Форум » Авантюрные романы-фельетоны и серии выпусков + Обзор ПЛ разных стран » Русский приключенческий роман » Ответить

Русский приключенческий роман

Gennady: Наверное, есть смысл поговорить и о русском авантюрном романе, который сто с лишним лет назад заявил о себе в разных жанрах: детективе, разбойничьем романе, романе "дна", военном и судебном романе, экзотическом и прочих его видах. Это и Лавров, и Животов, и Раскатов, о котором уже шла речь в предварительных постах, и Пазухин и многие другие. Отрадно то, что и ныне традиции такого русского романа продолжаются Михаилом Поповым, Богданом Сушинским. Имя авторам-легион. Иное дело, что не все пишут одинаково. Кто лучше, кто хуже. Однако, жив курилка. И это, я думаю, главное.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

geklov: Наброски из пыльного шкафа ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Жертва книжной премудрости. …Похотел в поле казаковать, и горести принять и желание получить. «Повесть о Еруслане Лазаровиче» Глава Первая. Ивашка Сивоконь. - Ученье – свет, а неученье - тьма! – любил говаривать отец Епифаний, тыча багряным от киновари перстом точнехонько в правый глаз хмурящегося со сводчатого потолка Спасителя. И не то чтобы Епифаний специально выцеливал перепачканным краской пальцем недреманное Божье око. Отнюдь нет. Просто сей преисполненный назидательности и поучительности жест, по разумению старого переписчика, долженствовал придать весомости и значимости рекомой им сентенции. А уж воздеть перст в убогой каморе, в коей отец Епифаний наставлял юных отроков в искусстве краснописания, и при этом не угодить в образ Всевышнего, не представлялось ни малейшей возможности. По причине отнюдь бесхитростной и более чем прозаической - фреска с изображением Небесного Царя, по воле безвестного иконописца, ни много, ни мало занимала весь потолок вышепомянутой каморки. Абсолютно весь, без остатка… С некоторых пор Ивашка Сивоконь частенько вспоминал вельми толковую присказку старого наставника. Ученье – свет! - Ха, - скривил потрескавшиеся от жуткого зноя губы в горькой усмешке Ивашка и звякнул тяжеленными кандалами. - Для кого-то быть может и свет, а для меня - так обратилось кромешной тьмой. Причем отнюдь не в переносном, а в самом, что ни на есть прямом смысле этого слова. И взаправду - в душном и смрадном трюме турецкой кадриги царил непроглядный чернильный мрак. Единственным источником света, если так можно выразиться, служили сверкающие голодным блеском глаза многочисленных полоняников, коими трюм был набит, точно чрево троянского коня хитроумными данаями. Кого здесь только не было. Все языци, все народности, все племена. Косматый болгарин гордо восседал между хохлатым черкасом и пейсатым жидовиным. Тщедушный грузин-мокалак соседствовал с окорокастым купцом армянином. Английский сквайр делил жесткое неструганное ложе с польским шляхтичем и французским шевалье. А благородный мальтийский рыцарь не считал зазорным лакать из одной плошки с простым греческим рыбарем, сим дальним потомком отважных разрушителей Трои. Вавилонское столпотворение, да и только. Всем нашлось пристанище под сенью османской треххвостки: и англиканам, и пуританам, и православным, и латинянам, и лютеранам, и гугенотам, и даже богоизбранным иудеям. Все оказались равны перед сверкающим серпом бритвенноострого ятагана. И у каждого из равных своя безрадостная повесть о том, как его угораздило попасть в утробу проклятой «каторги». Вот несгибаемый, что толедский клинок, испанский дон с длиннющим, точно сороконожка именем, которое православному человеку не то, что запомнить, да и выговорить-то весьма затруднительно. Только послушайте. Дон Диего Хуан Эстабан Пабло Мигель Санчо Мария Хосе Родригес Франсиско Мануэль Матео Себастьян Луис Гонсалес де Реверте. Каково?! Так вот, этот самый де Реверте, возомнив себя новоявленным крестоносцем, в сопровождении одного лишь желторотого оруженосца, отправился в Святую землю, ни много, ни мало, высвобождать Гроб Господень из рук неверных. До Святой земли наивный Христов воитель, конечно же, не добрался. Уже в Малаге коварный Санчо Панса опоил его в портовом кабаке (видать прагматичный юноша в пику охваченному религиозной экзальтацией хозяину отнюдь не горел желанием тащится на край света, и с риском для жизни освобождать какие бы там ни было гробы), да и продал за пару дублонов хмурым неразговорчивым парням, о ремесле которых, в целях сохранения жизни и здоровья, лучше и не любопытствовать. Портовые молчуны уступили дона Диего магрибским пиратам, а уж те, естественно не без выгоды для себя, перепродали несостоявшегося освободителя христианских святынь османам… Рядом – венецианский негоциант Антонио Сильвестри. Сей досточтимый служитель Меркурия принял на борт своей каравеллы в злосчастной для дона Диего Малаге (как все-таки тесен мир!) груз вина и оливкового масла для дожа Венеции. Дож слыл человеком тароватым, а посему сделка сулила Антонио немалые барыши. Но, как говорят покорные божьему промыслу московиты: человек предполагает, а Господь - располагает. А Всевышнему было угодно наслать на венецианскую каравеллу ужасный шторм, да и потопить ее практически в двух днях пути от родного города со всем товаром, такелажем и экипажем. Спасся один лишь Сильвестри. Три дня он скитался в утлой лодчонке по волнам Адриатики, пока на свою беду не был подобран моряками с турецкой галеры. «Уж лучше бы я сгинул тогда в морской пучине!» - всякий раз вздыхал бедолага, завершая свой унылый рассказ… По соседству - злополучный солдат удачи, тюрингец Клаус Цигель. Поверив щедрым посулам вербовщиков Фердинанда Третьего и их медовым россказням о безоблачной доле воина Священной Римской империи германской нации, наивный малый, не глядя, подмахнул какую-то бумагу и… Айн, цвай, левой-правой, по протоптанной десятками тысяч таких же, как и он сам искателей фортуны стежке-дорожке: вербовщик – армия - война – плен – рабство - галера. Именно в такой последовательности. Ведь солдатское везение, доложу я вам, крайне переменчивая штука – сегодня на коне, а завтра, глядишь, совсем даже и наоборот… Тут же, через скамью, Степан Ярыга, крестьянин-литвин, угнанный в полон крымчаками (на кадыкастой тощей шее до сих пор просматривается бурый рубец от волосяного аркана). «И вот, что досадно! - брызжа слюной, хрипел Ярыга. - Точно скотину какую бессловесную на ярмонке продали! Даже тавро на задницу не побрезговали припечатать! У-у, супостаты!» - Благодари Троицу, что хоть не отбусурманили, - перевел беседу с понуро-унылого на прибауточно-шуточный лад Сивоконь. Трюм грянул раскатистым гоготом… Сам же Ивашка, златогривый дюжий удалец с голубыми, что небо глазами, на вопрос, как он попал в турецкий полон, с улыбкой отвечал: - Эх, братцы, не поверите. Но виной всему моя непомерная любовь к книжной грамоте. - Т-ю-ю, - недоверчиво протянул Ивашкин сосед, что справа, долговязый малоросс по прозванью Козолуп. – Як так? - А вот так, - сверкнул в могильной темноте сапфировыми очами Сивоконь. – Начитался я, братцы, по отрочеству книжек всяких чудесных. Про страны дальние, про свершения дивные, да про подвиги ратные. А как начитался, возжелалось мне отбросить ко всем чертям тоску мирскую, скуку дольнюю, да познать жизнь лихую, озорную, молодецкую. И решил я тогда уподобится книжным богатырям сильномогучим, - Ивашка дословно процитировал любимейшую книгу юности, «Повесть о Еруслане Лазоревиче», - «в поле показаковать, горести принять, да желание получить». - Ну шо, показаковал? – вопросил дотошный Козолуп. - Показаковал, - печально улыбнулся Сивоконь, - понаездничал. Теперича вот, - громыхнул оковами, - горести принимаю. - Бывает, - поддержал беседу левый Ивашкин сосед, болгарин Богумил. - Ну да ничего, - стиснул пудовые кулаки любитель занимательного чтива. – Придет пора и желания получать. Вот тогда-то я и пожелаю. – Суставы зловеще хрустнули во мраке. – Ох, как пожелаю! Но не всю правду рассказал товарищам по несчастью Ивашка. Умолчал про серого человека. Зазнамо умолчал, нарочито. Был у него до того серого особливый счет. Господь не выдаст, свинья не съест, - говорил себе Сивоконь. Рано или поздно все одно отыщу. Тады и поквитаемся. Сивоконь крепко верил в свою звезду и никогда не унывал. Куренной атаман, Гаврила Подопригора, точно трехвершковый гвоздь в дубовую колоду, вбил ему в голову одну простую, но непреложную истину – «Никогда не теряй надежды… Покудова жив». А Ивашка был не только жив, но и назло всем магометанским нехристям здоров. Здоров, что тот самый сивый конь в честь коего и прозывался. Завидное богатырское здоровье и поистине Перунову стать незадачливый книгочей унаследовал от отца, коваля-оружейника из Тулы. Гигант-молотобоец, шутя выходил сам-на-сам с голодным шатуном, с легкостью гнул ломы, плющил монеты и ломал подковы. Да и в стеношных баталиях на льду Упы ему не сыскивалось равных. «Вырасту, - с восхищением взирая на исполина-отца, мечтал Ивашка, - тоже стану кузнецом». Но злодейка-судьба распорядилась совсем иначе… Отнюдь еще не Иван и уж никак не Сивоконь, а просто Ванька Кулебяка - такое уж негероическое прозвище вкупе с телесной крепостью, незабудковыми глазищами, да роскошной пшеничной шевелюрой досталось мальцу от батьки - потерял обоих родителей, едва ему исполнилось двенадцать... Чуть позже. Глава какая-то там Лисий хвост, волчья пасть. Було це На Хортицi. .....Не долго думая, Иван сбежал. Сбежал в Дикое Поле. Долго ли, коротко ли странствовал беглый чернец по бескрайним просторам лихого порубежья, какие беды и лишения претерпел во время сих скитаний, чем промышлял на жизнь и где коротал холодные зимние ночи, о том гистория умалчивает. Известно лишь, что летом *** года от сотворения мира Иван Кулебяка объявился на днепровских порогах, конкретнее - на острове Хортица. Объявился и сразу же предстал пред усато-чубатым воинством. Допрос, учиненный черкасами ретивому парубку, был краток, но строг. - Як звать-то тебя, хлопец? – смерил юношу колючим взглядом пузатый запорожец с роскошным смоляным оселедцем, небрежно закинутым за оттопыренное галушкообразное ухо. - Ивашка Сивый Конь, - назвался именем одного из персонажей «Повести о Еруслане Лазаривиче» Иван. По его разумению, было как-то несолидно представляться настоящим своим прозвищем. Что за имя для казака – Кулебяка? Смех, да и только. А так, герой известного литературного произведения - «Ивашко Сивый Конь, Алогти-Гирей, гораздой стрелец, сильный борец, в поду богатырь». Звучит! - Добре, - буркнул пузан. Грозно сверкнул карими глазищами: – А кажи мне, Сивоконь, шо, во Христа веруешь? - Верую! - ничтоже сумняся ответствовал Ивашка. - И в Троицу святую веруешь? – продолжал любопытствовать казак. - Верую! – отчеканил юнец. - И в церковь, поди, ходишь? - Хожу! - А ну-ка, перекрестись! Иван осенил себя крестным знамением. Толстяк расплылся в добродушной улыбке, по-отечески облапил новоиспеченного запорожца: - Добро пожаловать в Сичь, сынку. Коли хошь, ступай в мой курень, в Пластуновский. Сивоконь - Кулебяка раз и навсегда канул в лету - не отказался… Привольное, разудалое, полное опасных приключений и безумных подвигов бытие православных степных лыцарей пришлось Ивашке, ой, как по вкусу. Жизнь на Хортице, мил государи, - это вам не скудное монастырское прозябание (как сказывают малороссийские купцы-жидовины: «сие суть есть две великие разницы»). Судите сами. Ни тебе умертвляющих плоть постов, ни утомительных многочасовых богослужений, от которых тело ломит, точно по нему хорошенько прошлись батогами, ни суровых епитимий по всякому маломальскому поводу, а то и без повода вовсе, ни занудных поучений отца-настоятеля Епифания, и самое, пожалуй, главное - никакого переписывания бесчисленных монастырских фолиантов. Одним словом, раздолье!!! Ивашка облачился в кумачовые шаровары, вставил в правое ухо медную серьгу полумесяцем*, запустил длиннющие запорожские усы, выбрил голову на черкасский манер, оставил только чуб на макушке (по словам сечевых старожилов, именно за этот чуб во время Страшного суда Христос-Вседержитель выхватит всех казаков из адского пламени и вознесет к себе на небеса). За обучение смышленого отрока ратным ухваткам и бранным премудростям взялся куренной атаман, Гаврила Подопригора - тот самый толстобрюхий казак, что чинил Ивашке допрос. Сивоконь оказался весьма способным учеником. Очень скоро он навострился раздавать направо и налево довольно-таки чувствительные пинки и зуботычины, ловко владеть кинжалом и саблей, часами сидеть под водой, дыша через тонкую камышинку, выбивать всадника из седла ногой в прыжке, разбивать кулаками бокастые кавуны, пущенные Подопригорой, точно из пушки, прямиком в грудь. Без малого через год мало кто в Гавриловом курене мог сравниться с молодым казаком в стрельбе из пистоля и рушницы - с двадцати шагов Ивашка дырявил шапки на головах отчаянных добровольцев. Да и в кулачной потехе немного находилось охотников, готовых схлестнуться с отчаянным парнем. Несмотря на юный возраст, Сивоконь без трепета выходил один супротив трех поединщиков. И почти завсегда выходил из схватки победителем. - Добрый буде сичевик, - ухмылялся в пышные усищи Подопригора. – Одни стусаны чего стоят........ *Cерьга в правом ухе у казака означала — он последний мужчина в роду.

Admin: Спасибо. Материал точно не для корзины. Удалять его не собирался. Просто высказался на будущее.

geklov: Каюсь. Зарекаюсь. А то у меня в энтом пыльном шкафу Никакой форум не выдюжит...

Admin: Понимаю, сам такой. Но форум не о нас, а о тех далеких авторах, которые только и могут, что разговаривать с нами через свои книги. Они - наши вдохновители, наши святцы. Многие из них несправедливо забыты.

geklov: Вот-вот!!! О них и поговорим. Они того достойны!

geklov: Кстати. Албазинцы, вернее потомки казаков, угнанных маньчжурами в Китай, встречаются на страницах книги Олди и Валентинова "АЛЮМЕН". "АЛЮМЕН" - отличный образчик историко-авантюрной фантастики! Местами - так и просто шедеврально (Это моё сугубо субъективное мнение. Разделять его вовсе необязательно). Вспоминая заимствованное у Ньютона посвящение авторов, "С благодарностью посвящается Виктору Гюго, Александру Дюма, Жюлю Верну, Роберту Льюису Стивенсону, Чарльзу Диккенсу – титанам, на чьих плечах мы стояли..." хочется заметить: Дмитрий Громов, Олег Ладыженский и Андрей Шмалько - и сами отнюдь не карлики. А тут ещё и на таких плечищах расположились Некий рецензент наградил авторов трилогии титулом "Уважаемые профессора из Харьковского института приключенческой литературы им. Жюля Верна" Подписываюсь...

Admin: Интересное посвящение! А как Вы считаете, что КОНКРЕТНО в этом романе от Дюма, что от Диккенса, Стивенсона, etc ? Уж больно интересная и не совсем однозначная компания собралась. Нет ни Хаггарда, ни Конан Дойла, ни Уэллса, но есть Гюго и Жюль Верн! Уважаемый Геклов, может попробуете расшифровать для непосвященных? Хоть чуток. Или может, это условное посвящение - писателям, на которых авторы росли вообще?

geklov: Сейчас отъезжаю по делам. Как вернусь, обязательно займусь герменевтическими и экзегетическими изысканиями

Gennady: Хотел высказать свое восхищение уважаемому Геклову. Очень здорово. Читается одним просверком. Ей-богу, не вру и не делаю зряшные комплименты. "Алюмен" читал- может как-то упустил из виду что-нибудь, но сознаюсь, что не увидел там ни Гюго, ни Дюма, ни прочих. Но я наверное невнимательно читал. У Валентинова (Шмалько) с огромным удовольствием прочитал его девятилогию "Око силы". Олди же для меня- боюсь - просто не подъемные. Иными словами, не настолько интересны. Мне совестно сознаваться- но начинаю в их произведениях путаться и приходится все время возвращаться и перечитывать, а с таким методом далеко не уйдешь.

geklov: Глубокоуважаемый Геннадий, СПАСИБО за добрые слова в мой адрес! Но вернемся к «Алюмену». Полностью с Вами согласен, читать Олдей – задача не из простых. Это не Сан Саныча Бушкова или того же Акунина вечерком на диване полистывать. Сидеть желательно в уютном кабинете, за рабочим столом со стопкой вумных книг, словарей и разного рода энциклопедий под рукой (на худой конец можно включить комп или ноут, дабы всезнающие Яндекс и Гугл в любую секунду могли прибыть на помощь ). На волну харьковских профессоров института приключенческой литературы им. Ж. Верна следует настроиться. Но уж если настроился, попал, что называется, в струю… За уши не оттащишь. Помню, подобное случилось со мною в юности при чтении «Одиссеи» Гомера. По первости никак не мог привыкнуть к гекзаметру. Но потом… Так проникся торжественным возвышенным штилем великого слепца, что даже в быту перешел на древнегреческий стих. Порою так и подмывало провещать в магазине: «О, многомудрая дева по имени Нина Петровна,// Будьте любезны, продайте бутылку кефира…» Теперь о велетах, на чьих могутных раменах устроились авторы «Алюмена». Конечно же, не следует искать в эпопее харьковчан прямых заимствований и постмодернисткого жонглирования классическими образами, сюжетными ходами и построениями а-ля Борис Акунин (помните его Рыбникова, прибывшего с приветом от Куприна, или Момуса, повторившего подвиг… нет, не своего древнегреческого тезки, а мошенника Шпейера из «Москвы и москвичей» Гиляровского?). Подобного в «Алюмене», по-моему, нет (по этой простой причине уважаемый Геннадий и не узрел в книге ни Гюго, ни Дюма). А что есть? Есть атмосфера «вычитанных стран» (помните Стивенсона?), созданных гением тех самых титанов (Гюго, Верн, Дюма, Диккенс & Компани). Есть дух вымышленного, но от этого не менее реального мира, в который вот уже на протяжении полутора столетий верят миллионы восторженных читателей... Авторы «Алюмена» поместили своих ГГ не столько в реальный мир первой половины 19 столетия, взятый из умных энциклопедий и книг по истории (хотя исторических, хотя скорее криптоисторических реалий в книге тоже хватает), сколько - в измышленный вышеперечисленными титанами литературный мир мистики и науки, взятых в диалектическом единстве (привет от Гегеля с его борьбой и единством противоположностей ). Вот и примирились Гюго и Верн, Дюма и Диккенс География эпопеи обширна: Франция, Англия, Дания, Россия, Китай, остров Рюкю. Среди героев (порою не главных, а проходных) немало реальных исторических лиц: Эварист Галуа, Адольф фон Книгге, Дюма, Андерсен, Пушкин и мн. др. НО. Полностью согласен с уважаемым Геннадием: книги Олдей на любителей (и, ессесно, не лишены изъянов). Знать, я просто любитель подобных авантюрно-фантастических эпопей, зело перегруженных весьма интересной инфой (некоторых это наоборот отваживает от чтения)… Что не мешает мне любить и вельми простенькие комиксы о супергероях в масках и обтягивающих трико

Admin: Любопытно. Среди героев - Дюма! Вдвойне любопытно. Спасибо, уважаемый Геклов! Ваше описание и предупреждение настроиться на серьезное чтение натолкнули на мысль: а не похожа ли эта сага на "Барочный цикл" Нила Стивенсона? Без некоторой подготовки и энциклопедий так просто не въехать? + Еще стопочка вопросов: В книжке полно отсылов-реминисценций?! А на что больше? На реальную мировую историю или на художественную литературу и выдуманных героев? "Алюмен" - это трилогия? Сюжет законченный? Какам боком там Французская революция замешана? Действие романа в 19 или все же в конце 18 века происходит (или начинается)? К другим книгам Олдей и Валентинова имеет отношение? Где там отсылы к Дюма догадываюсь, увидев название одной из глав - "Нельская башня". Тема преступного ученого (или секретных лабораторий?) - наверное это к тов. Ж. Верну. А Франц. революция - Гюго "93-й год" или части "Отверженных" (про Анжольраса, его "Азбуку", етс.). Англичан пока не раскусил. Может кому черную метку прислали или тема взросления юного сиротки есть? Наверняка и шкелет в британском шкафу припрятан с борьбой за поросшее плющом наследство среди вересков и пустошей? Вообще такой диапазон напоминает и о синьоре Умберто Э. с Борхесом.

geklov: О, сколько вопросов!!! Постараюсь ответить на все. Коротенечко. Дабы не лишать удовольствия от грядущего прочтения Пойдем, по порядку. 1. похожа ли эта сага на "Барочный цикл" Нила Стивенсона? К своему великому стыду, сагу Стивенсона ещё не читал. Многие критики, действительно, сравнивают «Алюмен» с «Барочным циклом» (чаще всего поминают «Ртуть»). Причем не всегда в пользу харьковчан… 2. Без некоторой подготовки и энциклопедий так просто не въехать? Ну, тут от кандидатского минимума самого читателя зависит . Чем больше знаешь, тем интереснее читать... Я, помнится, читал без вспомогательной литературы. Но после прочтения все-таки заглянул в десяток статей Википедии. Эпопея сверкнула ещё несколькими, сразу не примеченными мною гранями. 3. В книжке полно отсылов-реминисценций?! А на что больше? На реальную мировую историю или на художественную литературу и выдуманных героев? Хватает и того и другого. Масса намеков на известные романы («Отверженные», «Граф Монте-Кристо», «Франкенштейн» и др.), и на известные, а то и на малоизвестные исторические факты (взять тех же албазинцев, или, к примеру, Видока). 4. "Алюмен" - это трилогия? Сюжет законченный? Дважды «ДА». «АЛЮМЕН» - трилогия (кн. №1 «Механизм времени», кн. №2 «Механизм пространства», кн. №3 «Механизм жизни»). Сюжет вполне законченный, имеет начало и конец. Приквелов-сиквелов не требуется. 5. Каким боком там Французская революция замешана? Действие романа в 19 или все же в конце 18 века происходит (или начинается)? Действие начинается с гибели (при загадочных обстоятельствах) выдающегося французского математика, а по совместительству радикального революционера-республиканца Эвариста Галуа. Как известно, он погиб на дуэли в 1832 году. Т.е. только что отгремела июльская революция. Но флэшбэков в книге хватает (пардон за киносленг). 6. К другим книгам Олдей и Валентинова имеет отношение? Не всё пока осилил у сих достопочтенных авторов. Пока никаких связей с другими циклами и эпопеями не обнаружил. 7. Где там отсылы к Дюма догадываюсь, увидев название одной из глав - "Нельская башня". Дюма в романе – проходная, но колоритная фигура. Вот цитата: Тук-тук-тук! – О, Мари! – откликнулся взволнованный бас. – Ты ли это, сердце мое? О, входи же! «Я, мой сладкий!» – чуть не вырвалось у Огюста. Разочаровывать хозяина не хотелось, однако дело есть дело. Он еще раз вдохнул чудный аромат, начиная узнавать источник, и шагнул за порог. – Господин Дюма? Я к вам. – А? Из глубины коридора выглянул некто в светло-зеленом фартуке и высоком поварском колпаке. Не иначе тот самый гений-кулинар. – Мне нужен Александр Дюма. Позовите его, пожалуйста. – Что? Шевалье сглотнул слюну и не удержался: – «Валеруа». Петушиные гребни с Беарнским соусом. Уксус, желтки, кервель, эстрагон. Сливочное масло по вкусу. – И душистый перец! – возмутился повар. – Да, конечно. Соус, сударь, вам особенно удался. Мне мама говорила, что можно научиться варить и жарить, но научиться готовить соус нельзя. Для этого нужен природный талант. Повар замер, густо покраснев. Выйдя из ступора, он сдернул колпак, обнажив черные, как смоль, вьющиеся кудри. – Да! Трижды да, кровь Христова по Голгофе сверху донизу! Соус!!! Колпак птицей улетел в глубину коридора. С невиданной резвостью повар кинулся к Огюсту, схватил за плечи, встряхнул: – Вы поняли? Почуяли? Оценили? О, сударь, спасибо! Теперь и я сам верю – получилось! Ну, пойдемте, пойдемте же!.. вы должны обязательно попробовать... Надеюсь, вас не смутит завтрак на кухне? В комнатах – беспорядок, думал убраться к вечеру, к приходу крошки Мари... Соусы! Как верно сказала ваша матушка, сударь!.. как правильно... Великая женщина! Если не возражаете, я это запишу!.. Сопротивляться было бесполезно. Руки знатока соусов оказались цепкими, как клещи. И сам повар будто сошел с картины – широкоплечий, смуглый верзила, с сильным и открытым лицом, которое чуть-чуть портили усики-щеточки. Из-под передника выглядывала рубашка – ярко-желтая «канарейка». – Сюда, за мной! Кухня пылала жаром, несмотря на распахнутое настежь окно. Кастрюли, сковородки, противни, горшки – на столе, подоконнике, табуретах. Аромат стоял неописуемый – вздохнуть и умереть. – Все рестораны закрыть, – констатировал Огюст. – Поваров – на галеры. Впрочем, не надо. Собрать под вашим окном и оставить. Сами лопнут от зависти. – Ах, сударь, – из красного верзила сделался пунцовым. – Признаться, я только учусь. Хотя соусами, смею заметить, интересуюсь с детства. Когда-нибудь обязательно напишу кулинарную книгу – в двух томах. Нет, в трех. Прошу! Стол освободился, словно по мановению волшебной палочки. Табурет, избавившись от лишнего груза, прыгнул навстречу гостю. Огюст на лету подхватил брошенную салфетку, повязал на шею. – Благодарю, господин Дюма! Чудо-повара он узнал лишь сейчас, мысленно представив его не в фартуке, а во фраке с манишкой. «Канарейка»-рубашка тоже годилась – автор «Нельской башни» слыл большим оригиналом………. 8. Тема преступного ученого (или секретных лабораторий?) - наверное это к тов. Ж. Верну. От г-на Верна там вера в торжество разума и науки, с одновременной настороженностью по поводу обратной стороны медали (ведь научно-технический прогресс – это не только блага и чудеса, но и, в частности, новые виды оружия ). 9. А Франц. революция - Гюго "93-й год" или части "Отверженных" «Отверженные». Вроде бы ничего не упустил. Или упустил?

Admin: geklov пишет: Эпопея сверкнула ещё несколькими, сразу не примеченными мною гранями. Спасибо за ответы и цитату про Дюма. Чем-то Булгаковским повеяло от стиля. Будем вносить в гроссбух по читке на будущее. PS. А что за грани? Если это на раскрытие интриги не влияет - расскажите, пожалуйста.

geklov: Всегда пожалуйста! А стилями харьковчане весьма умело жонглируют.

Admin: Уважаемый, Геклов, а что на Ваш взгляд у Олди и у Валентинова (по отдельности) лучшее? Чем больше - тем лучше.

geklov: Насчет граней. (Не раскрывая интриги) Узнал много интересного насчет русского космизма. Вдаваться в подробности не буду, а то, увлекшись по привычке, раскрою весь сюжет романа

geklov: У Олдей мне отчего-то импонирует роман "Мессия очищает диск" (знать, сказывается юношеское увлечение БИ Китая). Кстати, в романе действует судья Бао. Судья Бао - весьма популярный персонаж в Китае. В частности он является ГГ романа Ши Юй-куня "Трое храбрых, пятеро справедливых". (О нем в Китае и фильмов много снято. И сериалов. Но, правда, меньше чем о легендарном Вонг Фей-Хуне). Кстати, как и Вонг Фей-Хун (Хуан Фэйхун), Бао Чжэн - реальный человек. Правда жил он не в 15 веке, как у Олдей, а во времена династии Сун... Тьфу ты, опять в теме "РУССКИЙ ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКИЙ РОМАН" травлю о китайцах А ведь это - КРУГ ЗАМКНУЛСЯ. Начал сказ об Олди по поводу албазинцев в Китае, и опять же в Поднебесную притопал Насчет Валентинова солидарен с уважаемым Геннадием. По душе мне эпопея "Око силы". Хотя не во всем согласен с авторской концепцией. Но подано вкусно...

Admin: Спасибо! Давно присматривался и к "Оку Силы" (2 трилогия ведь первой была написана? Говорят, она лучшая?) и к Олди ("Герой должен быть один" чаще всего на глаза попадался, но о сюжете не в курсе. Впрочем, "Мессия" тоже был замечен, как и "Бездна голодных глаз"). Надо б присмотреться.

Admin: Admin пишет: Давно присматривался и к "Оку Силы" (2 трилогия ведь первой была написана? Говорят, она лучшая?) А нет, ошибся. Это 7 роман "Ока Силы" был написан первым - "Преступившие" (1995), а далее все по-порядку. Кто-то говорил мне, что первая трилогия очень интересная ("Волонтёры Челкеля" и тд.). А Вы как считаете, ослабевает накал после первой трилогии или наоборот, все только начинается? Какая трилоги из этой 12-томной эпопеи самая-самая намагниченная?

Admin: Gennady пишет: У Валентинова (Шмалько) с огромным удовольствием прочитал его девятилогию "Око силы". Уважаемый Геннадий, а тома 10-12 нет желания прочесть? Или к 9 книге интрига ослабевает? Око силы: Четвертая трилогия (20-е годы XX века) 10. Царь-Космос (2010) 11. Генерал-марш (2011) 12. Век-волкодав (2011)

geklov: Мне отчего-то по душе из всей "тетралогии трилогий" пришлись как раз "Волонтеры". По моему скромному разумению, самая приключенческая часть эпопеи. Эдакое майн-ридство по рассейски (с налетом толстовщины (не земляка помянул, а автора "Аэлиты" ) и булгаковщины.; сильнее всего веет духом Михаила Афанасьевича от второй трилогии). Не вполне согласен с автором в оценках роли большевиков в истории Отечества, но чтение увлекло. А писались книги и вправду несколько задом наперед: Око силы: Первая трилогия (1920-1921 годы) Волонтёры Челкеля (1996) Страж раны (1996) Несущий свет (1996) Око силы: Вторая трилогия (1937-1938 годы) Ты, уставший ненавидеть (1997) Мне не больно (1997) Орфей и Ника (1997) Око силы: Третья трилогия (1991-1992 годы) Преступившие (1995) Вызов (1997) Когорта (1997) Око силы: Четвертая трилогия (20-е годы XX века) Царь-Космос (2010) Генерал-марш (2011) Век-волкодав (2011) Но. Как известно Купер тоже писал свою знаменитую пенталогию не совсем по порядку

Admin: Ок. "Челкеля" взял на карандаш. А у Олдей где-то еще (кроме "Алюмена") чувствуется Булгаков или великая русская добулгаковская классика? Лео Толстой, Достоевский с Чеховым не пробежали ли где тонкой красной ниточкой вдоль, да поперек в их творчестве?

geklov: Честно признаюсь, особо не задумывался... Я ведь не критик какой, не рецензент, не литературовед. Просто читатель, потребитель художественных текстов. Знаю только, что в "РУБЕЖЕ" силен дух Николая ибн Василия Гоголя-Яновского Но там помимо Олдей руку приложили: все тот же Валентинов и супруги Дьяченко. Кто у них там за что отвечал, мне, увы, не ведомо... Вот кто уж точно замечен в огороде перечисленных Вами бородатых классиков, так энто Бориска Акунин Но работает шельмец чисто. Комар носа не подточит

Admin: За то и любим! Мастер.

geklov: По Ильфу с Петровым и Гашеку Бушков любитель прогуляться. Порою думаю, что его "Летающие острова" - некий завуалированный реверанс в сторону Чехова (люблю я этот рассказ, пародию на Ж. Верна ). А может это - отголосок сфивтовой Лапуты?

Admin: geklov пишет: Я ведь не критик какой, не рецензент, не литературовед. Просто читатель, потребитель художественных текстов. Да все мы потребители. Дело не в профессии, а в личных чувствах. У каждого ведь свое восприятие. Другой критик не заметит того, что заметил простой любитель. Или критик что-то заметит, а ему скажут - что это бред, измышления. Просто спросил. Вдруг Олди большие фанаты кого-то там и это очень заметно во многих их текстах (уши гигантов, пардон... плечи). Я пока Олди не читал и все хочу настроиться. Сейчас вот "случайно" узнал, что у Олди есть несколько трибьютов, не только украинскому гению-Гоголю, но и Толкину, Шекли и даже Желязны! Вот такие игры в классику очень люблю. Не просто пастиши-фанфики-продолжения приключений героев "15 лет спустя", а тексты "в духе". Когда тексты совершенно самостоятельные и в то-же время узнаваемые по своей тематике, тональности. Если разобраться, все классики были в духе или под воздействие кого-то. Лермонтов - "в духе Пушкина", Чехов ("Пушкин в прозе") - под воздействием Толстого, Конан Дойл - "в духе Стивенсона, Габорио, Хаггарда, с оглядкой на Вальтера Скотта и Жюля Верна", и тд. У Акунина игры в классику здорово получаются. И никакого там плагиата нет. Оригинально и самобытно. Это еще все так придумать и смочь написать надо. Не каждому дано. И уж на коленке за здорово живешь такое не делается. Наш человек в кои-то веки выдумал первого русского сыщика всемирного масштаба (у Адамова или Вайнеров такого не получилось), причем, героя нетривиального, супермена-калеку (духовного), а его, как прежде, свои же умудряются высмеять, называют эпигоном. Вот Вам и пророки в своем Отечестве.

geklov: Метко сказано. Олди - вот именно что "В ДУХЕ"!!! Но при этом они создали свою самобытную интересную литературную Вселенную... И пара слов о влиянии писателей друг на друга. Полностью с Вами согласен. Ничто не возникает на пустом месте. Закон Эмпедокла ещё никто не отменял Акунин далеко не первый (в смысле, не первооткрыватель данного приема) жонглер на арене мировой классической литературы. И надо отметить - весьма талантливый! (Как-то в сети видел фразочку типа: "Дюма - первый французский постмодернист; придумал переписывать историю, объясняя ее тайны прихотями своих героев" ) А высмеивать и критиковать, пожалуй, полегче, чем создавать. Творцы мне как-то ближе, нежели критиканы...

Антон: У Олдей+Валентинова шикарны античные романы. Очень. Олди Герой должен быть один (1996) - подлинная история Геракла. Что было между известными мифическими событиями. Одиссей, сын Лаэрта (2001) - неожиданный взгляд на Троянскую войну Внук Персея (2012) - это всё, что было ещё до Геракла (не читал) Валентинов Серый коршун (1997) - про наёмника из Вавилона, попавшего в Грецию Диомед, сын Тидея (2001) - ещё один взгляд на Троянскую войну (читать только ПОСЛЕ Одиссея) Спартак (2002) - Диссертация Валентинов, переписанная в роман. "не так всё было, совсем не так" (С) Ангел Спартака (2006) - уже просто роман. Мы с женой после прочтения "Герой должен быть один" единогласно в первую совместную заграницу рванули в Грецию. И - таки да - видели фундамент дома, в котором родился Геракл. Кстати, Валентинов все свои романы в метароман стягивает. Есть у него некая раса ммм... немного оборотней. Так они во всех романах помянуты. От Серого коршуна до Окасилы. Да! Про французскую революцию у него неплохой роман (Дезертир)! И очень любопытен автобиографический "Созвездие Пса" про раскопки в Крыму.

Gennady: 1. Спасибо за ответ/ы. Все романы Олди читал. Сейчас буду возвращаться к ним еще раз- убедили, что я ничегошеньки ни в чем не понял и не разобрался. Все романы Валентинова читал, но при этом не имел ни малейшего представления о четвертой трилогии. Где же взять? Никогда не видел. По-моему, в предпоследней третьей трилогии, с этой планетой Нибиру получилось какое-то совпадение с романами Василия Звягинцева? Я не прав? Антон То-есть, это что ли тот дом, где Алкмена занималась черт знает чем хотя и с самим Зевсом? Это здорово, что такой дом есть, пусть даже и один фундамент. Я знаете в последней год занимался тем, что пытался собрать воедино те места, где либо родились, либо жили боги и герои. Ну всякие острова, разумеется. Делос, в частности. А в каком городе сть этот фундамент? Админ, ну извините. Я знаю, что еще "за прошлое дело не отсидел".

Admin: Gennady пишет: Админ, ну извините. Я знаю, что еще "за прошлое дело не отсидел". Уважаемый, Геннадий! Вы о чем? Все хорошо. Всегда рады Вашим постам!

Admin: Уважаемый Антон, СПАСИБО! Благодаря Вам и Геклову начинаю серьезнее интересоваться Олди и Валентиновым. Иногда не хватает какого-то маленького замечания, яркого высказывания. Раз уж в Грецию рванул после книги - это сильно! Я после "Хранителей" в 80-х весь лес облазил - эльфов искал.

Антон: Gennady пишет: То-есть, это что ли тот дом, где Алкмена занималась черт знает чем хотя и с самим Зевсом? Фундамент дворца, где РОДИЛСЯ Геракл. Был ли он там же зачат - уж извините, не сообщали

Admin: geklov пишет: А некоторые посты из темки «Русский приключенческий роман», непосредственно касающиеся Бориса Акунина, я думаю, впоследствии глубокоуважаемый Владимир неким чудодейственным образом перетащит по назначению. Заранее благодарю! Уважаемый Геклов, спасибо Вам огромное за новую тему! Порой чудодейственным перемещениям мешает смысловая привязка в постах к упоминаниям о сказанном выше. Не хотелось бы порушит диалог, чтобы потом другим было читать интереснее. Но чуть позже я попробую что-то передвинуть в новую тему об Акунине. Читающие фандориниану - поддержим отечественного производителя! Милости просим сюда http://adventures.unoforum.ru/?1-3-0-00000051-000-0-0

geklov: Сергей Васильевич Городников (род. 3 июня 1955, Грозный) — русский учёный, писатель, драматург, политэкономист, журналист, публицист, философ, политик. Считает, что культурный кризис, как часть мировоззренческого и политического кризиса русского сознания, нельзя преодолеть без появления принципиально нового русского героя, увиденного с позиции буржуазно-городского сознания, отталкивающегося от идеализации русского дворянства эпохи допетровского абсолютизма. Пишет рассказы, киносценарии, сценарии для комиксов, повести, романы. http://ru.wikipedia.org/wiki/%C3%EE%F0%EE%E4%ED%E8%EA%EE%E2,_%D1%E5%F0%E3%E5%E9_%C2%E0%F1%E8%EB%FC%E5%E2%E8%F7 Эти самые "идеализированные русские дворяне допетровской эпохи" действуют в историко-авантюрных книгах С. Городникова "Алмаз Чингиз-хана", «Тень Тибета», «Золотая роза с рубином», «Порученец царя», «На стороне царя», «Персиянка». Все книги кроме первой объединены общим героем по имени Удача. В 2006 году за роман «Персиянка» Городников получил национальную литературную премию «ЗОЛОТОЕ ПЕРО РУСИ». Кто что может сказать о подобном видении русского приключенческого романа?

Gennady: Не читал этого автора, отчего, к сожалению, не могу высказаться. Правда, судя по описанию, он похож на Святополка-Мирского, кажется? Если я правильно написал фамилию автора? Честно говоря, те писатели, которых я в данном жанре читал, немного похожи друг на друга: "За царя и отечество". Но с другой стороны, разве мушкетеры вели себя по-другому?

geklov: Святополк-Мирский, на мой взгляд, ближе к Дюма. Мне лично он более пришелся по вкусу. Язык, сюжет, интрига. Но у Городникова прочитал пока не всё. Делать выводы рановато.

robyr: здравствуйте А кто нибудь читал этого автора Поротников «Злой город» против Батыя. «Бессмертный гарнизон» аннотация крутая - «Могу-Болгусун» («Злой город») – так назвал КОЗЕЛЬСК хан Батый, застрявший под его стенами на два месяца и положивший здесь треть своего войска. Пусть козельскому князю Василию было всего 15 лет, а в его дружине – меньше двух сотен «храбров», пусть все население города, включая женщин, стариков и детей, не превышало 4 тысяч человек против 10-тысячного монгольского тумена – жители единогласно решили лучше умереть, «дабы оставить по себе добрую память, а за гробом принять венец бессмертия», чем сдаться врагу. Семь недель они держались под ливнем стрел и непрерывными атаками Батыевых полчищ, семь недель в одиночку отражали штурм за штурмом, так и не получив помощи от других князей, которые продолжали свои распри даже в разгар вражеского нашествия. Когда же ворота Козельска все же пали под ударами стенобитных машин, его последние защитники предпочли не спасаться бегством, а самим атаковать врага в последней отчаянной вылазке и «утонуть в крови» вместе со своим юным князем, стяжав бессмертную славу… Читайте новый роман от автора бестселлеров «Побоище князя Игоря» и «Батыево нашествие» – захватывающий исторический боевик о «Злом городе» и его бессмертном гарнизоне, чья отвага и стойкость вошли в легенду! У этого автора много истор книг сам не читал не одной нашел случайно на http://lib.aldebaran.ru/author/porotnikov_viktor/ аннотации к книгам очень многообещаюшие

robyr: продолжаю заметил один интересный момент - читаешь отзывы о какой либо истор книги написанной нашими современными русскими (российскими) авторами - отзывы читателей на сайтах чаще всего негативные,как буд то какая то установка не доставерно не интересно кругом одни ляпы на думано , вот у них там Дюма , вот это да А как вам такая серия Историческая авантюра http://lit.knigka.info/2012/02/25/serija-istoricheskaja-avantjura-170-knig.html чем не русский прикл роман Я вот читал много фантастики но одна из книг которая очень сильно понравилась Мартьянов (звезда запада) захватила сильнее Нортон,Гаррисон и т.д вот с фантастикой у нас все впорядке а истор прик нет. Сейчас читаю Похождения Рокамболя интересно да не более.

ffzm: robyr пишет: А кто нибудь читал этого автора Поротников Давно собираюсь почитать этого автора, есть у меня несколько его исторических романов, да всё никак до них не доберусь. Хорошо бы узнать чьё нибудь мнение, тех кто читал.

Gennady: robyr Согласен с вашим мнением насчет Мартьянова. Очень способный и занимательный автор. Хотя я что-то в последние несколько лет не слишком люблю очередные приключения викингов. Наверное, это нечто иррациональное, так что пояснить не берусь. Вот Поротникова не читал. А все же... все же... что поделать если Дюма не было ни в Португалии, ни в Испании, ни в Англии, ни увы в России, хотя во всех упомянутых странах были и есть прекрасные архитекторы приключений? Но такой как Дюма был только во Франции и только он (поправьте меня если ошибусь) первым стал описывать, скажем, Париж, как открывать шкатулку, полную волнующих тайн, звона шпаг, и головокружительных приключений. Разве Петербург хуже Парижа? Или та же Москва? Или если уж на то пошло, моя Одесса? И разве их не описывали, эти города в разных жанрах 200, 150 или 100 лет назад? Описывали конечно, но не так как Дюма Париж. Или Сю. Или Феваль. Была некогда в Одессе книга "Тайны Одессы". Кажется некоего Гроссула (По-моему, это первая половина фамилия автора). Но не в этом дело. Я ее читал. Она неплохая, но очень коммерчески специализированная. Ну скучноватая, одним словом. Можно вспомнить и "Тайны одесских катакомб" на порядок увлекательнее. И все же это не Дюма. И даже Крестовский- тоже не Дюма. Не хочу этим постом сказать, что у Дюма нет скучноватостей. На мой взгляд, есть. И тем не менее, те его романы, которые у всех и в памяти, и так сказать, "на слуху", свежи и сегодня. ИМХО.



полная версия страницы