Форум » Авантюрные романы-фельетоны и серии выпусков + Обзор ПЛ разных стран » Русский приключенческий роман » Ответить

Русский приключенческий роман

Gennady: Наверное, есть смысл поговорить и о русском авантюрном романе, который сто с лишним лет назад заявил о себе в разных жанрах: детективе, разбойничьем романе, романе "дна", военном и судебном романе, экзотическом и прочих его видах. Это и Лавров, и Животов, и Раскатов, о котором уже шла речь в предварительных постах, и Пазухин и многие другие. Отрадно то, что и ныне традиции такого русского романа продолжаются Михаилом Поповым, Богданом Сушинским. Имя авторам-легион. Иное дело, что не все пишут одинаково. Кто лучше, кто хуже. Однако, жив курилка. И это, я думаю, главное.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

1.66: Конкретно в статье по Язвицкому мною дополнены года первых публикаций отдельных романов. Впредь учту Ваше замечание.

Admin: Спасибо!

geklov: Отдельной темы "Ю. Семенов", увы, не нашел. Но подумал: ведь это ж наш, отечественный приключенец. Почему бы не разместить короткое эссе Веллера о Юлиане Семёнове в рамках именно этой темы (не всё ж Веллеру критиковать приключенцев, надо бы кого-то и похвалить ) М. И. Веллер СЕМЕНОВ И ШТИРЛИЦ 1 «Пинь-пинь-тарарах!» – высвистывал дед. Это написано на первой странице «Семнадцати мгновений весны». Штирлиц вспоминает, как его дед приманивал синиц. Звукоподражание – отдельный и сложный предмет. Передача его на письме специфична. Синичий посвист передается таким образом только еще в одном произведении русской литературы. Это «Голубая чашка» Гайдара. Отсыл к романтико-патриотическому рассказу можно считать сознательным или бессознательным – но трудно списать на случайное совпадение. Романтик и патриот Юлиан Семенов двигался по той же дороге. Второе совпадение уменьшает возможность случайности. «Балки солнечного света», – пишет Семенов в другом месте. Этот редкий оборот также встречается у предшественников, и также только в одном месте. В «Бегущей по волнам» Александре Грина. Чистый приподнятый романтизм. Романтическая, литературная условность книги о разведчике и войне заявлена сразу. Посвященному указывается на многослойность и многозначность текста. Непосвященный проскальзывает незамеченные намеки без помех, они не мешают существованию и восприятию лицевого уровня. В первой же фразе «боевика» в саду поет соловей. Соловьев в литературе мириады, и символика их общеизучена. Желающий может вспомнить и тех, которые «соловьи, не тревожьте солдат» – когда-то песню помнили все. Книга не так проста и однозначна, как может показаться массовому читателю. Фабулой дело не ограничивается. 2 «По-настоящему» она начинается с десятой страницы фразой: «Штирлиц убил Клауса выстрелом в висок». Штирлиц не тот, за кого мы его вначале принимали. Повествование расслаивается. Все интереснее, сложнее и богаче, чем мы было подумали. «Семнадцать мгновений» написаны в 1968 году. А четырьмя годами ранее вышел роман Стругацких «Трудно быть богом»: к 68-му году Стругацкие были уже знамениты. И начинается эта фантастика по-настоящему, неожиданно и многослойно, с 9-й страницы первой главы: «Ну, мертвая! – сказал он по-русски». На некой планете со своими делами некий герой дон Румата оказывается русским – в этом все дело. Семенов вряд ли мог не читать Стругацких. Совпадение приемов можно счесть бессознательным, «не специальным». Но материал сам говорит за себя: соответствующий подход диктует соответствующие приемы. У одних философско-приключенческая фантастика – и у другого то же самое. 90-е годы показали нам, что такое «чистый боевик», автор которого обычно малограмотен, а философских аллюзий не обнаружишь даже посредством буровой установки. В «Семнадцати мгновениях» кассета смысловых пластов смещена и развернута, как карточная колода смещает ровный край, являя возможность развернуться в веер. 3 В советской традиции методом изображения фашиста был шарж. Фашист был мерзок, глуп, труслив, жесток и нечистоплотен. Человеческие черты у плоского персонажа отсутствовали. Показ его был «пятиминуткой ненависти». В 1965-м году вышел неожиданный по методу фильм Ромма «Обыкновенный фашизм». Кипящие слюни сменились печальной интеллигентной издевкой. «Они» больше не были ужасными и агрессивными, и только. В их человеческих слабостях и глупостях, часто смешных, проглянули человеческие черты. Те, кто постарше и поумнее, в чертах чужого и поверженного тоталитаризма увидели черты собственного, живого и господствующего. Парады, монументы, единомыслие и оболванивание; милитаристское мышление и беспрекословная вера во всемирное превосходство своей идеи. И наверху, и в основании пирамиды – обыкновенные люди. Вот просто прониклись такой идеологией и так устроили свое общество. «Семнадцать мгновений» восходят к этому прогремевшему фильму. И идут дальше. И бонзы III Рейха, и его рядовые обитатели предстают нормальными людьми со своей трудной и невеселой жизнью. Да все они – скорее положительные герои, чем отрицательные. Они умны и трудолюбивы, они устают и еле сводят концы с концами, они несчастливы в семейной жизни и страдают от неблагодарности и зависти окружающих по работе. Они человечны, отзывчивы, любят родину и выполняют свой долг в невыносимо трудных условиях. Тональность книги – сочувствующая, понимающая, а не обличающая. Правда, они устроили Мировую Войну и пролили моря крови. Но это остается за скобками, это просто жизнь такая, работа такая. А сейчас они стоят на краю гибели – оставаясь мужественными и стойкими. Это взгляд изнутри – глазами и сердцем человека, который сросся со шкурой одного из них. Это естественно и честно, это правда. (Когда германский посол в Японии Отт приехал в тюрьму к своему арестованному другу Зорге – помочь, выручить, выяснить, что обвинения – неправда, и услышал, что тот действительно работал, на СССР – они не перестали быть приятелями и видеть друг в друге людей. Просто – работа такая…) Книга Семенова стала вехой и ступенью в русской (советской) литературе о Войне. И более, чем он сам планировал и предполагал. Русские восприняли и ощутили невольную ли, вытекающую ли из авторского подхода к материалу, симпатию к немцам III Рейха. 4 А потом был сериал, заслонивший книгу. И Штирлиц-Тихонов вошел в каждый дом и поселился в каждой голове И стал фольклорным героем. Что еще примечательнее – вторым любимым героем советского народа стал гестапо-Мюллер. Папа Мюллер в исполнении Броневого, звездный час артиста. Умен, тонок, ироничен – железный кулак в бархатной перчатке. Ах с любовью сыгран! Эстетика СС в советском кинематографе была доведена до совершенства. Подогнанная лучшими портными форма, хорошие фигуры и профессиональная пластика актеров, жестокая непреклонность и стоицизм солдата. Таким героям хотелось подражать. Внутренне изнуренный и осатаневший от тотальной советской лжи и всеохватного приказного патриотизма, советский зритель симпатизировал обер-эсэсманам. Во-вторых, известные и хорошие актеры играли интересных и незаурядных людей. А во-первых – из чувства протеста. Любовь к бригадефюрерам была актом свободы выбора. (В глубине души мы всегда уважали III Рейх, потому что сила – любая – всегда внушает уважение; и солдаты они были хорошие, и воровства в своей стране не было, и порядок и исполнительность на высоте – это у нас передавали десятилетия изустно.) Женщины лучше мужчин знают, что негодяй привлекательнее положительного героя. И если режиссера не прессует цензура – отрицательный герой перспективнее положительного, актеру есть где развернуться. Он свободен в полном диапазоне – негодяю не возбраняется быть в чем-то храбрым и благородным, его образ полнее и богаче. Актеры в сериале «оттянулись по полной», сыграв в полную силу. А еще, а еще… о… В симпатии к сильному, стройному, храброму «кинофашисту» мы измещаем подсознательный страх оказаться его жертвой и для того ненадолго и «понарошке» отождествляем себя с ним. И это «кинозрительское» отождествление ненадолго и тоже как бы «понарошке» «освобождает нас от химеры, именуемой совестью», и подсознание выпускает в клапана излишки агрессивной энергии. И «белокурая бестия» вылезает наружу и расправляет затекшие члены. Нам не так, собственно, важно, что Штирлиц – наш разведчик. Этим лишь залегендирована и легитимизирована его положительность. Хватит и того, что он – герой, который борется один против всех за что-то хорошее (в сериале размыто, за что именно он борется, в общем – «за нашу победу!»). Если быть абсолютно откровенным и не заботиться о последствиях своих слов – телесериал «Семнадцать мгновений весны» идеологически вреден. В том плане, что вселяет симпатии к фигурам и отношениям германского национал-социализма. И здесь ловишь себя на вздохе, что Честная рецензия иногда похожа на донос… Феномен Мюллера-Броневого никак не был осмыслен критикой. Любовь к гестапо!!! А мы имеем героя скорее положительного, нежели отрицательного, с огромным обаянием и диапазоном разнообразных поступков. Остроумен, находчив, циничен, тонок. И. И. И. «Враг моего врага – мой друг». Война-то за тридцать лет (прошедших до выхода фильма) несколько стерлась и подзабылась, а от советизма зритель уже озверел и над официальными идеалами издевался. Мюллер был отчасти выражением этой издевки – род вошедшего в моду и обиход черного юмора. Чудный гестаповец, ха-ха-ха! …На деле – смотрите фотографии и кинохроники – они были куда непривлекательнее, грубее, приземленнее. Этот мир – создан писателем и сценаристом Юлианом Семеновым. И создан не про них – про нас. Нормальные люди в нормальных отношениях нормальной жизни. Плюс романтика «про войну и про разведку». Плюс на отвлеченном материале «не здесь и не сейчас». А то, что они – эсэсовцы, дополнительно щекочет. 5 И романтическая пожизненная любовь и верность. И сын, избравший ту же дорогу. 6 И густо данные реалистические детали военного Берлина, дух обыденной жизни чужой, неизвестной, враждебной страны. 7 А лексика! А терминология! Новые поколения уже не оценят этих «ветеранов партии», «товарищей по партии», «арийского и еврейского путей в науке», этих сцен игрового покаяния провинившегося младшего начальника перед осуждающим и прощающим старшим. В эпоху эзопова языка «Семнадцать мгновений» местами проблескивали, как зеркало, с беспощадной честностью показывающее читателю его собственное государство, партию, историю. …Не то вопль души, не то фига в кармане. Шедевр эпохи рабства. Продажа мастером своего таланта, но и проданный талант остается таковым. Хотя бы частично, хотя бы в молодости. 8 Зачем Штирлиц читает себе Пастернака и собирается цитировать, и пишет, переводя на французский? Что за культурологические эксцессы профессионального офицера разведки? Зачем поминает то Гоголя, то Достоевского, а то Шолом-Алейхема? Да не Штирлиц их поминает – Семенов поминает. Образование девать некуда. Культура пропадает. Он же не Василий Ардаматский, не Вадим Кожевников, он из другой корзинки и другого калибра. При чем здесь Марика Рок и Глен Миллер? Только штрихи времени? Э нет. Действие посажено в культурную среду. В густой культурный контекст, вне которого нет ни истории, ни литературы. Книжки «про войну и про разведку» прекрасно без всего этого обходятся. А здесь – сознательное стремление укоренить книгу в культурную почву. 9 Эпизодические характеры книги – именно характеры. Плоских служебных персонажей, проходных теней здесь нет. И девятнадцатилетняя черноволосая саксонка с синими глазами, и туберкулезный прилежный Шуцман, и грубый Готлиб – не просто даны скупым чистым резцом, но «прогреты»: каждый не похож на других, имеет то самое «лица необщее выражение». Знал Семенов школы Мериме и Чехова. 10 И он умел писать. Со словом там было все в порядке. Он никогда не проходил по ведомству «большой литературы», «литературы вообще». Этикетка на лоб, бирка на большой палец ноги: ограничение по жанру. Детективщик, «автор военной темы», «книг про советских разведчиков» и тому подобная диспетчеризация. Обычное дело. Но время и читатель – тоже неплохие критики. Книга начинается со звука и воздуха. «Воздух был студеным, голубоватым, и, хотя тона кругом были весенние, февральские, осторожные, снег еще лежал плотный и без той внутренней, робкой синевы, которая всегда предшествует ночному таянию». Вторая фраза. Это не бунинская школа? А вот конец. Вы не помните, герой какого знаменитого романа XX века лежит перед последним боем на лесной земле, ощущая усыпавшую ее хвою? Его звали Роберт Джордан. «Он вошел в хвойный лес и сел на землю. Здесь пробивалась робкая ярко-зеленая первая травка. Штирлиц осторожно погладил землю рукой. Он долго сидел на земле и гладил ее руками.» …Вот несколько слов о большом писателе Юлиане Семенове, которые я так и не собрался сказать при его жизни. Ладно. Хорошая книга и так живет…

geklov: Многоуважаемый Геннадий пишет: Карл Маркс в юности написал едва ли не пиратский роман Уж не об этом ли опусе основоположника марксизма идёт речь??? Повесть «Скорпион и Феликс». Написана К. Марксом в 1837 г., (будущему революционеру было всего19 лет). Повесть осталась неопубликованной. Понимаю, вопрос совсем не по теме. Но просто интересно. Тем более, что для русских людей личность Карла Маркса, ой, как небезразлична

1.66: Обнаружил список произведений "русского Габорио" Александра Шкляревского, издававшихся отдельными изданиями, весьма внушительный - http://webfile.ru/6453833 . Обратите внимание, что помимо этих изданий, его произведения печатались в 29(!) периодических изданиях. Знать бывшему учителю очень кушать и выпить хотелось.

Admin: Спасибо, 1.66! Да, прошерстить бы все эти газеты, найти оглавления. Особенно на предмет редких переводных авторов. В "Газете Гатцука", например, много кто печатался (Дю Буагобе, Бело), в "Сыне Отечества" попадался и Монтепен, в "Историческом вестнике" - Лермина.

geklov: Многоуважаемый Антон пишет: Только что издали книгу об Александре Беляеве! Вот! Об Александре Беляеве, носящем титул «классика советской фантас¬тики», известно на удивление мало, и современные биографические справки о нем пестрят неточностями. Он — выпускник духовной семинарии и юридического лицея — работал в суде, играл в театре, был журналистом и даже милиционером. После стечения трагических обстоятельств, включая серьезную болезнь, периодически приковывавшую его к постели, жизнь Беляева изменилась: появился писатель-фантаст, тонко чувствующий современность и обладающий даром научного предвидения. Широкое призна¬ние пришло к нему посмертно — Беляев умер от голода в оккупированном фашистами Пушкине. Автор книги, известный израильский литературовед Зеев Бар-Селла, опираясь на архивные документы, воспоминания современников, сочинения писателя и критику его творчества, реконструирует биографию Александра Романовича Беляева в контексте сложного времени, в которое он жил и работал. Б 24 Александр Беляев / Зеев Бар-Селла. — М.: Молодая гвардия, 2013. — 428[4] с: ил. — (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1415). УДК 821.161.1.0(092) ББК83.3(2Рос=Рус)6-8

geklov: Обратите внимание, кому интересна судьба НАШЕГО РУССКОГО ФАНТАСТА! Знать, и впрямь, нет пророка в своем Отечестве. О М. Риде пишут не англичане, а русские, о А. Беляеве - евреи. Да уж...

geklov: На всякий случай. ПРОТИВ ЕВРЕЕВ НИЧЕГО НЕ ИМЕЮ. Как и против любой другой нации. Ведь столько среди русских писателей людей этнически не совсем... а порою даже и совсем не... Б. Акунин, например. Или Д. Клугер. А что, НАШИ ПИСАТЕЛИ! И ещё. К евреям прекрасно отношусь. У меня много друзей евреев. Замечательные люди! Моя школьная преподавательница русского языка - 200%-ая еврейка. Прекраснейший человек! Просто интересная ситуация вырисовывается. Рид в Англии полузабыт, Буссенар во Франции почти забыт. А мы тут в России и книги ЖЗЛовские пишем, и переиздавать самих классиков жанра не забываем! Но о Беляеве пишет еврей (хоть и НАШ русский еврей) Такой вот пародокс

geklov: Чтобы было ясно, извлек из корзины Многоуважаемый Антон пишет об авторе книги: Ну это какой еврей? Это наш еврей... Зеев Бар-Селла (Владимир Петрович Назаров) (род. 1947) — русский лингвист-исследователь, израильский литературовед, публицист и журналист; исследователь проблемы авторства романа «Тихий Дон» и других произведений М. А. Шолохова. Родился в Москве в семье военного в 1947 году. Является дальним родственником Донского атамана (1918) Назарова. Учился на филологическом факультете МГУ. В 1973 эмигрировал в Израиль, где принял имя Зеев Бар-Селла. Окончил Иерусалимский университет по специальности «Славистика». Живёт в Иерусалиме. Полностью согласен. НАШ! И вообще, я не сторонник делить мир на НАШИХ и НЕНАШИХ.

Admin: geklov пишет: Чтобы было ясно, извлек из корзины А стоило ли создавать сложности, когда есть тема и правила давно оговорены?

geklov: Может и не стоило. Но смотрится в виде диалога теперь немного логичне. Конечно, на мой чисто субъективный взгляд. А то часть беседы в одной теме, продолжение диалога в корзине, и т. д. А теперь всё в одной теме "Русский приключенческий роман". Ведь, по моему скромному разумению, А. Беляев - представитель именно русской ПЛ. Или я ошибаюсь?

Admin: Можно и отдельную тему о нем завести. Он этого достоин.

geklov: Ой, как достоин! А то и в теме "Жан де Ла Ир (1878-1956)" вспомнили мимоходом, потом в гостях у Ж. Верна побывал (хоть и очень недолго ), теперь вот в общей массе с другими отечественными приключенцами обитает.

Admin: geklov пишет: А то и в теме "Жан де Ла Ир (1878-1956)" Да, там его вспомнили по делу, а вот отдельной темы о нем так и нет. Создайте, если есть настроение. Может кто и напишет что-то. Когда есть МНОГО что сказать - смело открывайте новую тему. Надеюсь, хоть большие авторы будут востребованы.

Admin: geklov пишет: Просто интересная ситуация вырисовывается. Рид в Англии полузабыт, Буссенар во Франции почти забыт. А мы тут в России и книги ЖЗЛовские пишем, и переиздавать самих классиков жанра не забываем! Но о Беляеве пишет еврей (хоть и НАШ русский еврей) Такой вот пародокс О Буссенаре, как известно, солидное эссе Тьерри Шеврие написано во Франции. Он же собирался о Майн Риде и Кервуде писать. Не только русскоязычное население планеты такое начитанное, да умное. Вон сколько о Булгакове выходит книг: Edythe C. Haber. Mikhail Bulgakov: the early years. Harvard University Press. 1998. Lesley Milne. Mikhail Bulgakov: A Critical Biography. Cambridge University Press. 2009. Julie A. E. Curtis, Les Manuscrits ne brulent pas. Une vie a travers des lettres et des journaux intimes, Paris, Julliard, 1993 (traduction de Manuscripts Don't Burn. Mikhail Bulgakov. A Life in Letters and Diaries) Marianne Gourg, Mikhail Boulgakov (1891-1940). Un maitre et son destin, Paris, Editions Robert Laffont, 1992 А сколько о Достоевском, Чехове, Толстом исследований за границей было, есть и будет! Мы же этого даже не замечаем. У них, как и у нас - кому повезет на энтузиаста/стов, тот и будет "написан", переиздан. Печалит общий настрой. Много забытых/незамеченных приключенческих... "классиков". Ну да, биография Беляева, О.Генри, Кристи. Но ведь о них мы немало знаем. В советском 8-томнике подробное эссе жизни Беляева было, с массой фотографий (в том числе и смешных, он же человек с большим актерским дарованием был!). А вот о Сальгари, Сабатини, Рони-старшем, Желязны, Шекли, Уоллесе или Карле Мае больших биографий у нас не публиковалось и не переводилось. В работах иностранных исследователей приходится выискивать биографические крохи (часто противоречивые) об Эмаре, Понсоне, Монтепене, Февале-сыне, Стэнли Уаймене. Хотя о них на Западе есть статьи и брошюры, но зачастую там больше разговоров о текстах, чем подробностей биографии.

1.66: Из Википедии: Валериа́н Я́ковлевич Светло́в, настоящие имя и фамилия Валерьян Ивченко (17 октября 1860, Санкт-Петербург — 18 января 1934, Париж, Франция) — русский литератор, историк балета, балетовед, театральный критик, драматург-либреттист. Родился в Санкт-Петербурге в дворянской семье. Служил в кавалерии. Выйдя в отставку занялся литературной деятельностью — писал рассказы, повести, романы на исторические темы. С середины 1890-х годов начал писать о балете — публиковал исторические исследования, рецензии на спектакли, хронику, очерки, творческие портреты артистов балета и балетмейстеров в газетах «Биржевые ведомости», «Петербургская газета», «Слово», «Петербургский дневник театрала», в журналах «Театр и искусство» и «Звезда», в «Ежегоднике императорских театров». В 1904—1915 и 1916—1917 годы — редактор журнала «Нива», где также появлялись его рассказы и критические заметки. Валериан Светлов принадлежал к избранному кругу петербургских балетоманов и имел одну из самых богатых балетных коллекций в дореволюционной России. Он — автор либретто балета «Принц-садовник» по сказке Г. Х. Андерсена на музыку А. А. Давидова, поставленного Клавдией Куличевской в Петербургском театральном училище в 1906 году и в Мариинском театре в 1907 году. На сюжет сказки Валериана Светлова «Ангел из Фьезоле» балетмейстер Михаил Фокин поставил одноактный балет «Эрос» (Мариинский театр, 1915 год). Активный сторонник творчества Айседоры Дункан, Светлов неоднократно высказывался против рутины и застоя на императорской сцене и поддерживал творческие поиски Михаила Фокина. Валериан Яковлевич участвовал в организации «Русских сезонов» 1909 года в Париже, в составе так называемого «Комитета при Сергее Дягилеве». В Первую мировую войну добровольцем пошёл на фронт, служил ротмистром в Ингушском конном полку «Дикой дивизии» и был награждён четырьмя орденами, в т. ч. орденом св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом. В 1916 году Светлов женился на известной балерине Мариинского театра Вере Трефиловой, а в 1917 году они эмигрировали из России и обосновались в Париже, где Вера Александровна открыла свою балетную школу. Валериан Яковлевич продолжал публиковать статьи о русском балете, о русских артистах в эмиграции, но уже с позиции защиты классических традиций. В эти годы в Париже и Лондоне вышли несколько его трудов по истории русского балета и «Русских сезонов». Библиография прижизненных изданий на русском языке По материалам каталога Российской Национальной библиотеки. Составитель: В. Г. Есаулов, 8 апреля 2012 г. 1. Собрание сочинений Сочинения: Т. 1-8 / Валериан Светлов. - Санкт-Петербург: т-во А.Ф. Маркс, [1909]-[1914]. - 8 т. ; 22 см. Т. 1: Змея и чаша; [Рассказы] из военного быта. - [1909]. - 324 с. Содерж.: Из прошлого; Вечный узник; Стоянка; На маневрах; Злоключения новобранца; Коноплин; Волшебная скрипка. Т. 2: Колхида: Предания и легенды Кавказа. - [1910]. - 345 с. Т. 3: Звенья цепи; Рассказы. - [1911]. - 324 с. Содерж.: Лоно природы; Лоно семьи; Дядя; На заре; Очарованный лес; К звездам; Пощечина; В огне; Небывалое дело; Совесть; Дружба; Естественная колея. Т. 4: Дар слез; Крушение богов; Дом бесславия; В молчанья час; Опустошенный ад; Аулетрида; Дух зеленого света; Радость печали; Вальс снежинок; Стефан Новый; Во дни Христа. - [1911]. - 345 с. Т. 5: Темный блеск; Бескрылые; Жрецы; Баядерки; Жизнь цветка; В храме Терпсихоры; Подвела!; Замужние вдовы; На о. Лесбосе; "Покажи!..". - [1913]. - 327 с. Т. 6: Внутри; Все цвета радуги; Странный случай; Первая ложь; Незванный гость; На волнах; Бабушка собралась; Пальцы; "Безыменник"; В глухую осень. - [1913]. - 319 с. Т. 7: Вешний поток; Между светом и тьмой; Недужный день; Белая ночь; Перекресток; Елочный лес. - [1914]. - 379 с. Т. 8: Замок счастья; В неведомую даль; На полпути. - [1914]. - 364 с. 2. Романы Золоченая богема. Роман из петерб. жизни / В. Светлов. - Санкт-Петербург: тип. Муллер и Богельман, 1895. - [4], 324 с. ; 16 см. Белые цветы. Ориг. роман из времен фр. революции / [Соч.] В. Светлова. - Москва: Ф.А. Куманин, 1896. - 160 с.; 18 см. - (Читатель; 1896, кн. 11-12). Призраки минувшего. Роман / В. Светлов. - Санкт-Петербург: тип. Муллер и Богельман, 1896. - 336 с.; 19 см. Семья или сцена? Роман / В. Светлов. - Санкт-Петербург: тип. Муллер и Богельман, 1896. - 274 с.; 19 см. В неведомую даль. Роман / В. Светлов. - Санкт-Петербург: Д.А. Наумов, 1898. - 320 с.; 19 см. Уголок Колхиды. Роман / В. Светлов. - Санкт-Петербург: Д.А. Наумов, 1898. - 340 с.; 18 см. По призванию. Роман / В.Я. Светлов. - Санкт-Петербург: А.А. Каспари, 1900. - 208 с.; 21 см. В вратах Эдема. Роман / В.Я. Светлов. - Санкт-Петербург: А.А. Каспари, 1901. - 124 с.; 19 см. - (Книги журнала "Родина"; 1901 г., No 12). Семья Варавиных. Роман / В. Светлов. - Санкт-Петербург: типо-литогр. В.В. Комарова, [1903]. - 128 с.; 23 см. - (Свет: Сборник романов и повестей; 1903. Т. 1. Янв.). Новые песни. Роман / В.Я. Светлов. - Санкт-Петербург: А.А. Каспари, 1904. - 256 с.; 19 см. - (Книги журнала "Родина"; 1904, No 11, 13). Темный блеск. Роман. - Санкт-Петербург: А.А. Каспари, [1907]. - 154 с.; 19 см. - (Собрание романов Родины : Произведения русских писателей; 1907, No 5-6). То же: - Санкт-Петербург: А.А. Каспари, [1915]. - 160 с.; 20 см. Неравный брак. Роман. - Санкт-Петербург: А.А. Каспари, [1908]. - 128 с.; 19 см. - (Собрание романов "Родины". Произведения русских писателей; 1908 г. No 3). По разным колеям. Роман В.Я. Светлова. - Санкт-Петербург: А.А. Каспари, [1913]. - 232 с.; 21 см. - (Всеобщая библиотека: Беспл. прил. к журн. "Всемирная новь" ; [1913]. Кн. 5-6). 2. Короткая проза Крымские очерки / Валериан Светлов. - Санкт-Петербург: тип. и фототип. В.И. Штейна, 1891. - [4], 279 с. ; 18 см. Содержание: В лунном свете; Роман; Разлука; Ночь; Плющ; Последнее прости; Забытый крест; Отрывки из записок маньяка; Встреча; Прямой путь. Новеллы / Валериан Светлов. - Санкт-Петербург: тип. и фототип. В.И. Штейна, 1891. - 483 с.; 20 см. Содержание: Дочь воздуха и тень Гамлета; Предвзятая идея; На далеком посту; Бабушка собралась; Жанна; Ангелы горы "Иль"; Тайна; Кавказские предания и легенды: 1) Старый Гуд; 2) Ночи Тамары. Драгуны на траве / [В. Светлов]; Наброски Э. Соколовского. - Санкт-Петербург : П.П. Сойкин, ценз. 1894. - 16 с. : ил.; 31 см. Кавказские предания и легенды / В. Светлов. - Санкт-Петербург: тип. Муллер и Богельман, 1895. - 265 с.; 18 см. Содержание: Томиранда; Духи горного монастыря; Красавица Эхсина; Два мудрых совета; Старый Гуд; Ночи Тамары; Шатер Авраама. Повести и рассказы / В. Светлов. - Санкт-Петербург: "Владим." паровая типо-лит., 1899. - 292 с.; 18 см. Содержание: В глухую осень; На волнах; Фабрика особого рода; Муся; Мечтательница; Диагноз; Счастье опоздало. Рассказы / В. Светлов. - Санкт-Петербург: тип. т-ва "Нар. польза", 1899. - [6], 311 с.; 20 см. Содержание: На кордоне; Без воли; К звездам; Яд Локусты; Пощечина; На Южном берегу Крыма; Последнее преступление; В карауле; Приемный день; Очарованный лес. Венецианские рассказы / В. Светлов. - Санкт-Петербург : "Владимирская" паровая типо-лит. Мордуховского, 1900. - 642 с.; 17 см. Содержание: Звуки Сан-Серволо; Черный призрак; Шах и мат; Марин Фальер; Венецианский отшельник; Философ из Киоджио; Очерки Венеции. Утопия. Повесть / В.Я. Светлов. - Санкт-Петербург : А.А. Каспари, 1901. - 52 с. (Из изд. "Книги журн. "Родина" 1901, No 12). Побежденный. Этюд / В.Я. Светлов. - Санкт-Петербург: А.А. Каспари, 1902. - 44 с.; 21 см. Все цвета радуги [и др. рассказы] / В.Я. Светлов. - Санкт-Петербург: тип. А.С. Суворина, 1904. - 501 с.: ил. ; 20 см. 3. Историческая проза Культ сатаны: Иересиарх Амфилохий / [Соч.] В.Я. Светлова. - Carouge (Geneve) : М.К. Элпидин, 1897. - 24 с.; 16 см. Звезда любви. (1692-1695) Флорентийск. новелла. В 2 ч. / В. Светлов. - Санкт-Петербург: Д.А. Наумов, 1898. - 249 с.; 19 см. Недостроенный храм. Флорентийск. роман. (1692-1695) / В. Светлов. - Санкт-Петербург: "Владимирская" паровая типо-лит. Мордуховского, 1899. - 249 с.; 18 см. Дар слез. Исторический роман / В. Светлов. - Санкт-Петербург : Столич. тип., 1900. - 145 с. ; 24 см. Авантюристка. Исторический роман в 2-х ч. с прологом. - Санкт-Петербург: А.А. Каспари, 1902. - 197 с.; 19 см. - (Собрание романов "Родины" за 1902 год) При дворе Тишайшего. Ист. роман В.Я. Светлова (Из времен царя Алексея Михайловича). - Санкт-Петербург: А.А. Каспари, [1913]. - 304 с.; 22 см. - (Историческая библиотека ; 1913. Кн. 2-3). 4. Путевые заметки Город Таганрог. Очерк / В.Я. Светлов. - Репр. воспроизведение изд. 1902 г. - Таганрог: Таганiй рогъ, 2003. - 66 стб. ; 20 см. ("Нива". Ежемесяч. лит. прил.: N 9, сент. 1902. - СПб., А.Ф. Маркс.) Из Италии в Константинополь морем на "Энтелле". Этногр. очерки / [Соч.] В.Я. Светлова. - Санкт-Петербург: тип. Спб. акц. общ. "Слово", 1905. - 104 стб.: ил.; 26 см. 5. Популярные очерки для "Читальни народной школы" Предание о хитоне господнем / [Соч.] В. Светлова. - Санкт-Петербург: Н. Морев, 1902. - 42 с. ; 18 см. - (Читальня народной школы: Журн. с картинками; 1902, вып. 1). Сестра Мария. Груз. предание / [Соч.] В.Я. Светлова. - Санкт-Петербург: Н. Морев, 1902. - 60 с.; 18 см. - (Читальня народной школы : Журн. с картинками; 1902, вып. 11). Совесть. Рождеств. рассказ / [Cоч.] В.Я. Светлова. - Санкт-Петербург: Н. Морев, 1902. - 34 с. ; 18 см. - (Читальня народной школы : Журн. с картинками; 1902, вып. 12). Собою подала пример. Рассказ из жизни Екатерины II / [Соч.] Вал. Светлова. - Санкт-Петербург: Н. Морев, 1903. - 30 с; 18 см. - (Читальня народной школы: Журн. с картинками; 1903, вып. 8). Барри. Из путевых заметок / [Соч.] В. Светлова. - Санкт-Петербург: Н. Морев, 1903. - 34 с.; 18 см. - (Читальня народной школы: Журн. с картинками; 1903, вып. 10/11). Князь Михаил и боярин Федор / [Соч.] В. Светлова. - Санкт-Петербург : Н. Морев, 1903. - 60 с.; 18 см. - (Читальня народной школы: Журн. с картинками ; 1903, вып. 5). Корабль Хазизадра. Кавк. предание / [Соч.] В. Я. Светлова. - Санкт-Петербург: Н. Морев, 1903. - 48 с.; 18 см. - (Читальня народной школы : Журн. с картинками; 1903, вып. 4). Последний Абрек. Рассказ В.Я. Светлова. - Санкт-Петербург: Н. Морев, 1903. - 48 с.; 18 см. - (Читальня народной школы: Журн. с картинками; 1903, вып. 1). Семь сыновей вьюги. Ингуш. предание / [Соч.] В. Светлова. - Санкт-Петербург: Н. Морев, 1903. - 31 с.; 18 см. - (Читальня народной школы: Журн. с картинками; 1903, вып. 12). Благочестие. Кавк. предание / [Соч.] В.Я. Светлова. - Санкт-Петербург: типо-лит. М.П. Фроловой, 1903. - 66 с.; 19 см. - (Читальня народной школы. Журн. с картинками. 1903, вып. 6). Архип Осипов. Ист. рассказ В. Светлова. - Санкт-Петербург: Н. Морев, 1904. - 21 с.; 19 см. - (Читальня народной школы : Журн. с картинками; 1904, вып. 3). Война с Японией. Очерк В. Светлова. - Санкт-Петербург: Н. Морев, 1904. - 58 с.: ил.; 19 см. - (Читальня народной школы; 1904, вып. 2). 6. Сочинения о театре и балете Жрецы. Театр. очерки / В. Светлов. - Санкт-Петербург: тип. А.С. Хомского, 1896. - 326 с.; 19 см. О.О. Преображенская. Хореогр. монография / В. Светлов. - Санкт-Петербург: тип. А.Ф. Маркса, 1902. - 64 с., 1 л. портр.: ил.; 30 см. Терпсихора. Статьи. Очерки. Заметки / Валериан Светлов. - Санкт-Петербург: арт. зав. А. Ф. Маркса, 1906. - VIII, 351 с. : ил.; 20 см. Современный балет / В. Светлов; Изд. при непосредств. участии Л.С. Бакста. - Санкт-Петербург : т-во Р. Голике и А. Вильборг, 1911. - 134 с., 68 л. ил. : ил. ; 31 см. 7. Либретто Беатриса. Средневековая легенда в 3 отд-ниях. Либретто (по Метерлинку) Валериана Светлова / Муз. А.А. Давидова. - Санкт-Петербург: тип. "Якорь", 1912. - 32 с. ; 18 см. Принц садовник. Балет в 1 акте. Либретто (по сказке Г.Х. Андерсена "Свинопас") / [Соч.] В.Я. Светлова ; Муз. А.А. Давидова; Постановка К.М. Куличевской. - Санкт-Петербург: изд. тип. Имп. Спб. театров, 1907. - 23 с. Метель. Опера в 2 актах и 4 карт. / Либретто В.Я. Светлова по поэме и некоторым другим стихотворениям кн. Д.Н. Цертелева ; Муз. А.С. Танеева. - Москва: П. Юргенсон, 1914. - 31 с.; 19 см. 8. Переводы Галеви, Людовик (1834-1908). Семья Кардиналь. Роман / Пер. с фр. В.Я. Светлова. - Санкт-Петербург: тип. т-ва "Народная польза", 1897. - 160 с.; 19 см. Прево, Марсель (1862-1941). Полудевы (Les demi-vierges) / Марсель Прево; С предисл. авт. и 104 ил. в тексте художников: Кальбэ, Марольда, Пикара [и др.]; Пер. с 106 фр. изд. В.Я. Светлова. - 2-е изд. - Санкт-Петербург: Изд. Паровой скоропеч. И.А. Богельман, 1898. - 275 с.; 20 см. От себя: писатель этот, если не забыт как Т.М.Рид в англоязычных странах, то почти забыт. В Википедии статью о нем найдет только тот, кто будет ее специально искать, а ее никто не будет искать, т.к. автора сейчас никто не знает. На Флибусте и в Библиотеке Мошкова доступны только два историко-приключенческих романа «Авантюристка» (его можно также найти под неродным названием «Рабыня порока») и «При дворе Тишайшего» (больше у нас после 1917г ничего не переиздавалось), у Мошкова и в Викитеке есть еще один сборник рассказов. Привел подробную библиографию, чтобы яснее было видно, что за человек был. Кстати оба указанных романа вроде бы (но точно не уверен) печатались в серии «Интимная жизнь монархов». Чтобы прочитали форумчане и гости форума о русском писателе отдавшем дань авантюрной литературе, и знали, что был такой человек и писатель. И спасибо тому, кто сделал такую библиографию, хотелось бы, чтобы такие были по всем русским писателям-приключенцам.

1.66: Еще в 1900г в журнале "Вестник всемирной истории" (был в 1899-1902гг такой конкурент "Исторического вестника") печатался исторический роман Валериана Светлова "Веницейская лагуна". Может это другое название одного из исторических романов из библиографии, а может быть роман не выходивший отдельным изданием. А сейчас совсем немного времени для улыбки: короткая заметка из "Исторического вестника" за 1891г об исторических романах в журнальных публикациях того времени и шуточная эпиграмма на Евгения Салиаса и его исторические романы: и .

geklov: Процитирую себя любимого Одна из пиратских баз находилась как раз там, где снимали фильмы о флибустьерах XVIII и XX столетий. Одна из бухт в Новом Свете до сих пор называется "Разбойничья"... Вот она - Разбойничья (она же Голубая) бухта. Вооон там, - на мысе Капчик, - в кино стоял пиратский форт. А в тех горах, что справа, был форпост реальных (не киношных) древних тавров (до сих пор остались вырубленные в скалах ступени, так называемая "лестница тавров", и отверстия для факелов). С горы Караул-Оба (Караульная вершина) в хорошую погоду море просматривается аж до Аю-Дага. Раздолье для пиратской вольницы! А ещё где-то здесь происходят события историко-приключенческого романа Аркадия Крупнякова "У моря русского". В книге рассказывается о похождениях беглых русских пленников в Крыму в 16 в. Очень увлекательно написано! Произведение так и просится быть перенесенным на пленку...

geklov: Кто про что, а вшивый про баню Это я о себе. Опять-таки хочу поговорить за Крым (люблю сей Парадиз!!!). В Крыму разворачиваются действия следующих приключенческих книг (сурьёзных авторов - Толстого, Пушкина, Чехова, Куприна, Сергеева-Ценского, Аксенова, Паустовского и мн. др. я в расчет не беру. Также не упоминаю "12 стульев" с ялтинским землетрясением 1927 года и тому подобную литературу. Только авантюрные в полном смысле слова произведения): Том Шервуд (В. Ковалевский) "Феодосия" (седьмая книга из цикла "Том Шервуд") Заказал, но, увы, книгу так ещё и не получил Из аннотации: Том увозит один из "люпусовых" ящиков с золотыми украшениями в "Кафу", чтобы, продав, обратить "кровавое золото" в "честные деньги". Сделав остановку в Плимуте, Том узнаёт об отчаянном положении двух влюблённых людей - Джека Сиденгама и Виолы Маркизы, которым противостоит глава местных контрабандистов Алан с наёмниками, - и восстанавливает "кортность" событий. Преодолев преграды, которые выставила перед "Дукатом" Русско- Турецкая война, Том пребывает в "Кафу " во время её штурма войском князя Долгорукова и участвует в возвращении городу его изначального имени - Феодосия. Брусникин (Акунин-Чхартишвили)"Беллона" Крымская война 1853-1856 гг. В. Гладкий "Меч Вайу" О противоборстве скифов и сарматов. Упоминаются в книге и грозные тавры. Луи Буссенар "Зуав с Малахова кургана" Опять-таки Крымская война. А. Валентинов Цикл "Око силы". Фашисткие шпионы что-то там ищут в крымских пещерах. (О, крымские пещеры! Это, действительно, НЕЧТО! Так, по оценкам спелеологов, Мраморная пещера Крыма входит в пятерку красивейших пещер планеты! А ведь открыта она была только в... 1987 году!!!) Может не зря А. Барченко искал здесь следы древней протоцивилизации? Прямо-таки место действия очередного фильма о похождениях Индианы Джонса или Лары Крофт О Грине с его Зурбаганами, Гель-Гью и прочими Лиссами и вовсе молчу

Admin: В разделе » Что смотрим » Авантюрно-приключенческое кино (т.е. сплошные приключения в квадрате) http://adventures.unoforum.ru/?1-11-0-00000004-000-0-0#010 geklov пишет: Валерий Гитин «Кавалерия любви, или Запорожцы во Франции» От производителя: 1646 год. По приглашению кардинала Мазарини во Францию прибывает большой отряд запорожских казаков для участия в осаде и штурме крепости Дюнкерк. Возглавляет отряд мудрый гетман Богдан-Зиновий Хмельницкий, а после его отъезда — славный атаман Иван Сирко. Случай сводит их с храбрым дАртаньяном Кажется, и в этой саге Богдана Сушинского тоже не обошлось без д'Артаньяна. А уж Хмельницкий и Сирко - всенепременно. Интересно, кто первый начал этот сюжет разрабатывать - Гитин или Сушинский? Кто читал и того и того - поделитесь, у кого круче написано? Казачья слава. На острие меча Автор: Богдан Сушинский От производителя В Западной Европе идет Тридцатилетняя (1618-1648) война. Франция, которая воюет против Испании и ее союзников, крайне истощена. Первый министр Франции кардинал Мазарини, правивший вместе с королевой-регентшей (при пятилетнем короле Людовике XIV) Анной Австрийской, устами посла Франции генерала дс Брсжи обращается к союзному польскому королю Владиславу IV с просьбой срочно прислать воинов. По приказу Владислава в Париж на переговоры с королевой и первым министром должны отправиться молодые офицеры реестрового (то есть пребывающего на службе у короля) казачества - Богдан Хмельницкий и Иван Сирко, впоследствии известные полководцы. Роман "На острие меча" открывает цикл романов Богдана Сушинского "Казачья слава". http://www.ozon.ru/context/detail/id/7304591/ Французский поход Автор: Богдан Сушинский От производителя Сюжетно этот роман является продолжением романа "На острие меча". После успешных переговоров, во время которых не обошлось без интриг, Б.Хмельницкий и И.Сирко возвращаются в Польшу и Украину. Здесь они формируют отряд казаков-добровольцев, которые во главе с князем Одаром-Гяуром и полковником Сирко на судах отправляются из польского Гданьска во Францию. В это время французские войска во главе с принцем де Конде предпринимают несколько штурмов крепости Дюнкерк, но все они оказываются безуспешными. Вовремя прибыть к месту назначения, чтобы, высадившись, по суше идти к Дюнкерку, казаки не смогли. Наткнувшись на испанскую эскадру, они в ночном бою берут ее на абордаж, а затем принимают смелое решение: прорываться ночью по каналу в порт Дюнкерк, чтобы с ходу штурмовать крепость со стороны моря. Такого нападения испанский гарнизон, не ведавший о прибытии казаков, никак не ожидал... http://www.ozon.ru/context/detail/id/7824432/ Костры Фламандии Автор: Богдан Сушинский От производителя После удачного штурма Дюнкерка, казаки, во главе с князем Одаром-Гяуром и полковником Сирко, решительно отбивают атаки испанцев на близлежащий форт и совершают освободительные рейды вдоль побережья Ла-Манша. На их сабли делают ставки, с одной стороны, кардинал Мазарини, уже видевший себя единоличным правителем Франции, с другой - принц де Конде, не желавший мириться с тем, что страной правят любовники - кардинал и Анна Австрийская. А еще их пытаются втянуть в парижскую интригу, связанную с борьбой претендентов на польскую корону, поскольку Франция уже видела себя в роли западноевропейской покровительницы политически ослабленной Польши. Сюжетно этот роман является продолжением романа "Французский поход". http://www.ozon.ru/context/detail/id/8234706/ Саблями крещенные Автор: Богдан Сушинский От производителя Последние бои во имя Франции казаки ведут уже тогда, когда сама Франция оказалась на грани гражданской войны из-за осложнившейся борьбы за власть между принцем Конде и его сторонниками с одной стороны, и кардиналом Мазарини и Анной Австрийской - с другой. Еще больше обостряется ситуация, когда в дела Парижа в лице папского нунция Барберини вмешивается Ватикан... Но завершается Тридцатилетняя война, а следовательно, заканчивается и французский поход казаков, остатки которых князь Гяур приводит в Украину, чтобы сразу же включиться в гражданскую войну в Речи Посполитой. Сюжетно этот роман является продолжением романа "Костры Фламандии". http://www.ozon.ru/context/detail/id/8536132/ Рыцари Дикого поля Автор: Богдан Сушинский От производителя Середина XVII века. Зная о критическом состоянии здоровья польского короля Владислава IV, королева Мария Гонзага всеми силами организует поиски возможного претендента на трон короля. Сейм обращает свой взор на трансильванского князя Любоша Ракоци. Более того, Трансильвания может стать надежным союзником Польши, заменив ослабленную в многолетней войне Францию. " В это же время генеральный писарь реестрового казачества полковник Богдан Хмельницкий ведет сложную и опасную дипломатическую игру. Движимый чувством мести за убитого поляками сына и уведенную в плен жену, а также желанием освободить Украину от любой формы зависимости и угнетения, он замышляет поднять всеукраинское антипольское восстание. Сюжетно этот роман является продолжением романа "Саблями крещенные". http://www.ozon.ru/context/detail/id/17909957/ Путь воина Автор: Богдан Сушинский От производителя Тридцатилетняя война еще тлеет. Франция сильно истощена. Резко ухудшаются отношения между Польшей, Османской империей и ее вассалом, Крымским ханством. В Украине создаются первые отряды казачьей освободительной армии. В самой Польше тоже обостряется борьба за трон. И теперь уже не только во Франции, но и в Польше, а также в Украине рассчитывают на сабли опытных, добывших себе европейскую славу воинов. Сюжстно этот роман является продолжением романа "Рыцари Дикого поля". http://www.ozon.ru/context/detail/id/18100099/

geklov: Эх, право, не знаю, кто из украинских письменников первым обратил внимание на этот интересный исторический факт, но, по данным инета, Б. Сушинский весьма сурьезно занимается историей казачества. Вот инфа от издательства "ВЕЧЕ" (замечательное, между прочим, издательство; оплот приключенческого жанра на российском книгоиздательском рынке): Он является создателем первой в мире «ВСЕМИРНОЙ КАЗАЧЬЕЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ», в которой отражены сведения о всех казачьих организациях мира всех времен. Участие украинских казаков в 30-летней войне (1618-1648) на стороне Франции отражено в его историко-приключенческих романах: «На острие меча», «Французский поход», «Костры Фламандии» и «Путь воина». Его перу принадлежит уникальная 2-томная монография «КАЗАЦКИЕ ВОЖДИ УКРАИНЫ», в которой содержатся научные эссе о 205 гетманах, кошевых атаманах и полководцах. В 2008 году Богдану Сушинскому присуждена престижная всеукраинская премия имени историка Д. Яворницкого (того самого, автора замечательной 3-томной «Истории запорожских казаков»; помнится, получил от чтения этого труда истинное наслаждения - geklov). Он длительное время был Верховным атаманом Черноморского казачества, является генералом казачества (генералом армии) Украинского казачества, членом редколлегии международного журнала «Казаки» (Москва). По его инициативе в Одессе сооружен памятник атаману Черноморского казачества Антону Головатому (одному из основателей Черноморского и Кубанского казачеств). Большой резонанс вызвала его книга: «Казацкая Украина: Хмельниччина». Казачьей тематике посвящены его роман-эссе «Гетман Выговский: взгляд из ХХI столетия», историческое исследование: «История Черноморского казачества ХVIII-ХХ веков». Ему же принадлежит уникальное издание «КНЯЗЬЯ И ПОЛКОВОДЦЫ ДРЕВНЕЙ УКРАИНЫ». http://www.veche.ru/author/show/429/ Интересный момент. Историки до сих пор не пришли к единому мнению - имел ли место поход запорожцев к Дюнкерку. Слово Википедии: Утверждается, что в 1644 году Богдан Хмельницкий, как военный писарь Войска Запорожского, во время встречи в Варшаве с послом Франции графом де Брежи подписал договор о найме 2 500 казаков в войско французского короля. В октябре 1645 года казацкий отряд Балтийским морем прибыл во французский порт Кале. C 7 сентября 1646 года 2 000 казаков под командованием Хмельницкого, Золотаренко и Серко, который командовал к этому времени полком, а также 3 000 польских пехотинцев, участвовали на стороне французов под общим командованием принца де Конде в осаде крепости Дюнкерк (Siège de Dunkerque), находившейся в руках испанцев. 11 октября осаждённая крепость сдалась. Эта легенда была опровергнута в работах польского историка Збигнева Вуйцика и украинского историка казачества Владимира Голобуцкого. Они пришли к выводу, что в осаде Дюнкерка участвовало 2 400 польских наёмников под командованием полковников Пшиемского, Кабре и де Сиро. С другой стороны сохранились воспоминания французских дипломатов которым сам Хмельницкий расказывал о том как воевал под началом принца Конде во Франции. Во французских документах того времени упоминаются три фамилии похожие на Хмельницкого, Золотаренко и Серко(все три впоследствии выдающиеся предводители казаков). Современные историки разделены в этом вопросе практически поровну — он остается дискусионным. Интересный также факт что в осаде Дюнкерка принимал участие граф д’Артаньян, исторический прототип знаменитого героя А. Дюма. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E5%F0%EA%EE,_%C8%E2%E0%ED_%C4%EC%E8%F2%F0%E8%E5%E2%E8%F7 А тема казачества весьма благодатна для приключенческого жанра! Ведь запорожские казаки - в некотором смысле, последние рыцари Европы (сами себя они величали "лыцари"), как японские самураи - последние рыцари Дальнего Востока. Все знают фильм "Последний самурай" с Т. Крузом. А вот фильм "Последний степной лыцарь" еще не снят.. Одни характерники чего только стоят. Даже если половина того, что о них баят, - правда, японские синоби должны позеленеть от зависти. НО. Весь мир зачитывается книгами и засматривается фильмами о средневековых шпионах фром Джапан (даже наш Фандорин - ниндзя), а о характерниках знают лишь особливо интересующиеся... Знать, и, взаправду, нет пророков на Батьковщине... А ведь ещё был и полумифический подводный флот запорожцев. Задоооолго до "Наутилуса" Немо Об этом есть немного у В. Малика в его тетралогии "ТАЙНЫЙ ПОСОЛ". А как казаки (пусть и не запорожские) Албазинский острог от маньчжуров в 1685 г.защищали. 450 казаков (и 3 орудия) супротив 3-5 тыс. чел. и 30 орудий у маньчжуров (т. е. один супротив 7-10 человек)! Ну, чем не сюжет для увлекательного фильма (или книги)? У венгров, вон, "Звезды Эгера" есть. И книга, и фильм. А многие ли россияне слышал про албазинцев? (Кстати. Китайские герои в кино весьма лихо побивают русских воителей. Как тут не вспомнить недавний фильм Юэнь Ву-Пина "Настоящая легенда". ГГ лихо дубасит сразу нескольких русских бойцов. А ведь, как вещает нам история, чаще всего дело обстояло как раз наоборот) Вывод: БОЛЬШЕ ИНТЕРЕСНЫХ ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКИХ КНИГ И ФИЛЬМОВ О НАШИХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ СУПЕРМЕНАХ - КАЗАКАХ!!! Даешь!!!!!!!

Admin: А чего сами не напишите? Словом Вы владеете, знаниями тоже, энтузиазма - не занимать. Засели б "за Шиллера, за словари" и заткнули б за кушак западных приключенцев.

geklov: Есть задумка. Эдакая эпопея о кругосветном путешествии казака в 17 столетии. Бежал юношей в Сечь. Воевал с татарами и турками. С Сирко отправился в Западную Европу. Оттуда попал в Америку. А там и до Китая рукой подать. Где Китай, там и Сибирь. А там и вновь родная Московия. Рабочее название "Иван-Шайтан". Предположительные наименования частей: Иван-Шайтан - сечевик. Иоганн-Шайтан - кондотьер. Жан-Шайтан - флибустьер. Хуан-Шайтан - буканьер. И т. д. Но это всё отдаленные планы.... Пока же жду нового "Вия". К созданию фильма тоже приложил руку. Правда, не по литературной части...

Admin: Шо, Хому сыграли ?!

Gennady: И Вы, Брут?

Gennady: geklov Уважаемый коллега, если "кондотьер", то может быть, тогда "Джованни"? Или эти кондотьеры необязательно были итальянцами? Честно говоря, в этом не разбираюсь. Если сказал глупость, простите. Очень хочу уже сейчас прочитать ваш роман. У нас в городе потоп очередной. Будет обидно если смоет и я так и не дотяну до чтения.

Admin: geklov пишет: Оттуда попал в Америку. А "Джон-Шайтан" - пират, капер, траппер, баунти-хантер, изгой, внезаконник-аутло (outlaw), ганфайтер или десперадо какой будет? Задумка очень хорошая. Будем ждать свершений!

geklov: Глубокоуважаемые Владимир и Геннадий! Разрешите ответить Вам в один присест Во-первых, СПАСИБО!!! Во-вторых: Шо, Хому сыграли ?! Нет. Хому Брута я не играл Моего лица в фильме вообще не будет видно. Я, как говаривал, прославленный Лесковым мой земляк Левша, только "гвоздики выковывал" в смысле, исполнял в фильме некоторые трюки (а лица каскадеров редко попадают в кадр (а иногда даже и в титры); порою нас так и величают - "люди за кадром"). А ещё принимал участие в управлении аниматронной куклой самого Вия (поднимал ему веки ) В-третьих: если "кондотьер", то может быть, тогда "Джованни"? Вы как всегда правы, коллега! Кондотьеры (итальянский condottieri, от condotta — договор о найме на военную службу), предводители наёмных военных отрядов (компаний) в Италии 14—16 вв., находившихся на службе отдельных государей и римских пап. Я позволил себе вольность употребить сей термин в более широком смысле - "наемник", "солдат удачи", "дикий гусь" (но мой Иван - никак уж не ирландец). В-четвертых: А "Джон-Шайтан" - пират, капер, траппер, баунти-хантер, изгой, внезаконник-аутло (outlaw), ганфайтер или десперадо И плюс ко всему я стараюсь использовать иноземные вариации имени Иван, которые некоторым образом рифмовались бы с прозвищем, данному ГГ врагами, "ШАЙТАН". Т. е. Иван, Ян, Иоганн, Жан, Жуан, Хуан, Жохан и т. д. - ШАЙТАН. Поэтому такие варианты как: Джон, Джованни, Йен, Вано, Янис, Иво, Ива, Ованес и др. - пока не рассматривал. Но буду иметь в виду. Спасибо! Но всё это - пока сырые наметки. Цикл, как Вы, наверное, уже догадались (кругосветное путешестве русского человека задолго до Крузенштерна и Лисянского ), планируется с большим уклоном в вольные авторские измышления (но без махровой фантастики), приправленные доброй долей юмора и самоиронии. Мне, например, весьма любопытно проверить весьма небесспорную версию о происхождении бразильской капоэйры от... казацкого гопака, интересно порассуждать о казачьем Спасе и пофантазировать на тему подводного флота запорожцев. Так что без гвоздей имени Дюма, видать, не обойдется

Admin: Вот и прекрасно. На то и фикшн, что не нонфикшн. Фантазия - мать порядка, а без гвоздей Дюма история ненамного бы ушла от геометрии.

Admin: geklov пишет: Из черновых набросков, что завалялись в дальнем ящике письменного стола : ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Жертва книжной премудрости. <...> Ой, кажется, я нарушил правило форума Рекламой собственных неопубликованных текстов, самиздатовских интернет-версий и тп. просим не отвлекать. Пардон... Увлекся как всегда... Хорошо. Интересно. Но есть правила. Поэтому, без обид. А то начнется... http://adventures.unoforum.ru/?1-6-0-00000002-000-10001-0#024.001

geklov: Как говаривал персонаж Евгения Евстигнеева в фильме Э. Рязанова «Невероятные приключения итальянцев в России» перед тем, как пнуть колону Казанского собора: - Я сам! Я сам!

Admin: А потом добавлял: Ой-ё!!!

geklov: Я помню в детстве смеялся до коликов в животе А ведь человеку, наверное, больно было...

Admin: Странно, мы от смеха в кино чуть не сдохли - и это считается хорошо, позитивно.

geklov: Возвращаясь к теме казачества в приключенческой литературе. Зело лепа книжица В. Веденеева "Дикое поле". Помнится, получил немалое удовольствие от прочтения. Аннотация Первая половина XVII века, Россия. Наконецто минули долгие годы страшного лихолетья — нашествия иноземцев, царствование Лжедмитрия, междоусобицы, мор, голод, непосильные войны, — но попрежнему неспокойно на рубежах государства. На западе снова поднимают голову поляки, с юга подпирают коварные турки, не дают покоя татарские набеги. Самые светлые и дальновидные российские головы понимают: не только мощью войска, не одной лишь доблестью ратников можно противостоять врагу — но и хитростью тайных осведомителей, ловкостью разведчиков, отчаянной смелостью лазутчиков, которым суждено стать глазами и ушами Державы. Автор историкоприключенческого романа «Дикое поле» в увлекательной, захватывающей, романтичной манере излагает собственную версию истории зарождения и становления российской разведки, ее напряженного, острого, а порой и смертельно опасного противоборства с гораздо более опытной и коварной шпионской организацией католического Рима. Василий Веденев - очень интересный автор. Увы, был...

geklov: А вот Волошинские "Казаки-разбойники" не пошли. Не зацепило... Может к середине разгулялось? Я не добрался до середины... Как говаривал классик: Редкий читатель дочитает до середины романа... Шучу. Никаких претензий лично к Юрию Дмитриевичу. Он - молодец! Просто книга не моя (не в смысле, не мною написана; просто не зацепила). Но ведь она обязательно чья-то. Кому-то ведь обязательно пришлась по душе. А ещё у автора есть тетралогия "Волки Аракана" (опять клинки, пистоли, паруса, пираты). Увы, тоже не читал. Кто что скажет?

Admin: Уважаемый Geklov, верните, пожалуйста, свой рассказ, пусть и другие почитают. В тему, раз уж разговор зашел.

geklov: Дык это и не рассказ вовсе Так, завалявшиеся в письменном столе черновые наброски. Просто к слову пришлись. Так скать, для поддержания разговора. Для наглядности...

Admin: geklov пишет: Для наглядности... Вот для наглядности хорошо бы и восстановить.



полная версия страницы