Форум » Приключения: Авторы от A до Z » Жюль Габриэль Верн (1828-1905) - К бессмертию и вечной юности » Ответить

Жюль Габриэль Верн (1828-1905) - К бессмертию и вечной юности

Gennady: Жюль Габриэль Верн (1828 Нант - 1905 Амьен) Что можно сказать об этом титане, так умело и профессионально разоблаченном Михаилом Веллером? Несмотря на то, что мы с Веллером одногодки и на мою возможную крайнюю юность скидок нет, я Жюля Верна читаю и перечитываю и сегодня. И при этом, уж и не знаю каким образом исхитряюсь получать удовольствие - и от "Детей капитана Гранта", и от совершенно фантастического "Таинственного острова" и от "Дядюшки Антифера" и еще Бог знает от какого количества его романов. Ну да, он не умел описывать женщин так, чтобы в нее можно было влюбиться даже просто на страницах книги- дамы у него у него бледненькие. Может быть, потому что у него жизнь в этом смысле была не очень романтическая. Да, конечно, у современной науки и ее деятелй некоторые романы вызывают улыбку- ну что поделать- Жюль Верн использовал все, что мог понять из тогдашней науки, сам при этом не будучи ученым, а все-таки адвокатом. При этом он пользовался консультациями реальных ученых. Ну хотя бы Араго. Но я все равно читаю и перечитываю. И меня все равно очаровывают и Сайрес Смит, и Рока, и Матиас Шандор (Сандорф) и Паганель, и Робур. Так что вот такой я ретроград и косерватор в отличие от очень мною уважаемого Михаила Веллера.

Ответов - 248, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

geklov: Пост перемещен из темы КАРЛ МАЙ http://adventures.unoforum.ru/?1-3-0-00000018-000-0-0 У М. И. Веллера в сборнике "'Кухня и кулуары" есть небольшой очерк "ВОРОШИЛОВ, ЖЮЛЬ-ВЕРН И КОСМОПОЛИТИЗМ". В этом очерке Михаил Иосифович излагает легенду о том, как Е. П. Брандис стал ведущим в СССР "жюльверноведом". Уж не знаю, правда ли это. Очерк Веллера не велик. Вот он весь: ВОРОШИЛОВ, ЖЮЛЬ-ВЕРН И КОСМОПОЛИТИЗМ Михаил Веллер Покойный Евгений Павлович Брандис рассказывал: В сорок девятом его, кандидата-филолога-германиста, за пятый пункт турнули из Пушдома и напугали на всю оставшуюся жизнь. И остался он без работы. И никуда не брали. А семья, дочка, кормиться надо. Изредка разрешали где-нибудь платную лекцию или выступление. Да таллиннская 'Вечорка' брала статьи к юбилеям русских писателей. Но какой-то детский клуб вела его добрая знакомая, и вот она приглашала его почаще рассказывать детишкам о всяких интересных книжках. А круг дозволенных интересных книжек был сужен до предела. Одним из незапрещенных оставался Жюль-Верн: нет, в плане борьбы с низкопоклонством перед Западом тоже не издавали, но поминать запрещено, вроде, не было. И через несколько лет такой жизни Брандис, подначитавшись и поднаторев в безопасном и безвредном Жюль-Верне, даже написал трехлистовую брошюрку, и даже ее маленьким тиражом издал как-то под каким-то скромным методическим грифом. А тем временем умер Сталин, пошла большая чехарда в верхушке, и первый красный офицер Ворошилов оказался на курировании культуры. И директор Гослитиздата, соответственно, и явился к нему подписывать планы выпуска литературы на будущий год. Ворошилов встретил его благосклонно, проворошил нелюбовно пачку листов, закурил: решил поговорить немного о литературе, наставить, поруководить издательским процессом. — А вот ты такие книги, интересные там, приключения издаешь? Директор напрягся, поймал, решил, сориентировался: — А как же, Климент Ефремович, конечно, издаем! — Какие? — Э, м-н, ну, вот скажем... — А я вот в детстве, помню, — откинулся на спинку Ворошилов, — очень любил Жюль-Верна. — Задумался мечтательно, — Очень был интересный писатель... Издаешь его? — А как же, Климент Ефремович! Конечно издаем! — Вот это хорошо. Это правильно! А что именно? — Эгм. Да! Избранное! —Что? — Собрание сочинений издаем! — Это дело. А сколько томов? — Широкое собрание!.. — А? — Двенадцать, Климент Ефремович! Двенадцать томов! — Вот это — молодцы. Правильно. Хорошо. — Подмахнул план: — Пришли экземпляр в подарок, перечитывать буду. — Слушаюсь! Директора вытряхнули из лимузина у родного подъезда в предынфарктном состоянии. Выпил коньячку, закусил валидолом, рыкнул секретарше: — Всех специалистов по Жюль-Верну — срочно ко мне! Срочно!!! И — на — впечатай в план — в первый десяток позиций! — Жюль-Верн, собрание в двенадцати томах! —Что?.. — Исполнять!!! Все забегали, закрутили телефоны, залистали справочники, и к концу дня выяснили, что специалистов по Жюль-Верну в Москве не осталось ни одного. Кончились как-то специалисты. Кого посадили, кто помер, кто съехать успел давно, кто на фронте погиб, кто в эвакуацию сгинул, а кто, возможно, скрывает, открещивается. — Найти хоть на Камчатке!! Завтра утром!! Это — приказ!! — и палец в потолок. — Знаете, чем пахнет?! Короче, вечерком у Брандиса вдруг звонит телефон, который уж давно онемел: — Евгений Павлович? Как поживаете? Как чувствуете себя? — Дымшиц звонит, та еще сука, тогдашний начальник ленинградской писательской организации. Евгений Павлович в трубку мычит потрясенно, что, мол, спасибо, все хорошо, ничего. — У вас не было в планах съездить в Москву? — Нет... А что?.. Пока не было... А... что?.. — Через часок пришлем за вами машину, вы собирайтесь пока, билет на 'Красную стрелу' шофер передаст. Съездите в командировочку, проветритесь, возможно, и дела какие-нибудь окажутся. Брандис уже сползает по стенке и воздух ловит: — А в чем дело?.. — В Москве вас встретят, все объяснят. Брандису худо. Жена плачет и собирает белье и шерстяные вещи. Если опечатают квартиру — к кому идти жить? С кем это все может быть связано? Доставляет его машина к 'Стреле', дает шофер билет и командировочные. В Москве на перроне ждет топтунок: — Вы — Брандис? Пойдемте. В машину — везут. Привозят. Что за подъезд — не Лубянка, не Петровка... мало ли контор. Коридоры, кабинет, начальник: — Вы Брандис? Садитесь. Значит, специалист по Жюль-Верну? О Господи, молит Брандис, неужели и за этого уже сажают, что делать. — Да нет, что вы!.. Какой я специалист?.. Я и вообще-то германист, а не романист, так что... — Жюль-Верном занимались? — Да нет практически... — Что?! — Ну, детишкам там рассказывал... Директор вынул из ящика и шлепнул на стол брошюрку: — Твоя книга? — Ну, какая ж это книга... незначительная компиляция... — Что?! Что ты тут выеживаешься?! Твоя? — Моя... но... — Значит, так. Мы в этом году издаем двенадцатитомное собрание сочинений Жюль-Верна. Что тебе надо, чтобы сейчас составить содержание? Брандис на миг потерял сознание. — Ты что — спишь?! — Но надо работать... библиотека... — Сейчас тебя отвезут в библиотеку, после обеда привезешь содержание! Все! — Но — собрание... — слабо соображая, прошептал Брандис. — Нужны комментарии, справочный аппарат... Директор чуть задумался. — Хорошо. Сколько времени надо на том? Три дня хватит? Через месяц подаешь комментарии и справочный аппарат. — Но это гигантский труд!.. я настолько не компетентен... я не могу... — пискнул Брандис. — А тебя, тля, никто не спрашивает, — ласково разъяснил директор. — Вот так, — рассказывал Брандис, — у нас вышел роскошный, по сути — академический, двенадцатитомник Жюль-Верна, какого никогда не издавалось во Франции, да и нигде в мире. А я сделался специалистом по Жюль-Верну и потом получил уведомление от международного Жюль-Верновского общества, что меня приняли в его ряды — а в нем всего триста человек. Правда, — вздыхал он, — на его ежегодные заседания меня в Париж так ни разу и не пустили.

geklov: А Веллер, кстати, весьма неровно дышит к Ж. Верну. Вот ещё один малюсенький очерк от М. И.: ГРАФОМАН ЖЮЛЬ ВЕРН В зрелом возрасте я обзавелся многотомником Жюля Верна и радостно решил, что проблема чтения на ночь дочке решена. Заодно и сам перечитаю захватывающие с детства приключения: имею честный повод. Наконец-то вечерне-читательский ритуал обрел привлекательность и для другой стороны. Процедура укладывания в кровать прошла без скрипа и даже оживленно. Я уселся на пуфик и раскрыл «Таинственный остров». Поехали! Через несколько страниц у меня глаза полезли на лоб. И не мог понять, в чем дело. Вечернее чтение ребенку в постели имеет свою специфику. Читаешь страницу – а сам думаешь о своем. Дочитал – и вдруг забыл: я эту страницу только перелистнул или уже закончил? Через две недели я чувствовал себя в положении обжоры, подписавшего пожизненный контракт на ужины тортами из крашеных опилок. Жюль Берн оказался абсолютно несъедобен и уж тем более не поддавался перевариванию. Я стал жульничать, выдавая «сокращенные варианты» и меняя книги. Он писал не просто плохо – он писал чудовищно плохо! Он был графоман! Да он вообще представления не имел о том, как надо писать! Все его сюжеты шиты белыми и гнилыми нитками, они фальшивы, как морковный заяц, и натужны, как улыбка висельника. Это вообще не сюжеты: это просто последовательность в изложении материала географии. Или гидрологии, или ботаники, короче – для среднего школьного возраста современной автору Франции. Серия ведь так и называлась: «Необыкновенные путешествия». Естественно-познавательная литература для подростков. Учебник, натянутый на условно-беллетристический каркас. Разочарование уязвило меня. Еще один кумир пал. С четырнадцати лет я хранил нежные воспоминания о великом Жюле Берне – и вот держу в руках этот тухлый бред, выпучиваю глаза и зажимаю ноздри. Перечитайте «20000 лье под водой»! И скажите: с чего это капитан Немо ездит туда-сюда по мировому океану на своей подлодке? «В понедельник мы взяли курс на север». Зачем, почему, в связи с чем? Что он там оставил, что ищет, чего хочет? «Двенадцатого числа „Наутилус" изменил курс: теперь мы держали на юг, к тропикам». Эсминца на вас нет с глубинными бомбами! Ну бесцельные же, бессмысленные действия, которые автор даже не удосужился хоть как-то мотивировать! А «Таинственный остров»?! «Проснувшись рано утром в понедельник, колонисты решили обследовать восточную часть острова». Это два года спустя они проснулись и решили. Ну никакой же психологической или сюжетной мотивировки, подготовки, обоснования. Это какой-то скрытый барон Мюнхгаузен: «Проснувшись однажды утром, я решил покорить Эверест». Что, чего, почему?! А вот так. Люблю совершать подвиги, ездить туда-сюда, обследовать то-се. Это все равно что в детективе начать так: «Однажды в понедельник утром бухгалтер Смит решил перестать ходить на работу, а лучше раскрыть какое-нибудь интересное преступление». Мы имеем дело минимум с одним шизофреником – либо Смитом, либо его автором. То есть. Жюль Берн не удосуживается осведомить читателя, зачем или почему герои совершают те или иные действия. Жюля Верна это не заботит. Хватит и общего посыла романа: попали вот на такую подлодку или вот на такой остров. А дальше герои превращаются в фигуры условные, служебные. Они нужны для того, чтобы поведать о флоре и фауне, океанских течениях и горных ветрах, полеводстве и металлургии, жизни индейцев и жизни термитов. Автор был популяризатором, научпопником! Издательство «Знание» по нему плакало! Но: как учебник это слабовато, давно и безнадежно устарело и никакой научно-познавательной ценности давно ни для кого не представляет. И вообще длинноты описаний юный читатель тут же пропускает, не развлекают его пути миграции морского окуня. А как художественные книги – ну глуховой же примитив! Троица героев месяцами сидит в «Наутилусе» – а населен сей кораблик лишь капитаном и неопределенным количеством призраков. Есть помощник: как выглядит? как зовут? чем отличается? что делает? А так: иногда вдруг появляется и что-то мелкое делает, помогая кораблю. Матросы: сколько? каковы? имена? черты? привычки? намек на портрет? А на хрена! Хватит и Немо! Лодка плывет, рассказы звучат, пейзажи меняются, – все остальное дается по совершенному минимуму. Господа. Ну любой же сносный беллетрист должен владеть минимумом приемов, позволяющих оживить изображаемую картинку. Ну дай матросу имя, ну придумай ему хоть прыщ на носу, ну пусть один вечно жует сухарь, а у другого штаны с вечной латкой не того оттенка, а третий пискляв, а четвертый добро улыбается, а у помощника кривая рука или стеклянный глаз, и он молчалив как рыба, но всегда на страже всего, и т. п. Если Жюль Берн не умел этого делать – он вообще никакой не писатель, а графоман. Если умел, но пренебрегал, гоня по два толстых романа в год – он просто халтурщик, утомленный строчкогонством. Где и в каких условиях жила команда «Наутилуса», чем и как питалась, на каких койках спала? Я ничего не вижу, ничего не знаю!!! А как разговаривают жюльверновские златоусты! Где не штамп – там лекция. «А как делается древесный уголь, мистер Смит?» – шар-pax! – лекция на час про изготовление древесного угля. Это, может, и познавательно, я лично такие вещи люблю, но в литературном контексте – бредово же смотрится. Лексика бедна, эпитеты банальны, психологией не пахнет. Я был потрясен. У меня украли великого и любимого писателя. И плюнули на это место. И растерли. О, зачем я стал слишком грамотным, зачем столько горя от ума!.. И этим приносящим горе умом я начал попытки соображать. Как же так?! Графоман-то графоман, а полтора века на коне, и книги на всех языках, и масса экранизаций, и герои превратились в мифы, и плывет атомный бомбовоз «Наутилус» под музыку группы «Наутилус», и так далее. Предположим, все идиоты. Но только гений может попасть в унисон планете идиотов. Э? Да Паганель стал уже именем нарицательным. Капитан Немо – устойчивая мифо-фигура. Как бы ужасно ни бумагомарал Жюль Берн, он преуспел едва ли не в главном: писатель создал свой мир и миф. И мы знаем, мы помним, мы используем и цитируем! Истинная фантастика: с точностью до километров, килограммов и часов Жюль Берн предсказал первый полет на Луну: место старта и приводнения, длительность и количество членов экипажа, размер и вес корабля, время полета! От винта. И остались в истории – той, которая вписана в наше представление «обо всем вообще» – чудо-подлодка, и кругосветка детей капитана Гранта, и много чего еще. А вот слабости письма, натяжки и наивы – в истории не остались. Напрашивается простой вывод. У истинного бестселлера – свои законы. Они отличаются от законов «просто высокой литературы». Несравненная ценность Жюль Верна – в «генеральной выдумке» романа. Техническое изобретение. Маршрут путешествия. Робинзонада технического века. И т. д. Жюль Берн укореняется в воображении и памяти читателя исключительностью, новизной, необыкновенностью, единичностью главной задумки книги. Эта задумка – суть и соль, без нее книга сразу теряет ценность и превращается в заурядное барахло. Она принципиально не вычленяется из всех прочих пластов книги, книга и пишется ради нее. Проделаем опыт. Прибавим глубины психологизма. Пропишем стиль. Наляжем на реалистичность мировоззрения, снизим наивный романтизм. Что получим? Уильяма Толлинга или Робера Мерля. Хорошие книги! Лучше жюльверновских написаны. Написаны лучше – а книги хуже. Глубина проникновения в жизнь – увеличилась. А создание новых, неповторимых, не существовавших доселе миров почти и исчезло… Никакой стилист, нулевой психолог, неряшливый сюжетчик, неумелый пейзажист и бездарный бытописатель – великий Жюль Берн сумел сделать главное: создать новые области нашего духовного мира, устойчивые области коллективного социопсихологического пространства, именуемого иначе культурным. А если бы он «писал лучше»? Стал ли бы «равным Шекспиру»? Отвечаю за свои слова: нет. Когда серьезный писатель берется за детектив – получается «Преступление и наказание». Фабульная нагрузка резко уменьшается, акцент смещается на иные глубины, вечные и общечеловеческие. Уже перестает волновать сам «Наутилус», речь заходит об извечном человеческом одиночестве, борьбе каждого против всех, трагедии революционера. Сплошной экзистенциализм. Соотношение всех элементов великой книги находится в жестком единстве. Нарушение равновесия (пусть неосознаваемого, неощутимого) – ведет к некоторому внутреннему разрушению книги. Вроде делаешь лучше – а эффект почему-то обратный. Написано лучше – а волнует меньше, воображение поражает меньше. Элементарно. В гоночном автомобиле все подчинено скорости. Прибавь комфорта в кабине, подними и увеличь кресло, поставь фары – а машина станет хуже. «Усовершенствование» романов Жюля Верна уменьшит нагрузку на «главную задумку», суть и ценность этих романов. Литературный уровень Жюля Верна – необходимый минимум «литературной плавучести» книги. Берн прост, ясен, однозначен, общедоступен – при этом достаточно динамичен, романтичен, позитивен, жизнеутверждающ. Да он гений жанра, фактически им самим и созданного: приключения с необыкновенным начальным доворотом и общеинформационными подробностями, поданными под нетривиальным углом. …Больше я Жюля Верна не перечитываю. Достаточно того, что я читал его в детстве и запомнил главное в нем на всю жизнь. В отличие от массы книг, написанных лучше, которые быстро забываются и выходят из живого обращения в памяти, истлевая и исчезая в дальних сундучках мозга. Хорошая книга и хорошо написанная книга – вещи иногда разные. Главное – это креативное начало. Создание чего-то качественно нового. Взлом по вертикали. (Я чувствую свое абсолютное моральное право на этот вывод. Не знаю, положил ли кто-либо в свое время столько труда, сколько я, чтобы учить себя писать хорошо.) Первейшее качество таланта – креативность. Мощь созидателя и мастерство шлифовщика и отделочника могут не совпадать: бывает. Мы забываем блестящих и живем в мирах, созданных мощными". М. Веллер Напоминаю. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора

Admin: Очередное гран мерси за сей чудный рассказ! А ведь во многом он прав, Баскервиль этакий. "Это какой-то скрытый барон Мюнхгаузен". Вот припечатал, так припечатал! А как разговаривают жюльверновские златоусты! Где не штамп – там лекция. «А как делается древесный уголь, мистер Смит?» – шар-pax! – лекция на час про изготовление древесного угля. Это, может, и познавательно, я лично такие вещи люблю, но в литературном контексте – бредово же смотрится. Лексика бедна, эпитеты банальны, психологией не пахнет. Я был потрясен. У меня украли великого и любимого писателя. И плюнули на это место. И растерли. О, зачем я стал слишком грамотным, зачем столько горя от ума!.. В десятку. Порой терзают и меня такие утраченные кумиры юности. На первых же страницах неперечитываются. Некоторые книги должны попадать в руки вовремя. А если бы он «писал лучше»? Стал ли бы «равным Шекспиру»? Отвечаю за свои слова: нет. Когда серьезный писатель берется за детектив – получается «Преступление и наказание». Фабульная нагрузка резко уменьшается, акцент смещается на иные глубины, вечные и общечеловеческие. Хорошая книга и хорошо написанная книга – вещи иногда разные. Главное – это креативное начало. Создание чего-то качественно нового. Взлом по вертикали. Гениальная мысль! Только бы современные графоманы с дипломом стенографистки, узнав об этом, не возомнили себя жюль-вернами.


Антон: Admin пишет: Порой терзают и меня такие утраченные кумиры юности. На первых же страницах неперечитываются. Лет так 10 назад я прикупил с/с Верна от Терры в 20 томах. Ну и сел читать непрочитанное. Надо сказать, что вещи фантастические (Замок в Карпатах, Гектор Сервадак) читались с интересом, а вот просто "путешествовательные" (Зелёный лучь, Цезарь Цескабаль, Жаганда) - с превеликим трудом. Или вот Буссенар... Только что прочитал "Тайну докотра Синтеза" и "Архипелаг чудовищ". Еле домучил. Хотя я и в детстве от "Похитителей бриллиантов" устал...

ffzm: Хотел еще вчера открыть тему Жюль Верн, но отложил на сегодня и не успел. Gennady пишет: Что можно сказать об этом титане, так умело и профессионально разоблаченном Михаилом Веллером? Я могу сказать только хорошее, заслуженно его считают мировым классиком, приключенческой и фантастической литературы. Жюль Верн писатель проверенный временем, не одно поколение зачитывается его романами, и сколько поколений будет им зачитываться после нас. Не все конечно романы у Верна "сильные" есть и очень даже "слабые",например "Кловис Дартендор", но как можно критиковать такие вещи как:"Таинственный остров", "Дети капитана Гранта", "Немо", "Гаттераса", "Пятнадцатилетний капитан", "Вокруг света в 80 дней", "В стране мехов" и многих других, которых переиздают и переиздают. Надо учитывать что Верн, писатель XIX века, писавший свои произведения для подростково-юношеского возраста. Gennady пишет: Но я все равно читаю и перечитываю. И меня все равно очаровывают и Сайрес Смит, и Рока, и Матиас Шандор (Сандорф) и Паганель, и Робур. Так что вот такой я ретроград и косерватор в отличие от очень мною уважаемого Михаила Веллера. И я тоже читаю Верна, в собрании изд. Ладомир, там есть редкие вещи автора и в современных переводах.

geklov: Пару слов в защиту... нет не Жюля Верна. Он, слава БОГУ, ни в чьей защите не нуждается. ГЕНИЙ! ТИТАН!! КЛАССИК!!! В защиту Веллера. Друзья, разве вы не заметили? Ведь этот короткий очерк "Графоман Жюль Верн" был написан Михаилом Иосифовичем ради последних четырёх абзацев. Вся эта критика Верна (более, надо признать, эпотажная) должна лишь привлечь читательское внимание к главной идее автора: "Хорошая книга и хорошо написанная книга – вещи иногда разные. Главное – это креативное начало. Создание чего-то качественно нового. Взлом по вертикали. (Я чувствую свое абсолютное моральное право на этот вывод. Не знаю, положил ли кто-либо в свое время столько труда, сколько я, чтобы учить себя писать хорошо.) Первейшее качество таланта – креативность. Мощь созидателя и мастерство шлифовщика и отделочника могут не совпадать: бывает. Мы забываем блестящих и живем в мирах, созданных мощными" То есть. По Веллеру, Жюль Верн - мощный, талантливый, гениальный титан, сумевший креативно взломать современную ему литературу по вертикали. Такие исполины как Верн и создают новые миры. И в мире придуманном Верном, мы с вами, между прочим, сегодня и живем! Вот и получается, что Веллер не столько критикует Верна, сколько на примере его творчества рассуждает об истинно великих писателях-креаторах. Верн, по Веллеру - ВЕЛИКИЙ ПИСАТЕЛЬ! На могучих плечах Верна стоит практически вся современная научная фантастика! (о кумире Верна, Э. А. По тоже, конечно, забывать не стоит; ну, и Г. Уэллс, естественно ТИТАНЫ! АТЛАНТЫ! ТВОРЦЫ!) Как пример из более сурьёзной литературы. Многие сегодня обвиняют в тяжеловесности Л. Н. Толстого (и впрямь, многие ныне благополучно забытые современники графа писали куда как изящнее). И его тоже нередко называют графоманом. НО! Никто ведь не сомневается в созидательной мощи таланта Толстого.

1.66: Написать, что-то новое о Жюле Верне очень и очень трудно, да еще так что-бы это кого-то заинтересовало. Но попробую. Вот явная ошибка Жюля Верна, на которую я обратил внимание уже давно. К примеру главные герои "Таинственного острова" во время Гражданской войны в США бегут на воздушном шаре из осажденноной столицы южан Ричмонда. Но вот дело в том, что Ричмонд никогда не осаждался южанами. Из Википедии:Осада Петерсберга (Siege of Petersburg) — финальная стадия Гражданской войны в Америке, серия сражений вокруг города Петерсберг (штат Виргиния), которые длились с 9 июня 1864 по 25 марта 1865 (Или по 3 апреля) После принятия командования Грант избрал своей стратегией постоянное, непрерывное давление на своего противника, не считаясь ни с какими жертвами. Несмотря на возрастающие потери он упрямо продвигался на юг, с каждым шагом приближаясь к Ричмонду, но в сражении при Колд-Харбор генерал Ли сумел его остановить. Не сумев взять позиции противника в лоб, Грант нехотя отказался от своей стратегии «не маневрировать» и перебросил свою армию под Петерсберг. Ему не удалось захватить город с налету, он был вынужден согласиться на долгую осаду, но и для генерала Ли ситуация оказалась стратегическим тупиком — он фактически попал в капкан, не имея никакой свободы маневра. Боевые действия свелись к статичной окопной войне. Осадные линии федеральной армии были прорыты к востоку от Петерсберга, и оттуда они медленно тянулись на запад, перерезая одну дорогу за другой. Когда пала Бойдтонская дорога, Ли был вынужден покинуть Петерсберг. Если кто скажет, что Жюль Верн перепутал Ричмонд с Петерсбергом, то писатель все равно ошибся. Вот карты осады Петерсберга http://shot.qip.ru/00c4jX-26Ox4CeU1/ и http://shot.qip.ru/00c4jX-46Ox4CeU2/ из которых явствует, что южанам в Петерсберге (не говоря о Ричмонде который никто не осаждал) не нужен был воздушный шар (который впоследствии использовали герои романа), чтобы связаться со своими, т.к. для этого им достаточно было сесть на поезд или на повозку, т.к. дорога к северу от Петерсберга (кстати на Ричмонд) была открыта и прикрыта от северян рекой. Полагаю, что Жюля Верна сбил с толку термин осада, который применяется обычно при полном окружении города или крепости, но который и во время написания романа, так и в настоящее время применяется при описании боевых действий у Петерсберга.

Admin: Спасибо, Геннадий, что открыли тему о Жюле Верне и так хорошо о нем высказались. Спасибо, что с таким энтузиазмом в ней появляются интересные посты наших уважаемых форумчан! ffzm, я и не знал, что "Страна мехов" - в числе лучших! Надо прочесть. geklov, здОрово все объяснили с Веллером, тоже считаю этот хитрый саботаж-эпатаж - остроумным (не без перчинки справедливой критики) писательским ходом ради концовки и мысли про креативное начало. Очень нравится подход уважаемого 1.66 к теме о Верне. Интересное и аргументированное наблюдение-объяснение с Ричмондом! Действительно, заинтересовать чем-то новым навскидку об этом титане очень трудно. Сам не знаю, что сказать. Не буду вымученно что-то оригинальненькое искать пока. Как появится-напишу. Но до сих пор помню, как лежал с температурой, читал "Детей капитана Гранта" и был безмерно счастлив. А потом специально промочил ноги, чтобы не пойти в школу и посмотреть утром телефильм, чешский кажется, "Из пушки на Луну". Видиков тогда не было. Не записать. Жюль Верн, как и Дюма, как и Конан Дойл со Стивенсоном, это, на мой взгляд - наше всё. Это счастливое детство. Антон пишет: Лет так 10 назад я прикупил с/с Верна от Терры в 20 томах. Дореволюционные перепечатки от ТЕРРЫ - и все впечатление можно делить на 50. Эмар, Хаггард, Сальгари, и тд. Без особой редактуры, да еще некоторые вещи с унылыми сокращениями (часть романов в соб.р соч. Сальгари, например) - чего от них ждать? Верна лучше читать либо в советских, либо в ладомировских переводах. Полнее и вкуснее будет.

Gennady: Admin Согласен со всеми вашими наблюдениями. И насчет Ричмонда тоже считаю, что это интереснейший пост. А на Веллера все равно сержусь, пусть он даже в чем-то и прав. Ну скажите, а вот если бы так кто-нибудь высказался о о Понсоне дю Террайле? Если серьезно, то недавно я общался с одним известнейшим жюлверноведом, Уильямом Бутчером. Он кое-что рассказывал о взамоотношениях Жюля Верна с Марко Вовчок, его первой переводчицей. И еще кое-что интересное рассказывал. Когда высплюсь- у меня глухая ночь- попробую рассказать то, о чем мы разговаривали.

Admin: Gennady пишет: Ну скажите, а вот если бы так кто-нибудь высказался о о Понсоне дю Террайле? Моего дорогого Понсона кто только не кусал. Флобер, Габорио, Гонкуры... И ничего. Живехонек-здоровехонек, продолжает радовать каждой иголочкой, как в песенке ("радовает нас, радовает нас!"). Помните, как у Булгакова. "Как ваша фамилия? - Достоевский. - Так он же умер. - Па-пра-шу! Достоевский - бессмертен!"... Примерно так. Обидно, конечно, но не шибко. А про Бутчера очень даже интересно. Будем ждать вестей из Янины. Gennady пишет: о о Понсоне дю Террайле? К слову: о Понсон дю Террайле. Это у него фамилия такая длиннючая. Французы часто используют самостоятельно только первую часть (без Террайль). Отдельно она склоняема, в связке - нет. Иначе будут всякие: о Конане Дойле, о Майне Риде... Впрочем, некоторые говорят и "о Жюль Верне". Пардон за назойливость не в тему.

Gennady: А я бы на месте Понсона пошел бы и укусил Флобера. С Гонкурами лучше не связываться. Кажется, Жюль занимался немного боксом и к тому же их еще и двое.

Admin: Понсон каждый день занимался фехтованием и гимнастикой, был меткий стрелок и лихой наездник. Но он был очень добрый и скромный человек. Умел прощать. Гений.

ffzm: Admin пишет: ffzm, не знал, что "Страна мехов" - в числе лучших! Все эти перечисленные романы Верна я читал очень давно будучи 12-14 летним пацаном, и помню "В стране мехов" очень даже понравился. Интересно как другие относятся к этому роману. Admin Владимир, хорошо бы эти посты с критикой Веллера переместить из темы "Карл Май" сюда.

Admin: ffzm пишет: хорошо бы эти посты с критикой Веллера переместить из темы "Карл Май" сюда. Дело в том, что некоторые посты связаны с предыдущими записями и это очень усложняет их "переезд по назначению". Попробую.

ffzm: Знает кто нибудь, в каком именно плагиате Р.Понт-Жест обвинял Ж.Верна?

1.66: Предполагаю, что скорее всего в том, что в романе Жюля Верна "Треволнения одного китайца в Китае" использованы сведения из романа Р. де Пон-Жеста "Жемчужная река (Красный паук)", хотя не уверен в этом. А может быть в этом романе Верна использованы сведения из воспоминаний Р. де Пон-Жеста о путешествии в Китай. "Жемчужная река" издавалась в последний раз на русском в 2009г издательством "Вече" в серии "Искатели приключений".

Admin: Посты переместил. Почти безболезненно. Ничего не потерял, но в нек. случаях часть ответов передвинул к соответствующим авторам в их же собственные нижеследующие посты. Вроде, все осталось логично. Но хлопотно. Люди добрые, пожалуйста, не увлекайтесь подолгу оффтопами, пишите "в рассыпную" лучше в НОВИНКИ и ОБЗОРЫ. Сейчас отвечу по Верну и Пон-Жесту. Дело в другом романе.

Admin: В 1876 (по др. данным... аж в 1873-м) Рене де Пон-Жест обвинил Жюля Верна в плагиате, заметив некоторое сходство в сюжете романа "Путешествие к центру Земли" (1864) со своей собственной ранней новеллой "Голова Мимера" (La Tête de Mimer), опубликованной в сентябре 1863 г. в журнале "Ревю контампорен". В новелле герои отправляются к центру Земли, расшифровав криптограмму, написанную рунами. Обвинение строилось на фразе Жюля Верна "солнечная тень", которая совпадала с пон-жестовской "лунной тенью", служившей своеобразным указателем. Жюль Верн утверждал, что не читал этой новеллы. В 1877 суд защитил Жюля Верна и Пон-Жест был вынужден оплачивать все судебные издержки. Увидеть портрет Пон-Жеста и почитать о нем можно во французской Википедии click here

ffzm: Admin пишет: Посты переместил. Спасибо Владимир, этим постам здесь будет лучше. Так-же благодарю и за Понт-Жеста, давно задавался вопросом, из за чего же они судились.

Admin: Чуть дополнил пост о Пон-Жесте. К стыду моему, я так и не читал этот роман Верна. Кто читал, скажите, с какой книгой Верна его можно сравнить по динамике? Ну хоть примерно? Динамичнее, скажем, "Гаттераса"? Уверен, что до "Гранта" или, скажем,"Барсака" (хотя это и не совсем Жюль) он не дотягивает по экшену. Или я ошибаюсь?

ffzm: Admin пишет: К стыду моему, я так и не читал этот роман Верна. Кто читал, скажите, с какой книго Верна его можно сравнить по динамике? Ну хоть примерно? "Путешествие к центру Земли"- один из первых романов Верна, я лично высоко ценю это произведение, и по динамике ставлю в один ряд с романами "Пять недель на воздушном шаре", "Вокруг света в 80 дней", с "Гаттерасом" и "Пятнадцатилетним капитаном". Роман состоит из необычного путешествия, с массой приключений, один из главных героев чудаковатый профессор Лиденброк, которого можно сравнить с Паганелем и доктором Клоубонни.

Admin: Спасибо, ffzm! Верновских чудаков обожаю! Аланд-Зеланд... Прочту.

Admin: На английском рассказ "Голова Мимера" печатался не так давно в сборнике "Миры над мирами : 9 прото-фантастических историй" (THE WORLD ABOVE THE WORLD : Nine proto-science fiction tales) под редакцией "нашего старого знакомого" Брайана Стэблфорда, который, сравнив тексты, и зная, что Пон-Жест был не уверен в успехе тяжбы (кто он и кто Верн! а к 1877-му были уже опубликованы все самые известные романы папы капитана Немо), высказывает мысль, что возможно Жюль Верн все же читал этот рассказ Пон-Жеста. Статья на англ. здесь (полистайте киндловский сэмпл он-лайн) http://www.blackcoatpress.com/worldabove.htm

Admin: Кстати, Стэблфорд уверяет своих англоязычных читателей, что та версия романа "Путешествие к центру Земли", которую сейчас знает каждый, это исправленная версия, опубликованная Верном в 1867-м, а оригинальная версия 1864 года на английский никогда не переводилась. Интересно, что там Верн поменял и с какого издания сделан русский перевод? А в "Ладомире" этот роман не выходил? Он же был в советском 12-томнике.

Gennady: У меня есть "Определительная биография Верна" Бучера, о котором я упоминал. Задам ваш вопрос ему если в книге ничего не найду. Насчет "Ладомира" увы- ничегошеньки не знаю.

geklov: Опять-таки придется примерить мантию адвоката дьявола Позащищаю немножко Веллера. Многоуважаемый Геннадий пишет: А на Веллера все равно сержусь, пусть он даже в чем-то и прав. Да-с, досталось от Михаила Иосифовича господину Верну. Но. Не всё так печально и уныло. Веллер писал не только о Ж. Верне, но и о других классиках авантюрного жанра. И самое главное – ПИСАЛ ХОРОШИЕ, ДОБРЫЕ СЛОВА. И о Киплинге, и о "Трех мушкетерах" Дюма, и о Ю. Семенове с его Штирлицем, и о Стивенсовском "Острове сокровищ". Приведу примеры. О каждом авторе - в его личной, так скать теме. Админ прав: ну, не здесь же Как пример: http://www.libok.net/writer/383/kniga/54363/veller_mihail_iosifovich/shedevr_doktora_konan_doylya/read Понимаю, не совсем в тему (надо бы в тему "А. К. Дойл", но есть ли таковая? Может в "Шерлок Холмс, его окружение и пастиши-продолжения, или Кто придумал фразу "Элементарно, Ватсон!"? Если "ДА", то, пожалуйста, перекиньте).

Admin: Только сейчас обнаружил, что история с "Головой Мимера" описана в русской статье Википедии. Правда там вместо Мимера - Минерва. Пока не нашел подтверждения, что это одно и то же. По французски Минерва - Minerve (lat. : Minerva) . Впрочем, как я догадываюсь, это название либо горы, либо вулкана где-то в Скандинавии. И у Пон-Жеста и у Верна приблизительно одно и то же место действия... В Вики, похоже, опять путаница в датах. Несколько совершенно разных франц. источников (и Стэблфорд тоже) указывают, что суд был в 1877, а руская Вики - в 1875. Итд. чехарда с другими датами. Это я к тому, что лучше все перепроверить. Далее цитата из Вики по книге внука (или внучатого племянника, не помню сейчас точно) писателя - Жана Жюль-Верна (да, уже как фамилия!..) Книга, кстати выходила на русском в сов. времена. Претензии на авторские права Спустя 10 лет после публикации романа, в 1874 году, Леон Дельма обвинил романиста в плагиате. Под псевдонимом Рене де Понжест он выпустил рассказ «Голова Минервы».[1]. В письме издателю Жюлю Этцелю Верн пишет: "Между двумя сюжетами не было и намёка на близость, но имелся один сходный момент, несколько удивляющий: местонахождение гробницы обнаруживается тенью, которую отбрасывает палочка при свете луны, а у меня тень горного пика при солнечном свете указывает на место, откуда начинается спуск к центру Земли. Вот и всё! Рассказ господина де Понжеста кончается примерно там, где начинается мой роман! <…> Даю вам слово чести, я понятия не имел о рассказе господина де Понжеста, когда писал «К центру Земли».[2] Процесс, состоявшийся в 1875 году, был проигран Дельма, и тот был приговорён к уплате расходов.[2] ----------- [2] Жан Жюль-Верн. «Жюль Верн». Глава 17. ru.wikipedia.org click here Вывод. Раз Жюль Верн клянется, значит - простое совпадение и нечего городить сенсацию. Даниил Андреев с Толкином тоже во многом совпали, не читая друг друга. "На свете много есть, мой друг Горацио"...

Admin: geklov пишет: Понимаю, не совсем в тему (надо бы в тему "А. К. Дойл", но есть ли таковая? Может в "Шерлок Холмс, его окружение и пастиши-продолжения, или Кто придумал фразу "Элементарно, Ватсон!"? Если "ДА", то, пожалуйста, перекиньте). Тема есть вот в этом разделе > Детектив: Авторы от A до Z » Артур Конан Дойл (1859—1930) Увыжаемый Geklov, продублируйте эссе Веллера туда. А здесь дайте ссылку на пост (скопируйте линк, который появляется при наведении мышки на крохотный листочек рядом с надписью "Отправлено:...." (есть над КАЖДЫМ ПОСТОМ сверху).... Если я перекину ВЕСЬ Ваш пост, то туда перетекут лишние разговоры о Верне. От чужого имени я посты создавать не могу. Могу только переносить или копировать и вставлять в другой авторский пост. Сделайте, пожалуйста, сами. Чтобы получилось как вот в этом посте http://adventures.unoforum.ru/?1-3-0-00000018-000-0-0#017

geklov: Многоуважаемый Admin, спасибо! Попробую провести данную манипуляцию... В раздел ДЕТЕКТИВЫ хожу вельми редко. Заодно и заскочу Или вот так лучше сделаю. Так для меня проще...

geklov: Многоуважаемый Admin пишет: Только сейчас обнаружил, что история с "Головой Мимера" описана в русской статье Википедии. Знать всё-таки и от Википедии порою польза бывает? Но всё одно: В Вики, похоже, опять путаница в датах.

geklov: А Жан Жюль-Верн - внук фантаста. Так, по крайней мере, написано в аннотации к ТОЙ САМОЙ книге (не доверять советским изданиям вроде бы нет оснований). Издана издательством "Прогресс" в 1978 году. (У меня как раз на бумаге). Кстати, примечания и предисловие Е. Брандиса.

ffzm: Admin пишет: А в "Ладомире" этот роман не выходил? Он же был в советском 12-томнике. Изд-во "Ладомир" выпустило серию "Неизвестный Жюль Верн" в 29 томах, в которой были изданы произведения не вошедшие в советский 12-томник. Составы томов этих с/с есть на фантлабе:click here

Admin: Спасибо, ffzm! Думал, что были хоть какие-то тома с дополнениями или новыми переводами старых романов, где бы что-то было восстановлено после возможных идеологич. сокращений У меня далеко не все. Поэтому решил, чтобы не путаться, закинуть сюда списки. Дополнил их по 12 тому (у меня есть!), отдельным томам "Ладомира", fantlab'у и Озону. Жюль Верн. Собрание сочинений в 12 томах Издательство: Художественная литература. Москва, 1954-57 гг. Том 1 Пять недель на воздушном шаре (перевод А. Бекетовой, под ред. Р. Розенталь) С Земли на Луну (перевод М. Вовчок, под ред. М. Вахтеровой) Вокруг Луны (перевод М. Вовчок, под ред. М. Вахтеровой) Том 2 Путешествие к центру Земли (перевод Н. Егорова, под ред. Н. Яковлевой) Путешествие и приключения капитана Гаттераса (перевод под ред. Е. Бируковой) Том 3 Дети капитана Гранта (перевод А. Бекетовой, под ред. Н. Коган) Том 4 Двадцать тысяч лье под водой (перевод Н.Г. Яковлевой и Е.Ф. Корша, под ред. Л. Зенкевича) Том 5 Таинственный остров (перевод Н. Немчиновой и А. Худадовой, под ред. О. Моисеенко) Том 6 Вокруг света в восемьдесят дней (перевод Н. Габинского, под ред. Я. Лесюка) В стране мехов (перевод Л. Слонимской, А. Рудковской и Я. Лесюка, под ред. Я. Лесюка) Том 7 «Ченслер». Дневник пассажира Ж.-P. Казаллона (перевод М. Мошенко и Р. Розенталь, под ред. О. Моисеенко) Гектор Сервадак (перевод Н. Гнединой и М. Вахтеровой, под ред. О. Моисеенко) Том 8 Черная Индия (перевод З. Бобырь, под ред. О. Волкова) Пятнадцатилетний капитан (перевод Игнатия Петрова, под ред. Л. Савельева) Пятьсот миллионов бегумы (в соавт. с Андре Лори) (перевод М. Богословской, под ред. О. Волкова) Том 9 Архипелаг в огне (перевод С. Викторовой и С. Шлапоберской, под ред. Я. Лесюка) Робур-Завоеватель (перевод Я. Лесюка, под ред. Е. Шишмаревой) Север против Юга (перевод под ред. Р. Гурович) Том 10 Вверх дном (перевод Е. Лопыревой, под ред. Б. Вайсмана) Пловучий остров (перевод Е. Лопыревой и Н. Рыковой, под ред. Б. Вайсмана) Флаг родины (перевод О. Моисеенко, под ред. Е. Шишмаревой) Том 11 Властелин мира (перевод А. Тетеревниковой и Д. Лившиц, под ред. Е. Брандиса) Драма в Лифляндии (перевод Г. Веллe, под ред. М. Вахтеровой) В погоне за метеором (под ред. Мишеля Верна) (перевод В. Вальдман, под ред. Е. Брандиса) Том 12 Матиас Шандор (перевод Е. Гунста, О. Моисеенко и Е. Шишмаревой, под ред. Е. Бируковой) ПОВЕСТИ И РАССКАЗЫ: Драма в воздухе (перевод О. Волкова) Зимовка во льдах [повесть] (перевод З. Александровой) Опыт доктора Окса [повесть] (перевод З. Бобырь) Блеф. Американские нравы (под ред. Мишеля Верна) (перевод Е. Брандиса) http://www.ozon.ru/context/detail/id/1061285/ Серия "Неизвестный Жюль Верн" (комплект из 29 книг) Издательство: Ладомир, 1992 – 2010 Содержание: Том 1 Приключения троих русских и троих англичан (перевод В. Исаковой) Плавающий город (перевод В. Львова) Священник в 1839 году (перевод Н. Звенигородской) Том 2 Воспоминания о детстве и юности [эссе] (перевод А. Москвина) Дядюшка Робинзон [неоконченный роман] (перевод С. Пьянковой, О. Е. Ивановой) Паровой дом (перевод В. Торпаковой) Том 3 Жангада (перевод Е. Шишмаревой, с дополнениями!) Школа робинзонов (перевод Н. Брандис) Том 4 Безымянное семейство (перевод В. Исаковой) Том 5 Упрямец Керабан (перевод В. Сахранова, Н. Хотинской) Вторжение моря (перевод Т. Яковлевой) Том 6 Южная Звезда (в соавт. с Андре Лори) (перевод Е. Щербаковой, М. Михеева) Найденыш с погибшей «Цинтии» (в соавт. с Андре Лори) (перевод Е. Брандиса, Э. Шрайбер) Том 7 Завещание чудака (перевод В. Барбашевой, с дополнениями!) РАССКАЗЫ: Приключения семьи Ратон (Волшебная сказка) (перевод А. Соломоновой) Драма в Мексике (Первые корабли мексиканского флота) (перевод К. Алексашиной) В XXIX веке. Один день американского журналиста в 2889 году (в соавт. с Мишелем Верном) (перевод В. Вальдман) Судьба Жана Морена (перевод И. Алчеева) Том 8 Два года каникул (перевод З. Потаповой) Лотерейный билет № 9672 (роман, перевод И. Волевич) Том 9 Йоханн Давид Висс. Швейцарский Робинзон. (перевод с нем. Л. Поповой) Вторая родина [продолжение романа «Швейцарский Робинзон» Й. Висcа] (перевод Н. Яковлевой) Том 10 Клодиус Бомбарнак (перевод Е. Брандиса, Н. Брандис, с дополнениями!) Кловис Дардантор (перевод Ю. Денисова) Том 11 Зеленый луч (перевод М. Березкиной) Замок в Карпатах (перевод Е. Аронович) Том 12 Миссис Бреникен (перевод Е. Леоновой) РАССКАЗЫ: Мартин Пас (перевод А. Соломоновой) Господин Ре-диез и госпожа Ми-бемоль (перевод М. Таймановой) Вечный Адам (перевод И. Кутасова, Е. Трынкиной) Мастер Захариус (перевод И. Желваковой) Хиль Бралтар (перевод А. Волкова) На дне океана (в соавт. с Мишелем Верном) (перевод М. Круковского) Том 13 Россказни Жана-Мари Кабидулена (перевод М. Добродеевой) Великолепная Ориноко (перевод М. Добродеевой) Том 14 Малыш (перевод О. Смирнова, Ю. Розенберг) Путешествие стипендиатов (перевод Ю. Розенберг) Том 15 Ледяной сфинкс [роман, являющийся продолжением «Повести о приключениях Артура Гордона Пима» Эдгара По] (перевод А. Кабалкина) Трикк-тррак (перевод А. Сухова) Мятежники с «Баунти» (перевод Е. Шишмаревой) Том 16 Братья Кип (перевод А. Соломоновой) Воздушная деревня (перевод В. Брюггена) Том 17 Золотой вулкан (перевод Е. Соколова, Ю. Шкаленко) Маяк на Краю Света (под ред. Мишеля Верна) (перевод А. Сухова) Граф де Шантелен [повесть] (перевод И. Ковалевской) Том 18 Агентство Томпсон и Ко (перевод В. Большакова) РАССКАЗЫ: Десять часов на охоте (перевод Т. Яковлевой) Прорвавшие блокаду (перевод М. Михеева) Том 19 Михаил Строгов (перевод Ю. Мартемьянова) Возвращение на родину (перевод В. Исаковой) Том 20 Дунайский лоцман (под ред. Мишеля Верна) [авторская версия этого романа опубликована под заглавием «Прекрасный желтый Дунай», см. том 28] (перевод А. Волкова) Кораблекрушение «Джонатана» (под ред. Мишеля Верна) [авторская версия этого романа опубликована под заглавием «В Магеллании», см. том 28] (перевод В. Гинзбург, с дополнениями!) Том 21 Удивительные приключения дядюшки Антифера (перевод Э. Леонидовой) Тайна Вильгельма Шторица (под ред. Мишеля Верна) [авторская версия этого романа опубликована под заглавием «Невидимая невеста», см. том 27] (перевод В. Брюггена) Том 22 Необыкновенные приключения экспедиции Барсака [роман написан Мишелем Верном на основе двух черновиков отца] (перевод А. Волкова) Треволнения одного китайца в Китае (перевод Р. Шайдулина) Том 23 Открытие Земли (Всеобщая история великих путешествий и великих путешественников. Часть 1) (перевод Е. Брандиса, с дополнениями А. Москвина) Том 24 Мореплаватели XVIII века (Всеобщая история великих путешествий и великих путешественников. Часть 2) (перевод Т. Ровинской, В. Ровинского, с дополнениями А. Москвина) Том 25 Путешественники XIX века (Всеобщая история великих путешествий и великих путешественников. Часть 3) (перевод Е. Лопыревой, Т. Ровинской, В. Ровинского, с дополнениями А. Москвина) Том 26 Цезарь Каскабель (перевод Е. Трынкиной, И. Кутасова) РАССКАЗЫ и НЕОКОНЧЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ: Женитьба г-на Ансельма де Тийоля (перевод М. Потаповой) Осада Рима [повесть] (перевод М. Потаповой) Сан-Карлос (перевод М. Потаповой) Жедедья Жаме [неоконченный роман] (перевод М. Потаповой) Ознакомительная поездка [неоконченный роман; возможно, он послужил основой Мишелю Верну для написания «Необыкновенных приключений экспедиции Барсака»] (перевод М. Потаповой) Том 27 Город будущего (перевод М. Вишневской, И. Желваковой) Сесиль Компер. Верновский Париж [послесловие к роману «Город будущего»] (перевод А. Москвина) Путешествие в Англию и Шотландию задом наперед (перевод А. Дьяковского, Н. Магницкой) Невидимая невеста [первая авторская версия; роман публиковался и в другой версии - «Тайна Вильгельма Шторица» под ред. Мишеля Верна, см. том 21] (перевод В. Николаева) Том 28 Прекрасный желтый Дунай [первая авторская версия; роман публиковался и в другой версии - «Дунайский лоцман» под ред. Мишеля Верна, см. том 20] (перевод Е. Трынкиной) В Магеллании [первая авторская версия; романа публиковался и в другой версии - «Кораблекрушение “Джонатана”» под ред. Мишеля Верна, см. том 20] (перевод Д. Литвинова, А. Москвина) Том 29 Маяк на далеком острове (перевод О. Ивановой). Болид (перевод О. Ивановой). МАЛЫЕ И НЕОКОНЧЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ: (перевод А. Москвина) Веселые неприятности трех путешественников в Скандинавии [глава из незаконченного романа] Черная Индия: Глава 13. Метрополия будущего [глава, не вошедшая в каноническую версию романа «Черная Индия» по решению французского издателя Этцеля.] Из Роттердама в Копенгаген на борту паровой яхты «Сен-Мишель» (в соавт. с Полем Верном) [очерк] Эдгар По и его произведения [эссе] По поводу «Гиганта» [очерк] Меридианы и календарь [статья] Двадцать четыре минуты на воздушном шаре [очерк] Речь на открытии муниципального цирка в Амьене [статья] Идеальный город [эссе] ДРАМАТИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ: (перевод А. Москвина) Одиннадцать дней осады (в соавт. с Шарлем Валлю). Михаил Строгов (в соавт. с Адольфом д'Эннери) Мона Лиза ЖЮЛЬ ВЕРН У СЕБЯ ДОМА. ВОСПОМИНАНИЯ И РЕПОРТАЖИ: (перевод А. Москвина) Роберт Шерард. Жюль Верн дома: Его мнение о собственной жизни и творчестве [интервью] Роберт Шерард. Повторный визит к Жюлю Верну [интервью] Мари Беллок. Жюль Верн дома [интервью] Гордон Джонс. Жюль Верн дома [интервью] Эдмондо де Амичис. Посещение Жюля Верна. Нелли Блай. В гостях у Жюля Верна. Дойч (?). Жюль Верн [статья] Адольф Бриссон. Жюль Верн [очерк] Жорж Бастар. Знаменитый современник: Жюль Верн в 1883 году [эссе] Жан Жюль-Верн. Воспоминания о моем дедушке [очерк] ПРИЛОЖЕНИЯ: Поль Верн. Сороковое восхождение французов на Монблан [очерк] А.Г. Москвин. Возвращенные подлинники [статья] А.Г. Москвин. Верн-драматург [статья] Драматургия Ж. Верна (составитель А.Г Москвин) Библиографическая справка (составитель А.Г Москвин) От производителя Данное издание является собранием сочинений Жюля Верна, не вошедших в классическую 12 томную подписку библиотеки "Огонька". В него вошли почти не издававшиеся при советской власти произведения. http://www.ozon.ru/context/detail/id/5522886/

geklov: А планировали, кстати, "Полное собрание сочинений" издать. Но ограничились только серией №1 "Неизвестный Ж. Верн"... Но и это замечательно! У "Ладомира" вообще сурьёзный подход к делу. И Буссенара вон в новых переводах издали почти всего... А ведь многие издательства просто перепечатывают сойкинские и сытинские издания вековой (а то и более) давности.

Admin: geklov пишет: Или вот так лучше сделаю. Так для меня проще... Так то проще... Но теперь непонятно, откуда я взял Вашу цитату. Вы ж пост переделали. Ну пусть так.

geklov: Пардон-с. Туповат-с... Вернул цитату на место. А то и впрямь непонятно получается. Но обширную цитату "не в тему" всё-таки убрал Соответствующие эссе закинул в соответствующие темы. Всем сестрам по серьгам досталось. И Дойлу, и Дюма. Отдельных тем о Киплинге, Семенове и Стивенсоне, увы, пока не нашел.

geklov: Многоуважаемый Admin пишет: К слову: о Понсон дю Террайле. Это у него фамилия такая длиннючая. Французы часто используют самостоятельно только первую часть (без Террайль). Отдельно она склоняема, в связке - нет. Иначе будут всякие: о Конане Дойле, о Майне Риде... Впрочем, некоторые говорят и "о Жюль Верне". Тоже к слову. Насчет грамотности. О Майн Риде (пардон, что не в его личной теме, а здесь... Так скать, для поддержания разговора о правилах написания имен писателей-приключенцев ). С сайта ГРАМОТА.РУ Вопрос № 243797 Майн Рид склоняется ,или нет? То есть,нужно писать "В повестях Майна Рида" или "В повестях Майн Рида"? Ответ справочной службы русского языка: Правильно: в повестях Майн Рида. Это сочетание усеченного имени и фамилии, поэтому компонент Майн не склоняется. Но если мы пишем имя и фамилию писателя полностью, склоняются все компоненты: Томас Майн Рид – в повестях Томаса Майна Рида. http://www.gramota.ru/spravka/buro/29_334715 И ещё. "По-английски полное имя писателя пишется «Thomas Mayne Reid» и по правилам транскрипции должно передаваться в русском языке как «Томас Мейн Рид». Однако в издании М. Вольфа писали «Майн Рид», что и стало традиционным в русском языке." Не поспоришь, традиция-с! Упс... Террайль и Рид залезли в тему о Ж. Верне

Admin: Террайль, я уже писал, отдельно не используется. Либо Понсон, либо Понсон дю Террайль. В уважающих себя французских справочниках его на "Т" не найти. Претензии не ко мне. С сайтом Грамота-ру я знаком. Отличный сайт. Часто пользуюсь. Но он порой противоречит себе, путается. Как и словари. Такое бывает. Никогда не встречал например фразы "в романах Артура Конана Дойла" (бред же ж), соответственно и с Майн Ридом, это они перегнули. Далее по аналогии. Были еще прецеденты похожие, но так навскидку не припомню. Это уже скучный оффтоп получится. Ладно, приведу пример противоречий с Грамоты Вот ребус сайта http://www.gramota.ru на слово Величество: Орфографический словарь величество, -а; при официальном титуловании: Ваше (Его, Её) Величество Большой толковый словарь ВЕЛИЧЕСТВО, -а; ср. 1. (с местоим.: ваше, его, её, их). Титулование монарха и его супруги. Его императорское в. Её в. государыня-императрица. 2. Почтительное или шутливо-ироническое именование кого-, чего-л. Его в. рабочий класс. Его в. театр. Его в. случай (ирон.; о не зависящих от человека обстоятельствах). КОМУ ВЕРИТЬ про титулование (с большой "Величество" или с маленькой)? Орфографическому или Большому? Идем дальше, в СПРАВКУ Грамоты: --------------------- Вопрос № 200513 Здравствуйте. Хотелось бы знать, как правильно писать обращения - ваше величество, ваше высочество. Где заглавные буквы или же два слова пишется с них. Спасибо. Романенко Елена Дмитриевна Ответ справочной службы русского языка Правильно оба слова с прописной: _Ваше Величество, Ваше Высочество_. ---------------- Вопрос № 258707 Здравствуйте! Если выражение Его величество случай употребляется в середине предложения, то "Его" также пишется с большой буквы? Объясните, почему? DelphyNa Ответ справочной службы русского языка Прописную букву в этом случае принято сохранять (по аналогии с написанием титулов монархов). --------------------- УПС! А речь то не про монарха.... Но далее Грамота на похожий вопрос отвечает так: ----------- Вопрос № 251122 Как правильно: Её величество природа или Его величество природа? Спасибо. С уважением, Marija Ответ справочной службы русского языка Правильно: ее величество природа. --------------------- А теперь опять про людей: -------------------- Вопрос № 246116 С заглавной или строчной буквы пишется в современных текстах словосочетание: ее (его) императорское величество Краеведы Ответ справочной службы русского языка При официальном титуловании правильно написание с прописной, в остальных случаях – со строчной. ----------------------- Про какие такие "остальные случаи речь" вдруг? Про не людей (иносказательно) - понятно (Его величество случай - с маленькой, там еще много примеров об этом), а про авторское описание как? До этого без нюансов все объяснялось. В № 258707, не поняв вопрос, ответ был однозначный - титул короля с большой. И как же написать теперь: "Апосля чего Его/Их Величество съел соленый огурец" или "Апосля чего его/их величество..." ??? Короче, путаются сами словари. Придумывают, порой, лишние нюансы, чего-то громоздят. На то оно и Величество и Высочество, чтобы с большой его писать, как монарший титул. Наши словари понижают-повышают то Бога то Величество, дают противоречащие примеры, а люди потом "романами Артура Конана-варвара" зачитываются и зачем-то пишут "про Томасов Майна-Вира-Ридов". И кому это надо? А про Томаса Майн Рида вот Вам совсем свежий авторитет: Андрей Танасейчук и ЖЗЛ: "Но, вероятно, то, чему и как обучали в этой школе, не соответствовало представлениям преподобного Томаса Майн Рида..." "Преподобного Томаса Майн Рида никак нельзя было отнести к числу родителей, равнодушных к судьбе собственных детей". "Дед, прадед и, вероятно, отец Томаса Майн Рида-младшего необходимое для священнослужителя образование получали в Шотландии..." "Между тем противоборство между США и Мексикой в 1846–1848 годах действительно оказалось важнейшим событием в жизни Томаса Майн Рида..." "Вот эта, в общем-то наивная вера (конечно, в совокупности с иными, упомянутыми выше мотивами) и привела молодого эмигранта, шотландца североирландского происхождения Томаса Майн Рида в ряды Армии США в ноябре 1846 года". итд по тексту. Примеров хватает. Источник: Андрей Танасейчук. Майн Рид: жил отважный капитан (ЖЗЛ)

Admin: Блин, и я туда же. Наваял невесть что. Надеюсь, продолжение этого грамматического оффтопа будет коротким. Ответ (при желании) и далее про нашего дорогого Жюля Верна.

1.66: В серии "Неизвестный Жюль Верн" почему-то неповезло роману "Золотой вулкан". Все "посмертные" романы изданы в двух вариантах - классическом, переработаном Мишелем Верном, и оригинальном автора. И только "Золотой вулкан" издали в одном варианте - самого Жюля. На Флибусте есть оба варианта, причем к варианту, отредактированному Мишелем, приделали обложку из серии "Неизвестный Жюль Верн" и указали переводчиков оргинального варианта Жюля!



полная версия страницы