Форум » Приключения: Авторы от A до Z » Поль д'Ивуа (1856-1915) » Ответить

Поль д'Ивуа (1856-1915)

Николай Бичехвост: Поль д'Ивуа (1856-1915) - французский писатель, один из продолжателей традиций Жюля Верна. Автор приключенческой серии "Эксцентричные путешествия". Примечание Автор темы: Николай Бичехвост. Его первый большой пост перемещен в начало темы (после первого колонтитула). См. Правила форума: Как создавать новую тему. Admin

Ответов - 40

Admin: Отправлено: 30.10.12 14:01. Заголовок: Пропавший во времени Поль де Ивуа Автор: Николай Бичехвост Пропавший во времени Поль де Ивуа Между романтикой и криминалистикой Уходит в сумерки прошлого старый, любимый Саратов... Теперь мало кто помнит, как в самом центре процветал стихийный книжный базар, чудесное убежище для одержимых любителей книги. Книголюбы, матерые и начинающие, и ловкие дельцы, толпились здесь каждый вечер. Выискивали одним им ведомые шедевры и опасливо косились на милиционеров, которые их не жаловали. А я, «чечако»-новичок, невзирая на любую непогоду, дождь и снег, неутомимо наезжал сюда, набирался взахлеб букинистических премудростей и начинал робкую охоту за книжными редкостями. Столько неизвестных имен и книг дореволюционных «приключенцев» манили, звали меня! Я трепетно брал в руки и восторгался пахнущими стариной, в тисненых золотом переплетах, романами Э.Сю, Г.Эмара, Г.Борна, Э.Габорио, Э.Сальгари, А.Лори, Поля де Ивуа. Они были, жили только здесь, ибо в общественных библиотеках совсем не сохранились. Вот и я, студент престижного Саратовского юридического института, скитающийся по сырым татарским полуподвалам с семьей, годовалым сынишкой, последние гроши свои тратил не на скудные вермишелевые обеды, а на затрепанные в букинистах, очень редкие книги того же Поля Д Ивуа. Но какова бывала порою находка-удача! И я, забыв начисто всю юриспруденцию и строгие указания ворчливой хозяйки прополоть огород, нетерпеливо листаю его роман « Доктор Безымянный». Это толстый том , еще с буквой «Ъ», с сотней остросюжетных рисунков, где этот доктор с французом Сигалем в Индии преодолевают таинственные препятствия и добиваются удачи. До сих пор я храню о том старинную информацию. Вот она! «Необычайные приключения француза Сигаля, встретившегося с « Доктором Безымянным», этим удивительным ученым и высокогуманным человеком, переносят нас в Индию и раскрывают ряд волшебных картин роскошной природы и таинственной жизни страны индусов. Оригинальная завязка с первой же минуты овладевает вниманием читателя, который, благодаря живости изложения романа и сочности красок в нем, уже не в состоянии оторваться от заманчивой книги. Огромное воспитательное значение имеют с одной стороны те высокогуманные мотивы, которые руководят всеми действиями «Доктора Безымянного», с другой стороны те интересные научные открытия, на основании которых действует главный герой романа». И я не сплю всю ночь, читаю... Господи! Ну, зачем назавтра судьба подсовывает мне экзамен по заумной криминалистике. Когда я с такими мучениями достал среди закоренелых книголюбов продолжение приключений этих же героев во время жесткого восстания «боксеров» в 1900–м году - книгу «В Китае»! Тогда в стране Советов многое скрывалось, искажалось, а правду-то, историческую, даже примитивную, нам, молодым, хотелось знать. Пусть даже по старым царским изданиям. И продолжается моя беспокойная, восхитительная ночь (или многие ночи), когда я, не обращая внимания на блеяние рядом хозяйских овец, вместе с автором переношусь в эту обширную «Небесную Империю»! С героями романа участвую в сражениях с «боксерами», подавляемых международными войсками, в том числе и русского, «белого царя». Ну как не переживать за молодого Сигаля, который под личиной китайца проникает сюда с секретным поручением от русского правительства. Встречается с земляком Лоре, в которого влюблена китайская принцесса. По ее настоянию, их, строптивых, захватывают в плен. После массы приключений, они убегают к европейцам, осажденным в иностранных посольствах в Пекине. Там пряталось много русских и китайских христиан, нещадно вырезаемых восставшими. Крови хватало с обеих сторон. Но прерву эту цепь неимоверных испытаний, дабы сообщить, что я, почти засыпая под утреннюю зарю, узнаю на последних листах, что после осады все закончилось благополучно, наградами и свадьбой героев. Вот отсюда-то и появилась у меня папка дореволюционных материалов «Русские в Китае». А с годами я, неугомонный, проник в дебри мощных архивов Санкт-Петербурга, Москвы. Опубликовал по уникальным документам очерки о судьбах наших забытых земляков, боевых донских казаков, в Пекине и Париже, Африке и Америке, иных чужедальних странах. А затем стал вести о них, неординарных, в Волгограде авторскую телевизионную передачу «Тайны старых архивов». Но будет это потом, после службы моей в системе прокуратуры… А тогда, меня, юного студента, интригуют старинные литературоведы, утверждая, что Поль Де Ивуа «занял во французской и мировой литературе такое место, какое столько лет занимал общий любимец Жюль Верн». Вот это открытие! Советовался не раз я со старыми букинистами, но они разводили руками, мол, уж больно редкостный автор. Тогда я, полагая, что перлы учебы следственной работы от меня никуда не уйдут, решил, что книжную старину надо брать сейчас, руками, и «с поличным». И ухожу, пропадаю в недрах книгохранилищ. Страсти подогревает обнаруженные мною в давних изданиях отзывы старой российской печати о романах Поля де Ивуа. Вот что читаю в пожелтевших подшивках 1903 года в « Московских ведомостях», «Казанском телеграфе», «Звезде»…. «Доктор Безымянный - написанный, видимо под влиянием франко-русских симпатий - находка для любителей занимательного чтения». «Доктор Безымянный» - это удивительный ученый и высокогуманный человек». «Поль де Ивуа - один из даровитых последователей своего знаменитого соотечественника». А вот известный французский писатель и философ Ж.-П. Сартр, вспоминает о своём юношеском чтении и книгах Поля де Ивуа. «…Тут грабили, убивали, кровь текла ручьем. Индейцы, индусы, могикане, похищали юную красавицу, веревками скручивали ее старика отца, готовя ему мучительную смерть. Это было олицетворенное зло. Но его только для того и показывали, чтобы повергнуть в прах перед добром…». Представьте, как я был изумлен, выяснив, что жизнь и творчество писателя не удостоились исследования солидных российских критиков, не отражены почему-то даже в капитальных энциклопедиях «Брокгауз и Ефрон» и нашей «Краткой литературной». Единственно, литературовед Евгений Брандис «хлестанул» романы Поля де Ивуа во времена советско-партийного гонения на «буржуазных» авторов. Назвал их занимательными, но крайне легковесными, в которых «много бульварной дешевки и отчетливо проступают антигуманистические тенденции». «Странно,- подумал я, - предреволюционная пресса, наоборот, подчеркивает гуманизм героев Поля де Ивуа». Роковая тайна И мне стало понятно, что в Советской России звезду удачи французского писателя Поль де Ивуа постигло черное, незаслуженное забвение. Это его, ранее широко читаемого в нашей империи, автора многих приключенческих, исторических и фантастических романов - и забыли! Хотя книги его широко рекламировались в Европе наравне с сочинениями корифеев этого жанра Луи Буссенара, Майн Рида, Луи Жаколио… Более того, современные французские литературоведы подчеркивают, что Л. Буссенар, возвратившись из Гвианы, и продолжая карьеру романиста, публикует в «Журнале путешествий» свои сочинения, и становится наравне с Полем де Ивуа «одним из самых популярных писателей». Но вот еще более странный парадокс! Даже произведения великого романиста Л. Буссенара, сегодня во многом забыты и почти не переиздаются в его стране, любимой Франции. Выходит, у нас больше почтения к классикам Великой страны романтики, коли в Москве, а не в Париже, выпущено не так давно огромное 30-и томное собрание сочинений Луи Буссенара. А что тогда говорить о судьбе Поля де Ивуа, его замечательного предшественника?.. Вот уж настоящая загадка. Его творческое наследие не вошло как-то в золотой Фонд мировой литературы приключений. Да, он почему-то остался на задворках Музы романтиков. Может, маститых литературоведов шокировало то, что писатель публиковал почти все свои романы под вымышленным псевдонимом? Автор зачем-то настойчиво и долго скрывался под ним от поклонников, и редко озвучивал свое настоящее имя Поль Шарль-Филлип Эрлик Делетер. Книги его особенно распространились в России, когда в 1903-м году издатель литературы приключений П. П. Сойкин выпустил сочинения Поля де Ивуа. Это были остросюжетные романы «Вулкан и динамит», «Неуловимый враг», «Нилия», дилогия «Доктор Безымянный» и «В Китае». Все их герои, конечно, французы, обладавшие высоким личным мужеством, неимоверной храбростью и остроумием. Эти и другие романы были настолько востребованы, что предприимчивый П.П. Сойкин также печатал их в чудесном российском еженедельнике «Природа и люди». И мне не давало покоя, так почему же имя Поля де Ивуа затерялось в потемках времени? Госпожа Удача Тогда в поисках истины перенес я крен на зарубежные издания. Сенсацией стала информация из французского словаря, что огромную известность Полю де Ивуа принес самый первый и лучший из его романов «Пять су Лавареда». О, то был славный для автора 1894 год! Хотя произведение и было написано в соавторстве с Энри Шабрилатом, но перед самым выходом его в свет, Энри, увы, почил в бозе. И все шумные почести, и гонорары досталась Полю де Ивуа. Вот такой поворот судьбы! Так госпожа Удача милостиво улыбнулась ему. Но надолго ли? Этот героико-комический и экзотический роман приключений имел повсюду громкий успех. Счастливой судьбе его способствовала занимательность повествования. Еще бы! Бойкий журналист Лаваред может получить многомиллионное наследство, если проделает путешествие вокруг света с… пятью су в кармане. В случае невыполнения условия наследство переходит к сопернику, англичанину Мэрлитону. Неунывающий журналист преодолевает пустыни, океаны, континенты пешком, на велосипеде, судне и даже на воздушном шаре. За ним следит и устраивает козни сэр Мэрлитон, сопровождаемый дочерью мисс Ауретт. Но побеждает… любовь. Ибо Лаваред влюбляется в милую англичанку, притом счастливо выигрывает пари, преодолевая все препятствия. Очарованные читатели рукоплещут и требуют, требуют от автора продолжения приключений своего национального героя! Вдохновленный писатель выпускает в свет один за другим продолжения «Спутники белого лотоса» и «Мисс Ауретт». В Париже зрители буквально сметали двери в театрах, спеша на грандиозный и красочный спектакль «Пять су Лавареда». Эта жизнерадостная, легко написанная книга переиздавалась несколько раз и вкупе с другими произведениями принесла Полю де Ивуа титул «второго Жюля Верна». Даже одно сравнение с прославленным мэтром возносило его громадную высоту. Любопытно, что, идя по стопам Поля де Ивуа, Луи Буссенар в следующем, 1895 году, опубликовал роман «Без гроша в кармане», герой которого, отчайный авантюрист, заключает пари, совершить кругосветное путешествие, не имея за душой не гроша или ровно через год покончить жизнь самоубийством. Глядя на Париж, не дремали и в северной Москве. Театральная библиотека выпустила большое драматическое представление « Путешествие из Парижа в Китай с пятью су в кармане или завещание чудака», а публика ахала и восторгалась им. В Санкт-Петербурге упомянутый П.П. Сойкин обрадовал читателей выпуском романа под названием «Вокруг света с гривенником в кармане» и публикацией его в журнале-еженедельнике «Природа и люди». Вот только не встретилось мне нигде, известно ли было лично Полю де Ивуа об огромной популярности его сочинений в обширной России. …Летели годы быстрокрылые. И уже я следователь, прокурор, сотрудник Волгоградской областной прокуратуры. После выездов на места зверских убийств, криминальных взрывов, арестов рецидивистов, судебных, научных и прочих заумных заседаний и дел, находил отдохновение в мире книг и литературных занятий. Накипевшее и наболевшее в душе выплескивал в простецкие строки, как «Баллада о прокурорах». Суровые лица, закрытые души. И ночью аресты уснуть не дают. А днем шум народа, и жалобы слушай: « В судах нет порядка, в милиции бьют». Вот так прокуроры на Волге - широкой живут… А затем с головой окунался в проведение литературных расследований, в полузабытый у нас огромный мир иностранных писателей-романтиков! Упорно продолжал и дальше раскручивать нить жизни и деятельности Поля де Ивуа. Когда при перестройке открылись со скрипом двери спецхранов, поиск повел через крупнейшую Российскую национальную библиотеку. И выяснил, что в ее необъятных фондах хранятся 19 наших дореволюционных и французских романов разыскиваемого автора. Поскольку нигде я не встречал даже краткого перечня сочинений, посвященных Полю де Ивуа, это было здорово! В сиянии славы Поразительно, но писатель неутомимо, поди, каждый год, публиковал по книге. Чего стоила только созданная им 18-и томная серия под броским названием «Эксцентрические путешествия». И она блистала в Париже целых пятнадцать лет (1895-1910 годы). Это был триумф Поля де Ивуа! Захватывали и будоражили воображение массовых читателей сами названия произведений: «Корсар Триплекс», «Король радия», «Мисс Мушкетер», «Миллионер поневоле», «Марсельский насильник»… Истории о страстной любви, тяжких преступлениях и злодеях, бешеные погони, коварные похищения, тайные заговоры, ужасные катастрофы на земле, воде и в воздухе, взрывы чудовищной силы, упоение отвагой и ловкостью героев. Это переживали все, от завсегдатаев трактиров до аристократов дворцов. Вот так, боле ста лет назад, дерзко стекали с пера Поля де Ивуа сюжеты и прообразы крутых сегодняшних боевиков. Так и хочется назвать его провидцем нынешних теле и кино героев, как Джеймс Бонд, Индиана Джонс, Бэтман… Опубликовав в рамках этой серии большую часть своих лихо закрученных произведений, Поль де Ивуа создает в начале неведомого 20-го века новый персонаж авантюрных приключений в романах «Золотой остров», «Триплекс» и других. А в 1910 году, в преддверии Первой мировой, поражает читателей романом «Аэроплан-фантом», с изображением на обложке самолета, несущего похищенную женщину над горами и деревнями. В России он появился под названием «Аэроплан-призрак» и еще был напечатан в известном юношеском журнале «Мир приключений». Неоспоримо, Поль де Ивуа был популярен и в России. Но как быстро масса его книг исчезла из библиотек в 20-30-е годы. И не переиздавалась у нас целое столетие, считай, до сегодняшних дней. Может, он тоже попал в список авторов, запрещенных в советской империи к публикации? Как французские писатели, создатели колониальных романов,действие которых разворачивается в экзотических странах: Л. Жаколио, П. Лоти, П. Бенуа, К. Фаррер, «европейский Киплинг»… Или же он затерялся в смутном времени мировых катаклизмов, войн и потрясений? С годами мне удалось приоткрыть завесу тайны этого энтузиаста великолепной авантюры. Будущая знаменитость появилась на белый свет в 1856 году в Париже. Своего блестящего литературного положения писатель достиг ценой неимоверных трудов и многих невзгод. Напрягался журналистом в газетах «Фигаро» и «Пари-журнал». Пробу большого пера рискнул начать с написания пьес «Тигр с улицы Тронше» и «Муж моей жены». То было в 1887 и 1888 году. Попытка удалась. Последовал его прорыв в литературный мир. Сначала свои остросюжетные произведения Поль де Ивуа публиковал в журналах с продолжениями из номера в номер, добывая их владельцам громадные тиражи и барыши. Их читатели захлебывались от восторга, поглощая романы «Капитан Жан», «Женщина с рубиновой диадемой» и другие. Зерно упало на подготовленную почву. Во Франции, с легкой руки корифеев А. Дюма, Понсона де Террайля, Касавье де Монтепеня, Поля Феваля, Фредерика Сулье процветал новый вид изящной литературы, роман–«фельетон» или бульварный, сенсационный роман. Эта талантливая плеяда помещала свои увлекательные сочинения в парижских газетах. А публика, захваченная их авантюрной, исторической и уголовной занимательностью нарасхват раскупала и зачитывалась ими. Тысячи жаждущих с раннего утра штурмовали газетные палатки. Заполучив желанные продолжения, пораженные неожиданностью сюжета и интриги,проглатывали их и «погружались в ту ужасную или пикантно-обольстительную бездну,которую раскрывал им автор». Знаменитый Эжен Сю, еще до рождения Поля де Ивуа, только за один нашумевший роман-фельетон «Парижские тайны» получил 100 тысяч франков. Не бедствовал и ставший знаменитым Поль де Ивуа, которому солидные гонорары от издания книг, позволяли шикарно путешествовать по белу свету. Так же,как и обеспеченному гонорарами сопернику А. Дюма, виконту Понсону де Террайлю, прославленному автору многотомной серии «Похождения Рокамболя». Поль де Ивуа, прожив в своих литературных творениях большую и кипучую жизнь, закончил земной путь в 1915 году в Париже, переполненном треволнениями гремевшей войны. Писатель оставил нам своих неутомимых и сильных героев – путешествовать на суше и на море, в разных эпохах и совершать подвиги добра во всех уголках земного шара. К этому времени ушли в мир иной, в запредельную даль, мэтры приключенческого жанра Л.Жаколио, Г.Эмар, Ж.Верн, Л.Буссенар, Э.Сальгари, Р.Л Баллантайн… На смену им поспешала новая волна молодых романтиков Г.Р. Хаггард, Р.Л. Стивенсон, Конан -Дойл, «немецкий Майн Рид» К. Май, «английский Дюма» Р. Сабатини. Жизнь продолжалась, и бурлила теперь в их произведениях. … За окном хлещет ливень. Волгоград окунулся во мглу и тихонько вздыхает во сне. Да, здесь отдал я четверть века службе землякам своим и отчему краю. Наплывает издалека, с Волги и трогает душу: И вечерней порой, Ты в наряде огней, Волгоград мой родной, Город жизни моей… Но скажите мне, почему столько лет, от студента до старшего советника юстиции, я настойчиво осуществлял свою мечту – поведать нашим российским мальчишкам о знаменитых, но малоизвестных им писателях, мастерах неумирающего жанра страны Приключений и Романтики. …Стихает ливень. Светает. И я заканчиваю свой очередной очерк из будущей книги об Отважных Искателях Приключений.

ffzm: Спасибо Николай, очень интересный очерк, об очередном писателе-приключенце. Вот он, Поль д'Ивуа: Издательство Вече порадовало, выпустило восемь романов этого редкого автора в серии "Искатели приключений". Я прочитал пока только "Вокруг света с гривенником в кармане"(Пять су Лавареда). По сюжету он напоминает "Без гроша в кармане" Л.Буссенара, но роман Буссенара вышел через год после романа Д'Ивуа, наверное он хотел показать что его герой круче, у того в кармане какая то мелочь была, а у его героя ни гроша. Кто может сказать сколько всего романов о Лавареде и в какой порядочности их читать?

Admin: Серия Поля д’Ивуа «Эксцентричные путешествия» (Les Voyages excentriques) состоит из 21 романа (не все они связаны общими героями, такими как Лаваред или Сигаль). Те, что выходили на русском: 1. Вокруг света с гривенником в кармане Les cinq sous de Lavarède (1893 – журн. публ.; 1894 - книжн. публ.) в соавторстве с Анри Шабрийа (H. Chabrillat) 5. Невидимый враг (Корсар Триплекс) Corsaire Triplex (1898) 6. Тайна Нилии книж. публ. в 1 томе: La capitaine Nilia (1898) книж. публ. в 2-х томах: 1. La Capitaine Nilia; 2. Secret de Nilia (1925) 7. Доктор Безымянный Le docteur Mystère (1900) 8. Приключения Сигаля в Китае (В Китае) Cigale en Chine (1901) 10. Вулкан и динамит Les semeurs de glace (1903) 16. Король радия (сокращенный перевод) (Le Roi du radium – журн. публ. 1908-1909); книж. публ. в 1 томе: La course au radium (1909) книж. публ. в 2-х томах: 1. La course au radium; 2. Le radium qui tue (1927) книж. публ. в 1 томе: Le radium qui tue (1935) 17. Аэроплан-призрак книж. публ. в 1 томе: L’aéroplane fantôme (1910) книж. публ. в 2-х томах: 1. Le Voleur de pensée; 2. Le Lit de diamants (1929)


Admin: Не помню точно. Лаваред действует в 4 романах и Сигаль, кажется, тоже в 4-х. По крайней мере в этих: Лаваред 1. Вокруг света с гривенником в кармане 3. Cousin de Lavarède ! (1897) - Кузен Лавареда 5. Невидимый враг (Корсар Триплекс) 6. Тайна Нилии Сигаль 7. Доктор Безымянный 8. Приключения Сигаля в Китае (В Китае) 9. Massiliague de Marseille (1902) - Массильяг из Марселя 10. Вулкан и динамит

Admin: Admin пишет: 10. Вулкан и динамит Поправка: В романе "Вулкан и динамит" действует марселец Сципион Массильяг. Самого Сигаля в книге нет, но есть упоминание о нем и том, что его отца зовут Фабиан Розаль (Premiere partie, IV. Etrange rencontre). Но из дореволюционного перевода (переизданного в "Вече") напрочь выброшен и Массильяг и упоминание о Сигале. Из книг д'Ивуа на русском наиболее полно переведен только "Невидимый враг" (+ возможно, еще "Аэроплан-призрак"). Остальные переводы сильно сокращенные, юморной тон повествования почти отсутствует, либо передан очень убого. Особенно тоскливые и куцые переводы были сделаны в начале XX века М. Альбовой.

ffzm: Спасибо Владимир. Я сейчас долго лазил по интернету, искал данные об "эксцентричных путешествиях", но только сильнее запутался. Вроде как будто Сигаль и Лаваред действуют и в других романах(кроме этих восьми), а вроде и нет. Думаю со временем эту загадку разгадаем. Les voyages excentriques- bibliographie:click here

Admin: Да. Знаю эту библиографию. То, что в некоторых названиях есть подзаголовки с фамилией "Лаваред" - это зачастую не более чем рекламный ход, простой экивок на известное имя. Как в случае с Сигалем в подзаголовке к "Сеятелям льда" (Вулкан и динамит), где сам он не появляется. В других романах - другие герои (Жан Фанфар итд.). Иногда переходящие и действующие активно, иногда лишь упоминаемые. Все что было переведено на русский до революции - уже переиздано. Сомневаюсь, что кто-то возьмется сейчас переводить другие романы д'Ивуа. До Жюля Верна и Буссенара ему все же далековато. Весь список "Эксцентричных путешествий" есть так же и в Википедии. Впрочем, французские издания д'Ивуа были шикарно иллюстрированны. Может кто когда и рискнет выпустить у нас его романы с гравюрами Луи Бомбледа (основной иллюстратор книг д'Ивуа) или Люсьена Метиве ("5 су Лавареда"). Но чтобы этот автор "заиграл" нужны новые полные и талантливые переводы.

Эльвин: скажите пожайлуста краткое содержание Вокруг света с гривенником в кармане

Эльвин:

Эльвин:

ffzm: Эльвин пишет: скажите пожайлуста краткое содержание Вокруг света с гривенником в кармане Обязательно скажу, сейчас нет времени, пишу с чужого компьютера (свой в ремонте).

Admin: Уважаемый Эльвин, спасибо за любопытство, но имейте терпение. На форуме мы не круглые сутки. Об этом романе уже писали в данной теме. Николай Бичехвост пишет: Сенсацией стала информация из французского словаря, что огромную известность Полю де Ивуа принес самый первый и лучший из его романов «Пять су Лавареда». О, то был славный для автора 1894 год! Хотя произведение и было написано в соавторстве с Энри Шабрилатом, но перед самым выходом его в свет, Энри, увы, почил в бозе. И все шумные почести, и гонорары досталась Полю де Ивуа. Вот такой поворот судьбы! Так госпожа Удача милостиво улыбнулась ему. Но надолго ли? Этот героико-комический и экзотический роман приключений имел повсюду громкий успех. Счастливой судьбе его способствовала занимательность повествования. Еще бы! Бойкий журналист Лаваред может получить многомиллионное наследство, если проделает путешествие вокруг света с… пятью су в кармане. В случае невыполнения условия наследство переходит к сопернику, англичанину Мэрлитону. Неунывающий журналист преодолевает пустыни, океаны, континенты пешком, на велосипеде, судне и даже на воздушном шаре. За ним следит и устраивает козни сэр Мэрлитон, сопровождаемый дочерью мисс Ауретт. Но побеждает… любовь. Ибо Лаваред влюбляется в милую англичанку, притом счастливо выигрывает пари, преодолевая все препятствия. 1. Вокруг света с гривенником в кармане Les cinq sous de Lavarède (1893 – журн. публ.; 1894 - книжн. публ.) в соавторстве с Анри Шабрийа (H. Chabrillat)

ffzm: Да, тут добавить могу совсем немного. Сюжет отчасти напоминает Верновский "Вокруг света в 80 дней" и Буссенаровский "Без гроша в кармане", но уступает во всех отношениях этим романам, особенно Ж.Верну. Главный герой Арман Лаваред,что бы получить миллионное состояние отправляется в кругосветное путешествие, которое должен совершить за один год и всего с пятью су в кармане. За выполнением условия следят г-н Мирлитон с дочерью Ауретт, в которую влюбляется Лаваред. Плохо помню все приключения героев, а вот маршрут путешествия был такой: из Франции через Атлантику и Антилы в Коста-Рику, потом Сан-Франциско, Сандвичевы острова и Китай, из Китая где было множество приключений, в Тибет, потом в Среднюю Азию и в Европу. И конечно же он вовремя успевает прибыть в Париж.

geklov: ffzm пишет: Сюжет отчасти напоминает Верновский "Вокруг света в 80 дней" и Буссенаровский "Без гроша в кармане" Но. Буссенар написал свой роман позже, поэтому сюжет "Пяти су Лавареда" не может напоминать книгу автора "Похитителей бриллиантов". Скорее уж наоборот. Схожий момент - путешествие в гробу. Но вот плагиат ли это? Вопрос...

geklov: Вот краткий (хотя при этом довольно-таки подробный) пересказ романа «Пять су Лавареда». (Пересказ осуществлен человеком, не читавшим русский перевод романа; при переводе пересказчик исходил из личных представлений о транскрипции английских имён ). «ПЯТЬ СУ ЛАВАРЕДА». Арман Лаваред – беспечный и расточительный репортёр. Хозяин Буврёй выкупил его расписки, обещая простить долги, если он женится на его дочери, или выселить на улицу. Лаваред отказывается. Наутро он получает повестку к нотариусу. Он уверен, что это происки домовладельца. По пути спасает от фиакра молодую англичанку, которая с отцом и гувернанткой тоже идут к нотариусу. Нотариус оглашает им завещание скончавшегося кузена Лавареда: 4 миллиона достанутся Арману, если тот за год совершит кругосветное путешествие с 5 су в кармане (чтобы приучить его не быть таким транжирой). Сопровождать его будет сэр Мерлитон (сосед умершего коммерсанта), и он же получит наследство в случае проигрыша Армана. Арман согласен выехать завтра. Арман возвращается домой и видит, что его мебель уже выносят, что вызывает у него улыбку. Он идёт на вокзал, выбирает в багажных товарах огромный ящик, по форме похожий на рояль, и посылает его почтой в Панаму. Наутро на вокзал являются две семьи: Мерлитон, провожаемый дочерью и гувернанткой, и Буврёй, провожаемый некрасивой дочерью, который намерен поймать беглого должника и привлечь к суду (а лучше сделать зятем). Армана нигде не видно. Но когда поезд трогается, дочь Буврёя кричит, что Арман в ящике, на котором написано слово «Панама». Семейство Мерлитонов знакомится с Буврёем, который показывает им газету, где Лаваред вывел их всех под узнаваемыми именами. Цели их совпадают – не дать Лавареду совершить кругосветку. Но мисс Ауретт сговором недовольна. По прибытии поезда в порт она находит выгруженный ящик, стучится и сообщает Лавареду, что сейчас Буврёй приведёт таможенников. Таможенники и впрямь приходят, трясут ящик, но там ничего не гремит. Буврёй клянётся, что Лаваред там и ящик надо вскрыть. Таможенники уходят за ордером и инструментами. Лаваред вылезает и заталкивает в ящик Буврёя, а сам бежит к кораблю, где называет номер кабины и фамилию Буврёя. С ним вместе оказывается не только Мерлитон, но и мисс Ауретт, которая, не желая поражения Лавареда, передумывает возвращаться домой к гувернантке, а продолжает путешествие с отцом. Корабль отплывает, на берегу виден лишь кричащий что-то Буврёй. За два дня, пока «Лотарингия» шла из Бордо до Сатандера, все пассажиры и экипаж успели полюбить Лавареда как человека весёлого и остроумного. Помощник капитана поинтересовался, чем было вызвано его опоздание на корабль. Арман немедленно ответил, что его уже давно преследует некий Лаваред, полусумасшедший, кричащий, что он и есть Буврёй. Вот он и достал его в Бордо. В Сатандере пассажиры вышли погулять, а по возвращении на борт влетел человек полубезумного вида, крича, что он пассажир 10-й каюты Буврёй. Помощник капитана объяснил, что Буврёй едет в этой каюте с самого Бордо. «Буврёй – это я!» «А кто ж тот пассажир?» «Понятия не имею!» «Может, Лаваред?» «Да, Лаваред! Держите вора!» Офицер намерен устроить ему душ, чтоб припадок прошёл. Внезапно Буврёй увидел Лавареда и Мерлитонов и бросился к ним. Мисс Ауретт попросила отца молчать, ибо по условиям Мерлитон не должен ничего предпринимать против Лавареда. И тогда на вопрос: «Кто я такой?» англичанин ответил: «Я вас не знаю». Ауретт предложила Лавареду поинтересоваться у Буврёя, что с ним случилось за эти два дня. Буврёй рассказал, как его извлекли из ящика, оштрафовали, содрали плату за пересылку до Бордо и назад, от суда он откупился внесением денег местному благотворительному обществу, купил билет на поезд до Сатандера, затратив на всё про всё три тысячи франков. После такого рассказа все уверились, что он умалишённый и отправили в медсанчасть. Лаваред едва отговорил офицера от мысли заковать его в кандалы, а мысль о высадке его на Азорских островах пришлась ему по душе. На Азорах забирали важного пассажира, авантюриста из южноамериканской республики, он и помог Буврёю остаться на борту в качестве своего слуги. Их сговор подслушала Ауретт, а Лаваред опечалился, что у него теперь два врага вместо одного.

geklov: У дона Хосе и Буврёя в Париже были совместные махинации, в итоге французский ростовщик едва не отправил американца в тюрьму. Теперь Хосе потребовал простить ему долги, составив расписку. А то в Америке это выйдет дороже, ибо избавиться от врага стоит денег. «Но я не намерен его убивать!», возмутился Буврёй. «Лотарингия» пересекала экватор. Лаваред доложил, что праздник ничем не грозит мисс Ауретт и другим новичкам, которые вносят матросам небольшой откуп. Так что отыгрываются обычно на таком пассажире, что не может заплатить за себя. На эту роль назначен Буврёй, которому душ только полезен. Итого, если все новички ограничились тем, что бросили монетку в чан, и им обрызгали рукав одеколоном, то Буврёю свита Нептуна грозила молотом, пилой, клещами, а над его воплями хохотали все пассажиры, после чего его окунули в чан с остатками соуса и прочих продуктов, а затем облили водой. Не снеся такого унижения, Буврёй, переодевшись, шепнул Хосе, что он, пожалуй, согласен на убийство Лавареда. Колумбиец Хосе смекает, что президентство постоянно сотрясаемой переворотами южноамериканской республики – дело шаткое, куда стабильнее четыре миллиона. А ведь Лаваред может не только выиграть пари, но и в случае проигрыша жениться на наследнице этого состояния. Нет уж, лучше он, Хосе, заполучит дочку Мерлитона. Но так как она не желает с ним общаться, он чаще заводит разговоры с её отцом. Лавареда планируют сдать во французское консульство по прибытии на континент. Но он опережает события, сбежав с корабля на Гуайре и оставив записку мисс Ауретт, в какой гостинице Колона и когда его ждать и о том, что он Арман Лаваред, присвоил себе имя Буврёя. Последний тотчас же занимает свою кабину, но уважение экипажа он этим не возвращает. После высадки Хосе незаметно уезжает в свою страну. Буврёй наблюдает за работами по рытью канала (для чего он и был командирован обществом вкладчиков) и ждёт Лавареда. Лаваред появляется в отеле через 10 дней на корабле. Он сообщает, что на Гваделупе встретил школьного товарища и узнал от него, что ещё один их друг – крупный негоциант в Каракасе. Вот он и прибыл к нему и взял поручение по основанию очередного филиала его предприятия. Ему был дан корабль и питание. Свою миссию он выполнил. Дальнейший путь на север Америки он намерен проделать пешком. Пока все наблюдают за работами на канале, Арман интересуется у производителя работ, как найти проводника. Тот предлагает ему индейца, безгранично преданного французам, ибо один из них спас жизнь его жены. Индеец Рамон согласен проводить Армана и его свиту, одновременно вернувшись с женой в своё племя. Сначала Арман идёт пешком, жена индейца и Ауретт – в повозке, а Мерлитон покупает себе лошадь. Потом Арман и индеец отнимают у двух воров две лошади. Вскоре индеец прощается с Лаваредом. Мини-караван пересекает границу Колумбии и Коста-Рики, и тотчас же задержан патрулём. Украденные лошади опознаны, Лаваред арестован до судебного разбирательства. А вот Мерлитонам велено оказывать всемерную честь и проводить их в замок губернатора Хосе-и-Мирафлореса. Мисс Ауретт, не желая, чтоб Арман шёл пешком, отдаёт ему мула своего отца. В этой компании Лаваред быстро обнаруживает своего «будущего тестя» Буврёя. Тот радостно сообщает ему, что его ждёт год тюрьмы, проигрыш пари и женитьба на его дочери. Лаваред ухмыляется. За ужином в доме Иеронимо (хозяина мулов) Буврёй подливает ему в вино снотворное и лишает одежды, дабы он никуда не смылся. Мерлитонов сопровождают на гасиенду дона Хосе, но свежеиспечённый диктатор недолго играет роль дворянина, немедленно требуя у англичанина руки его дочери. Тот зря ссылается, что она протестантка, так что таковой брак недействителен. Его запирают и грозят мисс Ауретт расправой с отцом, коли она откажется. Оружия для самоубийства под рукой нет. Проснувшись утром, Лаваред видит, что он заперт, без одежды и все уехали. На его зов приходит жена Иеронимо, и он выспрашивает, почему того зовут Иеронимо Храбрый. Оказывается, он дважды за год подавал сигнал к восстанию. За что свергли предыдущего президента? Отказал полковникам в повышении, ибо в армии уже 300 генералов на 500 солдат. Затем Лаваред подслушивает, как бывший диктатор подговаривает Иеронимо на восстание, и предлагает свою помощь. Ему сначала отказывают – все революции в Коста-Рике бескровные, а при участии иностранца прольётся кровь. Так пусть это будет моя! – кричит Лаваред. Он просил лошадь и одежду и призывает немедленно выступить против тирана Хосе. Толпа идёт на замок де ла Крус, Лаваред скачет впереди, намереваясь подать сигнал к восстанию, но забывает, что ему нужен пистолет. Когда он въезжает во двор гациенды, Хосе требует у Ауретт руки в обмен на жизнь её отца. Она смотрит в окно и кричит: «Арман!» Тот приходит к ней на помощь. Хосе трижды стреляет в безоружного Лавареда и ранит его в плечо. Но третий выстрел – сигнал к восстанию. Солдаты штурмом берут гасиенду, арестовывают Хосе и попытавшегося бежать Буврёя, освобождают Мерлитона, который боксирует сверженного правителя. Буврёй умоляет Армана помиловать его, суя все расписки, банковские билеты, но тот с презрением отвергает. Народ провозглашает вождём революции бескорыстного генерала Ла Бареду, пролившего свою кровь за свободу народов. Тот отказывается от казни двух негодяев и приказывает отвести их под конвоем в какой-нибудь порт и посадить на корабль, идущий куда подальше. Огромная ликующая толпа призывает Лавареда идти в столицу и стать президентом страны. Через 20 дней в Сан-Хосе входит уже не двести, а 6000 человек. Героя-революционера приветствуют с ликованием. Депутаты провозглашают его президентом. Он принимает парад. На вопрос, чего надо военным, он слышит: «Повышения!» - и назначает генералами всех без исключения. Лаваред удивлён, увидев в столице Коста-Рики электричество на улицах и телефон. Он прослушивается. Ему сообщают о заговоре. Он подслушивает разговор двух прежних президентов и Иеронимо, который плачется, что он зря отказался давать сигнал к восстанию и дал Лавареду свою лучшую лошадь. Тогда Лаваред звонит в резиденцию заговорщиков и от своего имени предлагает помощь по своему свержению. Наутро секретарь приносит ему месячное жалование. Лаваред демонстративно отказывается, дескать я воевал за свободу ради неё самой, а не ради денег, лучше добавьте эти деньги в бюджет образования. Народ ликует. Ему немедленно присуждают высший госорден, почётную саблю, почётный караул, назначают личного мула с погонщиком и спрашивают, чего бы он ещё пожелал. Лаваред просит револьвер с сотней патронов, ящик морских галет и немедленно уйти. Но это нарушение конституции. Так что почётная стража становится ещё и как бы тюремной. Пока Лаваред думает, как бы сбежать, начинается землетрясение, стража разбегается, и Лаваред со спутниками (включая погонщика) сбегают из столицы и прыгают на первый попавшийся поезд. Он везёт их назад, на юго-запад, к атлантическому побережью. Заодно их засекают Буврёй с Хосе. Удалившись из зоны землетрясения, путешественники вновь движутся на север страны. На ночь они останавливаются в заброшенной гасиенде, но тут погонщик Агостин видит приближающихся индейцев гуатузо, самых злых и кровожадных. Он нападают, Лаваред с коллегами отстреливается. Тогда индейцы переходят к осаде. Дон Хосе в их главе, он шлёт парламентёра с письмом, в котором объявляет, что Мерлитоны и слуга могут уйти, они преследуют только госпреступника Лавареда, предавшего народ и конституцию. Агостин говорит, что это ложь, гуатузо не могут быть на службе у правительства. Никто не поддаётся на провокацию, но в ночь слуга исчезает, демонстративно оставив оружие и коня. Все решают, что он честно унёс ноги, ибо схватка его не касается. Через несколько дней нападающие берут гасиенду штурмом. В обмороке Ауретт, в нокауте Мерлитон, смертельно ранен саблей Лаваред. Но в этот момент раздаются выстрелы – это сбежавший слуга привёл подмогу, первого проводника Рамона и ещё много индейцев, ненавидящих гуатузо. Враги разгромлены, но жизнь Лавареда в опасности. Индейцы ему оказывают первую помощь, затем на носилках несут в Колон. Ауретт не отходит от него. Он убеждает отца, что так как он потерял два месяца, спасая им жизнь, и вернулся в отправную точку, они обязаны отплатить ему, то есть довезти за свой счёт до Сан-Франциско. Не оправившегося от лихорадки, его помещают в поезд, довозят до порта и грузят на корабль. Парочка врагов остаётся с носом, но местный еврей за деньги советует догнать их через Флориду и на поезде. Впрочем, когда в США Буврёй снимает со счёта 20 тысяч, дон Хосе решает, что в общем-то преследование Лавареда это не его дело, похищает у сообщника 15 тысяч и сматывает удочки. Тем временем Лаваред, почти выздоровев, прибывает в Сан-Франциско, по пути узнав из газеты, что костариканский узурпатор свергнут и не имеет право носить имя Ла Бареда. Он хочет наняться в порту грузчиком, но Мерлитоны убеждают его, что он ещё болен, пусть поживёт с ними в гостинице. Едва Мерлитон оплачивает три комнаты за восемь дней, его обчищают. Хозяин гостиницы говорит, что с карманниками полиция не связывается, хотя очевидно, что кошелёк украл главарь бандитов, что разговаривал с ним, когда пришли путешественники. Таковы нравы Сан-Франциско. Удручённый Мерлитон собирается дать телеграмму в Англию, чтоб ему выслали чек на большую сумму, но телеграфист отказывается принимать телеграмму в долг. Желая рассеять всеобщую печаль, Лаваред приглашает англичан на прогулку, обещая в три часа раздобыть деньги. Перед зданием биржи он вытаскивает из платка свои 5 су и обещает показать, как он умеет обращать мелочь в золото, цент – в доллар. Толпа любопытствующих кидает ему по одному центу. Операцию едва не срывает появившийся Буврёй. Короче, набрав доллар, Лаваред сообщает публике, что операция по превращению цента в доллар окончена. Все зло расходятся, но один с пистолетом требует половину выручки. Противники дерутся и стреляют друг в друга, американец удаляется раненый. Свидетель дуэли, китаец, восхищается отвагой Лавареда и предлагает ему хорошее вознаграждение за авантюру, требующую риска. Далее Лаваред планирует потратить доллар на объявление в газете: «За 10 центов сообщу способ выигрыша на скачках». На собранные деньги – дать телеграмму, после чего вернуть всем 10 центов с извинениями.

geklov: Вечером в назначенное время Лаваред приходит в китайский квартал. Его долго водят по переулкам, наконец вводят в дом, где утрешний учёный китаец с янтарными пуговицами предлагает ему 500 долларов. Лаваред смущён: китайцы жадные, а уж за такие деньги нужно совершить что-то совсем мерзкое. Китаец же расценил его гримасу как недовольство и предлагает 2000 долларов. Лаваред согласен. От него требуется лишь похитить труп и выбросить его в море. Скончавшийся от болезни манчжурец Кин Чанг когда-то предал в руки властей двух членов общества Белого лотоса, которое борется за независимость Китая от манчжурских правителей. Зная о мести общества, он смылся за границу. Каждый китаец должен быть похоронен в родной земле, поэтому местью ему будет то, что Лаваред вытащит тело из гроба, привяжет на шею камень и бросит в море. Но почему так дорого? Да потому что ни один китаец не совершит такого кощунства. Деньги Лаваред получит через три дня, по завершению поручения. Времени нет, через три дня в Китай отправляется судно «Хивенвей». Сейчас гроб находится в доке в полусотне метров от порта, что охраняется ночью ирландцем Винсентсом. Лаваред всем доволен, наутро он рассказывает всё Мерлитонам и говорит, что отправляется через два дня в Китай на судне «Хивенвей». Англичане должны поспевать за ним, данное в газете объявление о выигрыше на скачках немедленно приносит даже не 26, а 50 долларов, и Мерлитон телеграфирует в Лондон. В указанной китайцем таверне Лаваред находит в обеденный перерыв ирландца-сторожа, сообщает, что ищет кузена Винсентса, с которым вместе должен получить наследство. Тот проявляет заинтересованность, рассказывает, где родился, кто его родственники, после чего Лаваред объявляет, что его-то он и искал. Винсентс говорит, что сегодня же увольняется со склада. Лаваред едва убеждает его этого не делать, дескать, нотариусы протянут несколько месяцев, и просит его разрешения провести с ним ночь в зале с гробами. Тот совсем не против. Лаваред, сославшись, что у него деньги только французские, просит «кузена» заплатить за себя, и приглашает пообедать с ним в его отеле. Вечером он убеждает Мерлитона, что так как они уезжают раньше, то он имеет право распорядиться своей завтрашней несъеденной порцией, а мисс Ауретт, огорчённую обманом ирландца, он успокаивает, обещая вознаградить его гонораром за утопление трупа. После ужина Лаваред, прихватив пожитки и наклюкавшегося ирландца, идёт в порт. В зале с гробами подливает ему ещё, пока тот не вырубается окончательно. После чего вскрывает лаковый дубовый гроб №49, извлекает труп Кин Чанга и тащит к двери, едва преодолев страх и желание всё бросить и смыться. Наконец, уговаривает себя, что никакого вреда он ему не причиняет, и морские воды вряд ли хуже китайской земли. На набережной его ждёт учёный китаец, который удостоверяется, что труп правильный, и когда он летит в воду, даёт ему обещанные деньги. Лаваред возвращается в зал, возвращает ирландцу все ключи и отвёртки, кладёт рядом пакет с деньгами и занимает место манчжурца. Утром Винсентс просыпается и читает записку: «Прощайте, дорогой кузен, вот вам 2000 долларов в счёт нашего наследства, а сам я выбрал добровольный уход из жизни, может, встретимся на том свете». Расстроенный Винсентс идёт в отель в надежде найти Лавареда. Тем временем нанятые мальчишки сообщают остановившемуся там же Буврёю, что Мерлитоны ещё не вставали, а Лаваред не ночевал. Взбешённый ростовщик следует за англичанами, они едва отделываются от него, пообещав чаевые кучеру фиакра. Вернувшись в отель несолоно хлебавши, он застаёт там Винсентса, за бутылкой выуживает у него историю их знакомства и бежит догонять судно. Вбегает по трапу перед отплытием и соглашается на условия капитана: в каюте – только до Гонолулу, далее все пустые каюты забронированы. Тщетно ищет он в первые дни Лавареда на корабле. И Мерлитоны не желают с ним общаться. Наконец, однажды ночью его будет грохот, раздающийся из отделения с гробами. Это Лаваред, у которого кончилась пища, встал прогуляться до камбуза, дабы что-нибудь стянуть. Однако удача отворачивается от него, на обратном пути он встречает матроса. Лаваред не в состоянии дать ответ на вопрос, кто он и что тут делает, зато даёт ему в физиономию. Поднявшись, матрос бежит за ним, но суеверие мешает ему последовать в отделение с мертвецами. Наутро весь экипаж рассказывает историю, как на матроса напало привидение и врезало ему ледяным кулаком. Во время беседы капитана с мисс Ауретт ему докладывает об этом помощник. Капитан уже готов отдать приказ заковать матроса в цепи, но Буврёй подтверждает, что ночью из китайского отсека был слышен шум. Ограничились охраной входа. На сей раз мисс Ауретт охвачена ненавистью к Буврёю, осознаёт, что чувство, которое она испытывает к Арману, выходит за пределы дружбы, и просит у отца карт-бланш. Она вызывает капитана на пари. Если б на корабле был хоть один английский матрос, он бы доказал, какие американцы трусы! Но так как такового нет, мисс Ауретт сама постоит за честь англичан! Она просит капитана собрать на палубе всех матросов и отдать приказ, какой она скажет. По её указанию капитан требует добровольца, который мог бы провести ночь в гробовом отделении. Среди матросов паника. Наконец, один говорит: приказывайте – мы подчинимся, но добровольно ни один из нас туда не полезет. Ну вот, я выиграла пари, говорит Ауретт, ибо я, англичанка, проведу одна целую ночь среди гробов! Прозрение осеняет Буврёя. Та же игра, что и в Бордо, там ящик, тут гроб! Теперь Лаваред в его руках! Лаваред изнывает от скуки, выйти он не может, помещение охраняется. Может лишь по ночам вылезти из гроба и размяться. Внезапно во время его вылазки раздаётся шум, дверь открывается, он думает, что пропал. Но слышит голос Ауретт, благодарящей помощника капитана за свечу и книгу и требующей ключ. Закрыв дверь, она ищет, где гроб 49. Лаваред говорит: «49-й на прогулке!» Она достаёт из-под юбки шоколада, сухарей и ростбиф. Он восхищён её смелостью, целует ей руки, называет милой сестрёнкой, предполагает, что это отец поручил ей. Нет, говорит она, отцу это не особо понравилось и он счёл, что подобная выходка может её скомпрометировать. В ответ Лаваред клянётся, что всё, что он к ней испытывает, это лишь уважение и благодарность. После беседы Ауретт предпочитает вздремнуть, и будит её лишь в шесть утра стук в дверь. Отец и помощник капитана шокированы признанием, что она проспала всю ночь. «Да, я спала и видела корабельное привидение, которое брало меня за руку и называло сестрёнкой». После подвига девушки все проникаются к ней уважением, а охрану снимают. Но накануне у двери целый час подслушивал Буврёй, который довольно резюмировал: «Ну-ну, флиртуйте, юная мисс. Женятся не на тех, кто флиртует». Близ Гонолулу экипаж выловил рыбу-молот и нашёл в желудке жестяную коробочку с документом на китайском. Собственно говоря, это было заявление о приёме в братство «Белого лотоса» и клятва во всём подчиняться его иерархам, однако никто языка не знал, и только Мерлитон расшифровал эмблему тайного общества и рассказал о «китайских франкмасонах», у которых символику и обряды частично заимствовало европейцы. Китайские «вольные каменщики» это могущественная организация, целью которой является «Китай для китайцев». Каждый вечер мисс Ауретт с отцом навещают теперь Лавареда, приносят еду и беседуют. Ауретт передаёт ему коробочку с письмом, чтоб он расшифровал его. Однажды во время встречи в дверь входят, троица едва успевает спрятаться среди гробов. Это пятеро новых пассажиров-китайцев, у которых была бронь с Гонолулу. Это члены тайного общества. Старший по иерархии напоминает, что их цель – беспощадная борьба с экспансией европейцев. На днях в Пекине один немец запускает дирижабль, якобы для увеселения, но на самом деле – чтобы сделать аэросъёмку местности. Поэтому дирижабль надо уничтожить. А ближайшая цель – сбросить в море гроб № 49, чего не удалось ячейке в Сан-Франциско. Ауретт в ужасе, но Арман лишь смеётся: он берёт нож и меняет местами медные таблички с номерами гробов. Теперь у него - №48. Но и это не успокаивает Ауретт. На другой день она уступает просьбе отца не ходить на свидание с Лаваредом, но чуть позже спускается к нему одна, трясясь от страха за него. Её замечают в дверной проём и хотят убить кинжалом. Из укрытия выскакивает Лаваред, разоружает китайца и спрашивает, по какому праву он собирался убить его сестру. На изумлённый вопрос: «Кто ты такой?» Лаваред достаёт жестяную коробочку и протягивает документ о членстве, поясняя, что он специально едет в соседнем гробу с той же целью. Ему верят. Гроб выбрасывают за борт, а наутро китайцы просят прощения у Ауретт и дают ей белый лотос из серебра, который должен спасти ей от любой беды. По прибытии на берег Буврёй идёт к директору Бокс-Чайна-Пасифик-Компани и заявляет, что во время всего переезда на борту «Хивенвей» был безбилетник. На берег он ещё не сошёл, так что ловите его сами. В это время богатая китайская семья явилась за гробом юной родственницы. Им предъявляют гроб № 48. Ко всеобщему ужасу, из него вылазит Лаваред. «Вот он, ваш безбилетник!» - кричит Буврёй. Директор как человек добродушный требует с него четверть стоимости проезда. Но Лаваред говорит, что таких денег он заплатить не в состоянии, ибо имеет при себе лишь пять су. Буврёй в упоении предлагает директору взять на себя расходы Лавареда, что последний, понятное дело, отвергает и намерен расплатиться за проезд идеей. Он говорит, что компания здорово сэкономит, если заменит дубовые гробы сосновыми. Директор отвечает, что этот номер не пройдёт, так как клиенты требуют именно дубовые. Тогда Лаваред сообщает, при помощи каких реактивов можно быстро «превратить» сосну в дуб, и готов оставаться заложником до тех пор, пока не будет произведёт соответствующий опыт. Директору идея нравится, но в это время появляется полиция и арестовывает Армана по заявлению одного из родственников умершей девушки. Директор с грустью сообщает Лавареду, что его ждёт смертная казнь. Пока его ведут в тюрьму, он случайно встречает Мерлитонов и кричит, что он схвачен по доносу Буврёя. При обыске у него изымают всё – и 5 су, и коробочку с письмом. Однако вскоре ему предлагают самую изысканную пищу, девочку-переводчицу и готовы предоставить что угодно, кроме свободы. Лаваред догадывается, что его приняли за члена тайного общества, наводящего страх на всех чиновников. Тем временем Ауретт обвиняет отца в том, что это по его милости Лаваред вынужден путешествовать сомнительными способами, поэтому тот просто обязан обратиться в английское консульство за помощью. Консул собирает сведения и сообщает, что Лавареда казнили бы сразу, кабы не его членство в «Белом лотосе», но и отпустить не могут, ибо девушка, чей прах осквернён, принадлежит к знатной семье, которая требует возмездия. Мерлитоны вынуждены ждать несколько недель – дело передано военному министру. Белый лотос не раз спасает англичан от уличных хулиганов, но допуска в тюрьму не даёт. Ауретт и Арман обмениваются лишь письмами. Наконец, консул сообщает, что спасти жизнь Лавареда не удалось. Он будет доставлен в Пекин в шейной колодке и обезглавлен на Мосту слёз. Ауретт заявляет отцу, что они последуют за ним в последний путь, ибо она обязана быть с ним рядом до последней минуты и похоронить его, потому что она любит Лавареда и видела себя в мечтах его супругой. По пути в Пекин неизвестный благодетель заменяет ему колодки на более лёгкие и менее мучительные, приносит мазь, вызывающую жуткое по виду, но безболезненное воспаление рук и ног, в итоге пеший ход заменяют джонкой. В пекинской камере Арман встречается с французским миссионером, арестованным по нелепому доносу. Китайцы уверены, что европейцы забирают их детей не с целью обучения, а трансплантации, а из глаз делают раствор для фотопечати. Священник обещает молиться, чтоб в день казни император (во всём слушающийся звездочётов) не вышел из дворца. Тогда площадь будет плохо охраняться. Но увы. Император выходит, с ним огромная стража, на улицах полно народу, все стягиваются к площади. Но зря Лаваред надеется, что это члены «Белого лотоса» идут его спасать, просто от моста планируется запуск аэростата. Мерлитоны едут в Пекин сначала в наёмной повозке, а затем отпускают её, повстречав своего соотечественника. И отпущенного возницу по пути перехватывает Буврёй, вознамерившийся было пройти 130 километров пешком. Отец и дочь идут к Мосту слёз. На груди Ауретт ярко сияет под солнцем эмблема тайного общества. Народ в восхищении кричит: «Белый лотос!» - и перед ними расступаются даже две шеренги стражи. «Вы ждали меня?» - окликает Ауретт прощающегося с жизнью Армана. «Да, ждал, ибо я люблю вас! Теперь мне не страшно умереть, и в последнюю минуту жизни я буду кричать: да здравствует Белый Лотос!» (и повторяет то же по-китайски). Покрасневшая Ауретт выхватывает нож и перерезает все кожаные тесёмки на колодках, вручает Арману револьвер и кричит: хотя бы защищайтесь! Он машинально стреляет в приближающегося палача. Одновременно оружие выхватывает и сэр Мерлитон. А толпа народа наседает на военных, льётся кровь, европейцы сменены массами и вытолкнуты с моста на площадь с аэростатом. Они немедленно прыгают в корзину и обрезают верёвки. Дирижабль взмывает, но лишь на несколько метров. Тогда Арман перегибается через борт и видит Буврёя, болтающегося на якоре. Выхватив взглядом огромный ящик с провизией и оружием, он немедленно бросает его за борт и втаскивает в гондолу вопящего от страха. Свежий ветер уносит аэростат из Пекина.

geklov: Все пассажиры в смятении. Первым приходит в чувство Лаваред и просит Мерлитона не заморачиваться насчёт признаний, вырвавшихся у него перед казнью. «С вашего позволения, я вернусь к ним в Париже, но сейчас мы снова соперники, и стиль пари нам более приличествует». У аэронавтов нет провизии, а приземляться в Китае опасно. Сдерживая улыбку, Арман заявляет, что на худой конец в качестве пищи им сгодится Буврёй, «которому я спас жизнь и имею право отобрать в случае надобности». Не уловив насмешки, ростовщик близок к потере сознания от ужаса и клянёт свою Пенелопу, которая могла бы выбрать более приличного жениха, чем этот кровожадный дикарь. Достав откуда-то немного провизии, он «продляет себе жизнь на 48 часов». Ночью аэростат попадает в грозу, шар в любой момент может быть сожжён молнией. Пассажиры выкидывают всё что можно за борт, но никак не могут подняться выше туч. Лаваред готов прыгнуть за борт, чтоб спасти остальных, но Ауретт не позволяет ему. Тогда взгляд его падает на Буврёя. Но тот категорически против. Не дожидаясь, когда его сбросят, он внезапно указывает на дощатый настил. Лаваред понимает, и через несколько секунд шар взмывает на высоту в 6000 метров. Много часов путешественники проводят без движения, в полубессознательном состоянии, из носа и ушей течёт кровь. Сутки с лишним спустя они обнаруживают, что могут разговаривать, а вскоре и встают на ноги. Вокруг них – гористая местность, шар снижается, а в долине бегают люди и стреляют в небо. Лаваред узнаёт в них тибетцев, о которых как-то делал репортаж, и уверяет, что стреляют они в знак приветствия. Приземлившимся аэронавтам тибетцы Лхасы показывают языки и падают перед ними ниц. Как пояснил Лаваред, это выражение крайней почтительности. Он делает знак, что они голодны. Их торжественно ведут в здание, похожее на храм, и с тысячью ритуалов подают пищу на мраморный куб. После того как Лаваред вежливо предлагает блюда сначала Ауретт и Мерлитону, поклонение распространяется и на них, игнорируют только Буврёя. Потом устраивают молитвы и танцы вокруг них. На ночь выставлена стража. Так повторяется много дней подряд, и деревня становится буквально местом паломничества. Наконец у молитвенной мельницы появляется человек в отличной от лам одежде и обращается к ним по-французски. Рахмед был гидом французского путешественника и по распространившимся по округе слухам догадался, что это какие-то европейцы прилетели на аэростате. Он открывает им, что происходит: в Лхасе все знают легенду о том, что в однажды Будда должен спуститься на землю. Местность, где это произойдёт, станет процветать, только Будду никуда нельзя отпускать. Рахмед хочет помочь Лавареду бежать, но не знает как. Со своей стороны, лхасцы счастливы обрести переводчика с небесного языка. Они спрашивают новоявленного Будду, долгой ли будет зима, просят помочь страдающей от болезни супруге… И Лаваред легко входит в роль божества, стараясь угодить всем. Меж тем в его мозгу вызревает план. Когда мороз становится совсем уж нестерпимым, он хочет держать речь. Он благодарит лам за хороший приём и просит разрешения послать своего слугу (Буврёя) на небо, чтобы он принёс оттуда магические орудия, которые помогут Будде победить лютый холод. Буврёй в ужасе. Ламы ворчат, но народ счастлив. Аэростат переносят во двор храма, европейцы зашивают дыры, нагружают туда провизию, оружие, рисовую водку (чтобы вместо вытекшего водорода воспользоваться подогретым на спиртовке воздухом). Рахмед просит взять его с собой, и Лаваред согласен пожертвовать Буврёем. Но накануне вылета главный лама внезапно входит в их пагоду в сопровождении китайского мандарина-полицейского. Из Китая похищена воздушная повозка, и власти решили проверить, не то ли это судно, на котором спустился Будда. Лаваред и Мерлитон немедленно вырубают и связывают ламу и полицейского, надевают их одежды и спокойно выходят во двор к полусотне китайцев, которые в темноте всё равно не видят лиц. Впереди идёт Ауретт, направляясь к аппарату, и зажигает спиртовку. Китайцы терпеливо ждут, полагая, что она выполняет какие-то ритуальные действия. Внезапно пагода охвачена пламенем (по неосторожности что-то не погасили). Оттуда в одних рубашках выбегают начальник полицейских и лама, развязанные Буврёем. В этот момент европейцы с Рахмедом успевают взлететь, в них стреляют, но не попадают. Ночью Буврёй бежит один на юг. А аэростат унесён к северу. Однако достигнуть Сибири не удалось. Оставшись за дежурного, Рахмед не справляется со спиртовкой, и аэростат загорается, постепенно превращаясь из шара в парашют с поминутно уменьшающийся площадью. Падая в полной тьме они, однако, не разбиваются, а тихо садятся на лёд реки. Поднявшись на берег, находят пещеру, где засыпают. Наутро обнаруживают, что Ауретт похищена всадниками. Рахмет возглавляет преследование. По пути они встречают пожилого киргиза с повозкой и спасают его от серого медведя. Остановившись у него на ночь на ферме, они узнают, что похитил девушку с волосами осенней травы богатый вождь Ламфара, а на другой день в городе Бехарсанде, куда её увезли, будет праздноваться традиционный день амазонок, когда власть в руки захватывают женщины. Европейцы вознаграждают его пояснением, где они оставили гондолу с оружием, а сами спешат в город. Стража, представленная женщинами, их легко пропускает. В то время как мужчины гуляют с детьми, женщины города держат совет на главной площади, восседая на гранитных камнях, разложенных в виде круга. Рахмед переводит речь Лавареда: сегодня все женщины свободны, но одна в городе пленница, а удерживает её вождь Ламфара. Разгневавшиеся амазонки немедленно направляются к его жилищу. А Ламфара склоняет Ауретт к браку. Дескать, я учился в России, там освоил английский и оценил утончённость европеек. Вернувшись сюда, не могу смотреть на грубых и неотёсанных киргизок, а ты моя мечта, поэтому ты будешь моей. К счастью, вовремя во двор врывается толпа киргизских женщин во главе с её спутниками, и требует немедленно освободить пленницу. Скрежеща зубами, Ламфара уступает, намереваясь нагнать европейцев завтра, когда женщины вновь утратят власть. Европейцам дают четыре яка, оружие, еду, а Лаваред выпрашивает ещё и битую посуду, и они быстро уносят ноги. Наутро их и впрямь настигает в ущелье отряд воинов, но Лаваред посыпает тропинку битой посудой, в результате часть лошадей и людей летят в пропасть. Тогда Ламфара идёт пешком, стреляет в Лавареда, но тот не дремлет, раненый вождь падает в ущелье. А европейцы блуждают в горах ещё несколько недель, страдая от голода и холода и используя в качестве горючего ячий помёт. Наконец, голодные яки сбегают от них вместе с поклажей. Ауретт при смерти из-за лихорадки: на улице под тридцать, а есть нечего. У Лавареда в ружье одна пуля и он намерен добыть пищу. С Рахмедом они выслеживают и убивают дикого яка. Несмотря на протесты Мерлитона, Арман догола раздевает Ауретт и оборачивает её горячей окровавленной шкурой. Мясной бульон довершает дело выздоровления. Рядом обнаружена замёрзшая горная река с тополями по берегам. К ней спускаются и делают плот, скользящий по льду при помощи шестов, ибо лёд имеет небольшой наклон. Несколько дней они спускаются к устью, пока не падают с порога вниз, но не разбиваются, ибо плюхаются прямо в горячий источник, на берегу которого живут охотники. От них путешественники узнают, что движутся вниз по Амударье. То опять по льду, то потом по воде они добираются до города Чарджуя, стоящего не только на реке, но и на железной дороге. Лаваред спрашивает у одного сарта: «Vodza?», ибо это слово знакомо ему по французской книге. И ему немедленно понимают и показывают вокзал. Директор вокзала, лейтенант Михаил Карин, безумно рад видеть живого француза. Узнав, что тот путешествует бесплатно, немедленно организует ему посадку на ближайший, завтрашний поезд и приглашает на ужин, от которого Мерлитоны отказываются, ибо мысль о франко-русском союзе англичанину не по душе. Радостный Лаваред дарит русскому на прощание тибетский кинжал, а когда тот хочет отказаться, просит у него символическое вознаграждение – 7 копеек, что соответствует 28 сантимам (взамен отнятых китайцами). Лаваред переводит русскому немецкую ориентировку на сбежавшего в южную Россию австрийского банкира, прекрасно владеющего французским и итальянским. Англичане покупают Лавареду новую одежду, и они уезжают. Во время стоянки в пути брат Карина, направляющийся в Тифлис, организует с местными станичниками джигитовку для дорогого гостя. Лаваред пересекает Каспий на пароходе «Феодоровна Паблевна», но из Баку бесплатно уехать практически невозможно – приграничный охраняемый город. Увидев двух немцев-полицейских, ищущих сбежавшего банкира, Лаваред демонстративно нервничает в их присутствии, чтобы попасть им в руки и добраться до Европы пусть в наручниках, зато бесплатно. Англичанам он говорит, чтоб не признавались, что они познакомились раньше, чем на транскаспийском судне, сочиняет и незаметно роняет на улице записку: «Будьте спокойны, Розенштейн, никто вас на Кавказе не найдёт. Флоран». Сыщики немедленно подбирают документ. Тут на улице Лаваред встречает Буврёя, что-то рассказывающего зевакам. Увидев Армана, он радостно подбегает к нему и рассказывает, как здесь очутился. Одежда ламы, которую он напялил при побеге из Лхасы, сыграла ему добрую службу: его везде радушно принимали и кормили, думая, что он монах-молчальник. А в Калькутте его приняли как отважного исследователя, ибо мало кто посетил страну лам; у него брали интервью и приглашали на конференции. В Баку он приехал, дабы только сюда дорога могла привести Лавареда. Но теперь-то ему никуда не уехать, ибо город закрытый и цивилизованный… На что Арман держит пари, что уже сегодня уедет в Вену. Тут его и арестовывают австрийцы. Тщетно он говорит, что он французский журналист Лаваред, едет из Китая, никто ему не верит. Мерлитоны уверенно заявляют, что познакомились с ним только на пароходе. Чуя неладное, Буврёй кричит, что это и впрямь Лаваред, его друг! «Его друг? Может, и сообщник?» «Да, и сообщник!» И тогда Буврёй тоже оказывается в наручниках. При досмотре у ростовщика изымают 25 тысяч франков – «часть похищенных Розенштейном денег», чем приводят его в бешенство, к вящему удовольствию Лавареда. Вскоре оказывается, что и изысканное питание полицейские обеспечивают за счёт изъятых средств. Лаваред великодушно предлагает и сыщикам присоединиться к их трапезе. Узнав, что Шульце обожает Гегеля, Шопенгауэра и прочих философов, он с удовольствием поддерживает разговоры о философии. Кончается это тем, что злой и мрачный Буврёй едет в наручниках, а Лаваред без оных, а в Батуме Шульце берёт его на загородную прогулку, где Лаваред внезапно угоняет лошадь возницы, но минут через десять радостно возвращается, насмерть перепугав полицейского. После этого последний всё более мрачнеет и начинает верить в невиновность так называемого Розенштейна. Так как его коллега склоняется к тому же, они решают провести психологический опыт. Когда пароход «Волга» делает четырёхчасовую стоянку в Севастополе, сыщик с Лаваредом и Мерлитонами идут на прогулку. После осмотра главных достопримечательностей Шульце говорит: «А теперь мы пойдём на французское кладбище». Ауретт удивлена, и Арман рассказывает ей о русско-турецкой войне, в которой у Севастополя полегло много русских и французов, которые были честными противниками, завоевали уважение друг друга и после схватки протянули друг другу руки. «Экое обоснование франко-русского альянса, - ехидно замечает австриец, – почему ж тогда в вашей стране все настроены против франко-германского альянса?» «Среди всех причин главная – та, что в Эльзасе-Лотарингии живут люди». Так Шульце установил, что арестованный – не австриец, а француз. Вторым пунктом была проверка того, является ли он финансистом. Читая газету, он бурчит, что не понимает, за что арестовали банкира, если он в оговоренный срок вернул облигации на ту же сумму, разве что с другими номерами. Арман тоже этого не знает. И тут Буврёй с презрительной миной заявляет, что тут и понимать нечего, банкир спекулировал на чужих акциях и присвоил себе доход! Так Шульце установил, что Арман – вольный художник, ничего не смыслящий в банковском деле. Поэтому он приносит извинения и отпускает Лавареда как невиновного, сколь бы тот ни настаивал, что не прочь доехать до Триеста (конечной). И как это Шульце сразу не понял, что преступник – Буврёй, ведь деньги же были у него! Ночью Буврёй умоляет Лавареда избавить его от тюрьмы, предлагая любые деньги за идею, как получить свободу. Сначала тот наотрез отказывается, но потом соглашается обменять идею на прощение всех долгов в сумме 20 тысяч с условием написания расписки под диктовку. Тот скрепя сердце соглашается, ворча, что хватило бы расписки по простой форме. «Ну щас. По приезде в Париж вы подаёте на меня в суд, и я не смогу предъявить расписку о том, что в дороге принял деньги, это лишит меня наследства!» Уничтоженный Буврёй требует наконец оговоренную в расписке «услугу». Арман переворачивает листок и читает там памятку, составленную ростовщиком при отъезде: «Останавливаться в английских отелях. В случае неприятностей обратиться к французскому консулу». «По приезде в Триест обратитесь к французскому консулу», - произносит Арман, Буврёй ударяет себя по тупой голове. В венгерском Сегеде Шульце прощается с Лаваредом. Тот выпрашивает у него билет до Триеста, на память. До следующего поезда сутки, и Арман зарабатывает себе на ужин, присоединившись к венгерскому бродячему оркестрику в качестве скрипача, в его же составе он и уезжает в Триест. А там его уже ждёт полиция. Буврёй обратился к консулу, тот послал в Санс запрос, подтвердивший личность ростовщика. Потрясённые сыщики кричат: но тогда как же письмо? Едва взглянув на него, Буврёй узнаёт почерк Армана и поясняет, что он подбросил его, чтоб бесплатно добраться до Европы. Полицейские намерены арестовать мошенника. Однако при выходе из поезда он остался незамеченным, так как был среди музыкантов. В Триесте он долго ищет возможности подзаработать, наконец идёт в порт и встречается с моряком-бретонцем, которому надо погрузить груз на подводную лодку-торпедоносец «Франц-Иосиф». Арман немедленно узнаёт в ней изобретение француза Губе, которое тот безуспешно пытался предложить на вооружение французскому правительству. И что здесь делает это чудо техники? Да его хозяин, Хосе Мирафлор, взял его у изобретателя на реализацию и теперь намерен продать иностранцам, а пока наживается на экскурсиях вовнутрь. Лаваред в гневе на бретонца: как он, французский моряк, позволяет себе заниматься этим гнусным делом!? Если начнётся война – подводные торпеды могут убить его сыновей, которых он так старается прокормить, служа Мирафлору! Устыжённый моряк готов подчиниться Лавареду, тем более что тот заявил, что Мирафлор вор, ибо украл те 10 тысяч, которые заплатил изобретателю. Арман поднимается на палубу и машет платком прогуливающимся по набережной англичанам. Но его замечают не только они, но и полиция, и хозяин лодки, и Буврёй – тем более что двое последних уже успели сговориться и помириться (Хосе вернул ему похищенные 15 тысяч). И вот все собрались в салоне. Буврёй доволен, теперь уж ни за какую цену не спастись Лавареду, которого встретят полицейские, когда он поднимется! «Ну тогда я опускаюсь! Через минуту «Губе» будет в море», - отвечает тот, и отдаёт приказ бретонцу. Взбешённый Хосе (и грабежом, и самовольным переименованием субмарины) целится в Лавареда, но тот его обезоруживает. Связав его и отобрав деньги, 72 тысячи франков, вырученные от экскурсий, он делит их пополам, присоединяет к кучке Мирафлора ещё 10 тысяч, которые тот заплатил Губе, а оставшиеся деньги отдаёт от имени Губе бретонцу на покупку своего судна (взамен погибшего). Субмарина плывёт во Францию. Близ Мессины кончается заряд батарей. Лаваред вынужден сбросить балласт и воспользоваться шлюпкой, чтобы достичь берега. Видя, как радуются Хосе и Буврёй, он разгадывает их мысли и взрывает субмарину, дабы она не досталась итальянцам и чтобы избежать расследования. Выйдя на берег, англичане снимают себе комнаты в отеле, а Лаваред расплачивается с хозяйкой стихами, ей посвящёнными. Чтобы добраться от Сицилии до материка, он нанимается механиком на судно, его компетентность в отсутствие патента подтверждают бретонец с сыном: управлял электрической подлодкой. Тем временем Хосе и Буврёй заманивают Ауретт в ловушку, она думает, что едет помочь нищей семье, а её берут в заложники. Полицейские поясняют, что мафия практически непобедима, у неё всё население в сообщниках, поэтому лучше заплатить, если потребуют выкуп. Мерлитон получает письмо с требованием 40 тысяч фунтов (миллион франков), можно в рассрочку по расписке, в противном случае похитители берут на себя расходы по погребению девушки. Заплатите, говорит Лаваред, и вывешивает платок в форточку в знак того, что условия приняты. Я не могу, кричит Мерлитон, моё состояние не превышает 30 тысяч. Ерунда, говорит Арман, дайте мне в долг десять луидоров, и я вас покидаю, я дал слово сегодня выехать в Ливорно и не могу его нарушить, но там я покупаю билет до Парижа – и 4 миллиона ваши! Я не могу это принять, отвечает потрясённый англичанин. Тогда я немедленно пускаю себе пулю в лоб, кричит Арман, и вы становитесь единственным наследником! Мерлитон протягивает деньги, Лаваред уходит. Однако дону Хосе выкупа недостаточно. Оставшись один охранять пленницу, он требует от мисс Ауретт немедленно выйти за него замуж, иначе он убьёт её отца, едва он появится на пороге. Она даёт согласие, Хосе бежит за монахом, но на выходе на него нападают Мерлитон и два бретонца, которые выследили, где держат девушку. Узнав, что Лаваред пожертвовал ради её жизни своим состоянием, она радостно кричит: «О, как он меня любит!» И велит отцу «дать делу задний ход», не позволив Арману распорядиться одолженными десятью луидорами. Они дают телеграмму в Ливорно, которую Лавареду вручают по прибытии судна: Ауретт спасена, это происки Буврёя, верните мне долг и продолжайте путешествие, собирая документы о способах проезда. Счастливый Лаваред первым делом берёт у капитана расписку, что работал механиком только за пропитание; обменивает деньги на банковские билеты и отправляет их в Париж, нотариусу, для вручения Мерлитону, тратя на почтовые марки законные пять су. После чего добирается до Марселя, становясь рыбаком, каботажником, туристом на борту яхты друга. В Марселе ухитряется спасти от грузовика жизнь начальника вокзала и потребовать в качестве награды возможность наняться механиком. Но это невозможно, штат укомплектован… и Лавареду приходится вывести одного механика из строя при помощи раздобытого у начальника литра коньяка. Он даёт ему письмо для тарасконского коллеги, но того нет дома, и напрасно он ждёт его возвращения, работая художником у его соседа-трактирщика. Наконец, подсыпав английскую магнезию в еду одного из четырёх почтовых железнодорожников, он вызывает у всех подозрение на холеру и занимает его место. От Лиона Лаваред идёт пешком. Остановившись на ночь у крестьян, он помогает наутро проводить скот до вагона и незаметно в него садится. А на выходе хозяин кричит: держи вора! Железная дорога отныне закрыта для Лавареда, а остаётся лишь несколько дней до истечения года. Он идёт пешком, даже нищие делятся с ним едой. Достигнув Санса, он понимает, что к вечеру может попасть в контору к нотариусу только если воспользуется железной дорогой. Но на вокзале Санса его встречает Пенелопа Буврёй, которая живёт в состоянии счастья с момента получения телеграммы из Мессины, что Лаваред проиграл пари. По возвращении врач прописал ему ежедневные велосипедные прогулки, в противном случае сердце не выдержит резкого возвращения к сидячему образу жизни. Лавареда осеняет мысль, и он охотно следует за Пенелопой до её дома. Буврёй утром уехал в Париж, а Арман хочет взглянуть на его новый велосипед… Что есть сил несётся он по направлению к столице. Его то и дело останавливают, угощают чаем, шоколадом… Он во главе гонки Лион-Париж… А в конторе нотариуса с утра изнемогают от волнения Мерлитоны и Буврёй. Они ничего не слыхали о нём с момента его отъезда с Сицилии. За час до закрытия Лаваред победоносно врывается в контору и возвращает велосипед владельцу. Мерлитон свидетельствует, что во время совместного путешествия его противник ни разу не нарушил условия пари. Ворохом справок Лаваред подтверждает, что не пользовался деньгами и на территории Франции. Нотариус присуждает ему победу, Лаваред просит руки мисс Ауретт. Сэр Мерлитон избивает Буврёя за всё, что он натворил в Мессине.

1.66: Обнаружил на своем компьютере скачанные так давно, что уже не помню с каких сайтов, произведения Поля д’Ивуа "Нилия" и "Вулкан и динамит" на русском языке в формате PDF (сканы с изданий П.П.Сойкина), а также четыре произведения Поля д’Ивуа на французском, но с прижизненными иллюстрациями: Capitaine Nilia, Cinq sous Lavarede, Corsaire Triplex, Sergent Simplet в форматах PDF и RTF. Может кто-нибудь возьмет на себя труд разместить их на доступном файлообменнике. Мой адрес электронной почты в теме по Эмилио Сальгари.

DeMorte: Ивуа, Поль д' (1856-1915). Доктор Безымянный / П.Д'ивуа: Ч. 1: гл. 1-5; 14-16: Ч. 2: гл. 1-21. - Москва: [издание журнала Труд и забава]: 1907. - . Из журнала"Труд и забава" 1907-1908 гг.. . http://leb.nlr.ru/edoc/424380/Доктор-Безымянный Официальный электронный вариант. Дай Бог не последняя)

geklov: Многоуважаемый DeMorte! Ай, СПАСИБО! А кто знает: нет ли связи между этими тремя докторами авантюрного жанра: - д-р Синтез Л. Буссенара, - д-р Безымянный П. д'Ивуа, - д-р Черный А. Барченко?

Антон: А скачать его можно?

nbl: Антон пишет: А скачать его можно? Это вряд ли. Разве что с экрана скриншотить. Да и не полный роман.

Антон: Обидно...

1.66: Этот роман в 2010г напечатан издателельством "Вече" в серии "Искатели приключений". Тираж 3 000 экземпляров. Может быть еще возможно найти его в интернет-магазинах. В 2010г мне удалось купить весь 51 том серии "Искатели приключений", а в ней изданы все 8 романов Поля д'Ивуа, когда-либо переводившиеся на русский язык. Кстати роман "Приключения Сигаля в Китае" является непосредственным продолжением "Доктора Безымянного".

geklov: Хорошая серия! "ИСКАТЕЛИ ПРИКЛЮЧЕНИЙ". Жаль только переводы старые. Хотя у меня далеко не все книги цикла (можно только позавидовать многоуважаемому 1.66). Может, там и новые переводы есть...

1.66: Вы будете удивляться, но во всей серии "Искатели приключений" всего два новых перевода! Это роман Клэя Фишера (псевдоним Генри Уилсона Аллена) "Сводный брат вождя команчей" и роман Энтони Хоупа "Месть Руперта", являющийся продолжением знаменитого, неоднократно экранизованного, романа этого же автора "Пленник Зенды". Насчет старых переводов, то по моему мнению серия "Искатели приключений" пока еще один из самых богатых, если не самый богатый, источник переизданий редких текстов приключенческой литературы второй половины 19 и начала 20 веков. Вот здесь полный каталог серии ( http://www.veche.ru/books/catalog/hudoshestvennaya/priklyuchencheskaya-literatura/iskateli-priklyuchenii/ ), с краткими аннотациями и указанием, где и за сколько можно купить.

DeMorte: Доктор Безымянный.pdf (33 мб) http://ge.tt/41C6Ci91/v/0

Антон: О!" Спасибо большое!

Friquette: Дорогие друзья! Как-никак, наш форум это попытка электронной энциклопедии приключенческой литературы, поэтому на всякий пожарный, авось кому когда сгодится, предлагаю справку о жизни соавтора Поля д'Ивуа по роману "Пять су Лавареда". Извините, если не в тему - долго думала, в какой же ветке это будет лучше смотреться... Анри-Луи Шабрийя. Родился в Марселе 28 декабря 1844 года (по другим сведениям, в 1842 году) в семье книготорговца, в будущем директора театра. Шабрийя стартовал в Париже в конце шестидесятых как журналист, либреттист, автор водевилей. В 22 года основал иллюстрированную газету стоимостью в 10 сантимов "Гамен де Пари". В разные годы сотрудничал в газетах «Фигаро», «Корсер», «Голуа», «Эвенман», «Конститюсьонель», «Пти журналь». В марте 1870 года дрался на дуэли, получил шесть дней тюрьмы. С началом войны добровольцем ушёл на фронт, дослужился до капитана парижских франтирёров, участвовал в 30 битвах, дважды ранен, награждён генералом Шанзи и стал его адъютантом. Кавалер ордена Почётного легиона. Имя Шабрийя попало на памятник погибшим в битве за Шатодён. После войны продолжил театральную деятельность. В 1873 году женился на дочери директора «Театра-Буфф» Кантена, имел дочь. С 1880 года жил с женой раздельно, в 1884-м (с изменением законодательства) официально развёлся. С 1876 года – военкор «Фигаро», по заказу редакции совершил путешествие в Константинополь, слал депеши о балканской жизни. В 1878-82 годах Шабрийя был владельцем и директором театра «Амгибю-комик». Дал дорогу натуралистам, на сцене с успехом шли «Нана» и «Западня». Был вынужден продать театр по финансовым причинам (после него театр возглавил Рошар). 1 марта 1882 года, не имея возможности погасить долги по зарплате, совершил попытку самоубийства. Актриса его театра заехала за ним, ибо они должны были обедать вместе. Услышав звонок в дверь, Шабрийя прекратил писать письмо и выстрелил в сердце, но в спешке промахнулся. Немедленно вызванный врач застал его в крайне тяжёлом состоянии. Поднявшись на ноги после рокового выстрела, стал писать романы. Автор сочинений: «Любовь миллионерши» (1883), «Ласочка» (1884), «Фрике» (1885), «Дочь г-на Лекока» (1886, в соавторстве с Вильямом Бюснаком), «Filliotte» (1886), «Отравительница из Валь-Сюзон», «Парижские пираты» (1888), сборника новелл «Пятнадцать уроков любви» (1887), романа «Пять су Лавареда» (1894, в соавторстве с Полем д’Ивуа). В конце жизни работал литобозревателем в «Фигаро». Умер в Париже 15 января 1893 года.

Admin: Уважаемая Фрикетта, спасибо! Отличная биография! Про Шабрийя еще здесь было http://adventures.unoforum.ru/?1-2-0-00000000-000-10001-0#083 Про отдельных авторов лучше писать в НОВИНКИ И ОБЗОРЫ или в тему по стране: Французский приключенческий роман http://adventures.unoforum.ru/?1-6-0-00000012-000-0-0-1393532865 Правила форума: 3 Хотя, можно и здесь оставить, как соавтора д'Ивуа. Интересно, а это Анри Шабрийя издали на русском под именем Селеста де Шабрильян (роман "Грабители золота")? Кто читал - поделитесь впечатлениями. Слезоточивая мелодрама и авантюрный роман? Антология Евгения Марлит "Златокудрая Эльза", Селеста де Шабрильян "Грабители золота", Адольф Бело "Две женщины" Переводчик: Э. Казинова. Издательство: Арендное предприятие "Курск"; 1995 г. 528 стр. Серия: Любовь и тайна. От производителя Перед Вами три романа известных писателей-романистов, которые объединены одной темой - темой любви и человеческих взаимоотношений. Герои этих произведений любят, страдают и пытаются отыскать ответ на мучительный вопрос: "Как найти свое счастье и не ошибиться?" Судьба неблагосклонна к прекрасной Эльзе, героине романа "Златокудрая Эльза", неутоленная страсть сжигает души героев романа "Грабители золота", мечется Морис, герой романа "Две женщины". Он не в состоянии сделать свой выбор и отдать предпочтение одной из дорогих его сердцу женщин… Однако все они действуют по одним и тем же законам - законам любви. http://www.ozon.ru/context/detail/id/4523615/

Admin: Вопрос снимается. Это не он. Céleste de Chabrillan. Les voleurs d'or (Paris, M. Lévy, Frères, 1857) Élisabeth Céleste Vénard de Moreton de Chabrillan, comtesse (1824-1909)

robyr: Российская государственная библиотека click here «Вулкан и динамит» «Нилия» ---- в свободном доступе.

Лев: Хочу сообщить, что я долго думал и решил все-таки перевести весь цикл "Эксцентричных путешествий", пусть это и займет несколько лет . Числа 15 июля заканчиваю работу над первым романом "Пять су Лавареда". Кем и как именно всё это будет издано, пока не знаю - переговоры ведутся, но издано обязательно будет, причем, как все и ожидают, - с оригинальными французскими иллюстрациями Бомбле и Метиве. Переводы, естественно, будут совершенно полными.

Admin: Будем ждать и надеяться. И да не иссякнет Ваш энтузиазм! Значит, автор понравился. А некоторые считают его страшно наивным и не смешным.

Лев: Варианта издания два: или я отдам весь цикл на сторону (все же деньги лишними никогда не бывают), и тогда книги совсем дешевыми уже точно не будут; или придется издавать самому - чуть медленнее, но заметно дешевле и тиражом побольше. А энтузиазма пока хватает; за последний год даже прибавилось - гулять стал меньше, а работать больше.

Admin: Уважаемый Лев, извините, но ведь уже не раз говорилось: Это ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКИЙ ФОРУМ О ЖИЗНИ ЗНАМЕНИТЫХ ПИСАТЕЛЕЙ И БЕСЕДЫ ОБ ИХ КНИГАХ. Не все форумы одинаковые. Каждый занимается своим делом. О содержании и авторе - пожалуйста. Остальное - по факту публикации.

Лев: Понял, тогда лишнее сообщение прошу удалить.

Admin: Главное - не продолжайте об этом писать, а двигайтесь к результату. Надеюсь, читателей д'Ивуа у нас появится больше, после выхода первого тома серии в Вашем полном и, надеюсь, ярком, остроумном и эксцентричном переводе.

1.66: Прочитал роман Поля д"Ивуа "Невидимый враг" в издании серии "Искатели приключений" издательства "Вече" 2009г и который в оригинале называется "Corsaire Triplex" (1898), также издававшийся на русском и под оригинальным названием. Это седьмой прочитанный мною роман из восьми романов д"Ивуа переведенных на русский (все они переизданы в 2009-2010гг в серии "Искатели приключений"), остался непрочитанным только "Аэроплан-призрак". В этом романе также действует Арман Лаваред, как один из главных действующих лиц. Вообще же это роман второй из ,как минимум, трилогии внутри "Эксцентричных путешествий" о кузене Армана - Робере Лавареде. Первый роман трилогии "Кузен Лавареда" (1897), на русский не переводился, но в четвертой главе первой части второго романа трилогии"Невидимого врага" ("Корсара Триплекса") есть краткий пересказ содержания первого романа трилогии. Завершающий роман трилогии "Тайна Нилии", в оригинале "La capitaine Nilia" (1898). Как уже и отмечал уважаемый Админ, этот роман является одним из крайне немногих произведений д"Ивуа более-менее полно переведенных на русский язык. В издании "Веча", однако не совсем полная литературная обработка, направленная на приближение текста к современному русскому языку, и это чувствуется. Из особенностей конкретно этого романа, по отношению к другим произведениям д"Ивуа сразу же бросается в глаза крайне негативное отношение автора к Великобритании (это и неудивительно ввиду антибританской истерии во Франции в результате Фашодского кризиса ( https://ru.wikipedia.org/wiki/Фашодский_кризис ). В "Пяти су Лавареда" ничего такого нет, там даже главный герой женится на англичанке. Поскольку роман не просто приключенческий, а фантастико-приключенченчский, то много технических описаний фантастических изобретений (бывают и до полутора страниц), основанных на современных для времени написания романа научно-технических идеях. Есть конечно и ошибки, к примеру д"Ивуа населяет остров Борнео тиграми, которых там нет (которых там нет, как и леопардов, самым крупным из кошачьих на острове является калимантанский дымчатый леопард). Но роман, конечно, прекрасный, как всегда (если не удален в сокращенных переводах) у д"Ивуа искрометный юмор и живая интрига. Рекомендую к прочтению.



полная версия страницы