Форум » Романы путешествий и приключений » Россия в зарубежной приключенческой литературе » Ответить

Россия в зарубежной приключенческой литературе

geklov: Многие западные авторы-приключенцы писали о России. Ж. Верн, Л. Буссенар, А. Дюма, Т. М. Рид, Л. Жаколио, Г. Леру, Понсон дю Террайль, Э. Сальгари, С. С. Форестер, Джордж Макдональд Фрейзер. А кто из этих (и других) авторов наиболее правдиво и точно описывал нашу страну? Без развесистой клюквы... А кто наоборот пополнял копилку небылиц о далекой заснеженной Московии? Поговорим?

Ответов - 32

Admin: Клюква в той или иной степени присутствует у всех (как и в наших романах об их жизни). Но бывают интересные пассажи. Артур Конан Дойл - Вам, мистер Макгинти, похоже, самому скоро придется держать ответ за свои действия, - сказал капитан. - Этот Макмердо как был мошенником до того, как приехал сюда, так мошенником и остался. Держи советника под прицелом, патрульный, пока я разоружу этого. - Пожалуйста, вот мой револьвер, - холодно проговорил Макмердо. - Я думаю, капитан Марвин, окажись мы с вами с глазу на глаз, вы бы меня так легко не скрутили. - Где ваш ордер на арест? - негодовал Макгинти. - Ей-богу, можно подумать, что мы живем не в Вермиссе, а где-нибудь в России, раз в полиции у нас такие люди, как вы. Это капиталистическое беззаконие, и мы еще к этому вернемся, вот увидите! (Артур Конан Дойл. Долина страха. Перевод: Инна Бернштейн) Сейчас найду у Понсона один интересный эпизод с комментарием русского издателя времен царя-батюшки.

Admin: Пьер-Алексис де Понсон дю Террайль Графиня Василиса <...> была совершеннейшим типом тех женщин крайнего Севера, о которых говорят, что они только по внешности принадлежат к числу образованных. Она была красива, обворожительна, казалась нежным, добрым созданием, неспособным сделать зла кому бы то ни было. <...> Но под этой обманчивой наружностью скрывалась натура дикая, необузданная, мстительная до крайности. <...> Тот, кто увидел бы ее, когда она ходила по комнате с распущенными по плечам волосами, ступая нервно и порывисто, как пантера в клетке, поверил бы злым слухам, ходившим о ней в России. В своих поместьях она, как говорили, велела засечь до смерти старосту, который осмелился обратить на нее любовный взор. <...> Наконец она позвала горничную, грузинку Гулу, которая говорила только на своем родном языке и по-русски. <...> Это была молодая девушка лет двадцати <...> Она носила живописный костюм своих соотечественниц, придерживалась обычаев своей страны так строго, что даже выходила со двора не иначе, как закутавшись в покрывало, сквозь которое видны были только ее большие черные глаза. <...> Обращаясь к Гуле, которая, по обычаю рабынь*, стала на колени в ожидании приказаний госпожи, она сказала ей по-русски: - Раздевайся. Гула повиновалась, не высказав ни малейшего удивления. Графиня надела ее платье и закуталась в ее покрывало <...> . --------- * Этот роман, впрочем очень интересный, может служить замечательным примером, до какой степени французские писатели вообще заблуждались насчет нравов и обычаев России. Поэтому все небылицы при описании России и нравов и порядков в ней сохранены без изменения. /примеч. рус. издателя 1901г. к главе XXXI./ (Понсон дю-Террайль. Воскресший Рокамболь. том VIII. Дом сумасшедших. СПб., Тип. В.А. Тиханова, 1901) А какие замечательные фамилии у русских в романах Понсон дю Террайля: Василиса Васеренова, Иван Потеньев, князь Кальшкрин.

Admin: Одним из самых замечательных авторов-иностранцев, описывающих Россию для меня оказался авантюрный мастер обучения и развлечения - Джордж Макдоналд Фрейзер. Глазами анличанина он подметил у нас многое - от плохих дорог, до бани с березовыми вениками и cкучными русским романами... Вот несколько описаний русского быта через восприятие пленного британского офицера-лоботряса Гарри Флэшмена, "чудом выжившего" в знаменитой смертельной атаке Кардигана под Балаклавой (Крымская война). Джордж Макдоналд Фрейзер Цитата 1) Страна, по которой мы путешествовали, очень подходила населяющим ее людям — в самом деле, стоило вам увидеть ее, и вы бы поняли, почему они такие. Мне и раньше приходилось видеть огромные пространства: американские равнины вдоль старинного фургонного тракта к западу от Сент-Луиса, с шепчущей травой, колышущейся от горизонта до горизонта, или саскачеванские прерии в пору кузнечиков — пустынное бурое пространство под бескрайним небом. Но Россия больше: там неба нет — только бездонная пустота над головой, нет и горизонта — он тает в далекой дымке, есть лишь бесконечная, миля за милей уходящая вдаль пустыня, покрытая выжженной солнцем травой. Немногочисленные жалкие деревушки, каждая с покосившейся церковкой, только усиливают ощущение безлюдности этой огромной равнины, самой своей пустотой подавляющей в человеке волю, — здесь не найти холмов, на которые можно взобраться или хотя бы дать уму пищу для воображения. Не удивительно, что люди здесь так покорны. Я изнывал от скуки: мы тащились, не имея иных занятий, как выглядывать, не появилась ли следующая деревня; мокли под дождем и пеклись на солнце, иногда укрывались от шквальных порывов ветра, опустошающих степь, — казалось, тут можно наблюдать все погодные явления разом и все ненастные. В качестве развлечения можно, конечно, было попытаться определить, чем воняет сильнее: чесноком от дыхания возницы или дегтем от колесных осей; или наблюдать, как ветер гоняет туда-сюда комки травы под названием «перекати-поле». Знавал я скучные, тягостные путешествия, но это выходило за все границы — наверное, я бы предпочел пешком идти через Уэльс. Признаться по правде, мне стало казаться, что Россия — отвратительная страна, с грубым, темным народом и природой ему под стать; тут начинаешь терять ощущение времени и пространства. Единственным отдыхом были остановки на станциях — жалких, засиженных мухами местечках почти без удобств и с отвратительной едой. В Крыму вам дадут отличной говядины по пенни за фунт, а тут есть только stchee или borsch,[49] то есть суп из капусты, каша с кониной да сдобные печенья, причем последние — единственно съедобные из всего перечисленного. Только они и местный чай не дали мне умереть с голоду; чай здесь хорош, если, конечно, вам подадут «караванный чай», то есть китайский и лучшего качества. Зато здешнее вино, как по мне, способны пить только moujiks.[50] Так что настроение мое продолжало ухудшаться, но окончательно его добило происшествие, случившееся в последний день нашего путешествия, когда мы остановились в большой деревне, верстах всего лишь в тридцати (около двадцати миль) от Староторска — поместья, предназначенного для моего размещения. По существу, событие не слишком отличалось оттого избиения крестьянина, которое мне довелось наблюдать, но все же оно само, как и человек, в него вовлеченный, заставили меня осознать, что за ужасная, варварская, до отвращения жестокая страна эта Россия. ---------------- [49] Щи или борщ [50] Мужики, то есть крестьяне. — Примеч. автора. Цитата 2) Потом, ровно через неделю после отбытия мужа Вали, — при этом мне показалось, что «последнее прости» со стороны молодой супруги было не слишком теплым, когда я, позевывая, коротал время в гостиной за чтением одного русского романа, входит тетя Сара и спрашивает, не скучно ли мне. Я был несколько обескуражен, так как она вообще редко разговаривала или обращался ко мне напрямую. Окинув меня взором с головы до пят и не дрогнув при этом ни единым мускулом своей лошадиной физиономии, дама вдруг заявляет: — Что вам нужно, так это русская баня. Превосходное средство против долгой зимы. Я прикажу слугам приготовить ее. Идемте. Мне слишком лень было препираться, так что я надел tulup[69] и поплелся следом за ней к одной из самых дальних дворовых построек, расположенной за оградой дома. Мела адская вьюга, но несколько слуг поддерживали большой огонь под установленной в снегу решеткой. Тетя Сара ввела меня внутрь, чтобы показать, как тут все устроено. Баня представляла собой внушительное бревенчатое строение, разделенное посередине высокой перегородкой. В той половине, где мы стояли, располагался деревянный помост, похожий на прилавок мясника, окаймленный небольшой канавкой, проделанной в полу. Следом за нами входят крепостные, таща металлические носилки с огромными раскаленными камнями, и складывают булыжники в эту самую канаву; жар стоит невообразимый. Тетя Сара поясняет, что человек, раздевшись, ложится на помост, а слуги закачивают через отверстия в фундаменте холодную воду, которая, попав на камни, обращается в пар. — Эта половина для мужчин, — говорит Сара. — Та — для женщин, — она указала на проем в перегородке. — Спрятав в закрытом чуланчике одежду, вы укладываетесь на помост и лежите неподвижно, позволяя пару окутать вас. — Она окинула меня равнодушным взглядом. — Дверь закрывается изнутри. — И удалилась на свою половину. Это было нечто новенькое, так что я разделся и улегся на помост. Тетя Сара отдала из-за перегородки команду, и вода хлынула, как Ниагара. Она заплескалась и зашипела на камнях, и в мгновение ока комната окуталась почти лондонским туманом. Пар обжигал, обволакивал, тебе оставалось судорожно глотать воздух и лежать, потея и краснея как рак. Было чертовски горячо и душно, но не без приятности, и я лежал, отмокая. Время от времени подливали еще воды, пар становился все гуще, и я погрузился почти в полудрему, когда голос тети Сары раздался вдруг прямо у меня под боком. — Лежите спокойно, — говорит она. Вглядываясь сквозь туман, я различил фигуру, завернутую в простыню. Ее длинные черные волосы ниспадали мокрыми прядями, обтекая правильное, невозмутимое лицо. Меня вдруг обуяли мысли, которые Ист назвал бы не иначе как темными. В руке у нее была связка березовых веток; она положила мне на плечо влажную руку и хрипло промолвила: — Это высшее удовольствие бани. Не шевелитесь. И тут, в этой адской жаре, она принялась нахлестывать меня: сначала легко, поднимаясь от ступней к плечам и обратно, потом с каждым разом все сильней и сильней, пока я не начал вскрикивать. Поддали еще пару, она перевернула меня и стала обрабатывать грудь и живот. Во мне проснулся интерес, так как, хотя было немного больно, эффект получался воистину бодрящий. --------------------------- [69]Тулуп (пальто из овечьей шкуры). — Примеч. автора. Цитата 3) Теперь вы можете представить, что это был за человек и что это было за место. Большую часть времени мне тут нравилось — жизнь течет без забот, до тех пор, надо сказать, пока что-нибудь не напомнит тебе вдруг, в какой чужой, бесконечно враждебной земле ты оказался. Меня затягивало, как в омут, и по временам приходилось делать усилие, вспоминая, что Англия, Лондон и Элспет действительно существуют, что где-то к югу отсюда Кардиган по-прежнему издает свое знаменитое «ну-ну», а Раглан копошится в грязи под Севастополем. Иногда я смотрел в окно на засыпанный снегом сад и расстилающуюся за ним бесконечную белую равнину, расчерченную полосами межей, и мне казалось, что мой прежний мир — это не более, чем сон. В такие минуты легко было подхватить русскую меланхолию, пробирающую до костей и рождающуюся от сознания своей беспомощности вдали от родного дома. (Джордж Макдональд Фрейзер. Флэшмен на острие удара / Записки Флэшмена - 4. Перевод: Александр Л. Яковлев)

Антон: Почто классику не поминаем? Робинзон наш Крузо усю страну с Востока на Запад проехал! А ещё был такой фильм "Большие гонки". Многократно смотренный в кино. Помню, я ещё удивлялся - как это они так - на льдине да сразу в Венгрию попали? Однако ж в полной версии есть, есть эпизод в России!!! Город Тобольск. Снег. Темно. Мрачный перекрёсток. Ряды изб. На перекрёстке стоит белая машина с главгероями. На всех улицах - толпа мрачных мужиков в арямках и с бородами. И даже с факелами. Тягостное молчание. И тут девица встаёт и, шепча коллегам - Я всё решу! - громогласно заявляет по-русски - "Здраустуйте, товаристчи!" "Аааа!" - радосто кричат мужики - встаёт солнце, тает снег и героев уже качают, обнимают, поят водкой и парят в бане.

geklov: Антон Точно такая же история! Был порадован полной версией фильма. А уж купированную версию времен СССР наряду с "Золотом Маккены" в детстве "до дыр" засмотрел Образ России в западном кинематографе - отдельная песня. Мне кажется, что писатели 19 столетия куда как меньше "ляпали" о России в свой лишенный телевидения и интернета век А ведь ни Верн, ни Буссенар, например, в России никогда не бывали. Однако в их книгах наша страна представлена не так бутафорно и "клюквенно", как в некоторых фильмах эпохи холодной войны (да и в некоторых современных) кинолентах.

geklov: При всех натяжках книга Верна "Михаил Строгов" куда как правдоподобнее большинства своих экранизаций (а уж "Строгова" экранизируют ооочень часто).

Admin: Антон пишет: А ещё был такой фильм "Большие гонки". А причем здесь литература? Может еще "Москву на Гудзоне" и "Красную жару" вспомним? Тема кино в другом разделе.

geklov: В поддержку строгого, но справедливого Админа. Вернемся к литературе. Ж. Верн. "Клодиус Бомбарнак". Есть в романе любопытная сцена, когда от непогашенной сигары загорается Каспийское море. Специалисты утверждают, что даже в районе нефтяного месторождения такое попросу невозможно. (Лично я никогда не пробовал проводить сей эксперимент Придется верить людям на слово. Но кому? Верну, или специалистам? )

Gennady: Два французских автора, Виктор Тиссо и Констан Амеро, некогда очень популярных во Франции и Англии, авторов романа "Тайны Берлина", написали "Приключения беглецов в Сибири", переведенные на английский язык. Вот сноска к тексту романа http://books.google.com/books?id=zewBAAAAQAAJ&pg=PA215&lpg=PA215&dq=description+of+russia+in+amero+tissot&source=bl&ots=R8SguOR2tj&sig=11DEfhNG-HaktodRA4IISnjBOMI&hl=en&sa=X&ei=33BaUZfWJ_jl4APpioCoBg&sqi=2&ved=0CC0Q6AEwAA#v=onepage&q=description%20of%20russia%20in%20amero%20tissot&f=false

Gennady: Все тот же Сохачевский (он же Виктор фон Фальк) написал объемный роман "Разбойник Иосиф Бояновский", а под псевдонимом Иван Коссиоровский ( и кажется еще под несколькими псевдонимами) "Соня, беглянка в Сибирь". И на болгарском языке было нечто- из-за очень плохой работы компьютера не могу проверить

Admin: Gennady пишет: Вот сноска к тексту романа Увы, кроме трех абзацев по сноске ничего не видно. Геннадий, расскажите хоть что там про Россию интересного (смешного?) сказано?

geklov: А вот ещё одна интересная литературная сказка о России. На сей раз - конспирологическая. Хотя до сих пор находятся люди, которые утверждают, что это вовсе и не сказка... Цитата из романа Луи Жаколио "Пожиратели огня": Оно (Общество Невидимых), как мы уже говорили, имеет своею задачею доставление мирового господства славянской расе. На эту будущую роль славянства указывал еще историк Фогель. "В тот день, когда славянское царство обратит в своих вассалов мелкие придунайские княжества, оно не только уничтожит их автономию, но и безопасность всей Европы, нарушит ее равновесие и захватит не только всю Венгрию и Империю, но и Константинополь, исконный предмет его мечтаний, эту несравненную столицу, благодаря положению которой Греческая империя могла пережить на целых десять веков Римскую западную империю. Завладевши Константинополем, России трудно будет помешать обосноваться также и на Адриатике; затем, став госпожой Босфора и Дарданелл, России ничего не будет стоить превратить Мраморное и Черное моря в громадный военный порт, и с помощью греков создать самый могущественный флот в Средиземном море, который будет угрозою всей Европе, и бравировать, не рискуя, второй крымской кампанией. Считая Россию главою всего славянского мира, высшие классы этой страны, стремления которых простираются далеко за пределы их обширного отечества, мечтают сделать Россию главным центром славянства и покорить мало-помалу все пока еще самостоятельные южные и западные славянские народности, не стесняясь рознью вероисповеданий и традиций. Эти тенденции достаточно ясно проглядывают и в печати и поддерживаются людьми, занимающими высокое общественное положение, даже влияют на самое правительство, не говоря уже о деятельной пропаганде в Австро-Венгрии, немецкой Польше, Чехии, вплоть до пределов Италии. Австро-германский союз - это первая плотина, преграждающая пока путь этому потоку..." Таково мнение хорошо осведомленного немецкого историка. Пропаганда этой грандиозной идеи о будущей роли России производится обществом Невидимых, именуемых так потому, что ни один из членов его не знает другого, кроме того, кто его завербовал. А вот статейка Натальи Чистяковой-Ярославовой, пытающейся доказать, что Жаколио ничего не выдумал. http://www.yaroslavova.ru/main.mhtml?Part=15&PubID=452 А вы говорите "Протоколы Сионских Мудрецов"

Admin: Любопытная инфа. Уважаемый Geklov, спасибо за линк! Ярославова жжет. Столько совпадений... Интересно накручено.

geklov: Я-то в юности с подачи переводчика на славянофилов и декабристов грешил. Думал, месье Жаколио просто не зело силен в русской истории. А оно вон как всё обернулось

Admin: geklov пишет: Я-то в юности с подачи переводчика на славянофилов и декабристов грешил. Думал, месье Жаколио просто не зело силен в русской истории. А оно вон как всё обернулось А некоторые авторы отождествляют "Невидимых" Жаколио с "Девятью Неизвестными" Тэлбота Манди. Об этом я уже писал в именной теме "Луи Жаколио". Прямо-таки мировой заговор... И правильно отождествляют. У Жаколио в романе рядом с Невидимыми есть прямое упоминание о "Совете Девяти". См. в теме о Жаколио.

geklov: Смотрел. Поэтому и убрал три последних предложения из своего предыдущего поста. Но многоуважаемый Админ оказался проворнее!!! Куда там супергероям в масках

geklov: Уважаемый Антон пишет: Робинзон наш Крузо усю страну с Востока на Запад проехал! Вот интересная статейка Павла Митюшёва, посвященная странствованиям моряка из Йорка по дебрям России: http://www.mybio.ru/zapiski/prilozh/01-crusoe/page1.html Вот малюсенький фрагмент сей статьи. Так скать, на правах рекламы ...через 21 год после посещения Визинги Робинзоном Крузо, там останавливался и парился в бане Витус Беринг, направлявшийся открывать мифический пролив между Азией и Америкой, о существовании которого Даниэль Дефо сообщил в своём романе за шесть лет до того. Неплохо работала британская разведка в 18 веке

ArK: Когда клюквы было больше, тогда или сейчас?

geklov: После просмотра фильма "Армагеддон" (1998) даже и не знаю Русский космонавт Лев Андропов.

geklov: Темка зачахла... Сузим круг. Ограничимся только Францией. Все знают, о России писали следующие французы-приключенцы: Дюма, Понсон дю Террайль, Буссенар, Верн. А КТО ЕЩЁ? Многоуважаемый Геннадий вспомнил Виктора Тиссо и Констана Амеро с книгой "Приключения беглецов в Сибири" А какова сама книга? Клюква, или похоже на правду? Ближе к "Строгову" Верна, или "Из Парижа в Бразилию" Буссенара?

Gennady: Уважаемый друг, никак не отыщу книгу французской исследовательницы, которая довольно аккуратно упомянула наверное всех (не только французских) авторов, когда-либо писавших о России. Попробую все же ее найти. Тиссо и Амеро я читал пятое через десятое- по причине очень плохого понимания французского языка. Но не похоже ни на Верна, ни на Буссенара. Похоже, пожалуй на книгу Пьера Мариэля "Сибирские изгнанники", о бегстве с сибирской каторги, встрече с медведем и иные головоломные злоключения. Возможно, один автор заимствовал что-нибудь у другого. В частности, идею. Роман Амеро и Тиссо отличается редкостно точным этнографическим и географическим описанием. Ну они оба путешественники-профессионалы И о России у них, помнится, есть этнографические заметки. Так что здесь они действительно близки к Верну. Ну конечно, много общего с колоссальным романом немца Сохачевского (Виктора фон Фалька) "Мертвые поля Сибири", кажется. У меня этот роман под авторством Ивана Коссиоровского- один из псевдонимов Сохачевского. Извините, что пишу слово "кажется". Ни одой из этих книг под рукой нет, а госпожа память, по мере продвижения по оси жзни, становится все менее надежной.

geklov: Многоуважаемый Gennady, СПАСИБО! Ваша эрудиция, как всегда, поражает, скорость ответов ошеломляет, отзывчивость восхищает!

Gennady: geklov Не знаю, что и ответить. На самом деле, по-моему, ничего такого особенного не сделал. Хотел бы и помнить боьше. И читать больше. И знать больше. Мне кажется, ваши слова в значительно большей степени относятся и к вам, и к нашему замечательному Владимиру, который, по моему, должен относиться ко всеобщему достоянию человечества.

ffzm: geklov пишет: Все знают, о России писали следующие французы-приключенцы: Дюма, Понсон дю Террайль, Буссенар, Верн. А КТО ЕЩЁ? У А.Лори кроме "Найденыша с погибшей "Цинтии"" написанного в соавторстве, есть роман "Василий Самарин" (Wassili Samarin) вот только о чем он не знаю. Так же не знаю о чем роман Капитана Данри "Приказ царя" (Ordre du Tzar). И еще хочу упомянуть Г.Леру с романом "Рультабий у царя"

Gennady: ffzm Просто потрясающие сведения об Андре Лори. Никогда не слышал о таком романе. И об указанном вами романе Капитана Данри - тоже. "Рультабий у царя" когда-то читал в самопальном переводе. Но к стыду своему не помню о чем там речь шла. Все же попробую вспомнть.

geklov: Многоуважаемый ffzm, СПАСИБО! И я слышу об этих романах впервые. Читал только Найденыша... Как все-таки много интересных книг!

Gennady: Выяснил, что роман "Василий Самарин" был написан совместно с Робером Казом. У Лори был еще один псевдоним- Филипп Дарил(ь?). В 1884 году. Героем романа стал некто, называемый Дмитрий Кульшефф. Лори издал его под своим псевдонимом, забыв упомянуть о Казе. Позже роман был опубликован под иным псевдонимом Лори и уже назывался "Василий Самарин". Все так же без указания соавтора. Может быть, это другой роман? Хотя вряд ли. Надеюсь что Владимир, внесет в этот вопрос ясность. "Найденыша" тоже читал. Мне очень понравился роман.

geklov: А роман А. Лори (П. Груссе) "Василий Самарин" (1886) уж не об участнике ли Крымской войны Василии Максимовиче Самарине (1792—1871) http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E0%EC%E0%F0%E8%ED,_%C2%E0%F1%E8%EB%E8%E9_%CC%E0%EA%F1%E8%EC%EE%E2%E8%F7 ? Иди это простое совпадение? Кстати. Раз роман написан под псевдонимом Филипп Дарил, следовательно он относится не к приключенческим, а скорее уж к просветительским произведениям писателя-коммунара. Или я ошибаюсь?

Gennady: Мне кажется, с логической точки зрения вы можете быть совершенно правы. А о чем роман - один Господь ведает.

geklov: И те, кто его читал

ffzm: Еще хочу упомянуть об американце французского происхождения Луисе Ламуре, в его историко-приключенческом романе "Ситка", действие происходит не только в "Русской Америке" , но и в самой России. Роман интересный, мне понравился.

Gennady: Поскольку из нижеприводимого списка почти ничего, к сожалению, не читал, то хотя бы кое-что перечислю. По крайней мере, авторы довольно знаменитые. Попробую кое-что об авторах написать, но уже конечно в иной теме. Все французы. Виктор Шербюлье "Граф Костя" 1937 г. Фредерик Диллэ "Цирк Зулофф" 1891-1892 гг. Шарль Гюйон "Приключения русской семьи" 1899 г. Александр де Ламотт "Феодора, нигилистка" 1880 г. Летюрк, Анри "Бегство с каторги" 1898-1899 гг. Список конечно далеко не полный. Пока что представляю вашему вниманию, коллеги, эти несколько имен.



полная версия страницы