возвращение Рокамболя" вдова Понсона доверила написать (на основе черновиков мужа) известному автору авантюрных романов-фельетонов Констану Геру (на рус. язык были переведены его романы "Драма на улице Тампль", "Замок Шамбла" и нек. другие). А можно поподробней, какие именно романы про Рокамболя из этих 30, что вышли в нашей "русской" версии написал Геру.

Admin: ffzm пишет: А можно поподробней, какие именно романы про Рокамболя из этих 30, что вышли в нашей "русской" версии написал Геру. Все романы, что выходили на русском о Рокамболе - написаны самим Понсоном (последний в серии эпизод "Верёвка повешенного" состоит из романов "Сумасшедший из Бедлама" и "Серый человек"). Всё это дореволюционные переводы. Геру написал 2 романа: "Возвращение Рокамболя" (1875) и "Новые похождения Рокамболя" (1880). На русский они никогда не переводились. Кроме Геру о Рокамболе написано еще больше десятка романов - очень вольные продолжения, созданные разными авторами, в основном французами, лишь один автор португалец. + Спустя 40 лет после гибели Понсон дю Террайля под его именем в газете "Матен" был опубликован роман "Каде-бездельник: Из неопубликованных приключений Рокамболя" (на след. год его переиздал Файяр). Французские исследователи уверены, что Понсон не писал этого романа. Настоящий автор так и не установлен, но существует предположение, что таинственным создателем "Каде-бездельника" мог быть Поль Феваль-сын, поскольку именно ему в свое время вдова Понсон дю Террайля отказала в написании продолжения саги о Рокамболе. Все эти сиквелы на русский не переводились. Реклама газетной публикации "Возвращения Рокамболя" (Птит пресс, 1875) и обложка романа "Каде-бездельник" (изд. Файяр, 1912)

nbl: Admin пишет: Еще одно чудо переводческой мысли из того-же издания "Бала жертв": 3) Баррас продолжал: — Я попал в засаду — я в вашей власти... Если вы хотите меня убить, имейте, по крайней мере, настолько общежития, чтобы не надоедать мне приготовлениями. ------------------ Поди разберись так сразу, какое-такое "общежитие" имеет в виду персонаж. А в оригинале никакого "общежития" нет (похоже, переводчик думал о своих проблемах, а издателям было не до редактуры). Последняя фраза во фр. тексте выглядит так: Si vous devez m'assassiner, ayez au moins la galanterie de ne pas m'ennuyer de vos preparatifs. galanterie - 1) галантность, учтивость, любезность, вежливость, обходительность. Вот из таких глюков, да переводческой "легкости необыкновенной в мыслях" и рождается не поймешь какая песня. Проще порой перевести заново, чем редактируя мозги сотрясать, спотыкаясь на каждом предложении. Да, в наш избалованный обилием книг век, такой текст не каждому будет интересно читать. Писатель XIX века бывает совсем и не виноват, однако первое впечатление о нем становится неслабо подпорчено подобной нижегородской белибердой. Ну, в современных издания тоже пёрлы веселые встречаются. Вот например, цитата из романа Эндрю Гарва: В данный момент Дебби экспериментировала со столовым сервизом, фужерами для вина и подсвечником, который должен был создать определенное настроение. Стремясь добиться наилучшего результата, она снова и снова расставляла предметы по-новому, сдвигала слегка в сторону одну тарелку, выдвигала подсвечник больше вперед, передвигала буферы на миллиметр в том или ином направлении, делала пробы с новым задником и новой подсветкой. Полностью погруженная в работу, Дебби напоминала колдунью во время таинственной церемонии. Было уже около двенадцати часов, когда она, наконец, закончила творить. Снимки Дебби решила сделать первыми на следующее утро. Что за буферы имел ввиду переводчик? (Поручик Ржевский, молчать!) И да, за offtop извиняюсь.

Gennady: У дореволюционного русского детективиста Цехановича тоже есть роман "Русский Рокамболь" Эндрю Гарва люблю уже много лет. Особенно "Небо и смерть над головой." Это еще "старая гвардия" авторов, понимавших, что детектив должен быть захватывающим чтением и упражнением для извилин одновременно. Скажите, кем была жена Террайля? А дети у него были? Что известно о его потомках? Есть ли сейчас какие-нибудь родственники? Был ли Террайль знаком с Дюма или, скажем, Февалем? Почему вдова была против Феваля-сына? И последнее- Каде- это имя или все-таки- кадет?

Gennady: Уважаемый г-н администратор, Не так давно прочитал неоконченный (точнее, недопереведенный) роман Террайля, в котором явственно ощутил привкус "Монте-Кристо". Как на грех, забыл название. Интрига головокружительная и очень обидно, что, скорее всего, никогда не узнаю, что было дальше. Может быть, если вы догадываетесь о чем я пишу, то и знаете хотя бы приблизительно, чем эта история окончилась? А в переводе на английский есть что-нибудь такое, что не переводилось на русский язык?

Gennady: К слову о Золя. Золя наверное не зря хвалил Террайля, потому что его собственная попытка написать роман-фельетон "Марсельские тайны", по-моему, просто провальная.. Впрочем, кажется, я видел еще названия его романов- фельетонов. Что-то вроде "Ожерелье его жены"? Не помню. Но читать- не читал.

Admin: nbl пишет: Что за буферы имел ввиду переводчик? (Поручик Ржевский, молчать!) Боюсь, ответ знает только Ржевский

Admin: Gennady пишет: Скажите, кем была жена Террайля? А дети у него были? Что известно о его потомках? Есть ли сейчас какие-нибудь родственники? Был ли Террайль знаком с Дюма или, скажем, Февалем? Почему вдова была против Феваля-сына? И последнее- Каде- это имя или все-таки- кадет? Его жена, Луиза, была женщина состоятельная, не помню так навскидку, кажется, дочь важного орлеанского чиновника, м/б даже мэра. Совместных детей у них не было. На тему женитьбы Понсон дю Террайля было много разных сплетен, мол, женился на деньгах и все такое. Известно, что до нее у Понсона была несчастная любовь, которую он описал в одной из своих новелл, но после женитьбы писатель любил только свою жену, гордился этим чувством и никогда ей не изменял. Понсон был очень искренним и добрым человеком, это признавали все, даже завистники. Он был сильным, умел прощать, не обижался подолгу на злопыхательства и шутки в свой адрес. С юности Понсон регулярно занимался спортом, каждый день фехтовал и совершал конные прогулки. Но, не смотря на все это, в расцвете лет и славы (41 год) его не стало. Цепь трагических событий - прусское нашествие, уничтожение домика в Отейле, убийство захватчиками любимых охотничьих собак писателя (Понсон их обожал). В какой-то момент произошел надлом, сначала в душе, а затем и его тренированный и, казалось бы, крепкий организм дал сбой. Увы, он был не один такой. Примеров много. Прусское нашествие сломило моральный дух и старика-Дюма, разбитый параличом после вестей о позоре под Седаном, он еле добрался в провинцию к сыну, чтобы там умереть. Похожая, даже более страшная всемирная грозовая атмосфера накрыла, окутала и сломила много позже Стефана Цвейга. Ветряная оспа, которую в Бордо случайно подцепил Понсон, попросту добила его измотанный, душевно и физически ослабленный организм. Читатели ждали от писателя нового Рокамболя, издатели были готовы платить высокие гонорары, только бы он не отвлекался и развлекал своих читателей, но Понсон, как истинный патриот, считал, что когда пушки палят - слушать муз не пристало. Перо в сторону, ружье на плечо, ногу в стремя. Из родственников у Понсона была еще младшая сестра Ортанс, которой он посвящал в детстве стихи. Понсон занимал серьезную должность во французском Обществе литераторов, поэтому наверняка знал многих писателей своей эпохи. С Февалем-батюшкой он встречался на писательских обедах, устраиваемых их общим другом и издателем - Эдуаром Дантю (на этих обедах бывал еще Гектор Мало и, кажется, Пьер Закконе). О личных встречах с Дюма пока нашел мало информации. В "Истине о Рокамболе", как известно, Понсон благодарил своих уважаемых мэтров-учителей/вдохновителей Дюма, Феваля и Сю за Монте-Кристо, Трех в красном и Кривулю. Он открыто признавал, что именно эти персонажи знаменитых книг великих мастеров романа-фельетона повлияли на образы его героев в "Парижских драмах". С Дюма, насколько я знаю, они обменялись дружественными реверансами через газету, где одновременно печатались с продолжением их романы. В середине 1867 года, когда в газете "Ля Птит пресс" вовсю шла сверхуспешная публикация "Последнего слова о Рокамболе", в качестве второго фельетона решили возобновить (с самого начала) роман Дюма "Белые и синие". Дюма уже начинал публикацию этого романа в своем собственном издании - "Мушкетер", но газета эта долго не продержалась и роман так и не был допечатан. Фельетон Понсона хотели поставить на первую полосу, но он заявил, что мэтр должен быть впереди. Поэтому издатель был вынужден поставить не столь популярный и уже не новый роман Дюма на первую страницу в разделе фельетонов, а текст о Рокамболе шел на следующей. Если не ошибаюсь, потом Дюма поблагодарил Понсона ответным жестом - когда закончился пролог "Белых и синих", Дюма настоял, чтобы теперь его собственный текст шел следом, после романа Понсон дю Террайля. В мемуарах Дюма нет ничего о Понсоне. Думаю, они могли встречаться лишь по случаю, в редакции или на каких либо вечерах, через общих знакомых. Журналист Шарль Шеншоль, кажется, был одним из таковых (он писал статьи о Дюма, а после гибели Понсона, с которым очень дружил, закончил несколько его романов). Тема Дюма-Понсон давно ждет своего кропотливого исследователя. Что касается приписываемого Понсону романа о Рокамболе (Рокамболь там фигура эпизодическая), то главного героя романа именно так и зовут Каде-фрипуй, т.е. "Каде-бездельник", он из банды Фрипуйяров (бездельников, жуликов, прохвостов, проходимцев - выбирайте сами вариант перевода, который вам нравится, на русском этот роман пока не выходил). Жулик-кадет — такое название, на мой взгляд, у русского читателя вызовет совсем иные ассоциации. А "Младший жулик" совсем уж по-детски и по-советски звучит. Имхо, конечно, никому не навязываю.

Admin: "Возвращение Рокамболя", роман Констана Геру, написанный на основе заметок, оставленных Понсон дю Террайлем (Париж: изд. Виктор Бенуа, 1877) (Париж: изд. Жюль Руфф).

Admin: Знаменитый французский телесериал "Рокамболь" (Rocambole, 1964-65) Режиссер - Жан-Пьер Декур Жан Топар - в роли демонического сэра Вильямса и Пьер Вернье - в роли Рокамболя, весьма способного ученика сэра Вильямса.

Admin: "Рокамболь" (Rocambole, 1964-65, ORTF) состоит из 78 минисерий (по 13 минут каждая), образующих 3 сезона. Сезон первый. Таинственное наследство (L'Héritage mystérieux, 1964 april) Сезон второй. Душители (Рокамболь у тугов) (Les Étrangleurs / aka: Rocambole chez les Thugs, 1964 mai) Сезон третий. Прекрасная садовница (La Belle Jardinière, 1965 april)

Admin: Оригинальная музыкальная заставка Жака Луссье к телесериалу "Рокамболь" http://www.youtube.com/watch?v=G5M14PNYZsE здесь кратко, но с титрами http://www.youtube.com/watch?v=Jb-t4AfTu4g "Рокамболь" (Rocambole, 1964-65, ORTF) Режиссер - Жан-Пьер Декур В ролях: Рокамболь - Пьер Вернье Сэр Вильямс - Жан Топар Баккара - Марианна Жирар

Admin: ОБ АВТОРЕ В ночь с 8 на 9 июля 1829 года в альпийской деревушке Монмор, что на юго-востоке Франции, родился ребенок, которому предстояло стать одним из самых удивительных и успешных писателей XIX века. Популярность этого писателя была так высока, что некоторые врачи даже предписывали чтение его романов как средство от головной боли, хотя были и такие, кто испытывал от его книг обратный эффект. Будущий прославленный автор получил от рождения имя столь же длинное, как и бесконечные серии его романов. Звали его Пьер-Алексис-Жозеф-Фердинан де Понсон, но сам он впоследствии решил для благозвучности добавить к фамилии отца еще и фамилию матери, и стал Понсон дю Террайлем. Детство юного Алексиса, как называли мальчика все родные, прошло в Шато дю Террайль — родовом поместье его деда, кавалера ордена Почетного легиона и обладателя огромной библиотеки романов, к которым будущий писатель пристрастился, как только научился читать. Второй страстью юноши стали бабушкины сказки и старинные легенды. Именно бабушка привила будущему мастеру романов плаща и шпаги любовь к отечественной истории. Когда мальчику исполнилось девять, привольная жизнь на зеленых лугах, в окружении искрящихся на солнце белоснежных гор и всегда проезжающих мимо дилижансов закончилась. Родители отправили Алексиса в соседний город Апт постигать науки. Ежедневные занятия спортом и четко разграниченная жизнь в коллеже стали второй натурой юноши и ключом к его поистине феноменальной работоспособности. В тринадцать лет он пишет первые стихи, которые посвящает своей младшей сестре Ортанс. Родители хотели, чтобы сын стал магистратом, но судейская карьера была не по душе Алексису. Очарованный мечтой о дальних странах, юноша решает стать моряком и продолжить свое обучение в Марселе. Но если риторика и философия давались ему легко, то с точными науками было хуже. Особенно плохо было с математикой, на этот предмет у Понсона была стойкая аллергия. Увы, экзамены в мореходное училище он не сдал. Распрощавшись с мечтой об Индии и Америке, семнадцатилетний Алексис не захотел возвращаться к сельской жизни и направился в самое сердце родной Франции. Прибыв в Париж накануне революционных событий 1848-го, он записался в Национальную гвардию, но быстро разочаровался в военной карьере и переключился на журналистику. Однажды, как вспоминал сам Понсон, в одном романе, публиковавшемся в газете, «я прочитал такие строки: "Чья была эта рука? Чья была эта голова? Продолжение в следующем номере"… и вдруг понял, что мой путь найден!». Он решает стать автором остросюжетных романов-фельетонов, то есть романов с продолжением. Несколько робких попыток, и уже третий роман «Кулисы мира» (1851-1852) обращает на Понсон дю Террайля пристальное внимание широкой публики. Далее, как из рога изобилия, один за другим, посыпались захватывающие исторические романы: «Мертвая баронесса», «Кавалеры ночи», «Башня кречетов», «Оружейник из Милана», «Красные маски», «Бал жертв». Поистине ошеломляющий успех выпал на долю его бесстрашного героя по прозвищу Рокамболь. Писателя начинают сравнивать с Дюма, отмечая, что при всей незамысловатости стиля, полет фантазии Понсон дю Террайля начинает затмевать славу лучших романов «Александра Великого». Наделенный даром прирожденного рассказчика, работая без секретарей и соавторов, Понсон дю Террайль способен был с ходу строить интриги своих романов так занимательно, что читатели буквально атаковали редакции, требуя продолжения и даже воскрешения полюбившихся героев его книг. В эпоху Наполеона III Понсон дю Террайль стал одним из самых популярных писателей, опубликовавшим за 20 лет своей литературной карьеры более 130 произведений, из которых 80 — многотомные романы. Мериме зачитывался его книгами, называя их создателя гением, а вот Флобер, награжденный в один день с Понсоном орденом Почетного легиона, презрительно морщился, отказываясь удостоить «автора Рокамболя» высокого звания писателя. В 1870 году, когда армия Бисмарка нагло вторглась на территорию Франции, Понсон дю Террайль отложил перо и на свои деньги организовал в лесах под Орлеаном партизанский отряд из браконьеров и местных крестьян. Эти вольные стрелки ощутимо досаждали пруссакам. На писателя и его «шайку» велась безжалостная охота. Однажды пруссаки ворвались в поместье Понсона, замок Рэнри, и не застав там своего врага, безжалостно поубивали всех охотничьих собак писателя. Немецкий генерал фон Танн приказал сжечь все фермы, в окрестностях которых орудовал отряд Понсона. Лютые холода и натиск врага вынуждают французскую армию постоянно отступать. Вести о том, что пруссаки бомбардировали Париж и разрушили его любимый домик в Отейле, деморализовали неунывающего Понсона. Прибыв в Бордо, где произошла вспышка ветряной оспы, писатель скоропостижно скончался 20 января 1871 года. Ему было всего 42 года. Сага о Рокамболе, обрываясь на самом интересном месте, так и осталась незавершенной, а ее герой, как и его создатель, стали достоянием вечности. Владимир Матющенко (Пьер-Алексис де ПОНСОН ДЮ ТЕРРАЙЛЬ. Бал жертв. М.: Вече, 2012. Серия исторических романов)

Gennady: Admin, Получил огромное удовольствие, читая выложенную вами статью. Такой полной биографии гениального Понсона мне читать еще не доводилось. Спасибо ее автору. Интересно, имеются ли у Понсона дю Террайля какие-нибудь потомки? Имею в виду- на сегодняшний день? Ну какие-нибудь двоюродные или троюродные племянники или еще кто-либо? У его сестры не было детей? Не было ли в этом роду еще каких-нибудь писателей?

ffzm: Тоже очень понравилась статья, Админ уже выкладывал подобные статьи из книг "Серии исторических романов" о П.Февале и М.Зевако. У меня нет книг этой серии и поэтому к Админу просьба выложить еще статью о Д.С.Уаймене из книги "Французский дворянин". А о Террайле есть ещё статья Н.Бичехвоста (он зарегистрирован на этом форуме). Вот она: click here

Admin: Автор тоже передает свою благодарность Геннадию и ffzm ffzm пишет: У меня нет книг этой серии и поэтому к Админу просьба выложить еще статью о Д.С.Уаймене из книги "Французский дворянин". Ок, сделаем и про Уаймена. Кстати, тем, кто интересуется Понсоном - настоятельно рекомендую издание "Бала жертв", выходившего в этой самой "Серии исторических романов". Текст был сверен с франц. оригиналом и подредактирован (к сожалению, по тех. причинам, небольшой кусочек отредактированного текста выпал и не вошел в книгу, т.е. абсолютно весь текст романа на месте - только в паре-тройке глав в середине он так и остался в первозданно-дореволюционно-корявом переводе, а потом опять пошла правка). Читать "Бал жертв" значительно приятнее по этому изданию, чем по нелепо-развеселым (см. примеры в этой теме выше) репринтам старого перевода, публиковавшимся в 1990-х.

ffzm: А я как раз собирался в ближайшее время прочитать "Бал жертв", но теперь подожду пока не найду эту книгу из "СИР".

Антон: Admin пишет: (к сожалению, по тех. причинам, небольшой кусочек отредактированного текста выпал и не вошел в книгу, т.е. абсолютно весь текст романа на месте - только в паре-тройке глав в середине он так и остался в первозданно-дореволюционно-корявом переводе, а потом опять пошла правка). Ну придётся здесь напечатать выпавшие куски А давно выходила книга-то? Найти ещё реально?

Admin: Антон пишет: А давно выходила книга-то? Найти ещё реально? Даже не знаю. С полгода, наверное, прошло.

Beautiful cat: Недавно по совету Владимира принялся за сагу о Рокамболе. Прочёл первые две книги: "Таинственное наследство" и "Сестра Луиза". Сейчас читаю "Клуб Червонных Валетов". Спешу поделиться первыми впечатлениями. Конечно, Понсон Дю-Террайль не слишком придаёт значение витиеватости языка изложения, как Бальзак, или Дюма. И дело здесь не только в переводах. Просто пишет он "проще", если можно так сказать. Но книгу буквально невозможно выпустить из рук!!! Террайль - самый настоящий сказочник, этакий Оле-Лукойе. Он обольщает читателя, выдумывая такие неожиданные повороты сюжета, что ощущения можно сравнить с Американскими горками. Причём логика немеет пред лицом этого гения. Навряд ли кто-то вообще задумывается о мотивации поступков героев, Вы просто находитесь в сладком плену, где становитесь свидетелем самых невероятных событий.

Admin: Когда я дурное советывал? Читайте, дальше будет еще лучше. "Воскресший Рокамболь" и "Последнее слово" вообще отключают все жизненные функции, кроме зрения и дыхания (с перебоями). Понсон - наше всё! Писал быстро, но невероятно увлекательно. Поэтому у героев его могло быть 4 руки (две за спиной, а еще две, чтобы читать газету, прогуливаясь вдоль перрона) и хоть 9 жизней. Редакторы были в плену его сюжетов и не могли и пальцем пошевелить (либо читать, либо работать). И всё им написанное так и уходило прямо в народ, который потом бил стекла в доме Понсона, громил редакции и требовал опять и опять воскресить всеми либимого Рокамболя. Чистейший экшен! Но переводы оставляют желать лучшего. Кстати, все же уточню, а то эта ошибка гуляет по форуму у многих. Фамилия у писателя двойная - Понсон дю Террайль. Или просто Понсон. Террайлем его никто не называл. Во французских справочниках на "Т" его практически не найти, только если в каких убогих.

Beautiful cat: Admin пишет: Когда я дурное советывал? Читайте, дальше будет еще лучше Не сомневаюсь. Но я надеюсь, что де Кергац не будет бороться с Андреа на протяжении 32 книг. Кстати, Рокамболь появляется только во второй книге. Пока что это хитрож...умный малолетний преступник.

Admin: Правильно надеетесь. Героев там - мильён. То ли еще будет.

Admin: Маленький перепост от еще одного классика на нашу хлипкую мельницу: В.Т. Шаламов. Ворисгофер По вечерам за столом, под большой керосиновой лампой-«молнией» читали — каждый своё, а иногда кто-нибудь читал вслух. За этим же столом делал я и свои школьные уроки. Отец говорил с нами мало, но иногда поворачивал к свету книгу, которую я читал. — Мережковский. «Воскресшие боги». У нас ведь есть в шкафу — в другом издании, чёрная обложка. — Это не «Воскресшие боги». — А что же? — Это — статьи. — Что еще за статьи? — И отец взял у меня книгу из рук. Не мир, но меч. Это тебе, пожалуй, рано. Мне было десять лет. В другой раз большая пёстрая обложка привлекла внимание отца. — А это? — Один французский автор. — А Именно? — Понсон дю Террайль. — Название? — Отец уже сердился. — «Похождения Рокамболя». Я был тут же выдран за уши. Мне было запрещено приносить Рокамболя в квартиру, квартиру — где, подобно Рокамболю, изгонялся Пинкертон и Ник Картер и пользовался почётом Конан Дойль. Конан Дойль, конечно, был получше Понсон дю Террайля, но и Понсон дю Террайль был неплох. Рокамболя же мне пришлось дочитывать у кого-то из товарищей. Но жизнь шла, и вот отца посетил наш учитель географии Владимир Константинович, мой классный наставник. В нашей квартире, из-за большой семьи, тесноты, двери закрывались плохо, и я легко услышал разговор. — Способности вашего сына очень большие, Тихон Николаевич. Надо не прозевать времени — открыть ему дорогу к книге. — Резон, — сказал отец. Думал и решал он, как всегда, недолго, а признание, успех — были для отца аргументом веским, чуть не единственным. Вскоре я был отведен к […][1], знаменитой вологодской ссыльной даме — седой старушке — хозяйке большой библиотеки. Седая дама, наведя на меня пенсне, как лорнет, то приближая, то удаляя, внимательно меня оглядела... — Это — кто же? — Это сын Тихона Николаевича. — Тихону Николаевичу, кажется, не везёт с сыновьями. — Это — младший. — А-а... Слыхала, слыхала. Ну, покажись. — Рука дамы легла на моё плечо. — Сейчас я покажу тебе сокровища. Дама встала с кресла бойко, прошла со мной в конец комнаты и откинула занавеску. Длинные ряды книжных полок уходили вглубь, в бесконечность. Я был взволнован, потрясен этим счастьем. Сейчас меня подведут к книгам и я буду перебирать, гладить, листать, узнавать. Я ждал, что хозяйка подведёт меня к полкам, толкнет и я останусь тут надолго — на много часов, дней и лет. Но случилось не так. — Ты должен читать путешествия? Да? — Да. — Майна Рида? — Я читал Майна Рида. — Жюля Верна? — Я не люблю Жюля Верна. — Ливингстона? — Я читал Ливингстона. — Стенли? — Я читал Стенли. — А Элиза Реклю? «Человек и земля». — Я читал Реклю. — Хорошо, — сказала старушка. — Я знаю, что тебе дать. Я дам тебе Ворисгофера. И кто-то незримый, скрытый в полках, сказал громко: — Да! Да! Ворисгофер воспитывает характер. Я осторожно взял Ворисгофера. — А ешё? — Пока всё. Через две недели прочтёшь, не спеша. Запишешь содержание и расскажешь мне — или вот Николаю Ивановичу-— если меня дома не будет. — Перст седой дамы был устремлен в сторону незримого в книжных полках. Надо ли говорить, что я не был больше в этой общественной библиотеке. Мой классный наставник Ельцов, оставивший в то время школу и ставший директором Вологодской Центральной библиотеки — дал мне билет в читальный зал и абонемент, и я читал там запоем всё свободное время. Воспоминания /В.Т. Шаламов — М.: ООО «Издательство Олимп»: ООО «Издательство АСТ», 2001. — С. 13-16 http://shalamov.ru/library/33/1.html

1.66: Состав единственного (по моим сведениям) дореволюционного собрания сочинений Понсона дю Террайля на русском языке Сочинения... В 2-х сериях. 27 тт. Серия 1-я. В 15-ти т. 30 романов под общим названием: «Похождения Рокамболя» состоит из VII эпизодов. Серия 2-я. В 12-ти т. из III эпизодов. Спб., тип. В. А. Тихонова, 1901–1904 (Частное заглавие отд. тома на тит. л.). Серия 1. Эпизод I. Парижские драмы: Т. 1. Таинственное наследство.– Девица Баккара и сестра Луиза. 1901. 383 с. Т. 2. Клуб червонных валетов.– Грешница. 1901. 352 с. Т. 3. Граф Артов. (Продолжение романа «Грешница»). 1901. 356 с. Эпизод II. Похождения Рокамболя: Т. 4. Испанка. 1901. 328 с. Т. 5. Смерть дикаря. 1901. 324 с. Т. 6. Мщение Баккара. 1901. 322 с. Эпизод III. Воскресший Рокамболь: Т. 7. Сен-Лазар. 1901. 320 с. Т. 8. Дом сумасшедших. 1901. 320 с. Эпизод IV. Последнее слово о Рокамболе: Т. 9. Опустошители. 1901. 322 с. Т. 10. Миллионы цыганки. 1901. 328 с. Т. 11. Драма в Индии. 1901. 320 с. Эпизод V. Лондонская нищета: Т. 12. Детская воспитательница. 1901. 324 с. Т. 13. Птичья клетка. 1901. 352 с. Эпизод VI. Рокамболь в тюрьме: Т. 14. Любовь Лимузена. 1901. 320 с. Эпизод VII. Веревка повешенного: Т. 15. Сумасшедший из Бедлама. 1901. 333 с. Серия 2. Эпизод I. Молодость Генриха IV: Т. 1. 4. 1. Прекрасная ювелирша.– Ч. 2. Любовница короля Наварского. 1902. 320 с. Т. 2. Ч. 3. Похождения прекрасной Нанси. 1902. 320 с. Т. 3. Ч. 4. Приключения червонного валета. 1902. 372 с. Т. 4. Ч. 5. Любовные похождения трефового валета. 1902. 320 с. Т. 5. Ч. 6–7. Варфоломеевская ночь.– Королева Баррикад. (Сейм в Блуа). 1903. 332 с. Т. 6. Ч. 8. Королева Баррикад. (Цареубийца Жак Клеман). 1903. 328 с. Т. 7. Ч. 9. Красавец Галаор. 1903. 320 с. Эпизод II. Вторая молодость Генриха IV. В 2-х ч. Т. 8. Ч. 1. Замыслы Герцога Савойского.– Ч. 2. Измена Лаффена и смерть Бирона. 1903. 248 с. Т. 9. Сироты Варфоломеевской ночи.– Месть Амори. 1903. 188, 189–320 с. Эпизод III. Тайны Парижа: В 3-х т. Т. 1. Оперные драчуны.– Товарищи любовных похождений. Год и кол-во с. не установлены. Т. 2. Дама в черной перчатке.– Графиня д’Асти. Год и кол-во с. не установлены. Т. 3. Роман Фульман. 1904. 290 с.

ArK: Проанонсирован выход такой книги на английском - актуально для тех, кто не знает французского: In 1675, a female vampire possessing the secret of immortality was burned alive. Forty-five years later, during a dinner at the table of the French Regent, her then-lover, Marquis de la Roche-Maubert, discovers that another guest, Chevalier d'Esparron, is in love with the same immortal woman. However, her attraction to him is not to satisfy her hunger for blood, but to implement one of the greatest secrets of alchemy: the transmutation of lead into gold! Pierre-Alexis Ponson du Terrail (1829-1871) was a French popular writer and a master of the serialized novel, having penned over 200 such works in 20 years. He is justly famous for his character of Rocambole and his ground-breaking horror novel, The Vampire and the Devil's Son (1852). The Immortal Woman (1852) is a forgotten masterpiece of early vampire fiction, and another of Ponson's classic flirtations with the supernatural.

Admin: На русском этот роман тоже выходил во время оно Но найти очень сложно. В ленинке нет. "Бессмертная женщина". - М. 1873, тип. Ф.Б. Миллера, 386 с.

Admin: Кстати, британский фантаст Брайан Стэблфорд (переводчик Понсона) - наш человек в плане увлечения старинным романом-фельетоном, хотя/увы по большей части кошмарно-мистическим. Стэблфорд уже давно усилено пересказывает для англоязычных читателей еще и многие романы Феваля, не только мистику, но и сериал о "Черных одеждах". http://www.blackcoatpress.com/ponson.htm http://www.blackcoatpress.com/feval.htm

Gennady: Несколько раз общался с Брайаном Стейблфордом. И по телефону, и письменно. Он по-моему очень незаурядный человек. Когда берется за дело, то копает довольно глубоко, что видно не только из его переводов пусть даже адаптированных, но и из предисловий. У меня есть с десяток его адаптаций. В том числе, и "Фелифакс" - творение Феваля-сына. Поскольку очень люблю хорошо сделанную "тарзаниаду" - мне очень понравилось. Но дальше тех вещей, которые уже сделаны и делаются, он не слишком стремится к роману-фельетону. Спрашивал его, не хочет ли он взяться за лагировских "Скаутов". Он говорит, что "Скауты" это ужасно. Не знаю, может быть, и ужасно. Не давно мне прислали четырехтомник "Заговор миллионеров" Гюстава Леружа. Это неплохо, между прочим, но отнюдь не "шик, блеск, красота". Хотел натолкнуть Брайана на какой-нибудь роман, который мог бы быть интересен нам всем. Но что-то не соображу какой именно.

Gennady: Иной раз в голову приходит всякое. Ну например- учредить какое-нибудь издательство, которое занималось бы только приведением в божеский вид старых романов, а для этого учредить должность так сказать поисковика, который ездил бы по городам и весям и искал всякие редкости. При этом бы читал и искал лучшее. В том числе и непереведенное на русский язык. Вот такие безумства творит моя голова.

Admin: Мечты, мечты... А статьи о Понсоне у Стэблфорда Вам попадались? Интересные?

Gennady: Admin Владимир, был бы очень рад ответить вам положительно и с удовольствием бы отсканировал бы такое предисловие для всех интересующихся. Но у меня нет ни одной адаптации Понсона. Видите ли, я не очень люблю вампирскую литературу ( и кинофильмы тоже). Хотя не сомневаюсь, что Понсон писал и такую литературу блистательно. Однако, хочется и другие некоторые книги заполучить от этого же издательства, так что я вампирскую литературу все откладываю да откладываю на потом. А все вместе мне не осилить. Извините. Не приходит ли вам в голову, какой роман я мог предложить вниманию Стэблфорда? Так чтобы "ударить" наверняка?

Admin: Честно признаться, не уверен, что такой начитанный человек как Стэблфорд, со своими личными приоритетами захочет переводить авторов, которых мы могли бы ему посоветовать (я тоже, как и Вы, Геннадий, не жалую ужастики и вампирскую тематику). Быть может он или его коллеги по "Блэк-коутс пресс" взялись бы адаптировать классический роман Сулье или "Ночи Пер-Лашез" Гозлана, ну, или что-то из мистики Нодье и Барбе д'Орвильи. Это Стэблфорду ближе. Не совсем то, что хотелось бы любителям стремительного романа-фельетона, понимаю. Но, предлагать ему что-то редкое из Жаколио, Зевако, Шпицмюллера, Декурселя, Мозелли или Бонно, думаю, нереально. Уже одно то будет хорошо, если он не остановится на достигнутом и продолжит прославлять творчество Феваля и Понсона по ту сторону Па-де-Кале и Океана. Романов у них читать-неперечитать. Может, однажды какой-нибудь чудак в Голливуде заметит их и экранизирует (нам только в плюс). Эх, вот если бы кто из англичан взялся перевести с итальянского "Беати Паоли" Натоли, "Тайны Неаполя" Мастриани или с испанского "Тайны Мадрида" Виллергаса! Мечты, мечты... Но пора вернуться к нашим мутонам, то бишь романам Понсона. У отца Рокамболя было немало романов с элементами мистики и фантастики (влияние готической литературы ужасов, особенно Анны Радклифф и Гофмана, во французском романе-фельетоне - вещь на тот момент весьма популярная): Вот список основной "мистики" Понсон дю Террайля: "Мертвая баронесса" (La Baronne trépassée, 1852) - сентиментально-авантюрный роман, где в прусских эпизодах появляется Черный ловчий и его мертвая семейка, плюс всякие живые скелеты и кровопивцы. Понсон, не веривший в вампиров (воспринимая их, скорее, как интересную сказку, легенду, имевшую цель либо напугать, либо развлечь), тем не менее смело экспериментировал с этой темой задолго до Ле Фаню и Стокера. "Удары шпагой капитана Ла Палисса" (Les Coups d'épée du capitaine La Palisse, 1865) - незаконченный роман (дописанный Шарлем Шеншоллем) из времен Франциска I, где фигурирует эликсир молодости. "Гостиница на улице Анфан-Руж" (L'Auberge de la rue des Enfants-Rouges, 1867-68) - роман из времен Людовика XV, где тоже затрагивается тема получения бессмертия и встречи с инфернальными силами. "Бессмертная женщина" (La Femme immortelle, 1868) - роман из эпохи регентства Филиппа Орлеанского с участием бессмертной вампирессы. "Парижские школяры. Легенды Латинского квартала" (Les Escholiers de Paris. Légendes du Pays latin, 1867-68) - историко-авантюрный роман из эпохи мадам Екатерины и последних Валуа, где есть эпизоды с таинственным домом и настоящим кровопийцей - стариком, решившим омолодиться. "Черная месса" (La Messe noire, 1869) - роман плаща и шпаги из эпохи Франциска I, опять с темой бессмертия.

ArK: Думаю что для русскоязычного читателя более актуально издание на русском, чем адаптация для англоязычного читателя.



полная версия страницы