Форум » Авантюрные романы-фельетоны и серии выпусков + Обзор ПЛ разных стран » Немецкий роман-фельетон, или Кольпортаге-роман » Ответить

Немецкий роман-фельетон, или Кольпортаге-роман

Gennady: Уже давно хочу рассказать то, что знаю о немецком романе-фельетоне. Иначе говоря, сенсационном романе или кольпортаге-романе. Кольпортаге-роман - книги которые продавались уличными разносчиками. Это явление, наблюдавшееся по всей Европе и естественно, Америке тоже. Однако немецкий роман-занимает особое место из-за колоссального объема - 3,000-4, 000 страниц, иногда и более, колоссального количества авторов и их умении выстраивать сюжет, состoящий из нескольких сотен подсюжетных линий, которые как пружины сворачиваются вместе, а затем с колоссальной скоростью- типичное голливудское кино-экшн, распрямляются. Как правило, именно о немецких авторах этих романов, мы знаем меньше, нежели об их французских, британских или американских коллегах. Архивы содержащие сведения о них, как правило, уничтожены- может быть, из-за германских войн и их последствий. Тексты тоже, опять-таки как правило не сохранились. И если все-таки и существуют кое-где, то, в основном, за счет переводов на русский, польский, французский, голландский языки. Даже на иврит- я сам держал в руках такой роман. Но об этом романе речь чуть позже. Завтра напишу фамилии и мена тех авторов, которые ( на мой взгляд) особенно достойны запоминания. А пока что окончу тем, что и Карл Май и Роберт Крафт - тоже относились к кольпортаге- авторам. Надеюсь, что эта тема не покажется нудной.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Gennady: У него только "Палачей" судя по списку Коша и Нагля несколько. Прочитать бы ...

Admin: "Палач города Берлина". Первая (и единственная) глава, опубликованная в журнале "Природа и люди" в 1910 году. Нажмите на превью, потом еще раз нажмите на открывшуюся картинку, увеличивайте плюсом и читайте.

Gennady: Ух вы! Восхищен. Здорово. Так прав был Монте Кристо? Ждать и надеяться?


1.66: Обнаружил информацию о публикации на русском языке еще одного романа Феликса Дана: Фелицита. Ист. роман из времен переселения народов (476 год по р. х.). Санкт-Петербург. тип. И.П. Вощинского, 1883 165 с.

Валентин: Admin пишет: Уважаемый Владимир! Я читал пока только "В сибирских полях смерти", остальное только пробегал, но не вчитывался. Сюжет "В сибирских полях" очень оригинальный. Насчет того, какие романы Сохачевский написал сам - то мое прошлое сообщение было ошибочным. Он вероятно ни одного романа не написал - но при этом все же являлся автором всех романов. То есть - он их диктовал стенографам. При этом ему помогала его жена - которая также является автором не менее двух романов. Очень много информации содержит социальный репортаж социал-демократического журналиста Макса Винтера - который тот написал весной 1905 года. Там очень много деталей - вплоть до семейных и даже анекдоты про многие романы. При этом нужно добавить, что Винтер был ярым противником сенсационного романа - и весь репортаж был только из-за этого написан. То есть - он брал интервью у стенографов Гарри Шеффа - чтобы осветить практику как создается такой вид романа.

Admin: Валентин пишет: Насчет того, какие романы Сохачевский написал сам - то мое прошлое сообщение было ошибочным. Он вероятно ни одного романа не написал - но при этом все же являлся автором всех романов. То есть - он их диктовал стенографам. Уважаемый Валентин, спасибо за разъяснение! Т.е. Сохачевский, как впоследствии Уоллес и Гарднер, экономил время. Раз он выдумывал всё сам - стало быть он полноценный автор. А этот репортаж Винтера публиковался отдельной книгой или в каких-то редких журналах? В сети текста нет?

Gennady: Присоединяюсь к вопросу Владимира. А может быть, возможно своими словами немного рассказать, что написано в этом репортаже?

Gennady: Мне кажется, что на тему "Сибирских полей" был французский роман писателя Пьера Мариэля (Pierre Mariel)- только сейчас не припомню как назывался. Посмотрю.

Валентин: Репортаж Винтера публиковался впервые в австрийской "Arbeiter-Zeitung", а именно в номерах 113 (23. апреля 1905), 119 (30 апреля 1905) и 125 (7. мая 1905). В сети пока-что от этой газеты выложены 1945 - 1989 гг. Но надеюсь что скоро появятся и более ранние. Так что увы - пока в сети нет. Репортажи Винтера, среди них и те о Гарри Шеффе издавались и в книжке. Книга называетя "Expeditionen ins dunkelste Wien, Meisterwerke der Sozialreportage" (Экспедиции в темнейшую Вену, шедевры социального репортажа) и вышла она в Вене в 2006 году в издательстве Picus. В репортажах описывается как Гарри Шефф работал: - более 10 стенографов - в большинстве студенты - записывают его романы, ежедневно он создает от четырех до пяти полных тетрадей - стенографы получают мизерный заработок - адрес Гарри Шеффа: Sochaczewski Harry, Kleine Stadtgutgasse 4, писатель, первый этаж, дверь справа - когда Винтер был у него, он как раз создавал "Feodora, die unglückliche Großfürstin von Russland" (Феодора, несчастная княгмня Руси) и "Pope Gapon" (поп Гапон) а также заканчивал работу над "Thaddäus Klimschok" (Тадеуш Климшок) - причем "Поп Гапон" он писал под псевдонимом Maximilian Gorrik - в чем глупый народ должен был читать "Максим Горький". "Феодора" писалась вообще без указания имени автора. "Климшок" писался под псевдонимом Виктор фон Фальк. - для "Климшока" Шефф специально купил австрийскую военную форму, прожег ее в семи местах сигарой (от чего ему стало тошно) - сфотографировал все это, и это стало иллюстрацией "правдивости рассказа" - в котором героя прошили 7 пуль. Часть таких "реквизитов" выставлялась в Вене, часть в Берлине - при написании "Мусолино" Шефф в азарте забыл, что он две главы раньше убил на поле боя злостного еврея Альберто де Варано - и когда де Варано вдруг внезапно вновь появился - стенограф удивленно сделал Шеффу замечание, на что тот быстро создал новую главу с обьяснением этого странного воскресения. - на вопрос стенографа, почему он не использует свой талант для великих произведений, Шефф ответил что "если можно торговать дерьмом и зарабатвать при этом больше - неужто вы бы поступили иначе?" При этом он упомянул, что иначе ему пришлось бы снова заниматься типографией - как в свое время в Берлине - и снова обанкротиться, или же быть мелким артистом. - Шефф был плотным человеком с животом, круглым лицом и светлыми усами. - Винтер приводит разговор Шеффа со своим сыном Отто - в котором тот жалуется, что главный герой не должен быть убитым. На что Шефф отвечает, что он обязательно должен быть убитым, но при диктовке романа полностью меняет свои планы и освобождает героя - предварительно подвернгув его жестоким пыткам. - Шефф также был автором двух романов о "Королеве Драге, или рок Сербии" - один с про-сербским другой с противоположным направлением. - "Палачу Берлина" Шефф приложил "подлинное заверенное письмо" актуального палача - в котором тот заверял, что все содержание романа правдиво, за что настоящий палач получил от издательства 100 марок - Heinrich Büttner - также был псевдонимом Сохачевского Вот часть того, что содержиться в репортаже Винтера. На самом деле я не знаю интересно ли это вам. Можно и продолжить - это примерно половина.

Admin: Валентин пишет: - для "Климшока" Шефф специально купил австрийскую военную форму, прожег ее в семи местах сигарой (от чего ему стало тошно) - сфотографировал все это, и это стало иллюстрацией "правдивости рассказа" - в котором героя прошили 7 пуль. Классная деталь! И про главу с ожившим из "Мусолино"! Уважаемый Валентин, огромное спасибо за столь интересный рассказ про Сохачевского. Просто потрясающая информация. Надеюсь на продолжение.

ffzm: Валентин пишет: Вот часть того, что содержиться в репортаже Винтера. На самом деле я не знаю интересно ли это вам. Можно и продолжить - это примерно половина. Спасибо Валентин, здорово! Ждем продолжения. Жаль, что по Сохачевскому в свое время тему не завели, вся информация по нему была бы в одном месте.

Gennady: Просто упоительно интересно. Как говорят, можно было бы прожить всю жизнь и не узнать и четверти того, чтоп вы написали, Валентин. Пожалуйста продолжите.

1.66: Уважаемые знатоки немецкого сенсационного романа, а почему нет ни слова об Эрнсте Экштейне и Вильгельме Валлоте?

Admin: Уважаемый 1.66, так Вы и напишите, если есть желание. Ведь каждый рассказывает о том, что ему в данный момент интересно. К знатокам немецкой литературы не отношусь. Вот то, что знаю: Об Эрнсте Экштейне была статья Анатолия Москвина в "Нероне" в сольном томике Экштейна из "Серии исторических романов". Кстати, роман динамичный, написан в духе Дюма (имхо). + Википедия-нем, ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Экштейн,_Эрнст О Валлоте совсем мало: Википедия-нем, ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Валлот,_Вильгельм Неужели Валлот - автор историко-приключенческих романов? Кто читал, поделитесь впечатлениями.

1.66: В том, то и дело, что на русском языке об этих двух авторов мне доступны почти только сведения из Брокгауза и Ефрона (эти же сведения приведены и на ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ, последняя аббревиатура как раз и означает - Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона). Вот о Валлоте: Валлот Вильгельм (Walloth) — немецкий писатель. Род. в 1856 г. Написал несколько историч. романов: "Das Schatzhaus des Königs", "Oktavia", "Paris der Mime", "Der Gladiator", "Tiberius", "Ovid", "Ein Liebespaar" и ряд психологических картин современной жизни: "Seelenräthsel", "Aus der Praxis", "Der Dämon des Neides", "Im Banne der Hypnose". Известностью пользуются также его стихотворении (1882,1889) и драмы (1888,1891). Его "Gesammelte Gedichte" вышли в 1890 r. "Schriften" — в 1889 г. Насколько мне известно в 21-м веке Валлот на русском языке не издавался. В 20-м веке был издан роман "Парис" ("Paris der Mime"), в составе сборника "Нерон" ID 2289938 Антология Автор: Д. Коштолани, Бласко Ибаньес, Фриц Маутнер, Вильгельм Валлот Издательство: Новая книга 1994 г. Серия: Всемирная история в романах. Этот роман попадался мне в одном из русских дореволюционных журналов за 80-е годы 19 века, кажется в "Наблюдателе". Сам я его не читал только просматривал один из номеров журнала. Вот сведения об этом самом Парисе (опять же из ЭБСЕ): Парис, римские пантомимы имя двух прославленных пантомимов: 1) старший, современник Нерона, сначала раб, потом вольноотпущенный. Одно время весьма приближенный к Нерону, П. принимал участие во всех его буйствах, но затем был казнен по приказанию Нерона, который, как говорит Светоний, видел в П. опасного соперника в пантомимном искусстве. 2) Другой П. жил при Домициане, был любимцем римской публики и пользовался большим влиянием на правительство. Марциал называет его "утехой города и украшением римского театра". Гризар ("Die Pantomimen der Romer", в "Rheinisches Mus.", 1833) полагает, что П. был благодетелем бедных поэтов того времени. За насмешливые по отношению к П. слова Ювенал был сослан в Египет. П. был любимцем Домиции, супруги Домициана, которую Светоний называет "Paridis amore deperditam". Связь эта сделалась известной Домициану, который заколол П. на улице кинжалом. Он велел убить и всех усыпавших цветами место, где пал любимый пантомим, и даже одного ученика П., только за то, что тот был на него похож. А это из того же источника о пантомиме в Риме (для лучшего усвоения тематики романа) http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/77031/%D0%9F%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BC%D0%B0 . От себя: из названий исторических романов Валлота можно сделать вывод, что хотя бы часть из них являются историко-приключенческими, я не представляю себе авантюрного сюжета роман под названием "Гладиатор" ("Der Gladiator"). Вот об Экштейне: Экштейн (Эрнст Eckstein) — немецкий беллетрист (1845—1890)(кстати в немецкой Википедии указан другой год смерти - 1900). Много путешествовал; из Парижа писал корреспонденции в немецкие газеты, в Вене работал в «Neue Freie Presse», основал юмористический листок «Der Schlack» и (1886) «Ecksteins humoristische Bibliothek». Известен более всего рассказами, особенно из школьной жизни, и другими юмористическими произведениями; писал также исторические и бытовые романы, пьесы и т. д. На русский язык переведены его романы: «Завещание» («Ин. литер.», 1885, 1—4); «Старые письма» («Рус. мысль», 1886, 1—12); «Сальватор» («Набл.», 1890, 5—6). От себя: в интернете есть афоризм, принадлежащий Экштейну: "Тщетно ищет человек источник счастья вне себя; внутри его, в груди, — небо и ад и его судья." (Источник: «Афоризмы. Золотой фонд мудрости.» Еремишин О. М.: Просвещение; 2006.) Вот информация об отдельных изданиях произведений Экштейна с сайта Российской государственной библиотеки: 1.Экштейн, Эрнст (1845-1890) Нерон : [Роман : Пер. с нем.] : [Роман : Пер. с фр.] / Э. Экштейн. Печать Цезаря : [Роман : Пер. с фр.] / А. Рамбо ; [К сб. в целом: Худож. Ю. А. Станишевский] М. : Octo print, 1993 2.Экштейн, Эрнст (1845-1890) Запретная любовь Нерона : [пер. с нем.] / Эрнст Экштейн Москва : Гелеос, 2006 3.Экштейн, Эрнст (1845-1890) Нерон : [роман] / Э. Экштейн Москва : Мир книги, 2008 4.Экштейн, Эрнст (1845-1890) Нерон : Ист. роман Экштейна Санкт-Петербург : ред. журн. "Вестн. моды", 1889 5.Экштейн, Эрнст, (1845-1890.) В карцере : Юморист. очерк [из гимназ. жизни] / Эрнст Экштейн Санкт-Петербург : тип. Х. Брауде, 1895 6.Экштейн, Эрнст (1845-1890) Нерон [Текст] : [роман : перевод с немецкого] / Эрнст Экштейн. Печать Цезаря : [перевод с французского]/ Альфред Рамбо Москва : Вече, 2010 7.Экштейн, Эрнст (1845-1890) Нерон [Текст] : [перевод с немецкого] / Эрнст Экштейн Москва : Вече, 2011 8.Экштейн, Эрнст (1845-1890) Нерон [Текст] : [роман : перевод с немецкого] / Эрнст Экштейн Москва : Вече, 2012 Подозреваю, что произведение под названием "Запретная любовь Нерона" есть другое название романа "Нерон". Скажу больше, на сайте РГБ в свободном доступе (как для чтения , так и для скачивания) есть текст романа "Нерон" издания ред. журн. "Вестн. моды", 1889: http://dlib.rsl.ru/01003626131 . Предполагаю, что все последующие издания делались с этого перевода. Из журнальных публикаций Экштейна мне удалось найти романы "Сальватор" и "Старые письма". Да это то, что называлось "сенсационным" романом (первый из неаполитанской жизни 20-х годов 19 века, второй на материале германской жизни второй половины 19 века). Я сделал отдельные сборки этих романов в формате PDF, которые можно скачать здесь: http://webfile.ru/6487845 . Однако это все, что мне известно и без помощи знатоков немецкой литературы мне вряд ли удастся узнать больше об этих двух авторах.

Admin: 1.66 пишет: От себя: из названий исторических романов Валлота можно сделать вывод, что хотя бы часть из них являются историко-приключенческими, я не представляю себе авантюрного сюжета роман под названием "Гладиатор" ("Der Gladiator"). Уважаемый 1.66, так можно всех серьезных классиков и писателей историков в сенсационные приключения записать. У автора исторического романа "Россия молодая" Юрия Германа есть повесть "Буцефал". Думаете про Македонского или его героического коня? Нет, о великом русском хирурге Пирогове. У Ч. Айтматова есть "Плаха" - думаете про "Берлинского палача"? А Куприн с его "Пираткой" или "Смерть Вазир-Мухтара" у Тынянова... Звучные названия. От них так и веет опасностью и историей, думаете сенсационно-приключенческие? Тема ведь для обсуждения здесь четко обозначена - не вообще немецкая историческая литература, а "Немецкий роман-фельетон" - т.е. авантюрные, развлекательные авторы. Серьезные столпы немецкого исторического романа, такие как Феликс Дан, Георг Эберс, Лион Фейхтвангер или Генрих Манн (при всем уважении и восхищении его дилогией про Генриха Наваррского!) в эту категорию ну никак не вписываются. Ведь и Виньи с "Сен-Маром", Бальзака с "Шуанами" или даже романтика Гюго с его "Собором" никто серьезно не станет относить к приключенческим романам. Даже если в них и есть некоторые развлекательные элементы, они оооочень далеки от лихих авантюрных интриг из романов-фельетонов Понсон дю Террайля про того же Генриха IV или "Мушкетеров" Дюма.

Admin: 1.66 пишет: Подозреваю, что произведение под названием "Запретная любовь Нерона" есть другое название романа "Нерон". 100 % - это он. Не сверял, но уверен. У Экштейна очень мало исторических романов. "Клавдии" (1881), "Прусиас" (1884), "Афродита" (1886). Одним из лучших считается "Нерон" (1889). Экштейн в первую очередь известен как юморист. Писал он и бытовые романы из современной ему немецкой жизни. У Экштейна еще есть роман из римской истории, название и сюжет которого совмещают 2 основных направления его творчества - "Деций-флейтист. Веселая история древнеримского музыканта". Жаль, никогда не переводился. Позднее размещу статью об авторе из "Нерона". О нем еще есть здесь (нем.) http://www.uni-giessen.de/~g929/indexeck.htm А здесь ссылки на некоторые его немецкие тексты http://gutenberg.spiegel.de/autor/140 Автор, похоже, сейчас подзабыт в Германии (кроме его юмористики). Быть может Геннадий или Валентин нам расскажут, насколько популярны сейчас романы Экштейна (и какие именно?!) на его родине. Ernst Eckstein (1845-1900)

Валентин: Уважаемый Владимир, все же должен заметить, что я вовсе не специалист по немецкой литературе или по сенсационным романам. Меня интересует исключительно Сохачевский - из-за его влияния в Германии в 19-ом веке. Сенсационные романы актуально в Германии забыты, и существует лишь горсточка людей которые их коллекционируют. И все. Ну - и бывает что из-за постороннего события появляется интерес - как у меня к Фальку-Сохачевскому.

Admin: Валентин пишет: Меня интересует исключительно Сохачевский - из-за его влияния в Германии в 19-ом веке. Уважаемый Валентин, очень надеемся на продолжение Вашего рассказа о Сохачевском.

alex: Об Эккштейне (кстати, это не моя ошибка, в фамилии действительно употребляется две буквы К) была статья в "Вестнике иностранной литературы" (август 1895 г). Там же публиковалась его небольшая историческая повесть "Акка Семпрония". Текст статьи (автор к сожалению не указан) привожу здесь: "Эрнст Эккштейн — один из наиболее талантливых и популярных немецких романистов. Он родился 6 февраля 1845 года в Гиссене и в юности прошел суровую классическую школу. Но одаренный от природы недюжинным умом и выдающимся эстетическим чутьем, Эккштейн благополучно переплыл пучину латинской и греческой грамматики с бесчисленными правилами, исключениями, формулами и пр. За этой школьной сушью он сумел разглядеть живое содержание классической культуры, угадал дух древнего времени, проникся воззрениями и эстетическими вкусами тогдашних людей, понял их характеры, — словом, вынес из классицизма все, что есть в нем наиболее плодотворного и содержательного. В 1863 году Эккштейн кончил среднюю школу и предался серьезным научным занятиям. Он посвятил себя изучению философии, истории, филологии и литературы и последовательно слушал лучших профессоров в Гиссене, Бонне, Берлине и Марбурге. Эти занятия дали будущему романисту обширный и глубокий запас самых разнообразных сведений и сделали его одним из образованнейших людей в Германии. По окончании университетского курса Эккштейн посвятил несколько лет путешествиям, которые еще более расширили его кругозор. Он посетил Швейцарию, Италию, Францию и Испанию. Перед публикой в качестве писателя Эккштейн выступил впервые с юмористической поэмой «Шах королеве». Вслед за тем последовал целый ряд его юмористических и сатирических произведений, имевших громадный успех. Так, юмористические очерки «Посещение в карцере» выдержали 85 изданий — цифра изумительная даже для Германии, где вообще книжки читаются не в пример усерднее, чем у нас. Немецкая критика, встретившая первые произведения Эккштейна довольно одобрительно, поспешила зачислить начинающего автора в ряды легких талантов юмористического и сатирического типа. Но такое заключение оказалось преждевременным. Эккштейн не остановился на юмористике и скоро доказал, что обладает гораздо более глубоким и серьезным талантом. Первым его опытом в этом роде был поэтический рассказ «Мурильо». Это произведение сразу поставило автора в число первоклассных художественных талантов современной Германии. Оно проникнуто замечательной простотой и в то же время чисто классическим совершенством формы и содержания. Немногими, но художественно законченными штрихами, автор набрасывает фон андалузской природы: вы слышите журчание золотистых струй Гвадалквивира; севильская Джиральда величественно возносится к небу; воздух наполнен одуряющим ароматом цветов. И вот на этом фоне вырисовывается фигура семнадцатилетнего юноши Мурильо, Эстебана Мурильо, сына столяра. Черные как ночь кудри спускаются на его чело, руки держат палитру и кисти. Он потерял отца, и на его руках осталась нежно любимая мать. В тоже время его душа преисполнена любовью к святому искусству, и вместе с тем его мечты неудержимо стремятся к прекрасной знатной даме, которая, конечно, недостижима для сына бедного ремесленника. Но юный живописец победоносно борется со всеми препятствиями, с нищетой и завистью, и, наконец, достигает того, что прославленным художником является у ступеней трона, и король осыпает его милостями. Преграды пали, и вот он блаженным взором глядит на свою обожаемую Беатриче, свою невесту, так очаровательно краснеющую перед пылким взглядом влюбленного художника. В «Мурильо» прежде всего обращает внимание редкая экономия средств. Нигде вы не найдете ни малейшего следа пересола, и в то же время все обрисовано отчетливо. Автор тщательно избегает всех излишних подробностей, не останавливается на ненужных эпизодах, никогда не забывает главной нити рассказа. Вследствие этого действие идет непрерывно и без замедлений. Каждая строчка, каждая фраза вносит что-нибудь новое или в характеры действующих лиц, или в развитие фабулы. Кроме того, Эккштейн, человек, без сомнения, не менее ученый, чем многиe профессора, избежал ошибки, столь обычной у ученых, берущихся за беллетристику: он не утомляет читателя бесконечными историческими и бытовыми подробностями описываемой эпохи и страны, он не уродует характеров из желания сделать их более колоритными и запечатлеть на них свойства эпохи. Хотя Мурильо и жил два столетия тому назад, но основной склад его души, в произведении Эккштейна, является вполне сходным с душами современных людей. Эккштейн понял ту простую истину, что люди радовались и печалились, любили и ненавидели, стремились и боролись всегда одинаково: теперь так же как и две сотни или даже две тысячи лет тому назад. Местная и временная окраска служить для Эккштейна только фоном, на котором он рисует картину страданий и радостей художника, картину, одинаково применимую ко всем эпохам и народам, одинаково понятную и в Испании и в России. Это уменье выдвигать на первый план общечеловеческие черты составляет отличительное свойство крупных талантов. Таковы, например, характеры Шекспира, которые, несомненно, останутся вечными, потому что возвышаются над узкими рамками места и времени. В течение 1876-78 годов Эккштейн выпустил в свет еще несколько небольших поэтических произведений, а затем занялся исключительно писанием больших романов, длинный ряд которых открывается романом «Афродита». После него Эккштейн напечатал еще 13 романов, исторических и современных. В этих произведениях автор с творческой силой и с неисчерпаемой фантазией трактует всевозможные проблемы человеческой жизни. Из древнего ли миpa берет он свои фигуры или из современной жизни — он одинаково умеет скомпоновать произведение, полное самого захватывающего интереса. Его персонажи и фабулы всегда отличаются глубокой жизненностью и правдивостью. При всем том Эккштейн никогда не дает своему читателю возможности предугадать конец романа: исход интриги остается для читателя загадкой до последней страницы книги. И все-таки эта неожиданная развязка отнюдь не является чем-то насильственным, противоречащим характерам действующих лиц. Нет, наоборот, вдумавшись во все произведение, читатель невольно приходит к заключению, что иного исхода всей фабулы и быть не могло. В своих романах Эккштейн одинаково чувствует себя хозяином и на паркете современного салона, и во дворце, в храме или в цирке древних времен. Бесспорно одним из лучших его исторических романов надо назвать «Клавдиев». Это произведение сделало имя его автора популярным даже в наименее интеллигентных слоях читающей публики. Говорят, что одна из библиотек для чтения в Вене должна была приобрести более трехсот экземпляров этого романа, чтобы хотя отчасти удовлетворить постоянным и настойчивым запросам своих абонентов. Не меньший успех имел и другой роман Эккштейна из времен римской империи, «Нерон». Дух эпохи схвачен в этом произведении с такой верностью, что даже привел к одному курьезному недоразумению. Как известно, американцы в истории далеко не так сильны, как в бухгалтерии. И вот, обитатели одного города, недалеко от северного берега Мексиканского залива, прочитав «Нерона», приняли смелое решениe воспроизвести этот роман в большом количестве живых картин, которые должны были помещаться на повозках и разъезжать по улицам города. Газеты, которые на следующий день описывали эту торжественную процессию, с ученым видом знатоков сообщали в своих восьмистолбцовых статьях, что все действующие лица этого романа известны авторам этих статей еще со школьной скамьи. Между тем громадное большинство персонажей, выведенных в «Нероне», представляют плод чистой фантазии Эккштейна. Журналисты пускались в серьезные ученые рассуждения о предводителе хаттов Лолларии, который никогда не существовал, о финикиянке Гасдре, которую также нельзя найти в сочинениях Светония и Диона Кассия, как и у Тацита. Искусство автора сумело придать вымышленным лицам такую правдоподобную окраску, что бедные американцы впали в потешную ошибку, весьма, впрочем, лестную для Эккштейна. Не менее удачны и современные романы Эккштейна. Лучшим его произведением этой категории считают «Семейство Гартвиг». Тут автор пытается дать картину современного социального движeния на Западе. Хвалят также и «Домбровского», где выведен художник, в душе которого происходит тяжкая и трагическая борьба между стремлением отдаться личной жизни и порывами отдать все ради служения искусству. Нельзя обойти молчанием еще одной стороны творчества Эккштейна — это его женские типы. Талантливость писателя яснее всего определяется женскими типами, подобно тому как талантливость писательницы — мужскими. В самом деле, у литературного ремесленника вы найдете только женщин двух категорий: либо олицетворенную добродетель, гордую и прекрасную, либо карикатурную Мессалину, в которой не осталось и следа женственности. Нечего и говорить, что оба эти типа шаблонны. Но у Эккштейна не то. Он не делит женщин так резко на добродетельных и злонравных. Рисуя самые привлекательные женские образы, он списывает их с натуры и по¬тому не знает безупречных и святых натур. В каждой непременно найдется пятнышко, которое, однако, вовсе не портит общего впечатления: наоборот, эта маленькая человеческая слабость в высоконравственном характере делает его как-то человечнее, ближе к нам, заставляет его спуститься с заоблачных, холодных высот в нашу не столь непорочную, но зато более сердечную действительность. Рисуя порочные типы, Эккштейн тщательно подчеркивает те хорошие стороны, которые есть в каждом, наиболее павшем человеке, истолковывает нам путь, которым женщина дошла до падения, возбуждает нашу к ней симпатию и заставляет примириться с ней. «Что мы понимаем, то мы уже почти прощаем», — говорит Лермонтов. Эккштейн вполне постиг эту истину, и потому, из каждого его произведения, даже самого мрачного, читатель выносит хорошее и бодрое чувство. В августовской книжке «Вестника» мы помещаем одну из последних новелл Эккштейна. Это произведение выбрано нами потому, что, при своем незначительном объеме, оно в то же время может дать довольно ясное представление об основных свойствах таланта немецкого писателя. Тут мы найдем и глубокую жизненность типов и положений, и интересную фабулу, и развязку, которой не предвидишь до последней строки, которая, однако, вполне естественна; тут же найдем и глубокую нравственную идею: достичь счастья преступным путем нельзя; человек, нарушившей свой долг, гибнет под ударами собственных угрызений совести".

1.66: Правильное написание фамилии конечно Эккштейн, но уж такая сложилась традиция написания его фамилии на русском языке с одной буквой К. Вообще традиции написания личных имен и фамилий на русском довольно упрямая вещь, до сих пор пишем Вальтер Скотт, вместо Уолтер Скотт, Майн Рид, вместо Мейн Рид. Возвращаясь к теме. Роман Вильгельма Валлота "Парис" обнаружен в журнале "Наблюдатель" за 1886г номера 10-12. Сделал его отдельную сборку в формате PDF, которую выложу когда доберусь до компьютера, т.к. сейчас пишу с планшета. Если я правильно понял бинговский машинный перевод статьи немецкой Википедии о Валлоте, его при жизни постоянно критиковали за эротику, в т.ч. гомосексуальную, в произведениях. Тогда это объясняет почему его так мало переводили на русский. Еще просьба к Admin'у, если у вас есть издание "Нерона" 2012г, то в нем новый перевод, или это переиздание перевода 1889г (имеет ли смысл покупать)? Опять не по теме: еще в детстве прочитав "Шуанов" Бальзака, сделал однозначный вывод, что это приключенческое произведение.

Admin: 1.66 пишет: Еще просьба к Admin'у, если у вас есть издание "Нерона" 2012г, то в нем новый перевод, или это переиздание перевода 1889г (имеет ли смысл покупать)? Обязательно посмотрю чуть позже. Почти уверен, что перевод с дореволюционки. Хотя хороший. Вряд ли кто взялся переводить его заново. Жаль вообще. Экштейн - несправедливо забытый мастер. А у нас в стране так вообще - незамеченный мастер. Имхо. 1.66 пишет: Опять не по теме: еще в детстве прочитав "Шуанов" Бальзака, сделал однозначный вывод, что это приключенческое произведение. Безумно рад, что Вы это написали. Была б моя воля, я бы ВСЕГО Бальзака в приключенческие авторы записал, даже вершину красоты, мудрости и сентиментальности "Лилию в долине", которую читал как лучшие приключенческие романы - запоем, забыв обо всех функциях организма. Но если быть честным, то всё, что есть в произведениях Бальзака - это только элементы приключенческого романа. Мастера интриги - Эжен Сю, Дюма, Феваль и Понсон вышли из Бальзака, кажется я эту свою (?, свою ли?) мысль уже записывал. Вышли и шагнули дальше, выкристаллизовали целый жанр авантюрного романа фельетона. Где главный принцип - узнай что дальше, перелистни страницу. Они думали о своем читателе, именно как о зрителе в бульварном театре, которому должно быть ВСЕГДА ИНТЕРЕСНО, т.е. развлекали по полной. Бальзак, как и другие великие серьезные классики, думал не о приключениях и развлечениях, он описывал мир, раскрывал себя, свое мировоззрение, продвигал идею. Его романы не попадают в приключенческий жанр. Это я так формулирую, но это не я придумал такие рамки жанра. Для себя мы можем хоть "Спартака", хоть "Дубровского" в этот жанр поместить. Но писались эти книги не для приключений. Там "приключения духа" доминируют над "приключениями тела". Проще говоря классики - это физики, а приключенцы-романтики - лирики. На то и жанр. Как писал, кажется Моруа, "Заставлял ли Дюма задуматься? Редко. А лихорадочно перелистывать страницы? Всегда". Цитата по памяти, сорри, если не совсем дословно. В великом романе Гюго "Отверженные" полно элементом монтекристовщины, рокамболевщины и рудольфгерольштейновщины но эта книга из другого жара. Бальзак писал "Шуанов" под сильным впечатлением от индейских романов Купера (как и Гюго от Сю), вкладывая в нее свое, как Достоевские, читавший и Сю и Монте-Кристо и детективы Габорио, написал свой серьезный роман с элементами детектива и романа-фельетона. А еще меня радует, что на форуме есть человек, который тоже любит Бальзака. Может теперь уважаемый ffzm определится скорее с выбором, что почитать у папы "Отца Горио" и поделится своими первыми впечатлениями. Бальзак (особенно ранний) балансирует на грани романтизма и реализма. Бальзак - это Мафусаил всех жанров современного романа. Тут я невольно начинаю опять спорить со Стоговым (для него Сю главнее), которому в последнее время слишком много времени уделил. Ну, впрочем, не без пользы, надеюсь, как для себя (уточнял, освежал давнюю инфу), так и для других интересующихся.

1.66: Обратите внимание на творчество Феликса Дана - он совместил несовместимое - трагедию и приключенческий роман! Мне удалось ознакомиться (прочитать либо пролистать) с шестью его романами. И в каждом романе одновременно это и трагедия, где кипят человеческие страсти, и остросюжетнейшая приключенческая интрига. Он одновременно ставит глобальные моральные вопросы о смысле жизни и человеском бытии и в тоже время перемежает это авантюрным сюжетом. У него случайный персонаж произведения, который в нем больше не появится в нем, может выдать в двух-трех фразах мысль за которую, хочется ухватиться и подумать, а как бы ты поступил в этой ситуации. Это относится даже к историко-биографическому роману "Юлиан отступник", в нем тоже полно и приключений, и серьезных мыслей (в отличие к примеру от романа Дмитрия Мережковского "Гибель богов. Юлиан Отступник". Кратко можно сказать, что произведения Дана и заставляют переживать, и заставляют думать. Возможно это вызван о редким для писателей сочетанием профессиональный юрист и профессиональный историк в одном лице. Я бы сказал, что произведения Дана похожи на некоторые (но не все) исторические романы знаменитого финна Мика Валтари. Некоторые романы Дюма, к примеру "Волчицы из Машкуля", "Предводитель волков" и, конечно, "Сан-Феличе" как раз и ставят серьезные вопросы, не для детского ума, и в тоже время являются именно полностью приключенческими произведениями.

1.66: Обратите внимание на творчество Феликса Дана - он совместил несовместимое - трагедию и приключенческий роман! Мне удалось ознакомиться (прочитать либо пролистать) с шестью его романами. И в каждом романе одновременно это и трагедия, где кипят человеческие страсти, и остросюжетнейшая приключенческая интрига. Он одновременно ставит глобальные моральные вопросы о смысле жизни и человеском бытии и в тоже время перемежает это авантюрным сюжетом. У него случайный персонаж произведения, который в нем больше не появится в нем, может выдать в двух-трех фразах мысль за которую, хочется ухватиться и подумать, а как бы ты поступил в этой ситуации. Это относится даже к историко-биографическому роману "Юлиан отступник", в нем тоже полно и приключений, и серьезных мыслей (в отличие к примеру от романа Дмитрия Мережковского "Гибель богов. Юлиан Отступник". Кратко можно сказать, что произведения Дана и заставляют переживать, и заставляют думать. Возможно это вызван о редким для писателей сочетанием профессиональный юрист и профессиональный историк в одном лице. Я бы сказал, что произведения Дана похожи на некоторые (но не все) исторические романы знаменитого финна Мика Валтари. Некоторые романы Дюма, к примеру "Волчицы из Машкуля", "Предводитель волков" и, конечно, "Сан-Феличе" как раз и ставят серьезные вопросы, не для детского ума, и в тоже время являются именно полностью приключенческими произведениями.

Admin: alex пишет: Эккштейн, человек, без сомнения, не менее ученый, чем многиe профессора, избежал ошибки, столь обычной у ученых, берущихся за беллетристику: он не утомляет читателя бесконечными историческими и бытовыми подробностями описываемой эпохи и страны, он не уродует характеров из желания сделать их более колоритными и запечатлеть на них свойства эпохи. <...> Из древнего ли миpa берет он свои фигуры или из современной жизни — он одинаково умеет скомпоновать произведение, полное самого захватывающего интереса. Его персонажи и фабулы всегда отличаются глубокой жизненностью и правдивостью. При всем том Эккштейн никогда не дает своему читателю возможности предугадать конец романа: исход интриги остается для читателя загадкой до последней страницы книги. Спасибо, уважаемый Alex! Замечательная статья (жаль автор неизвестен) и остроумная! Как известно, американцы в истории далеко не так сильны, как в бухгалтерии. Между тем громадное большинство персонажей, выведенных в «Нероне», представляют плод чистой фантазии Эккштейна. Школа Дюма! Талантливость писателя яснее всего определяется женскими типами, подобно тому как талантливость писательницы — мужскими. В самом деле, у литературного ремесленника вы найдете только женщин двух категорий: либо олицетворенную добродетель, гордую и прекрасную, либо карикатурную Мессалину, в которой не осталось и следа женственности. Нечего и говорить, что оба эти типа шаблонны. Интересная мысль! Но у Эккштейна не то. Он не делит женщин так резко на добродетельных и злонравных. Рисуя самые привлекательные женские образы, он списывает их с натуры и по¬тому не знает безупречных и святых натур. Школа Джорджа Мартина!

Admin: 1.66 пишет: "Сан-Феличе" как раз и ставят серьезные вопросы, не для детского ума, и в тоже время являются именно полностью приключенческими произведениями. Извините, не соглашусь. У Дюма много и совсем не приключенческих романов. Например, чисто историческая "Изабелла Баварская". О развлечении читателя Дюма тогда и не думал особо, он пробовал воду, примерял на себя пыльную кирасу колоритного бытописателя средневековья Вальтера Скотта. А уж "Сан-Феличе" - вообще тоска. Начало неплохое, боевая сцена а-ля "Монсоро", отдельные эпизоды и персонажи тоже ничего (Гаэтано Маммоне и тп.), но дальше пошло жуткое отвлечение от основного сюжета, вставные сухие исторические эссе из история Италии, как сейчас помню: "Ясли короля Фердинанда", "Рыбалка короля Фердинанда". Оооооооооо.... При всем уважении к Дюма, тут он не думал толком ни о сюжете, ни о своих читателях, а пихал в роман всё, что накопал в исторических манускриптах. Это не приключения мушкетеров или Монте-Кристо, это соль в летнюю ночь, пытка фаната-лектора в душной аудитории. Без Маке Дюма не раз терял чувство меры. Впрочем, как и Маке (судя по "Габриэли").

geklov: Многоуважаемый Admin пишет: Бальзак писал "Шуанов" под сильным впечатлением от индейских романов Купера Насколько мне известно, этот роман первоначально даже назывался «Последний шуан, или Бретань в 1800 году". Как тут не вспомнить "Последнего из могикан, или Повествование о 1757 годе". А мне в детстве отчего-то запал в душу роман месье Оноре "Шагреневая кожа". Помнится, описание лавки древностей поразило моё воображение. Удивительный фантастический мир возник в моих детских фантазиях... Пардон, за "не в тему". Мы всё-таки пребываем в рамках немецкой, а не французской тематики...

Admin: Глюки на сервере. Сообщения то дублируются, то исчезают. Я ничего не удалял. Восстановил как мог. Два поста в одном пришлось собрать. При удалении дубля все исчезает. Странно. Спасибо за апологию Дана. Присмотрюсь к другим его вещам повнимательнее. И фильм с Орсоном Уэллсом по "Битве за Рим" надо бы посмотреть. Кто видел - поделитесь впечатлениями.

geklov: Феликса Дана, насколько я помню, зело нацисты обожали. Таки певец германского духа, однако. Как пример: Все племена златокудрых германцев, все — дети богов. Род свой ведут от Вотана и Герготы, добрые сердцем, И от него же, чрез Сакснота, сына Вотана, Твердые нравом, родились могучие саксы. Датчане, дети Донара, и с ними соседи — норвежцы. Циу и Цизы детьми явились на свет аллеманы, Предком зовет своим Эру — народ маркоманов отважный. Ирмин, который сияет на небе меж тихих созвездий, Тот произвел тюрингенцев бесстрашных и верных. Форзете фризов отцом был могучих и храбрых. Фригга, прекрасная, сладости полная — мать, от Вотана, Царственных франков веселых и славных наездников, ругов... Ну, и т. д. и т. п. Фильм "Битва за Рим" смотрел в глубоком детстве. Но так как в СССР крутили ооочень урезанную версию, - всего 85 минут супротив 190!!! минут оригинальной версии, - то моё мнение вряд ли будет объективным. Может кто полную версию смотрел, все два фильма?.. Я вообще-то не большой ценитель пеплума. Хотя бывают и весьма достойные образчики жанра. Классика: "Спартак" Кубрика, "Клеопатра", "300 спартанцев" (не Зака Снайдера, естественно ), "Даки" Николаеску-Миклована , "Бен-Гур"... Из современных хотелось бы выделить "Гладиатора" Ридли Скотта и "Трою" Петерсена. Главное тут - не особо придираться к историчности и деталям. А то почище чем со Стоговым может получиться

Admin: geklov пишет: Главное тут - не особо придираться к историчности и деталям. Ладно детали, главное - как там с экшеном? Зашкаливает? Имею ввиду не массовые баталии, а интриги межчеловеческие. И как вообще на Ваш взгляд Дан, приключенческий автор?

geklov: По моему скромному разумению, более исторический автор (для кого-то быть может и псевдоисторический; уж больно темны описываемые Даном времена, до сих пор историки копья ломают) нежели классический приклюценец типа Дюма-papa. Но это моё сугубо личное, весьма субъективное мнение. Я, к примеру, "Севастопольскую страду" Сергеева-Ценского считаю романом историческим, а брусникинскую "Беллону" - приключенческим. Хотя и там, и там - о Крымской войне... Насчет историчности и деталей я имел в виду фильмы, снятые в жанре пеплум. Ведь если пройтись вдумчиво по тому же "Гладиатору" Скотта... Стогов покажется исправным документалистом

Admin: Понятно. Ну не всем же историческим романам быть приключенческими. Фейхтвангер и Генрих Манн вон как интересно писали, но приключенцами их назвать будет странно. Хотя у Манна в дилогии все герои серии Дюма про Генриха, кажется, если и не действуют, то хоть упоминаются (кроме выдуманного Горанфло). Даже Шико мелькает. И мадам Екатерина шурует - будь здоров, но это просто хорошие исторические романы. Со своей динамикой, фактурой. Что теперь, все романы про Варфоломеевскую резню в приключенческие записывать? "Севастопольские рассказы" Льва Николаевича и "Флэшмен на острие удара" Фрейзера - оба про Крымскую войну. Но, понятно ж, что не оба - приключенческие. geklov пишет: Ведь если пройтись вдумчиво по тому же "Гладиатору" Скотта... Стогов покажется исправным документалистом Тут будет много мнений. Кино, как и любой роман - выдумка, с одной стороны - имеет право, а с другой, классика на экране в стиле чё-хочу-то-ворочу... Впрочем, и "Гладиатор" и "Троя" - здорово смотрятся, увлекают.

geklov: А об Атилле не только Дан писал. Наш русский писатель Иван Кузьмич Кондратьев (современник Дана) написал роман "Бич Божий". Так там Атилла и вовсе - древний славянин. Такие вот дела...

geklov: Многоуважаемый Админ пишет: Кино, как и любой роман - выдумка Согласен. Но всё-таки... Насчет "Гладиатора". Фильм ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ! Оскары вполне заслуженные. Но... Но по части истории... слегка (а то и не слегка) прихрамывает. Примерно как Мойдодыр Я, например, очень удивился, когда Коммод в фильме ЛИЧНО помог отправится к праотцам Марку Аврелию. Да и правил реальный Коммод мальца подольше (на 10 с лишним лет!) нежели Коммод киношный. Смерть Коммода тоже весьма изумила. Всегда считал, что его убийцу звали Нарцисс, а не Максимус. Да и не закололи императора, а задушили. Да и не на арене сие произошло. В Древнем Риме вывели... немецкую овчарку! Или слетали за ней в будущее на машине времени? Колизей "подрос" на компьютерной графике как на дрожжах Почитай в два раза стал больше. Откуда-то в Древнем Риме появились французские воинские звания. Ипереторский пурпур зачем-то поменяли на унылый кобальт. Может что на стадии постпрдакшна произошло? Спец по цветокоррекции дальтоник попался? А команда "ОГОНЬ!" для... лучников. Каково? НО. ФИЛЬМ МЕНЯ ЗАЦЕПИЛ. Поэтому не придираюсь особо. (Это ж не документальный фильм о жизни Древнего Рима )

1.66: Вот обещанная ссылка на роман Вильгельма Валлота "Парис": http://webfile.ru/6488695 .

Admin: 1.66 пишет: если у вас есть издание "Нерона" 2012г, то в нем новый перевод, или это переиздание перевода 1889г (имеет ли смысл покупать)? Перевод тот же (Сп. 1889), только слегка подредактированный, по крайней мере в начале (бога "Фта" заменили на "Пта", "сыщиков" - на "ищеек" итд). Вот небольшая биографическая заметка об Экштейне + 1 страница текста для наглядности.

1.66: Прочитал статью Москвина об Экштейне и не понял, как соотнести указанные им названия романов с названиями в русских переводах 19-го века (кроме "Нерона"): «Завещание» («Ин. литер.», 1885, 1—4); «Старые письма» («Рус. мысль», 1886, 1—12); «Сальватор» («Набл.», 1890, 5—6); "Акка Семпрония" ("Вестн. иностр.лит., 1895. 8). Москвин пишет, что "Нерон" был последним произведением Экштейна на античную тематику, а "Деций-флейтист" датирован 1891г (!), похоже, что что "Акка Семпрония" написана еще позднее, т.к. при публикации в 1895г , указали, что это одна из последних новелл Экштейна. О том, что Экштейн писал "сенсационные" романы как из немецкой, так и итальянской, жизни, у Москвина ни слова, я так и не понял, какого жанра те романы "Экштейна, которые указаны в статье и библиографии (кроме исторических). Подкачал Москвин. Немного о Феликсе Дане. То, что фильм "Битва за Рим" шел в советском прокате сокращенным, так он и в американском прокате шел сокращенным, но чуть менее: ФРГ: часть I — 99 мин.; часть II — 91 мин. СССР: 85 мин. США: 103 мин. Вот здесь полная (трехчасовая) версия фильма с русским переводом и субтитрами: <...> ------------------------- Модерация. Правило 6

Admin: 1.66 пишет: Москвин пишет, что "Нерон" был последним произведением Экштейна на античную тематику, а "Деций-флейтист" датирован 1891г (!) Возможно, "Деций" публиковался ранее в журналах, а это только дата книжной публикации. Об Экштейне мало информации. Этот роман упомянут только в английской вики и вообще без даты, а немецкая википедия его напрочь проигнорировала. Значит, Москвин пользовался другим источником. 1.66 пишет: О том, что Экштейн писал "сенсационные" романы как из немецкой, так и итальянской, жизни, у Москвина ни слова Информации о том, что Эккштейн писал "сенсационные" романы я нигде не встречал. Думаю, Москвин тоже. Экштейн писал просто исторические романы. 1.66 пишет: я так и не понял, какого жанра те романы "Экштейна, которые указаны в статье и библиографии (кроме исторических). А причем тут автор статьи? Это же КРАТКАЯ заметка об авторе, с чего он будет давать характеристику КАЖДОМУ названию, тем более в "избранной библиографии"? Рассказал о чем знал, а дальше - читайте Экштейна сами. На википедии о каждом авторе полно отрывочных сведений и библиографии идут без комментариев. Чего еще ждать от коротенькой биографической заметки?

1.66: Правдивой информации!

Admin: 1.66 пишет: так и не понял, какого жанра те романы "Экштейна, которые указаны в статье и библиографии (кроме исторических). В статье указаны основные направления, в которых работал Экштейн (комическое, историческое, произведения из современной жизни) и абсолютно все романы в библиографии кратко "объяснены" в статье . Два первых - юмористические, остальные - исторические.



полная версия страницы