Форум » Приключения: Авторы от A до Z » Александр Дюма (1802 — 1870) (продолжение) » Ответить

Александр Дюма (1802 — 1870) (продолжение)

Пардайян: Все, что связано с Александром Великим (писателем) Интересные материалы o судьбах героев, появившихся из чернильницы Гения из Виллер-Котре.

Ответов - 244, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

panthon: Это мелочи. Но у персонажей лица другие. Вроде привыкаешь к одному его изображению, а тут совершенно другое лицо того же человека. И это буквально на следующей странице. Не порядок. Лучше иллюстраций меньше, но с одинаковыми лицами.

Admin: Замечательно, что выходят книги с иллюстрациями старых мастеров. Нам дается дополнительный виток приближения к "преданьям старины глубокой" на машине времени. И текст и картинки - это же история. Ее не переделаешь. Что есть, то есть. Французы, американцы, англичане пережили, не разлюбили роман с этими картинками, а мы чем хуже? Даже любопытно, проверить свою наблюдательность, заприметить все эти курьезы и ляпсусы в процессе чтения. Будет что вспомнить, о чем поговорить. При слишком большом огорчении можно и не вглядываться в лица - по рецепту Вудхауза, держать взгляд чуть-чуть не в фокусе, на кончике носа: жизнь станет веселой и прекрасной, а фантазия сама все скорректирует и дорисует ;) Ошибки у старых (и не только) иллюстраторов, как и у самих писателей были есть и будут - память и дедлайны в работе объясняют всё, хоть ты тресни. Кому-то с этим везет больше, кому-то меньше. Другое дело: если уж нравится художник или писатель, то надо его воспринимать, как в жизни дорогого тебе человека - со всеми плюсами и недостатками.

Edred: Лица там более-менее похожие, основная заморочка с растительностью на лице. Фернан в начале романа на нескольких иллюстрациях подряд успевает на ходу сбрить бородку и отрастить усики, потом сбрить и их, потом отпустить длинные баки. Но у меня подобные финты никакого отторжения не вызвали, это просто мелкая деталь, что делать, когда книгу рисует 4-5 художников плюс столько же граверов их рисунки воплощают в штампах (а граверами обычно работали молодые художники, которые через несколько лет сами станут знаменитыми мастерами, и они периодически могли "дополнить" рисунок иллюстратора).

Admin: Новость, которая меня удивила и порадовала. Специалист № 1 по жизни и творчеству Дюма-отца Клод Шопп и его жена Марианна недавно опубликовали биографию Дюма-сына. Вернее, затеяла все это и первой начала писать Марианна, а Клод редактировал и дополнял, как они пояснили в аудиоинтервью. Это первая в мире крупная биография Александра Дюма-сына. До этого о нем был лишь общий биографический обзор в великолепной книге Андре Моруа "Три Дюма". У меня после прочтения Моруа сложилось не слишком симпатичное мнение о Дюма-сыне. Впрочем, кажется, еще до Моруа я прочитал статью об излишне оскорбительных нападках Дюма-сына на художника Гюстава Курбе. У Моруа этого нет. Чуть разобравшись в вопросе (не так давно), я крепко задумался, кто из них, Дюма-сын или Курбе, вызывает меньше антипатии в некоторых аспектах. Вопрос непростой. Но да речь не об этом. Дюма-сын - это конечно СОВСЕМ не Дюма-отец (которого невозможно не любить - имхо, разумеется), но, он сын этого Великого человека и сам немало значил для своего времени. Потому, личность любопытная. К слову, Монтепен, друживший и сотрудничавший с отцом, не меньше гордился дружбой и с Дюма-сыном, упоминал о нем в своих романах, да и не только он. Так что, уверен, что Марианна и Клод Шопп расскажут много интересного о Дюма-сыне — личности, жесткой, едкой, противоречивой, поступавшей зачастую вразрез своему творчеству. А кто из больших художников был во всем и всем тем, о ком и о чем писал? Диккенс, Гюго? Копни чуть глубже — клубок противоречий. Интригует уже само название книги Марианны и Клода Шоппа — "Дюма-сын, или Анти-Эдип". Дюма-сын очень любил своего отца, но спорил с ним, бывало стыдился за него и стыдил, но всегда защищал. Автор «Трех мушкетеров» порой шутил, что его сын — его отец. Когда Дюма-отец почувствовал, что конец близок, он постучался в дверь сына и просто сказал: "Я пришел к тебе умирать". https://www.amazon.fr/Dumas-fils-lanti-Oedipe-Marianne-Schopp/dp/275291119X/ref=asap_bc?ie=UTF8

Admin: Цитаты и мысли на ходу: «…черная лошадь Бонапарта рухнула замертво, получив пулю в лоб. — Огонь! — приказал Бонапарт, прежде чем упал. Пушки грянули во второй раз. Бонапарт успел подняться. Он замаскировал батальон ветеранов Восемьдесят девятого года в тупике Дофина, куда солдаты пробрались через конюшни. — Ко мне, волонтеры! — вскричал Бонапарт, обнажая шпагу. Батальон волонтеров подошел со штыками наперевес. То были испытанные воины, участвовавшие во всех первых сражениях Революции. Бонапарт замечает старого барабанщика, который держится в стороне. — Подойди сюда, — говорит он ему, — и дай сигнал к атаке. — К атаке, сынок! — отвечает старый барабанщик, видя, что перед ним двадцатипятилетний молодой человек. — Тебе нужна атака? Ты ее получишь, но будет жарко. И он встает во главе батальона и дает сигнал к наступлению. Солдаты подходят к ступеням церкви святого Рока и убивают оставшихся в живых секционеров штыками, пригвоздив их к дверям церкви. — Теперь живо в сторону улицы Сент-Оноре! — кричит Бонапарт. Орудия повинуются, словно им понятен приказ. В то время как батальон волонтеров двигался на церковь святого Рока, они были перезаряжены. — Развернуть направо! — кричит Бонапарт расчету одной из пушек. — Развернуть налево! — кричит он другому. И — обоим сразу: — Огонь! Дав два залпа картечью, пушки очищают всю улицу Сент-Оноре. Секционеры, на которых обрушился шквал огня, прежде нем они успели понять, откуда их поражает эта молния, укрываются в церкви святого Рока, в театре Республики (нынешнем Французском театре) и во дворце Эгалите. Бонапарт обратил их в бегство, рассеял и сокрушил. Теперь надо выбить их из последних убежищ. Садясь на другую лошадь, которую ему привели, он восклицает, обращаясь к отряду ветеранов: — Патриоты восемьдесят девятого года, слава сегодняшнего сражения принадлежит вам! Завершите же то, что вы столь доблестно начали. Солдаты, которые видят его впервые, удивлены тем, что их военачальник совсем еще мальчик. Но они только что видели его в деле и восхищаются его хладнокровием под огнем. Они едва знают его имя и наверняка понятия не имеют, кто он такой. Надев шляпы на стволы своих ружей, волонтеры кричат: — Да здравствует Конвент! Раненые, лежащие вдоль улицы, приподнимаются на ступеньках домов, цепляются за решетки окон и кричат: — Да здравствует Республика! Улицы усеяны мертвыми; кровь струится по ним рекой, как на скотобойне, но солдаты охвачены воодушевлением. — Больше мне здесь нечего делать, — говорит молодой генерал». Это отрывок из "Белых и синих" Дюма. Вот у кого подспудно учился Джордж Мартин. Не только у него одного, конечно, и все же.... Сколько динамики и противоречивых чувств обрушивается на читателя! Здесь каждый рискует, у каждого своя правда. Отчаянная или безумная. Понимаешь, что никто не выиграет счастливую жизнь, верша такое. Или выиграет лишь ненадолго. Конец будет бесславен, противоречив, скомкан. Еще маленький пассаж - разговор с гадалкой Ленорман: «—…Вы станете Александром, вы станете Цезарем; более того, вы будете Атлантом, на котором держится свет. Вы увидите, как ваша слава озарит весь мир, как в день вашей смерти весь мир вновь погрузится во мрак и каждый, заметив, что мировое равновесие пошатнулось, будет гадать: человек ли умер или солнце угасло! Молодой человек выслушал предсказание скорее с хмурым, нежели с радостным видом; казалось, он следовал за сивиллой на все высоты, где она устало переводила дух, а затем спускался вместе с ней в бездну, где, согласно ее предсказанию, суждено было сгинуть его удаче. Когда она умолкла, он с минуту тоже хранил молчание. — Ты предсказала мне судьбу Цезаря, — произнес он наконец. — Это больше, чем судьба Цезаря, — отвечала она, — ибо Цезарь не достиг своей цели, а вы своей добьетесь; ибо Цезарь поставил ногу лишь на первую ступеньку трона, в то время как вы сядете на трон. Только не забудьте о брюнетке с родинкой над правой бровью, о той, что, улыбаясь, подносит к губам носовой платок». К слову, роман написан без Маке. Его окончание (со 2 части) публиковалось параллельно с «Последним словом о Рокамболе» в газете «Птит Пресс». И даже сам Понсон дю Террайль, чья сверхуспешная публикация началась раньше, сказал директору газеты, что уступает МЭТРУ свое место на первых страницах газеты и требует, чтобы его Рокамболь шел за «Белыми и синими». Чуть позже Дюма ответил ему тем же благородным жестом.

Admin: Маленькое наблюдение. Все никак не мог сформулировать для себя, что потерял Дюма после разрыва с Маке. Теперь, кажется, понял: Их совместные книги (почти все) - это АВАНТЮРНО-Исторические романы (частная авантюрная интрига превалирует над большой историей, и даже в "Марго"), а книги без Маке - это романы ИСТОРИКО-Приключенческие (романизированная история, остросюжетная, конечно, где большая история сильно выходит на передний план и глубже комментируется). Дюма без черно-белых черновиков Маке, которые он раскрашивал, оживлял, дописывал и переписывал, в одиночестве стал тяготеть к большой истории, нежели просто к сплошным приключениям (см. например, "Паж герцога Савойского", "Белые и синие", "Луиза Сан-Феличе"). Менялись вкусы и интересы. Вероятно Дюма, как и Феваль (быть может, вернусь к этому периоду биографии Феваля и на форуме), на фоне других титанов-современников (Бальзак, Гюго, Флобер, Мишле, etc), с возрастом вольно или невольно устремился в большую литературу. Юмор и живые диалоги - главные козыри Дюма! - остались при нем, но искусство отсекать лишнее в угоду интриги у него сильно трансформировалось. Раньше Дюма блестяще гнал строчки в диалогах ("слово, милые строченьки, слово!"), позднее - в исторических экскурсах. От динамики Шекспира перешел к экспозициям Вальтера Скотта (литературную технику которого сам же себе весело противопоставлял когда-то). История перестала быть малоприметным гвоздем для его картин. Хорошо это или плохо - каждый решает сам для себя. Думаю, взрослеть надо на книгах Дюма вместе с ним самим, читая его романы по хронологии публикаций. Хотя, "Графиня де Шарни", роман написанный без Маке, был прочитан мною давным-давно, и он мне очень понравился. Больше даже чем "Бальзамо", написанный с Маке. Несмотря на исторические вставки с обилием цифр и фактов от Мишле, которых в "Шарни" немало. Все это, понятное дело, очень индивидуально - кому что ближе. Плюс под настроение в разные периоды жизни. В детстве, конечно, главное ухватить "Мушкетеров" - отличный магнит в мир истории.

Admin: 7 июня 2017 года* Марианна и Клод Шопп стали лауреатами Гонкуровской премии за биографию Дюма-сына! http://www.editionsphebus.fr/actualites/actualite-4813/dumas-fils-ou-l-anti-oedipe-goncourt-de-la-biographie-2017 Еще бы Нобелевскую за отца и настал бы Золотой век Справедливости. ------> * Забавно, что пост о них и "Анти-Эдипе" я написал 06.06.17 - за день до вручения. Что-то в воздухе витало. http://adventures.unoforum.pro/?1-3-0-00000063-000-200-0#147

Admin: В дополнение к одному из постов выше, где я внес поправку о двух видах романов Дюма: авантюрно-историческом и историко-приключенческом. Мудрый ответ повзрослевшего старика Дюма, осознавшего, что для него история не только гвоздь: Быть может, некоторые читатели сочтут все эти подробности излишними, поскольку они ищут в книге только чего-то красочного и неведомого, и заявят, что знают эти подробности не хуже нас; так вот, эти подробности приведены не для тех, кто знает их не хуже нас — такие могут их опустить, а для тех, кому они неизвестны, а также для еще большего числа тех, кто, будучи привлечен притязательным названием «исторический роман», хочет вынести что-то из его чтения, тем самым оправдывая его название. Александр Дюма. Красный сфинкс (1865-66)

el_timonel: Очень мудрая и точная характеристика!

Admin: Как сон в руку - цитата из "Клеопатры" Хаггарда, кое в чем перекликающаяся с творческим методом "позднего" Дюма: http://adventures.unoforum.pro/?1-3-0-00000031-000-160-0#147

Admin: Ого, оказывается в 2010 году (год культуры Франции в России и России во Франции) в Гаскони установили памятник мушкетерам! Автор скульптуры - Зураб Церетели. Кто же послужил прототипами бессмертных образов?.. https://www.youtube.com/watch?v=T7Py6Eyq22M (Для самых нетерпеливых - см. на 5 минуте.)

Beautiful cat: Обычно бывает так, что с романом "Три мушкетера" читатель знакомится в детстве или в юношестве. Именно в том возрасте, когда так манит из дома жажда приключений, опьяняет чувство опасности, когда весь мир лежит на ладони еще нераскрытой книгой, когда то, что я называю "коллективной" дружбой, как никогда актуально. В этом возрасте такие книги, как "Три мушкетера" оставляют неизгладимый след. Там есть всё, что жизненно необходимо горячей подростковой голове: героизм, граничащий с безрассудством; долг, стоящий выше жизни; любовь, как награда за подвиг; бунтарство против системы, обозначенной в романе фигурой кардинала Ришелье; дружба, для которой девиз "Один за всех и все за одного" - не просто красивый речевой оборот. Не знаю, была ли до Дюма попытка показать силу такой вот коллективной дружбы, но после появления "Мушкетеров", появилось множество произведений, где взаимовыручка и крепкое плечо друга помогают справиться с любыми невзгодами. Из современных произведений навскидку назову "Властелина колец", Поттериану и "Оно" Стивена Кинга. Там же показывается недолговечность такой дружбы в связи с жизненными обстоятельствами каждого. Думаю, у Дюма об этой скоротечности тоже сказано в более поздних произведениях мушкетерской трилогии. Пока писал, вспомнил что истоки следует искать наверное у Гомера в его "Одиссее", легендах о рыцарях круглого стола и тд. Недаром советские мальчишки, под впечатлением от героев Дюма, делали себе шпаги и играли в мушкетеров. Точно также, спустя много лет, дети играли в "Бригаду". Кто-то, поморщившись, покачает головой и скажет: ну и сравненьице... И всё же у них много общего. И те и другие сражались с врагами так, как считали правильным, в зависимости от обстоятельств. У каждой эпохи свои мушкетеры. В детстве и юности мало кто понимает, что герои не без изъяна, а враги героев - зачастую не воплощение зла, а просто люди, которым чуть меньше повезло с адвокатом пред лицом истории. Об этом просто не задумываешься. Ты слепо идешь за видением автора: он тебе говорит: это подлец, и ты вторишь ему, не задавая лишних вопросов. Но как только ты начинаешь задаваться вопросами, тут то и начинается копание. И выясняется, что всё "о двух концах". Герои, помимо того, что являются с позиции современного человека узаконенной бандой наёмников-головорезов, совершают иногда даже самые подлые поступки. Тем не менее, это оправдывается эпохой и тогдашними нравами. В то же время, кардинал Ришелье - личность, с огромным уважением нарисованная автором, является основной силой, противостоящей мушкетёрам. А стало быть, воспринимается читателем негативно. Хочется отметить, что в этом смысле роман оказал огромное влияние на серию Фрейзера о Флэшмене - герое и авантюристе, слава которого зачастую добыта случайно, либо сомнительным путём. Что касается текста "Мушкетеров" - отправная точка сюжета очень напоминает классическую завязку рассказов о Шерлоке Холмсе. К Шерлоку обычно приходит посетитель и рассказывает о своей проблеме. Как Вы помните, в VIII главе к Д'Артаньяну приходит хозяин дома, в котором наш герой снял комнату, и рассказывает шевалье о своей проблеме. С этого места и начинает разворачиваться интрига. Видимо, Артур Конан Дойл читал и впечатлился романом. Мне показалось, что вторая часть произведения написана куда ровней, без скачков и ухабов. При чтении первой части у меня слегка подпухала голова от вопросов "кто кому Рабинович?". Например: как г-жа Бонасье, за которой де Ла Порт пошел в дом Атоса, вдруг оказалась у дома Арамиса? Что это за женщина прячется у Арамиса в доме? и тп. На эти вопросы я получил ответы, но гораздо позже. Ну и хочу сказать о двух экранизациях, которые я посмотрел вдогонку прочитанной книге. Речь пойдет о мюзикле "Д'Артаньян и три мушкетера" Георгия Юнгвальд-Хилькевича с Михаилом Боярским в главной роли и фильме "Три мушкетера" (Les Trois Mousquetaires) Бернара Бордери с Жераром Баррэ. Ну что сказать о французах, снявших кино о французах? Блестяще! Понравилось всё. Даже отклонение от сюжета книги. Актеры неподражаемы! Без исключений. Сцены боев сделаны так, что дух захватывает. Восхищаюсь тщательностью проработки этих сцен. При просмотре создается впечатление, что актеры родились со шпагами в руках. Наши фильмы этим, увы, похвастаться не могут. Зато могут похвастаться удивительной атмосферой, трепетным отношением к автору и порой даже трогательностью. Сразу бросается в глаза, что создатели наших "Мушкетеров" очень любят книгу, по которой снимают кино. В последствии Юнгвальд-Хилькевич рассказывал, что когда в возрасте 15-ти лет вынужден был провести долгое время в гипсе, Дюма был для него единственной отдушиной, буквально воздухом, который помогал коротать время и бороться с болезнью. И автор сценария, и поэт-песенник блестяще, на мой взгляд, справились с задачей. Адаптировать сюжет Дюма в песнях, да еще так, чтоб эти песни были доступны для понимания, и в тоже время не были пошлы - это огромный труд и недюжинный талант. Им это вполне удалось. Даже пресловутая "Полклопа", так нелюбимая режиссером - чудесная песня, раскрывающая характер героя и имеющая большое значение. О композиторе Дунаевском что и говорить? Что отец, что сын - эталоны качественной музыки. Часто в мюзиклах бывает так: прекрасно играют актеры, отличный сценарий, а музыкальная часть разрушает всю атмосферу. А здесь уникальный случай: музыка и песни для этого фильма, пронизанные духом 70-х, отлично вписываются в картину и делают ее только лучше. Актерский состав потрясающий. Вообще, на инициативе актеров многое держится в этом фильме. Боярский сыграл такого Д'Артаньяна, каким я его и представлял: мушкетер у него горячий, громкий и нетерпеливый как в книге. Недаром, "Канальи!" и "Тысяча чертей!" в его исполнении, давно стали народными мемами. Поразила игра Александра Трофимова. Ришелье в его исполнении: с инфернальной таинственностью, кошачьей грацией и тяжелым властным взглядом - очень хорош. Отдельно отмечу замечательную находку фильма - сцену игры в шахматы между Ришелье и Д'Артаньяном, где проявляется характер каждого из персонажей и иносказательно даётся меткая характеристика главам государства. Табаков и Фрейндлих бесподобно сыграли королевскую чету. И пусть Анна Австрийская у Алисы Бруновны совсем не похожа на испанку, а Людовик XIII-й Олега Павловича не скучающий и унылый, как в книге, но я поверил им с первой же минуты. Меня немного разочаровала только наша Миледи. Когда Терехова впервые появилась в кадре, я не поверил своим глазам. Мне показалось, что она не соответствует роли даже внешне: мешки под глазами, усталое лицо. "И это коварная обольстительница, против которой не устоит ни один мужчина?" - подумалось мне, - То ли дело Милен Демонжо, замечательно воплотившая этот образ в классическом фильме 1961 года. Почему не взяли на роль ту же Алферову, которая и моложе и красивей?" Но удивительное дело, во второй и третьей серии Миледи действительно чудесным образом превращается в роковую красотку (видимо, во время посещения Бетюнского монастыря, пока рассказывала настоятельнице истории из жизни двора, успела навести марафет). Признаюсь, меня очень удивила эта метаморфоза. Но все таки мне больше нравится воплощение образа Милен Демонжо. В общем, что я могу сказать еще? Бессмертная книга, прекрасные фильмы. Может кто может рассказать о других понравившихся экранизациях "Мушкетеров"?

Admin: Уважаемый Георгий, спасибо за отличный пост! Вот ведь как Вас старик Дюма вдохновил! Браво! Beautiful cat пишет: В то же время, кардинал Ришелье - личность, с огромным уважением нарисованная автором, является основной силой, противостоящей мушкетёрам. А стало быть, воспринимается читателем негативно. Хочется отметить, что в этом смысле роман оказал огромное влияние на серию Фрейзера о Флэшмене - герое и авантюристе, слава которого зачастую добыта случайно, либо сомнительным путём. Ого! Так Вы и Флэшмена читали (читаете) ?! Неужели, и Вас заинтересовал этот нахальный антигерой? А что ж молчите? Любопытно было бы услышать отзыв об одной, а лучше паре-тройке книг в его теме. Однако мягонько Вы его припечатали! Флэшмена - да на одну полочку с Ришелье! Сразу вспомнились слова Бонасье/Каневского: «Галантерейщик и кардинал! Это - сила!» Мысль любопытная. Хотя, ими все же двигали разные цели/предпосылки. Ришелье ведь больше для страны старался (боролся с англией не только ведь из ревности), а Флэшмен - жил да поживал только для себя (ну, почти). Хотя, на деле получалось, что и для страны. Фрейзер не раз говорил о том, что рос он на Вальтере Скотте, Сабатини и Дюма, да и кто не рос? (Даже Чейз называл в числе своих любимых книг – «Трех мушкетеров».) Кстати, Фрейзер написал сценарии для двух фильмов о мушкетерах с Майклом Йорком и Ко (не скажу, что они мне понравились так как с Баррэ и Боярским, но потраченного времени на них не жаль, думаю пересмотреть). Кстати, первоначально роли лихого галльского квартета в этих фильмах планировались для другой великолепной четверки – ливерпульской. Забавное было бы кино. Жаль и с «Властелином колец» у «Битлов» кино не вышло. А вообще Фрейзер черпал свое вдохновение в классическом плутовском романе (в основном английском), в образах карьеристов-пройдох и своих в доску простаков с двойным дном, умеющих ловко пускать пыль в глаза, таких как Генри Эсмонд, Джингл, Том Джонс и тп. Beautiful cat пишет: Что касается текста "Мушкетеров" - отправная точка сюжета очень напоминает классическую завязку рассказов о Шерлоке Холмсе. К Шерлоку обычно приходит посетитель и рассказывает о своей проблеме. Как Вы помните, в VIII главе к Д'Артаньяну приходит хозяин дома, в котором наш герой снял комнату, и рассказывает шевалье о своей проблеме. С этого места и начинает разворачиваться интрига. Видимо, Артур Конан Дойл читал и впечатлился романом. Пожалуй, всю ключевую приключенческую литературу измерить духом одного Дюма не получится. У Хаггард и Стивенсона (или у более близких коллег по детективному цеху - Габорио и Эдгара По), которые начинали до Конан Дойла, тоже есть кто-то приходящий к кому-то со своей «загадочной» историей из-за которой начинается весь сыр-бор и следствие ведут колобки. Кстати, у Дюма в «Виконт де Бражелоне» есть одна из ранних детективных сцен эпохи до-Габорио, но, увы, после вольтеровского «Задига» - д'Артаньян, как заправский сыщик, описывает то , что произошло по следам на песке. А вообще-то такой энтузиазм – видеть в Дюма всю 1001 ночь авантюрной классики не может не радовать. Особенно в наше не слишком читающее время. Beautiful cat пишет: Сцены боев сделаны так, что дух захватывает. Восхищаюсь тщательностью проработки этих сцен. При просмотре создается впечатление, что актеры родились со шпагами в руках. Точно! Фехтование и трюки и в этом фильме не обошлись без мастерства патриарха французского «капэ д'эпэ» - Клода Карлье (он же Карльез), о котором не раз говорили на форуме. Он отметился, наверное, во всех самых известных французских фехтовальных фильмах. Киношедевры плаща и шпаги с Баррэ, Марэ, Делоном, Бельмондо и массой других – фехтовальными финтами обязаны Клоду Карлье. Beautiful cat пишет: Поразила игра Александра Трофимова. Ришелье в его исполнении: с инфернальной таинственностью, кошачьей грацией и тяжелым властным взглядом - очень хорош. Да. К тому же это его первая роль в кино. Ему 20 с чем-то было. Beautiful cat пишет: Но удивительное дело, во второй и третьей серии Миледи действительно чудесным образом превращается в роковую красотку (видимо, во время посещения Бетюнского монастыря, пока рассказывала настоятельнице истории из жизни двора, успела навести марафет). Признаюсь, меня очень удивила эта метаморфоза. Но все таки мне больше нравится воплощение образа Милен Демонжо. Хрупкая Демонжо в Фантомасе более к месту показалась, а тут, на мой взгляд, ей немножко не хватает фам-фатальности. Слишком уж приятно на нее смотреть. Нет нерва, шальной пиротехники в глазах. У Тереховой, как мне кажется, лучше вышло. Постепенное развитие ее образа Вы тоже подметили, она не так однозначна, берет сложностью и противоречивостью (д’Артаньян ведь тоже не сразу ее раскусил). Параллельно с этими двумя экранизациями у меня самое любимое мушкетерское кино – это пародия с Шарло. «Четыре мушкетера» и «Четверо против кардинала». Сбился со счету сколько раз смотрел и пересматривал это двойное чудо! Кстати, Миледи там тоже очень хороша – Карин Петерсен, она же Графиня де Монсоро из великого сериала Янника Андреи. В этих фильмах тоже все прямо-таки купаются в своих ролях.

Admin: Кстати, думаю многим будет интересна вот эта передача о легендарных и малоизвестных актерах, сыгравших в нашем «Д'Артаньяне и трех мушкетерах». Судьбы некоторых участников фильма трагичны. Запасайтесь временем на полтора часа просмотра. Оно того стоит. https://www.youtube.com/watch?v=RTu6sH8P9w4

Beautiful cat: Admin пишет: Однако мягонько Вы его припечатали! Флэшмена - да на одну полочку с Ришелье! Сразу вспомнились слова Бонасье/Каневского: «Галантерейщик и кардинал! Это - сила!» Уважаемый Владимир, вынужден сказать, что, видимо, я сильно запутал свою мысль, так как Вы ее поняли не совсем верно. Я имел ввиду схожесть Д'Артаньяна и Флэшмена. Ведь по сути Д'Артаньян и мушкетеры тоже герои не без упрека, и действует часто в личных интересах. Насчет Кардинала я говорил несколько иное: несмотря на то, что в "Трех мушкетерах" Ришелье - антагонист мушкетеров, а стало быть воспринимается многими как антигерой, читатель все равно проникается к нему огромным уважением. Это сильный, умный, ловкий и хитрый человек, защищающий интересы государства. Хотя и в нем есть частичка Флэшменства. Но ведь она есть в любом честолюбивом человеке. Admin пишет: Неужели, и Вас заинтересовал этот нахальный антигерой? Да, заинтересовал. Вы много о нем рассказывали на форуме и этот персонаж меня интересует всё больше и больше. Admin пишет: Кстати, первоначально роли лихого галльского квартета в этих фильмах планировались для другой великолепной четверки – ливерпульской. Забавное было бы кино. Жаль и с «Властелином колец» у «Битлов» кино не вышло. И меня, как битломана этот факт очень печалит. Хотя, признаться, я слабо себе представляю хорошую экранизацию по "Мушкетерам" с битлами. Но комедия по мотивам вышла бы отличная. Admin пишет: Пожалуй, всю ключевую приключенческую литературу измерить духом одного Дюма не получится. Да, скорее всего у кого-то из мэтров до Конан Дойла такой прием уже был, но я столкнулся с ним впервые. Поэтому и захотел отметить. Admin пишет: вот эта передача о легендарных и малоизвестных актерах Большое спасибо за линк. Посмотрю.

Beautiful cat: Admin пишет: Судьбы некоторых участников фильма трагичны. Запасайтесь временем на полтора часа просмотра. Оно того стоит. https://www.youtube.com/watch?v=RTu6sH8P9w4 Посмотрел. От себя добавлю: запасайтесь не только временем, но и платками. Очень тяжело.

Beautiful cat: Admin пишет: Вот ведь как Вас старик Дюма вдохновил! Александр Великий вдохновил меня также на прочтение альтернативной версии истории о мушкетерах немецкого коллеги-фельетониста Георга Борна. Случилось так, что после прочтения "Трех мушкетеров" предо мной встал выбор: читать следующие книги мушкетерской трилогии, или же читать альтернативную версию Борна. Преимущества первого были несомненны: и наличие качественного перевода, и авторитет Дюма, как уже известного и любимого для меня писателя, и мнение о том, что Борн без современного перевода - убогое зрелище. А, как известно, "Анна Австрийская" так и не издана Террой. И все таки, жажда познакомиться лично с романом Борна, пост уважаемого Robingood85 об этом романе, и желание составить собственное мнение одержало верх. Я взялся за "Анну Австрийскую", и не пожалел. Роман даже в таком переводе идет на ура. По моему мнению, написано не просто хорошо, а ОЧЕНЬ ХОРОШО. После прочтения напишу в теме Борна о своих впечатлениях.

Admin: Beautiful cat пишет: Я взялся за "Анну Австрийскую", и не пожалел. Роман даже в таком переводе идет на ура. По моему мнению, написано не просто хорошо, а ОЧЕНЬ ХОРОШО. После прочтения напишу в теме Борна о своих впечатлениях. Вот ведь как бывает. А я, при всем уважении к Борну, еле-еле домучал. На таком "избитом" материале не хватило увлекательности в новой песне о главном. Слишком уж простоваты герои и перепевки без изюминки. Дело, конечно, и в переводе. Читал в издании: Красноярск. Информ, 1992 (перевод там старый, 1904 г.). Вот это издание http://www.ozon.ru/context/detail/id/6063751/ Аннотации в целом верная, только главные герои-мушкетеры там не те, что у Дюма. Уважаемый Георгий, а Вы в каком издании читали?

Admin: Beautiful cat пишет: Я имел ввиду схожесть Д'Артаньяна и Флэшмена. Ведь по сути Д'Артаньян и мушкетеры тоже герои не без упрека, и действует часто в личных интересах. А! Извините, да, не сообразил. Совершенно с Вами согласен. Тоже так думал, читая о Флэшмене. В детстве был сильно озадачен: как так, все мушкетеры - герои не без греха? Почему?! Д'Артаньян - шмыг к одной, шмыг к другой! Ведь есть же Констанция... Так, Констанцию не будем разбирать. Девушка молодая, красивая и наивная... а ейный Бонасье - ей не пара. Но Атос то! Великий мудрец Атос! Что он делает?! Пьет как сапожник, вешает любимых людей. Жуть. Про Арамиса промолчу, особенно в связи с продолжениями, которые Вам еще предстоит (надеюсь) прочитать. Один Портос - молодец. Тщеславие - это мелочь, по сравнению с мировой революцией в биографиях его друзей. Хотя, с вдовой Кокнар он не очень хорошо обошелся. Но не так, как д'Артаньян с Кэт и тп. Или... не совсем так?.. Вот чего и не хватило мне в мушкетерах Борна. Неоднозначности образов главных героев, как у Дюма. Раз уж он начал играть так смело на поле Дюма. Название своей книге "придумал" - в десятку. А дальше что? Вот когда материал относительно "свеж", как карлистские войны - тут он берет фактурой, а когда затаскан, как век Генриха IV и Ришелье, тут хотелось бы чего-то неожиданного. У Зевако и Понсона это получается, а у, скажем, Махалена и Борна, как по мне, так не очень. Но читать можно. Не особо жалею, что прочитал того же "Сына Портоса" или "Крестника Арамиса", хотя в душе и памяти мало что от этих романов-апокрифов под Дюма осталось. Beautiful cat пишет: этот персонаж меня интересует всё больше и больше. А, так Вы еще не читали? Тогда пока мои слова - это ветер в поле. Ну а вообще думаю, после Дюма, Стивенсона и Мартина, уровень мастерства (глубины и виртуозности подачи исторических реалий) у Фрейзера в его Флэшмене - это что-то невообразимое даже на мой скромный читательский опыты. Он такой же смелый, самобытный и пронзительный, как Высоцкий. Пойди найди второго такого... Beautiful cat пишет: От себя добавлю: запасайтесь не только временем, но и платками. Очень тяжело. Да. Но сколько там и хорошего. Блистательного! И жизнь, и слезы, и любовь. Боярский так вообще - уникум. Как хорошо, что есть такие артисты, люди, друзья.

Beautiful cat: Admin пишет: Вот когда материал относительно "свеж", как карлистские войны - тут он берет фактурой, а когда затаскан, как век Генриха IV и Ришелье, тут хотелось бы чего-то неожиданного. У Зевако и Понсона это получается, а у, скажем, Махалена и Борна, как по мне, так не очень. Но читать можно. Роман Борна очень напоминает произведения Зевако по стилю. В том-то и прелесть, что Борн не старается ни в чем походить на Дюма. И мушкетеры у него в романе - не главные персонажи, и время действия другое, и событийный ряд отличается. Более подробно напишу в теме Борна по прочтению. Admin пишет: А, так Вы еще не читали? Тогда пока мои слова - это ветер в поле. Я смотрел фильм с Макдауэллом. Мне понравилось. Ветер - не ветер, а меня заинтересовать смогли. Admin пишет: Да. Но сколько там и хорошего. Блистательного! И жизнь, и слезы, и любовь. В том то и дело, что хорошее и блистательное в прошлом. Тяжелый осадок после этой передачи. Мне кажется, даже Малахов еле сдерживал слезы. Да и как сдержать, когда смерть каждого человека - это маленькая трагедия, а уж если эта смерть выдающегося человека не реализовавшегося в полной мере - это уж совсем печально.

Admin: Beautiful cat пишет: В том то и дело, что хорошее и блистательное в прошлом. Все и всё когда-то будет в прошлом. Дюма ведь тоже умер нищим и не таким уж и старым (68), не все, что задумал смог и успел, но кое-что хорошее оставил после себя. Оставил нам навсегда.

Admin: Beautiful cat пишет: В том-то и прелесть, что Борн не старается ни в чем походить на Дюма. Ни в чем? Еще как старается. Название тому наглядный пример. Тема, место действия. Да много чего. В "Виконте" мушкетеры тоже уходят на второй план. Просто уровень лит. мастерства у Борна не тот. Но автор он, конечно, интересный. Кстати, и Зевако равнялся на двух своих кумиров - Дюма и Гюго. А Понсон дю Террайль - на Дюма и Бальзака. Насколько хорошо у них это получалось - это уже второй вопрос. А вообще, мало кто на кого-то не равнялся. Даже не знаю, были ли такие? Дюма тоже много на кого равнялся, среди прочих на Шекспира. Это заметно. И получалось у него довольно здорово. Повторю вопрос про "Мушкетеров" Борна: Admin пишет: Уважаемый Георгий, а Вы в каком издании читали?

Beautiful cat: Admin пишет: Все и всё когда-то будет в прошлом. Дюма ведь тоже умер нищим и не таким уж и старым (68), не все, что задумал смог и успел, Вот именно, от этого и остается горький осадок. Admin пишет: Ни в чем? Еще как старается. Название тому наглядный пример. Разве что название, и то, на первый план вынесена Анна Австрийская, время действия отличается, и написано иначе. Я бы сказал, что Борн написал хороший приквел к мушкетерам Дюма. Если в "Трех мушкетерах" действие происходит в 1625 году, то "Анна Австрийская" начинается в 1610, с коронации Марии Медичи. Мне кажется, Вы просто не в том настроении взяли эту книгу. И со временем можете еще пересмотреть свое мнение. Admin пишет: Кстати, и Зевако равнялся на двух своих кумиров - Дюма и Гюго. А Понсон дю Террайль - на Дюма и Бальзака. На мой взгляд, Дюма стоит особняком от всех равнявшихся на него из-за уникальной образности языка, порой саркастичности, и, порой, несказанной философской глубины. Все кто на него равнялся, выработали свой собственный стиль. И это закономерно. У всех, кто пускается плыть по морю Искусств есть свои кумиры, маяки. И это помогает двигаться в нужном направлении. Admin пишет: Повторю вопрос про "Мушкетеров" Борна: Admin пишет:  цитата: Уважаемый Георгий, а Вы в каком издании читали? Прошу простить что не ответил сразу, нажал на линк, ведущий к озону и не заметил, что у сообщения есть постскриптум. Читаю донецкое издание начала 90-х. Ничего особенного. Текст стандартный, 1904-го года без редакторских правок. Выглядит вот так.

Admin: Beautiful cat пишет: Разве что название, и то, на первый план вынесена Анна Австрийская, время действия отличается, и написано иначе. В романе Борно полно мелких отголосков из трилогии Дюма с привлечением все тех же действующих лиц: Анна Австрийская, Бэкингем, Ришелье из 1 книги Дюма, Мазарини и фронда со "спящим королем" из 2-й, и Железная Маска с тем же именем, как у Дюма из 3-й. Это я просто навскидку называю, плохо помню внутренние повороты сюжета, но помню, что нового у Борна нечего не узнал. От того во многом и скучал. Захватывающих приключений не получается, когда понимаешь и знаешь примерно, что будет. Вот я о чем.

Admin: Beautiful cat пишет: Мне кажется, Вы просто не в том настроении взяли эту книгу. И со временем можете еще пересмотреть свое мнение. Спасибо за обложки! Не видел такого издания! Не слишком уверен, что дело было в данном случае в настроении. Если перевод 1904г. вдруг сокращенный, тогда еще куда ни шло. Может и потрясет при новом прочтении. Но пока у меня осталось в памяти одно чувство от чтения этого романа Борна, вернее, банальный вопрос: "сколько там еще до конца книги?" С Дюма у меня такое редко случалось.

Admin: Beautiful cat пишет: Все кто на него равнялся, выработали свой собственный стиль. Это само собой. От того и нет хороших продолжений, от того и Маке без Дюма - увы, не Дюма. Из очень близких книг по уровню к Дюма среди его современников, пожалуй, навскидку приходит только "Горбун" Феваля-отца. Хотелось бы назвать еще "Капитана Фракасса" Готье и "Осаду Монтобана" Жюля Ковена, но первый местами затянут, а второй, местами спешит. Наверное есть и еще. Да наверняка есть. Я еще многое не читал. А так, популярных авторов романа-фельетона было пруд-пруди. Но настоящее мастерство рассказчика, с глубиной подачи и нетривиальностью образов - это не каждому дано. Впрочем, некоторые умудряются и в ярко заявленных узловых темах Дюма здорово себя проявить. Великий Понсон с его "Красавцем Галаором", например. Или Зевако в "Пардайянах" и "Тайнах Нельской башни". Они классные, даже понимая, откуда ветер дует. Простейший совет, которому Вы вряд ли последуете: лучше прочитайте сначала целиком хотя бы три основных цикла Дюма "Мушкетеры" (3), "Валуа"(3), "Шарни" (4+1) и сами разберетесь, кто на фоне их больше поет, а кто просто подпевает. PS. Повторюсь, это мое банальное имхо в данной теме. А так, Борн мне очень и очень интересен. Поэтому буду ждать восторженный разбор полетов немца над Парижем.

Beautiful cat: Admin пишет: Простейший совет, которому Вы вряд ли последуете: лучше прочитайте сначала целиком хотя бы три основных цикла Дюма "Мушкетеры" (3), "Валуа"(3), "Шарни" (4+1) и сами разберетесь, кто на фоне их больше поет, а кто просто подпевает. Как Вы сами понимаете, это уже невозможно, тк Борн уже в прочтении. Осталось 100 страниц до конца первого тома, и бросить нет ни малейшего желания. Admin пишет: плохо помню внутренние повороты сюжета, но помню, что нового у Борна нечего не узнал. А я, признаться, узнал и ценю в подобных книгах исторический фон. Потому еще раз посмотреть на этот отрезок истории под другим углом зрения - очень интересно. Пользуясь случаем, вопрос: в каких романах у Дюма события приходятся на конец правления Генриха IV, регентство Марии Медичи и дворцовый переворот? Я просто здесь читал, что трилогия о Генрихе не дописана. Стало быть именно этого промежутка нет? Или я ошибаюсь? Admin пишет: Борн мне очень и очень интересен. Поэтому буду ждать восторженный разбор полетов немца над Парижем. Очень скоро напишу. К слову, в Вашем линке на озон есть отзывы читателей - сплошь положительные, почитайте, я с ними согласен.

Admin: Beautiful cat пишет: Как Вы сами понимаете, это уже невозможно, тк Борн уже в прочтении. А разве я говорил, что его нужно бросать? Просто не спешите с выводами. Вы равняетесь только на "Трех мушкетеров", а Борн читал всю трилогию, он над схваткой. Там где Дюма оживляет историю, выписывая мощные эпизоды, Борн дает лишь быстрые энциклопедические выжимки. Попурри на тему. Beautiful cat пишет: Пользуясь случаем, вопрос: в каких романах у Дюма события приходятся на конец правления Генриха IV, регентство Марии Медичи и дворцовый переворот? Я просто здесь читал, что трилогия о Генрихе не дописана. Стало быть именно этого промежутка нет? Или я ошибаюсь? Стоит ли вести споры и строить ловушки, когда вы еще не дочитали предмет спора (ни один, ни другой)? Да, у Дюма в романах этого нет, но у Дюма есть биография Генриха IV из серии "Великие люди в домашних халатах". И даже, если Борн не ею пользовался, то суть то не в этом. Этому промежутку у Борна посвящена только 1 часть из 4-х. Основной сюжет приходится на время Людовика XIII, а в последней части идет бешеный пересказ узловых событий времен Мазарини и Людовика XIV. Но, похоже, вы не добрались еще и до 2 части, где будет история с Бэкингемом и портретом вместо подвесок. Невооруженным глазом видно, что эта калька взята с Дюма. Специально заглянул в одну из своих старинных тетрадей, где я делал разные пометки. Сам я это плохо помню, но "контора пишет" и вот что напоминает: в романе Борна есть три друга-мушкетера: 1) маркиз Эжен де Монфор (Атос), к биографии которого впоследствии кое-что прибавится-откроется, 2) барон Генрих де Сент-Аман - гигант по прозвищу Милон Аррасский (Портос), если не ошибаюсь, Дюма частенько сравнивал своего титана-мушкетера с Милоном Кротонским, и 3) итальянец Джузеппе Луиджи граф Фарнезе - по прозвищу Каноник (Арамис), прозвище говорит само за себя. Они принимают в свое братство 4-го - молодого беарнца (т.е. гасконца) виконта Этьена д'Альби. Да, сначала они вступают в конфронтацию с Кончини (оригинально!), но следом их главным врагом становится архиепископ Люсонский – т.е. Ришелье. Да, у Ришелье совсем другие слуги - флорентиец и пара ушлых братьев из ларца (очень оригинально!), но все одно будет поездка в Лондон, а в конце и тема Железной маски промелькнет (раскрытие этой темы у Борна и рядом не стояло с тем, как ее подает и развивает Дюма). Стоит ли продолжать и сомневаться в оригинальности задумки Борна? Мотивы есть из всех трех книг, чаще поспешные, впроброс. Да собственно и весь роман Борна так написан. События в романе скачут по истории Франции с отчаянной быстротой: 1610, 1615, 1617, 1619, 1638, 1642, 1650, 1651, 1652, 1653, 1660, 1661. "Энциклопедия французской жизни". Хоп - и 4 части. Будет ли потом интересно Вам читать оригинальную трилогию Дюма? Будет. Она глубже, объемнее, нагляднее. Только многие неожиданности для Вас уже будут подспудно размыты, сила драйва уменьшится. Вот я о чем. Beautiful cat пишет: есть отзывы читателей - сплошь положительные, почитайте, я с ними согласен. Верю. Это же очевидно.

Beautiful cat: Admin пишет: Стоит ли вести споры и строить ловушки, когда вы еще не дочитали предмет спора (ни один, ни другой)? Да, у Дюма в романах этого нет, но у Дюма есть биография Генриха IV из серии "Великие люди в домашних халатах". Я не строил ловушек, задавая вопрос. Я спрашивал. Admin пишет: Этому промежутку у Борна посвящена только 1 часть из 4-х. Две из четырех. Admin пишет: Но, похоже, вы не добрались еще и до 2 части, где будет история с Бэкингемом и портретом вместо подвесок. Я же написал, что заканчиваю вторую часть. Admin пишет: Будет ли потом интересно Вам читать оригинальную трилогию Дюма? Будет. Не сомневаюсь, что читать будет интересно, и ничего я себе не смажу.

Admin: В серии "Великие люди в домашнем халате" у Дюма есть работа "Людовик XIII и Ришелье". У Борна любовная линия Анны Австрийской с Бэкингемом начинается еще в первой части. Прибытие борновского д'Артаньяна-д'Альби в Лондон к Бэкингему с письмом от Анны Австрийской описано во 2 главе 2 части. цитата, для тех, кто не знаком с текстом Борна: — Не угодно ли вашей светлости выслушать меня? — спросил д'Альби. — Говорите, говорите! Вы мне очень нравитесь! — Четыре дня тому назад я удостоился полного доверия ее величества королевы, она собственноручно отдала мне это письмо, и я почти тотчас же выехав из Парижа, безостановочно доскакал до морского берега. Я знал, насколько важно это письмо и какие могли быть последствия, если бы оно попало в чужие руки. — Я слышал, что королева окружена шпионами. — Да, именно шпионами королевы-матери. Они тотчас же узнали, что я нахожусь на пути в Лондон, и послали за мною трех наемных разбойников, вооруженных с головы до ног, которым было приказано схватить меня живым или мертвым и отнять у меня письмо. — Как вы узнали об этом? — Гм… В сущности, это моя тайна, ваша светлость, но я все-таки расскажу ее вам. Среди мушкетеров у меня есть три друга. Мы поклялись делить и горе, и радость и всегда стоять друг за друга, как за самого себя. — Это отлично! Это мне нравится! А как зовут ваших друзей? — Генрих де Сент-Аманд, прозванный Милоном д'Арасским, маркиз де Монфор и граф Фернезе, прозванный Каноником. — Все это знатные, благозвучные имена! Значит, вас навсегда связывает святая дружба? — Да, ваша светлость. Мы так дружны между собою, что если кто-нибудь обидит одного из нас, мы все четверо считаем себя обиженными. /.../ — Но где же вы получили свою рану? Ведь у вас перевязана рука? — спросил Бекингэм, которому все больше нравился молодой мушкетер. — Мошенников подкупила королева-мать, у них было много денег и они хорошо заплатили одному капитану, который не собирался отплывать, но вышел в море часом позже меня. Капитан им велел поднять паруса, и они неслись так быстро, что обогнали нас. Когда они проследовали мимо, я узнал их и понял, что мне предстоит. Мы высадились в Гастингсе. Я купил себе лошадь, сел на нее, поручил свою душу Пресвятой Деве и поскакал в Лондон. — А ваши враги? — Я каждую минуту был готов к тому, что они нападут на меня, и все время держал пистолеты наготове. Не знаю почему, только до Гринвича я доехал совершенно спокойно. Но отсюда они стали преследовать меня, что называется по пятам. Иногда я останавливался, чтобы они догнали меня, но они тоже останавливались. Я ужасно спешил! Когда мы въехали в Лондон, мне показалось, что они потеряли меня из виду. Я отправился в трактир «Дуглас», разузнал, где вы живете, снова вскочил на лошадь и направился к вашему дворцу. И вдруг, на подъезде к нему моя лошадь свалилась с ног! Еще один пассаж-рефрен про письмо из той-же главы: — А ваши враги? — Один поплатился за свои проделки жизнью, а другие два ушли целы и невредимы. — Но ведь они непременно отомстят вам! Они станут подстерегать вас на обратном пути! — Пускай себе стерегут, я свое дело сделал — письмо королевы доставлено вашей светлости. — Однако вы действительно достойный доверия посол, клянусь частью! — воскликнул Бекингэм. — И знаете, не окажи вы и мне невознаградимую услугу, я просто стал бы завидовать королеве французской, что у нее есть такие слуги. Дать вам орден я не могу, это объяснило бы всем, где вы были во время вашего отпуска. Но требуйте от меня всего, чего хотите! К чему такая гордость с вашей стороны? Поверьте, что я искренне хотел бы доказать вам свою признательность, виконт! — Я уже достаточно вознагражден сознанием того, что исполнил повеление своей прекрасной королевы и доставил ее письмо по назначению. Дюма хоть легкими и смешными диалогами разгонял свой текст, а тут - какой-то бесконечный разговор в песочнице. Нетрудно понять, что здесь в "роли Ришелье" - королева-мать Мария Медичи. Впрочем, и епископ Люсонский, пока еще не ставший всесильным кардиналом Ришелье, строит козни мушкетерам, кажется, еще в 1 части. Борн просто передвинул сюжет, переложил схему Дюма на события времен молодости Людовика XIII. И такое "новшество" прослеживается по всему роману Борна. Столь назойливый дежавю-пересказ трилогии, да еще с такими громоздкими диалогами – тяжкое чтение. В хорошем переводе я бы, может, и рискнул перечитать этот роман, но не раньше выхода на пенсию. Да и то не уверен. Лучше я что-то другое у Борна почитаю. Но Ваш отзыв в соответствующей теме, конечно прочту.

ArK: Издательство ВЕЧЕ в серии "Всемирная история в романах" дало анонс на такую книгу, помимо прочих: Бенуа Абте Секрет д’Артаньяна (впервые на русском)

Admin: Но вы знаете по моим «Мушкетерам», которых дважды уже считали мертвыми и которые оба раза воскресали, что моих героев задушить куда труднее, чем императора. А посему с «Анжем Питу» вышло то же самое, что с «Мушкетерами». Питу, который и не думал умирать, предстанет перед вами вновь, и я прошу вас в нынешнее время, исполненное тревог и революций, зажигающих столько факелов и задувающих столько светильников, не числить моих героев усопшими, покуда не получите траурного извещения за моей собственноручной подписью. Да и тогда... Александр Дюма. Графиня де Шарни. Финальная часть предисловия. Классный пассаж! Фехтование словом, мыслю, надеждой... Гениально.

Admin: О биографии «Александр Дюма. Гений жизни» Клода Шоппа Виктор Притула. Синопсис от господина Дюма «Литературные мифы рождаются скромно». Лучше чем Клод Шопп о создании самого знаменитого романа всех времен и народов, каким бесспорно является книга Александра Дюма «Три мушкетера», никто бы сказать не смог. Браво, мсье Шопп. /.../ 70 лет алхимии жизни писателя-оркестра, сумевшего превратить свои дни в огромный историко-приключенческий роман. В нем было всё. Много женщин, много страсти, много дуэлей, много баррикад, много революций, много славы, много путешествий, много денег и еще больше долгов… Клод Шопп не пытается поразить читателя пикантными подробностями из жизни этого величайшего литературного эпикурейца. Их столько, что понадобилось бы несколько томов, в которые с трудом вмещаются «Мои воспоминания» самого автора «Трех мушкетеров» и «Монте-Кристо». А тут еще огромный массив переписки Дюма с многочисленными корреспондентами. Не стану утомлять читателей перечислением достоинств книги Клода Шоппа. Подробнее здесь http://www.proza.ru/2015/08/12/1444

Admin: И что за писатель! Открываешь на случайной странице, глаз цепляется за какой-нибудь абзац - и так и хочется сразу кому-нибудь позвонить, чтобы процитировать. Магия слова: — Но что же он такое, этот Робеспьер? — не вытерпел Жильбер. — Ты прямо как какой-нибудь аристократ семнадцатого века! «Что он такое, этот Кромвель? — поинтересовался граф Страффорд, которому протектор впоследствии отрубит голову. — Кажется, торговец пивом». — Вы хотите сказать, что моя голова подвергается такому же риску, как голова сэра Томаса Уэнтуорта? — спросил Жильбер, тщетно пытаясь выдавить улыбку. — Кто знает? — отозвался Калиостро. — Тогда мне тем более нужно узнать, что это за человек, — сказал доктор. — Что за человек Робеспьер? Пожалуй, во Франции это никому, кроме меня, не известно. Мне нравится знать, откуда берутся люди, избранные роком: это помогает мне догадываться, куда они движутся. Александр Дюма. Графиня де Шарни.

Admin: Теперь оставались только детали. Наши читатели, должно быть, уже заметили, что мы пишем историческое повествование, а не роман; вероятно, мы никогда больше не вернемся к этой великой эпохе, из которой мы уже заимствовали тему для «Бланш де Болье», «Шевалье де Мезон-Ружа» и еще одной книги, которая написана три года назад и еще не вышла, но скоро выйдет; мы полагали необходимым изложить то, что содержится в ней. (А. Дюма «Графиня де Шарни», ч.3, гл. 33) Любопытный пассаж. Из категории «никогда не говори никогда». В 1852 году, параллельно с началом публикации «Графини де Шарни», вышло трехтомное иллюстрированное издание исторического исследования Дюма «История Людовика XVI и Марии-Антуанетты». Но это была не совсем новая книга. Это было дополненное (с материалами о процессе Марии-Антуанетты) переиздание работ «Людовик XVI и революция» и «Драма 93-го года», которые выходили в 1850-1851 гг, а не в 1852-м, как пишут в комментариях к некоторым изданиям «Шарни». Кроме других серьезных исторических работ, таких как «Дорога в Варенн» (1858), Дюма еще не раз возвращался к эпохе Французской революции и в романах после «Графини де Шарни» (1852-55). Не исключено, что «еще одна книга» - это роман «Инженю», газетная публикация которого состоялась в 1853-1854 гг. Если это так, то интересно, что задержало публикацию романа на 3 года. Споры с Маке? Политика? Доработка революционных материалов? Биография Дюма полна загадок и тем для размышлений. Позднее Дюма создал еще несколько романов о бурных временах «свободы, равенства и братства», такие как «Волонтер 92-го года» (1862), «Белые и синие» (1867), дилогия «Сотворение и искупление» («Таинственный доктор», «Дочь маркиза», 1869-1870). PS. Да, еще в этом пассаже интересна деталь, что Дюма подчеркивает «мы пишем историческое повествование, а не роман». Отчасти да, отчасти нет. Роман никуда не делся. Но он стал более детальным, психологичным. Частная героика обрела вселенский масштаб. Разрыв с Маке сделал Дюма более серьезным, это заметно каждому (и некоторых отпугивает), но секрет великого рассказчика Дюма не потерял. PS2. От себя добавлю, что считаю «Шарни» наиболее сильным романом из цикла «Записки врача». Несмотря на обильное цитирование Мишле, герои в романе очень живые, наэлектризованные. Страницы транслируют нерв эпохи. Продирают до мурашек. Барабаны и Людовик - это что-то невероятное! А отголоски братьев Шарни потом будут слышны в Сент-Эрминах. Как же здорово, что Дюма залинковал линию раннего Мезон-Ружа, превратив его в таинственный эпилог тетралогии. А «Том Сойер революции» - Анж Питу! Сильнейший образ. В нем прорва деталей биографии самого Дюма, но как же драматично все закручено, выстроено. Не тривиально, по живому. Постоянное «из огня, да в полымя». Океан образов, сюжетов, драм на фоне большой истории. Очень хочется цитировать и пересказывать, но воздержусь. Это нужно прожить самому, без банальных спойлеров. Дюма - гений слова. Повторяюсь, ну и пусть. Настройтесь, кто не читал. Цикл непростой, да, не такой пикарескный и бравурный, как мушкетерский (впрочем, 2 книга «Ожерелье» очень даже пикарескная, полна юмора и пройдох всех рангов и мастей), но с годами начинаешь любить и понимать эту «сагу о семействе Таверне» всё сильнее. Как Стивенсон - «Виконта». Джордж Мартин многому научился у Дюма. Достоевщина чистой воды. Но какая же остросюжетная! Очень хочется узнать, читали ли тетралогию «Записки врача» Достоевский и Лев Толстой, и что думали-говорили о ней.

Admin: Забавная деталь. В романе немецкого писателя Грегора Самарова "Европейские мины и контрмины" описана встреча Мари-Александрин Дюма, дочери великого французского романиста, с господином Медингом, советником ганноверского короля Георга V. С виду ничего особенного. Никаких акцентов, подчеркиваний. Мало ли кто с кем встречался в кулуарах и на тропинках мировой истории. Но кто читает не только автора, но и об авторе, тот знает, что Грегор Самаров - это литературный псевдоним этого самого советника, полное имя и фамилия которого Йоханн Фердинанд Мартин Оскар Мединг (1829-1903). Вообще творчество Самарова давно ждет не дождется своего вдумчивого исследователя.

Admin: Об иллюстраторе "Шевале де Мезон-Ружа" Жюльене Ле Блане (1851-1936) см. немного здесь http://adventures.unoforum.pro/?1-13-0-00000006-000-40-0#051 и на вики.

Admin: ! Неожиданная находка. Отмечу, пока не забыл. В 37 главе романа Дюма "Шевалье д'Арманталь" (в первых французских изданиях роман не был разделен на части; потом, у Леви, делился на 2 тома; в рус. переводе это ч. 4, гл. 1. Ловушка) есть такая фраза: "Поэтому юный король не обратил внимания ни на господина д’Артагана, капитана мушкетеров, ни на маркиза де Лафара, капитана гвардии, ни на изрядное число шеволежеров, прогуливавшихся под окнами". Проверил несколько французских изданий (1846, 1850, 1854, 1860, 1873, ~1900). Так и есть : М. d’Artagan, capitaine des mousquetaires gris. (д'Артаган, капитан серых мушкетеров) В современных французских (только у них) публикациях имя подправлено, но без каких-либо комментариев, по крайней мере еще не встречал таковых. Теперь так: monsieur d'Artagnan, capitaine des mousquetaires gris http://www.dumaspere.com/pages/bibliotheque/chapitre.php?lid=r11&cid=37 События романа относятся к эпохе Регентства (1718). И хотя наш старый знакомый (как литературный, так и исторический) к тому времени уже ушел в Вечность (Шарль д'Артаньян 1613—1673), не исключено, что именно в процессе написания этого романа, Дюма и Маке впервые вышли на след бравого гасконца. Вероятно, д'Артаган - это вариант написания его фамилии (одной буквы не хватает) в первых источниках, которыми пользовались соавторы. В "Армантале" у него буквально пара реплик, но это явно один из детей героя битвы под Маастрихтом или детей его братьев.

panthon: Admin пишет: В "Армантале" у него буквально пара реплик, но это явно один из детей героя битвы под Маастрихтом или детей его братьев. Это двоюродный брат д'Артаньяна. Вот что пишет Птифис Жан-Кристиан в "Истинном д'Артаньяне", глава XV "Кузены д'Артаньяна": В неизданных письмах, приобретенных несколько лет назад Национальной библиотекой вместе с бумагами Робера де Монтескью, содержатся интересные данные о жизни другого двоюродного брата д'Артаньяна, Жозефа, сына Арно де Монтескью, сделавшего не менее блистательную карьеру в конце XVII века, когда он стал капитан-лейтенантом «серых» мушкетеров, губернатором Нима, генерал-лейтенантом и кавалером королевских орденов. Начало его службы никак не предвещало столь изумительных успехов. Что касается ошибки в написании фамилии, то, скорее всего, в первом издании "Шевалье д'Арманталя" была типографская ошибка, которая переходила в дальнейшие издания. Подобные ошибки для Дюма не редкость, когда он пользовался различными историческими документами и повторял те же самые ошибки, которые были в этих документах.

panthon: Admin пишет: В "Армантале" у него буквально пара реплик, но это явно один из детей героя битвы под Маастрихтом или детей его братьев. Это двоюродный брат д'Артаньяна. Вот что пишет Птифис Жан-Кристиан в "Истинном д'Артаньяне", глава XV "Кузены д'Артаньяна": В неизданных письмах, приобретенных несколько лет назад Национальной библиотекой вместе с бумагами Робера де Монтескью, содержатся интересные данные о жизни другого двоюродного брата д'Артаньяна, Жозефа, сына Арно де Монтескью, сделавшего не менее блистательную карьеру в конце XVII века, когда он стал капитан-лейтенантом «серых» мушкетеров, губернатором Нима, генерал-лейтенантом и кавалером королевских орденов. Начало его службы никак не предвещало столь изумительных успехов. Что касается ошибки в написании фамилии, то, скорее всего, в первом издании "Шевалье д'Арманталя" была типографская ошибка, которая переходила в дальнейшие издания. Подобные ошибки для Дюма не редкость, когда он пользовался различными историческими документами и повторял те же самые ошибки, которые были в этих документах.



полная версия страницы