Форум » Авантюрные романы-фельетоны и серии выпусков + Обзор ПЛ разных стран » Французский приключенческий роман » Ответить

Французский приключенческий роман

Admin: Раз уж у нас есть темы по немецкой, русской, польской приключенческой литературе, не грех завести и тему по французской. Страна озорного галла Астерикса и белых королевских лилий - одна из самых приключенческих в плане литературы, да и, пожалуй, в истории. Ну кто не читал французские романы? Нет такого "младограмматика", который бы чуть освоив азбуку, не бросился с головой и фонариком под одеяло, проводя ночи напролет с "Мушкетерами", "Грантом" или "Сорви-головой". А то и днем... и порой в ущерб футболу, кино, катанию на плотах и даже (прости, Господи!) школе. Приключенческая литература не только научила нас читать, но и привила навык к чтению. О некоторых "наших" французах уже открыты отдельные темы, о ком-то еще предстоит, если форум не зачахнет. Начнем потихоньку.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Admin: Начнем с истоков. Не с рыцарских романов Кретьена де Труа или фантастики на лебединой тяге от Сирано де Бержерака, и не с мелодраматически-архаичных Пиксерекура и Дюкре-Дюминиля. Люди, конечно, достойные, но это еще "державины". А вот "пушкины" были впереди. НАСТОЯЩИЙ приключенческий роман кристаллизовался на благодатной почве французского романа-фельетона, т.е. коммерческого газетного романа с продолжением. У истоков его стоят всем известные имена - Эжен Сю, Александр Дюма-отец и чуть менее известный Фредерик Сулье. "Мемуары дьявола" (1836-38), "Парижские тайны" (1842-43) и "Три мушкетера" (1844) - вот книги, которые, отчасти с оглядкой одна на другую (конкуренция!), "раскрутили барабан и не смогли его остановить". Поток НАСТОЯЩИХ приключенческих романов хлынул в середине 1840-х. Все что было до этого - случайные романы, с элементами еще не окрепшего жанра. Если до этого в романе с продолжением, публиковавшемся в газете или в выпусках (Бальзак во Франции, Диккенс в Англии), не исключая развлекательных элементов, преобладал элемент серьезности и реалистичности, зоркое наблюдением за нравами и бытом общества, то с появлением романов вышеназванного французского трио в романах-фельетонах на первый план вышла не жизнь, как она есть, а жизнь невероятная, полная тайн, приключений и интриг, т.е. начал доминировать элемент развлекательности и романтизма (даешь бурю и натиск!). Именно это, на мой взгляд, основа всех основ приключенческого романа. Приключенческий роман - это роман про необычную, невероятную, а то и совсем неправдоподобную жизнь. Даже если герои - реальные авантюристы, такие как Калиостро, Казанова или Картуш, главное - что они живут беспокойно, насыщенно, с огоньком, т.е. так и просятся в остросюжетный роман по факту своего существования. Это может быть совершенно бестолковая жизнь, без особого басенно-морального намека и глубинного смысла, но за ней всегда интересно следить. Всегда. Она отвлекает и увлекает. Не всегда хочется прожить подобную жизнь, но мы сильно переживаем и радуемся вместе с героями. Сопричастность, катарсис, назовите как хотите, но это настоящее искусство, а не чепуха на постном масле, "второсортный жанр", как говорят некоторые. Впрочем в ПЛ, как и в литературе мейнстрима, т.е. реалистической, есть как мастера, так и подмастерья (второй сорт нужно искать у них). Стоит ли сравнивать значимость Чаплина с Тарковским или Толстого с Дюма? Каждый из них дарит людям то, что им хочется - радость встречи с настоящим искусством. Хорошо, что Дюма и Жюль Верн на заре НАСТОЯЩЕГО приключенческого романа догадались писать не просто стрелялки-догонялки. Каждый из них нашел свой полезный волшебный ключик, придумал как можно не только развлекать, но и обучать. И не важно, что Дюма "подтасовывал" под свой сюжет исторические факты, а Жюль Верн недоговаривал и давал заведомо ложную информацию о том, как делать нитроглицирин. На то у каждого были свои весомые причины. Роман - не документальное исследование, так что - имеют право. Неоспоримая заслуга этих столпов приключенческого романа в том, что они привили своим читателям интерес к истории, науке и романтике дальних странствий. Если пройтись кратко по основным вехам французского приключенческого романа, то выделить можно вот какие имена и темы: Социальный роман-фельетон и городские тайны - Сулье ("Мемуары дьявола"), Сю ("Парижские тайны"), Феваль ("Лондонские тайны"), Дюма ("Граф Монте-Кристо"). Историко-приключенческий или роман плаща и шпаги - Дюма (серия "Мушкетеры", серия "Валуа", серия "Мемуары врача/Французская революция"), Феваль ("Горбун"), Понсон дю Террайль (серия "Молодость короля Генриха"), Ашар ("Бель-Роз", "Плащ и шпага"), Зевако (серия "Пардайяны"), Голон (серия "Анжелика"), Фажарди ("Красные шарфы"). Экзотические приключения и романы о пиратах - Верн ("Дети капитана Гранта", "Вокруг света за 80 дней"), Ферри ("Лесной бродяга"), Эмар ("Твердая рука", серия "Карибские пираты"), Жаколио ("Покоритель джунглей", "Грабители морей"), Буссенар (серия "Путешествия парижского гамена"), Рони-старший (серия о древних людях "Борьба за огонь" и др.). Криминальная сага - Феваль (серия "Черные одежды"), Понсон дю Террайль (серия "Рокамболь"), Леблан (серия "Арсен Люпен"), Сувестр и Аллен (серия "Фантомас"). Детективный роман - Габорио (серия "Лекок"), Леру (серия "Рультабий"), Лео Мале (серия "Нестор Бюрма"), Сан-Антонио (серия "Комиссар Сан-Антонио"). Судебные ошибки и романы-мелодрамы (сентиментально-бульварные романы) - Деннери ("Две сиротки"), Монтепен ("Разносчица хлеба"), Ришбур ("Две матери"), Жюль Мари ("Посрамленный Роже"), Мерувель ("Непорочная и поруганная"), Декурсель ("Два подростка"). Фантастика и мистика - Верн ("Из пушки на Луну"), Жан де Ла Ир (серия "Никталоп"), Морис Ренар ("Доктор Лерн"), бельгиец Жан Рэй ("Мальпертюи"), Рони-старший ("Звездоплаватели"). Может что и упустил, но основных указал. Французов мно-ого-го-го!

ffzm: Прочитал не так давно "Герцог де Гиз" Сулье- был немного разочарован, не идет в сравнение с Дюма или Террайлем, ну хотя местами ненадолго увлекало. Книга совсем не о том Гизе из "Королевы Марго", а о каком то его потомке жившим во второй половине XVII века. Действие происходит в Италии. Хочу спросить, читал ли кто "Мемуары дьявола", что это за произведение и можно ли его ставить в один ряд с "Парижскими тайнами" и "Монте-Кристо".

Admin: Если "Гиз" так туго пошел, то за "Мемуары" не стоит и браться. Утомитесь. Сулье ближе к мистике/фантастике и этюдам о нравах Гофмана и Бальзака, чем к Сю, Дюма, и уж тем более совсем далек от такого чисто развлекательного писателя, как Понсон дю Террайль. Но Сулье, по мнению французских литературоведов, был первым автором настоящего романа-фельетона с авантюрной интригой. Сулье прожил очень мало (1800-1847). В 1840-х жанр только-только формировался. Потому-то и ранний (да и поздний) Сю - не особо авантюрный, как и многие вещи Дюма без Маке. Особенно ранние, находившиеся под сильным влиянием романов Вальтера Скотта. Сулье автор не самый авантюрный, но он - знаковая фигура в жанре. "Герцог де Гиз" (1846) - это один из последних незаконченных романов Сулье. Он оборвался на начале второй части "Анна де Понс", которая так и не была дописана. В 1860 г. издатель Мишель Леви решил опубликовать роман, включив в него 1 часть и чуть подредактированые 14 страниц рукописи от недописанной 2-й части. Вот что говорит о Сулье Андре Моруа: " В глазах директоров газет самым выдающимся писателем был тот, чьи романы привлекали наибольшее число читателей. Самые талантливые писатели могли потерпеть провал в жанре романа-фельетона. Бальзак, постоянно нуждавшийся в деньгах, не желал ничего лучшего, как поставлять подобные романы. «Как только он почует туго набитую мошну, – говорили его недоброжелатели, – он не может сдвинуться с места, будто завороженный, и готов часами караулить ее, словно кошка – мышку». Но издатели колебались: Бальзак казался им трудным автором. Длинные описания места действия, которыми начинались его романы, отпугивали читателей. По мнению издателей, техникой этого жанра в совершенстве овладели Эжен Сю, Александр Дюма и Фредерик Сулье. «Будь я Луи-Филиппом, – говорил Мери, – я пожаловал бы ренту Дюма, Эжену Сю и Сулье с условием, что они вечно будут продолжать „Мушкетеров“, „Парижские тайны“ и „Записки дьявола“. И тогда бы мы навсегда покончили с революциями»". А. Моруа "Три Дюма"


ffzm: Admin пишет: Если "Гиз" так туго пошел, то за "Мемуары" не стоит и браться. Утомитесь. Спасибо Владимир за Ваш ответ, но я все равно как нибудь решусь и примусь за "Мемуары", уж очень хочется, все таки такое известное произведение и очень интригует то, что в романе есть мистика. Admin пишет: Сю - не особо авантюрный, как и многие вещи Дюма без Маке. Начал читать "Дочь мельника" Маке, прочитал пока около 200 страниц, нравится, но вот только действие как то медленно разворачивается, не хватает Дюма. А ведь роман написан как продолжение "Сорок пять", там действуют Горанфло и Шико. Так что Дюма не хватает Маке, а Маке Дюма.

Admin: ffzm пишет: но я все равно как нибудь решусь и примусь за "Мемуары", уж очень хочется, все таки такое известное произведение и очень интригует то, что в романе есть мистика. И правильно сделаете, но предупреждаю, местами будет скучно, потом опять интересно. Книга - калейдоскоп историй. В свое время роман был зачитан многими. Думаю, в какой-то мере "Агасфер" Эжена Сю под влиянием "Мемуаров" Сулье написан. Говорят, Достоевский читал Сулье, и даже в какой-то мере на "Карамазовых" повлияли "Мемуары". По крайней мере на один эпизод с Иваном. Про Булгакова с "Мастером" есть версия, что этот роман Сулье был ему хорошо знаком. Сам Сулье вышел из "Хромого беса" Лесажа, "Мельмота" Метьюрина, Гёте и Гофмана. У Дюма схожие мотивы можно найти в "Тысяче и одном призраке", "Женщине с бархаткой на шее", "Правой руке кавалера де Жиака". ffzm пишет: Начал читать "Дочь мельника" Маке Про "Дочь мельника" я уже высказывался примерно как Вы, не хватает Дюма http://adventures.unoforum.ru/?1-3-0-00000008-000-0-0#018 Жалкое впечатление. Шико совсем не тот. Только каркас и имя. Генрих - так себе. Тоска. Во многом, конечно и переводчик с тупым дореволюционным подстрочником постарался. Сухарь, а не текст.

geklov: Многуважаемый Админ пишет: Историко-приключенческий или роман плаща и шпаги - Дюма (серия "Мушкетеры", серия "Валуа", серия "Мемуары врача/Французская революция"), Феваль ("Горбун"), Понсон дю Террайль (серия "Молодость короля Генриха"), Ашар ("Бель-Роз", "Плащ и шпага"), Зевако (серия "Пардайяны"), Голон (серия "Анжелика"), Фажарди ("Красные шарфы"). Понимаю, делить и дробить ПЛ на жанры-поджанры, виды-подвиды, классы-подклассы (нужное подчеркнуть ) можно практически до горизонта Но всё же хотел бы выделить Сагу о похождениях Анжелики (а так же многотомные циклы Ж. Бенцони ("Марианна", "Катрин", "Флорентийка") в отдельный подвид. Условно его можно назвать: ЛЮБОВНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ авантюрный роман (эдакая смесь из дамского "розового" романа и историко-приключенческого романа). Всё-таки это не одно и то же, что и Мушкетеры Дюма. Ну и, наверное, разделил бы экзотические приключения и романы о пиратах на два подвида. Хотя пираты - это всегда экзотика и, конечно же, всегда приключения

geklov: Многоуважаемый Админ связывает появление и становление ПЛ с появлением романа-фельетона. Сходную мысль высказывает И. Ю. Стогов в своей книге "Эра супергероев. История мира в 5 журналах и 3 комиксах". Только он идет немного дальше. Стогов выводит из романов-фельетонов не только литературу приключений, но и всю современную литературу вцелом. Вот маленький отрывок (более близкий именно к нашей теме): "Первая глава романа Сю «Парижские тайны» была опубликована 19 июня 1842 года. Именно этот день можно считать датой рождения современной литературы. Потому что прежде такой штуки, как «роман», просто не существовало. Вернее, как? Конечно существовало: письменные истории существуют столько же, сколько существует письменность. И до Эжена Сю были написаны тысячи произведений, которые принято называть «романами». И до его «Парижских тайн» люди, бывало, богатели на газетных историях. Да только все это было не то. До того как за дело взялись медиамагнаты, никому из уважающих себя литераторов и в голову бы не пришло писать прозу. Проза — это было так, для простонародья. Когда варяжские скальды желали прославить своих конунгов, то посвящали им не роман, а все-таки стихи. И французские трубадуры посвящали прекрасным дамам не романы, а тоже стихи. И даже какой-нибудь Гаврила Романович Державин посвящал спонсировавшей его творчество императрице Екатерине никакой не роман, а опять-таки стихи. Иначе и быть не могло. Отношение к прозе было таким же, как сегодня отношение к «падонкавскаму йазыку»: прикольно, конечно, но в приличном обществе как-то не комильфо. Во все времена, во всех культурах это разделение было конкретным, как Великая Китайская стена. Тот, кто собирался жить за счет богатенького спонсора (как скальды за счет конунгов или Державин за счет Екатерины), должен был посвящать спонсору именно стихи. А тот, из кого толковый литератор не получился, мог сколько угодно писать свою прозу — за нее денег все равно никто не платил. Место поэзии было во дворцах и спальнях дам. Единственным местом для прозы был рынок. Там, на рынках, скоморохи и прочие юродивые тешили необразованное быдло прозаическими байками. Так было всегда: во все времена и во всех культурах. До тех пор, пока за дело не взялись медиамагнаты. Именно эти ребята перевернули ситуацию с ног на голову. Это старик Державин мог жить за счет единственного спонсора (императрицы Екатерины). Медиамагнаты собирались жить, продавая свои истории миллиону покупателей. То есть тому самому быдлу с рынка, которое плохо разбиралось в стихах, зато знало толк в сказках, страшилках, анекдотах, эротических прибаутках и прочих видах прозы. Читатели массовых европейских газет были не очень образованными и не ахти какими утонченными. Но именно они платили за газеты, а значит, именно на их вкус должен был теперь ориентироваться тот, кто мечтал разбогатеть. Первым разбогатеть на прозе удалось как раз Эжену Сю. Написанный им роман «Парижские тайны» стал первым мегабестселлером планеты. В нем было все, к чему привыкли парижане из низов: немного от сказки, немного от страшилки, немного от анекдота, немного от эротической прибаутки. Сю писал свой роман шестнадцать месяцев: каждый будний день по небольшой главке. За письменный стол он садился в шесть утра, а к половине девятого работа была окончена. Только один раз читатели не нашли на привычном месте продолжения истории: Сю свалился с простудой и на неделю прекратил работу. Для Франции это стало национальной катастрофой. В первый же день редакция получила полмиллиона писем с вопросом: что случилось? ЧТО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, СЛУЧИЛОСЬ?! Сказать, что «Парижские тайны» стали популярны, значит, ничего не сказать. Аристократы и богатеи мечтали быть представленными писателю. Первые красавицы Парижа, увидев его, выпрыгивали из платьев, как столетие спустя школьницы будут выпрыгивать из джинсов при виде Мика Джаггера. За время публикации романа тираж газеты вырос в семнадцать раз. А гонорар самого Сю — в шесть. К середине XIX века Эжен получал больше, чем любой другой автор в мире. За публикацию романа «Вечный Жид» старый друг Вернон заплатил Сю сто тысяч франков. Эти деньги складывались из тех мелких монеток, которые плохо образованные парижане, с грязными руками, уплачивали за газетку с новым выпуском «Жида». Никого французские писатели не ненавидели так, как Сю. Едва увидев в толпе его знаменитую пижонскую шляпу, коллеги скрипели зубами, матюгались и переходили на другую сторону улицы. Бальзак впадал в бешенство, едва заслышав его фамилию. О гонорарах Сю он упоминал в письмах своей возлюбленной Ганской даже чаще, чем о самой любви. Между тем, кроме самих себя, винить было и некого. Точно так же, как и Сю, все остальные классики французской литературы публиковали свои опусы в газетах. И кто виноват, что тираж Сю оказался больше, чем тираж их изданий? На тот момент во Франции издавалось около десяти тысяч газет. Из них приблизительно полсотни были крупными и могли позволить себе заказывать «фельетоны». Так же как сегодня у каждой крупной студии звукозаписи есть собственные рок-идолы, а у каждой крупной кинокомпании — конюшня режиссеров и звезд, так же и полтора века тому назад каждая крупная газета заводила себе автора, в обязанности которого входило сдавать каждый будний день по новой главе романа. Бальзак начинал в изданиях медиамагната Эмиля Жирардена. Там же опубликовал свои главные бестселлеры Дюма-отец. Жорж Санд работала на газету «Сьекль». Гюго считал себя слишком крутым, чтобы делиться бабками с кем-то еще. Под свои романы он пытался открыть собственную газету, однако прогорел. Впервые в истории за литературу стали платить серьезные деньги, и в эту сферу тут же ринулась целая толпа народу. Авторы мечтали о гонорарах Сю, но достичь его уровня никто из них так и не сумел. Сегодня «писателем» называется тот, чьи сочинения издаются в виде книг. А тот, кто публикует свои опусы в журналах, именуется «журналистом» и немного этого стесняется, ведь быть писателем — это вроде как круче, чем быть журналистом. Но полтора века тому назад все было ровно наоборот. Тираж книг в те годы был совсем крошечным. Абсолютный бестселлер, мегахит XVIII столетия, «Энциклопедия» Дидро была выпущена тиражом всего в 4250 экземпляров и продавалась потом больше двадцати лет. Спустя еще век вполне хитовый роман Достоевского «Преступление и наказание» был опубликован смешным тиражом в две тысячи экземпляров, продавался семь лет и даже после этого не был распродан до конца. Понятно, что жить на гонорары с книжек было невозможно. Этот бизнес не окупал сам себя. Да, собственно, никакого массового издания художественных книжек нигде в мире до самого начала XX века и не существовало. Зато существовали газеты и журналы: единственное место, где могла выжить литература. В отличие от книжек, тиражи прессы росли быстрее, чем сегодня растет цена на нефть. Туда и шли те, кто мечтал о карьере профессионального литератора. Написал хит типа «Парижских тайн» и обеспечен до конца жизни." Вся книга здесь: http://flibusta.net/b/226686/read Любопытная, надо сказать, вещица. Хотя и небесспорная...

ffzm: geklov пишет: Но всё же хотел бы выделить Сагу о похождениях Анжелики (а так же многотомные циклы Ж. Бенцони ("Марианна", "Катрин", "Флорентийка") в отдельный подвид. Условно его можно назвать: ЛЮБОВНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ авантюрный роман (эдакая смесь из дамского "розового" романа и историко-приключенческого романа). Да, я уже писал об этом на форуме. geklov пишет: Ну и, наверное, разделил бы экзотические приключения и романы о пиратах на два подвида. Хотя пираты - это всегда экзотика и, конечно же, всегда приключения Романы о пиратах- это и морские приключения, это и историко-приключенческие романы и конечно романы экзотические.

geklov: Да. Делить-ветвить можно до бесконечности. Хороших приключенческих книг понаписано, слава БОГУ, немало

Admin: geklov пишет: ЛЮБОВНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ авантюрный роман (эдакая смесь из дамского "розового" романа и историко-приключенческого романа). Всё-таки это не одно и то же, что и Мушкетеры Дюма. Ну и, наверное, разделил бы экзотические приключения и романы о пиратах на два подвида. Хотя пираты - это всегда экзотика и, конечно же, всегда приключения Потому и не хочется громоздить много видов, которые порой очень близки по сути (история, география, путешествия). Так и впрямь до горизонта дойдем, если каждый нюанс в отдельный вид размещать. Думаю, лучше выделить несколько ОСНОВНЫХ видов/направлений, а уже в них делать подвиды/подразделы. Например так: ИСТОРИКО-ПРИКЛЮЧЕНЧЕСКИЙ РОМАН (основной вид). Подразделы: а) Плащ и шпага ("Три мушкетера"), b) Любовно-исторический роман ("Анжелика"), и тд. ЭКЗОТИЧЕСКИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ (основной вид). Подразделы: a) Путешествия ("Дети капитана Гранта"), b) Пиратский роман ("Остров сокровищ"), c) Морской роман ("Морской волчонок"), и тд. ВЕСТЕРН (основной вид). Подразделы: a) Индейские романы ("Последний из могикан"), b) Ковбойские романы ("Шейн"), и тд.

geklov: Согласен полностью. Я так сразу и написал: делить и дробить ПЛ на жанры-поджанры, виды-подвиды, классы-подклассы (нужное подчеркнуть ) можно практически до горизонта Так, кстати, с детективом и поступили. Иронический, черный, крутой, шпионский, исторический, ретро, милицейский, и т. д и т. п.

Admin: geklov пишет: Сходную мысль высказывает И. Ю. Стогов в своей книге "Эра супергероев. История мира в 5 журналах и 3 комиксах". Уважаемый Geklov, cпасибо Вам за эту интереснейшую цитату. Мысль о романе-фельетоне, как основе зарождения жанра у меня созрела за долгие годы изучения французской литературы. Уверен, если бы я начал так же плотно копать англичан, можно было бы найти истоки и там (Смоллет, Эйнсворт, Диккенс, итд.). Но то чудо острого диалога и стремительно скачущей легкой интриги, какое привнес в жанр Дюма затмевает авантюрность и литературное мастерство даже таких гениев как Диккенс. Стогов во многом прав, но есть у него, на мой взгляд, и слишком уж залихватские перегибы. Вот главный: "Первая глава романа Сю «Парижские тайны» была опубликована 19 июня 1842 года. Именно этот день можно считать датой рождения современной литературы. Потому что прежде такой штуки, как «роман», просто не существовало. Еще как существовало, во всем многообразии, которое до сих пор и пользуем: Вальтер Скотт с его образцовым рыцрским романом "Айвенго" (1819), Бальзак с его мегагениальным семейным многоплановым романом-сагой (по сути целой вселенной жанров) "Отец Горио" (1835), панорама общества (дом Воке), роман воспитания и взросления (Растиньяк), проблема "отцов и детей" (семья Горио), криминальный роман (интриги Вотрена и старуха Мишоно), не этот ли роман, по сути, подготовил идею "Парижских тайн"? (невольно эта мысль приходит мне при сопоставлении Сю и Бальзака, + конечно, Видок), а Диккенс с его его криминально-социальным "Оливером Твистом" (1838) - это что же - эпистолярщина какая? "Персидские письма" или "Новая Элоиза"? - нет и нет, полновесный роман, а французский Толстой - Стендаль с его "Войной и миром" - "Пармской обителью" (1939), а Гоголь с его "Мёртвыми душами" (опубл. в том же 1842, но начато еще в 1835) - это ж почти прототип всеми любимых "12 стульев" (приключения мошенника-авантюриста по городам и весям) - полноценный русский плутовской роман с интригой и яркими диалогами (а плутовской роман появился за ого-го до сколько ранее чем роман Сю, который многое перенял у плутовского романа, как собственно и вся ПЛ, вот где исток + греки и, конечно, гений интриги и, опять же, диалога - Его Величество ШЕКСПИР!). Пока прервусь.

1.66: Роман Жюля Лермин(а) Роялистская заговорщица в формате PDF можно скачать здесь http://webfile.ru/6461332 .

Admin: немного от эротической прибаутки. Что-то не помню эротики в ПТ... А нет, были эпизоды с Жаком Ферраном - соблазнителем. За публикацию романа «Вечный Жид» старый друг Вернон заплатил Сю сто тысяч франков. Старого друга звали не Вернон, а Луи-Дезире Верон, или доктор Верон. Это он ввел в обращение гениальный журналистский слоган "продолжение следует".

Admin: 1.66 пишет: Роман Жюля Лермин(а) Роялистская заговорщица в формате PDF можно скачать здесь Спасибо за единую сборку. Скачал как-то эти "Историч. вестники" и заметил, что бракованы 2 с хвостиком страницы в этом романе (75, 77, 79 - нижний кусочек). Чуть более полный перевод "Роялистской заговорщицы" (с некоторыми пропущенными в версии "Вестника" историч. описаниями, впрочем, не слишком значительными) печатался под заглавием "1815 год" в журнале "Всемирная библиотека" 1891г. №7-10. В свое время сравнивал в чз. В сети этой версии не видно.

1.66: Обратил внимание, что в дореволюционных русских журналах использовалось словосочетание "продолжение будет", а не продолжение следует".

geklov: Многоуважаемый Admin пишет: Стогов во многом прав, но есть у него, на мой взгляд, и слишком уж залихватские перегибы. О-о! У Стогова в этой книге (впрочем как и в других его работах) предостаточно перегибов и спорных моментов. Но тем не менее, человек высказывает небезынтересные мысли. Они заставляют задуматься, попытаться взглянуть на знакомые проблемы с новой стороны. А именно в этой книге Стогова масса чего интересного по тематике нашего форума. Там и Баффало Билл, и По, и Рид, и Феваль, и Холмс, и Вудхаус, и Стен Ли, и Фрэнк Мэнси, и Дэшиел Хэммет, и Тень, и Зорро, и Фантомас, и все супергерои, и крутые детектвы, и палп фикшн, и комиксы, и мн.-мн. др. Главная идея книги Стогова: массовая литература, как специфическое явление цивилизации, играющее значительную роль в жизни общества, зародилось в 1840-х годах с развитием газетной индустрии (печатное слово стало доступно широким слоям: печатные тексты стали дешевы, доступны, востребованы, в силу роста грамотности среди широких слоев населения, людей, умеющих и желающих читать увлекательные истории, стало гораздо больше, нежели в предыдущие эпохи) и умерло в эпоху телевидения, кино и интернета. Надо заметить, что умерла не литература вообще (также как и не родилась она вообще в сер. 19 века), изменилась роль литературы в обществе. Повторю, это точка зрения Стогова. Заканчивается книга следующей любопытной сценой. Автор попал на частную вечеринку книгоиздателей. "Уже в самом конце я все-таки задал хозяину очень интересовавший меня вопрос. — Скажите, — спросил я, — а какая из всех изданных вами книжных серий оказалась самой прибыльной? На какой вам удалось заработать больше всего? Юбиляр был пьян и не стал делать из этого секрета. — Этой осенью мы запустили серию новеллизаций. То есть переписанных в виде книжек киносценариев. Делать их не сложно: даешь толковому писателю диск с пиратской копией любого блокбастера, и он страницу за страницей просто описывает то, что видит на экране. Хоть «Кинг-Конг», хоть «Техасскую резню бензопилой». — И это продается? — Это продается лучше, чем все остальное вместе взятое! Никому об этом не говорите, но это продается, вы даже не представляете как! Я еще раз пожал ему руку и все-таки ушел. Снаружи было довольно холодно. Шагать до остановки рейсового автобуса было далеко. В домах, мимо которых я шел, окна светились голубым. Там люди смотрели кино, смотрели ТВ, смотрели фильмы на DVD или скачивали их из социальных сетей. В крайнем случае там читали новеллизации: книжки, написанные по мотивам модных киношек. Больше там не читали ничего." Стогов вовсе не отрицает, что и до Эжена Сю писались романы (и что их будут писать и читать и после нашей интернетовско-телевизионной эпохи). Цитата из Стогова: "Конечно существовало: письменные истории существуют столько же, сколько существует письменность. И до Эжена Сю были написаны тысячи произведений, которые принято называть «романами». Да, до Сю были и Скотт, и Купер. О влиянии их творчества на ранние работы Сю сказано немало. НО. Стогов ведет речь о взломе по вертикале (помните, как там у Веллера?). Сю стал на плечи гигантов и... САМ СТАЛ НОВЫМ ГИГАНТОМ. Открыл новый мир! А на его плечах стоят многие сегодняшние приключенцы. Да и не только они. Случиля качественный прорыв. Изменилась роль лит-ры в общественной жизни. И это изменение Стогов связывает с романами-фельетонами в общем, и с романами Э. Сю в частности. Вернусь к французской теме.Слово Стогову: "В марте 1831 года директором парижской Гранд-опера стал Луи-Дезире Верон. На тот момент ему едва исполнилось тридцать. Единственное, о чем он мечтал, — разбогатеть. До изобретения кино в тот момент оставалось еще лет пятьдесят. До повсеместного внедрения радио — почти век. Так что индустрия развлечений выглядела хиленько. Единственный шанс весело провести вечерок как раз в том и состоял, чтобы сходить на балет, потаращиться на длинные ножки балерин. Заняв директорское кресло, Вернон запустил сразу несколько масштабных проектов. Самым масштабным стала опера «Роберт Дьявол». По ходу дела главный герой ночью забирается в брошенный монастырь, где его встречают повылезшие из могил призраки грешных монашек. Вернону хотелось, чтобы зритель увидел такое, чего прежде и представить себе не мог. Он нанял постановщика спецэффектов, который умудрился сделать так, чтобы монашки не только прыгали над сценой метров на пять-шесть, но и в самом конце улетали бы, маяча кружевным нижним бельем, вертикально вверх. Публика была в нокауте. Шоу тут же провозгласили «самым необычным зрелищем со времен изобретения театра». Очереди перед кассой не могли рассосаться несколько лет подряд. Как-то прямо во время спектакля исполнительница главной роли сорвалась с тонкого троса и грохнулась на нарисованные руины, сломав ногу и перепортив кучу реквизита. Но даже это не могло бросить тень на репутацию Вернона как самого толкового продюсера в развлекательной индустрии тех лет. Выжав из театрального искусства все, что возможно, Луи-Дезире стал подумывать, куда бы дальше вложить заработанные бабки. Вместе с компанией приятелей он каждый вечер обедал в лучших ресторанах Парижа, ездил к самым красивым девушкам Парижа и устраивал самые развеселые вечеринки в Париже. На все это нужны были деньги, и Вернон активно присматривался: на чем бы еще попробовать нажить? Кто-то из собутыльников посоветовал присмотреться к издательскому бизнесу. Воодушевившись, Вернон купил газету Constitutionnel. Однако ничего, кроме убытков, она ему не принесла. Вечеринки Вернона месяц от месяца становились все менее веселыми. Деньги таяли, и нужно было что-то предпринимать. Но что именно, Вернон не понимал. Самым близким его приятелем в тот момент был молоденький пижон, которого звали Эжен Сю. В жизни этот молодой человек успел повидать немало, а теперь (точно так же как и Вернон) подумывал, как бы поправить свое финансовое положение. Именно он помог Луи-Дезире сделать шаг, который превратил их обоих в миллионеров. Папа Эжена был самым известным парижским хирургом. Когда у папы родился сын, свидетелями на церемонии его регистрации выступали Жозефина и Эжен Бонапарты (жена и пасынок Наполеона). Сам папа несколько лет спустя стал личным доктором короля Карла X. Правда, сын по его стопам не пошел. Яблочко от яблоньки упало ох как далеко. Уже в пятнадцать лет единственное, что интересовало Эжена, — это бабки, телки и хорошенько напиться. Вместо того чтобы учиться, паренек не вылезал из театров, борделей и ресторанов. В те годы эти заведения совсем друг от друга не отличались. После того как Эжен с приятелями вылакали все запасы папиных коллекционных вин (а среди них находилось несколько бутылок, подаренных австрийским императором и прусским королем), Сю-старший понял, что меры нужно принимать срочно. Сына он отправил в действующую французскую армию, которая как раз тогда сражалась в Испании. Потом настоял на том, чтобы тот поступил во флот. Как корабельный врач, Эжен посещает экзотические острова и Южную Америку. Но, вернувшись, тут же крадет у папы часы, принадлежавшие когда-то последнему французскому королю, продает их и на вырученные деньги устраивает пирушку для старых приятелей. Не выдержав, папа умер от огорчения, и после этого непутевый сын пустился во все тяжкие. Его состояние оценивалось в громадную сумму: одна только рента приносила до восьмидесяти тысяч франков в год. Эжен переезжает в роскошную квартиру, велит поставить там ванну из слоновой кости, ездит в театр на трех каретах, сопровождаемых тремя лакеями, и вроде бы спит одновременно с тремя любовницами. За одной из них (куртизанкой Олимпией Плисье) пробовал ухаживать молоденький Бальзак, да только куда ему было против блестящего Сю! Париж полнится неправдоподобными слухами. Все горничные во дворце Эжена ходят в прозрачных туниках, надетых прямо на голое тело. Чаевые этот пижон дает исключительно золотыми луидорами, которые по утрам его дворецкий с мылом моет в большом тазу. В общем, нет ничего странного, что всего через несколько лет папино наследство кончилось. Эжену Сю пришлось впервые в жизни искать работу. Сомнениями он мучался недолго: единственное, что может заинтересовать такого человека, как он, это журналистика. Да и куда еще он мог пойти? Способов разбогатеть в то время было немного. Самый надежный вел в колониальные войска: именно в далеких и теплых краях ковалось финансовое благополучие нынешней Европы. Но гробить молодость в колониях Сю было не интересно. Все-таки он привык к совсем иной жизни. А дома возможностей разбогатеть было немного. Одним из самых верных как раз и было податься в журналисты. Медиаимперии в тот момент только-только начинали разворачиваться фронтом. Деньги в этой области ковались даже быстрее, чем в банках, которые тоже как раз тогда начинают подминать под себя мир. Люди, которые жили за счет продажи интересных историй, превратились в сплоченную и очень влиятельную мафию. Издатели и редактора на глазах становились куда более значимыми фигурами, чем политики, военные или прежняя аристократия. Причем им было не жалко поделиться частью своих денег и влияния с авторами. Теми, кто, собственно, и создавал те интересные истории, которые издатель потом продавал публике. Как-то во время вечеринки Вернон спросил у своего друга Эжена, не мог бы тот написать для его газеты «фельетон»? Этим словом в те годы назывался роман, который с продолжением печатался в самом подвале газеты: каждый день по небольшой главке. Тот ответил, что с радостью возьмется выручить старого друга. По рукам ударили тут же. И уже со следующего понедельника в верноновской газете Constitutionnel начинает выходить новый роман Эжена Сю". Манера подачи материала несколько эпотажно-ироническая. А вообще-то книжка Стогова любопытная. И, кстати, ооооочень маленькая. На час-другой чтения...

Gennady: geklov Спасибо. С удовольствием познакомился со Стоговым и с биографией Сю, А когда же он все же получил звание врача? Он ведь еще и плавал судовым хирургом? Или это тоже только отчасти правда? А где можно посмотреть что-нибудь о пребывании Сю в Южной Америке? А в Штатах ему не доводилось побывать? Спасибо заранее за возможный ответ

geklov: Многоувааемый Gennady! К информации в книгах И. Стогова следует относится весьма аккуратно. Не то чтобы автор сильно уж завирается, но неточностей и несколько поверхностной, недостаточно глубокой инфы у него в книгах хватает. Обычно Стогов берется за какую-нибудь интересную новую идею и посвящает этой идее целую книгу. Зачастую он так увлекается своей идеей, что упускает из вида некоторые важные детали, не всегда копает глубже, чем того требует концепция его очередного опуса. Стогов всё-таки журналист, а не литературовед, не историк, не музыкальный критик, не политолог (а пишет он и об истории, и о политике, и о музыке, и о литературе; да много о чем пишет). Но пишет свежо, легко, интересно, вкусно (на мой чисто субъективный взгляд)... Но читать книги предпочитаю вдумчиво, порою несколько критично. На всякий случай А насчет Сю... Помету по амбарам, поскребу по сусекам

geklov: Для затравки. Крохотная цитатка из Вики. Возможно именно оттуда слямзил инфу и г-н Стогов (хотя откуда все эти подробности про ванну из слоновой кости?) "В 1825—1827 годах в качестве военного врача участвовал в морских экспедициях на Гваделупу, Мартинику и Антильские острова. Корвет «Бреслав», на котором он плыл, принял участие в кровопролитном Наваринском сражении. Его отец, известный хирург, скончался в 1830 г. и оставил сыну миллионное состояние, что позволило Сю жить «на широкую ногу» и вести образ жизни парижского денди, отдавшись исключительно литературе. А вот фрагмент из статьи А. Тарасова "НЕИЗВЕСТНЫЙ ЭЖЕН СЮ": Мари-Жозефа определят учиться в аристократический Коллеж де Бурбон, где он обзаведется великосветскими связями и вскоре даже среди разнузданной «золотой молодежи» Реставрации прославится богемными забавами, чудачествами и кутежами. Отцу, врачующему королевских особ и имеющему грандиозные связи, придется даже трижды высылать юного Мари-Жозефа из Парижа (причем два раза в качестве военного лекаря Мари-Жозеф участвует в боевых действиях: в 1823 г. в рядах французской оккупационной армии, раздавившей Испанскую революцию 1820–1823 гг. и в 1827 – в знаменитом Наваринском сражении). О Южной Америке ничего. Только об островах Вест-Индии. Будем искать дальше... Но мы зело увлеклись месье Сю. По-моему, ему посвящена отдельная тема. Хотя для французской (да и для мировой) - массовой в общем, и приключенческой в частности - литературы личность весьма примечательная

geklov: Многоуважаемый Admin поправляет Стогова: Старого друга звали не Вернон, а Луи-Дезире Верон... Специально посмотрел бумажную версию. Ну да, на 50 стр. напечатано Вернон. Но скорее всего, это простая опечатка, а не ошибка Стогова, т . к. несколькими страницами ранее (стр. 43) напечатано Луи-Дезире Верон. Кстати. Книжка Стогова выглядит презабавно (один СтогоFF - чего только стоит )

alex: У меня где-то в бумагах есть любительский перевод главы из "Мемуаров" Дюма, посвященный Э.Сю. Так вот, там есть многие факты, которые приводит в книге Стогов. Не уверен, что там есть про ванну из слоновой кости, но вот про выпитое с приятелями вино из погребка отца и прочие шалости Эжена в юности точно есть. Впрочем, и про ванну где-то инфа попадалась... Возможно, автор использовал какие-то французские источники, хотя излагает их очень и очень вольно. Так что доверять подобным свидетельствам и считать их за основу, думаю, не стоит. Про Сю есть авторитетные жизнеописания на французском языке, но они, увы, не переведены на русский...

Admin: geklov СтогоFF пишет: Юбиляр был пьян и не стал делать из этого секрета. — Этой осенью мы запустили серию новеллизаций. То есть переписанных в виде книжек киносценариев. Делать их не сложно: даешь толковому писателю диск с пиратской копией любого блокбастера, и он страницу за страницей просто описывает то, что видит на экране. Хоть «Кинг-Конг», хоть «Техасскую резню бензопилой». — И это продается? — Это продается лучше, чем все остальное вместе взятое! Никому об этом не говорите, но это продается, вы даже не представляете как! Сказки. В 90-х была серия "БГ" - Бестселлеры Голливуда. Продавалась ни шатко ни валко. В букинистах валялась и до сих пор попадается. Были там и новеллизации "Чужих", "Крепкого орешка", "Бэтмен". Ингода это были просто переводы книг, по которым сняли нашумевшие блокбастеры, иногда запротоколированные с кассет новеллизации то иностранцев, то русских (Арч Стрэнтон один из главных наших кинороманизаторов) - быть может кто-то из посетителей форума что-то и читал, но может ли похвастаться, что читал многое из этого добра? Особой популярности эта разновидность литературы у нас не имела. В то голодное время всякие серии о Конане (Говарда и ко), да фэнтези от "Северо-Запада" сметались с лотков в разы лучше, по сравнению с БГ. На любителя товар. Как был так и остался таковым и сейчас. Сейчас скорее купят Холмса с постером от Гая Ричи, или гламурного Меньшикова на обложке Пастернака, чем каких-нибудь новеллизированных "Трансформеров", а уж тем более "Техасскую резню"... Фффу-манчу, одним словом. Смачно пишет Стогов, молодец, но местами наивно завирается.

Admin: geklov пишет: Специально посмотрел бумажную версию. Ну да, на 50 стр. напечатано Вернон. Но скорее всего, это простая опечатка, а не ошибка Стогова, т . к. несколькими страницами ранее (стр. 43) напечатано Луи-Дезире Верон. Не знаю. Только один раз "Верон", далее в цитированном Вами куске везде и множество раз "Вернон", даже такой вариант есть : в верноновской газете Constitutionnel Может, конечно, и редактор перестарался, а корректор недоглядел.

geklov: Пишу всё-таки не я, а Илья Стогов Я лишь цитирую (по оцифрованной версии на Флибусте). А кто там ошибся - автор, редактор или корректор - право, не ведаю. В бумажной версии на той же самой 43 стр. наряду с правильным Вероном наличиствует и неправильный Вернон . И далее встречается чаще всё-таки Вернон. Я копировал текст с Флибусты. Там все ошибки (или опечатки?) скопированы с бумажной версии. Кто там виноват, не ведаю. Увы... А где Стогов черпает инфу для своих книг, не знаю. Ссылок на первоисточники (кои я так уважаю и всегда приветствую) он нигде не дает. Чай не научное, и даже не научно-популярное издание... Ну, про ЭПАТАЖ и не всегда добрую ИРОНИЮ Стогова я, кажется, писал. Знать и с БГ (не путать с лидером "Аквариума ) та же ситуация... Капает на главидею своего труда. Мол, кино и инет вытесняют потихоньку лит-ру... На всякий случай повторяю: ВСЁ ЭТО ПИШЕТ СТОГОВ

Admin: Gennady пишет: А где можно посмотреть что-нибудь о пребывании Сю в Южной Америке? А в Штатах ему не доводилось побывать? Сю не был в Штатах и с Южной Америкой Стогов переборщил (обобщил). Он там тоже не был. Как верно заметил Geklov, Сю был только в Вест-Индии, т.е на Антильских островах и на Мартинике. В должности помощника хирурга 3-го класса (степени?) в 1826 году он служил на корвете "Рона", который плавал в Южных морях и близ Антильских островов. На Мартинике Сю заболел желтой лихорадкой и был спасен влюбленной в него негритянкой, как свидетельствует сводный брат романиста Эрнест Легуве (тоже, кстати, писатель и известный в свое время драматург). Кроме плавания на "Молниеносном" и "Бреслау", и участия в Наваринском сражении, Сю довелось сплавать и к берегам Греции.

Admin: geklov пишет: Пишу всё-таки не я, а Илья Стогов Я лишь цитирую (по оцифрованной версии на Флибусте). А кто там ошибся - автор, редактор или корректор - право, не ведаю. В бумажной версии на той же самой 43 стр. наряду с правильным Вероном наличиствует и неправильный Вернон . И далее встречается чаще всё-таки Вернон. Стогов, Стогов. Но в том куске, который я цитирую, Вы говорите о его тексте от себя. Вы не при чем, естесственно. Там, где цитата из Стогова, я так и оставил "цитата". Всё на его совести, ну и Флибусты, наверное.

geklov: Я не то чтобы открещиваюсь от своих слов Просто не хочу вводить людей в заблуждение. Перефразирую классика: Нет, я не Стогов, я другой... (А замечание, что это не я, а Стогов прозвучало по вот этому конкретному поводу: geklov пишет: цитата: Юбиляр был пьян и не стал делать из этого секрета......и т. д. и т. п. Вся эта цитата от "Юбиляр был пьян" и до конца принадлежат всё-таки не мне, а Стогову. Немного логичнее выглядело бы так: Стогов пишет (хоть он и не участник нашего форума ): цитата: Юбиляр был пьян и не стал делать из этого секрета........ Но, право, это не так уж и важно Все и так всё прекрасно поняли. Стогов здесь чутца перегнул палку. Концепцию-с, однако защищает) С Флибусты взятки гладки. Перекатала дословно всё с бумажной версии. А вот кто на бумаге ошибок наляпал, я и вправду не ведаю... Но встречается как правильное, так и ошибочное написание (причем, второе чаще ) С Южной Америкой, благодаря многоуважаемому Админу, разобрались! А как быть с версией об убийстве Э. Сю?

Admin: geklov пишет: А как быть с версией об убийстве Э. Сю? Ответил в теме о Сю. http://adventures.unoforum.ru/?1-3-0-00000040-000-0-0#021.001

geklov: Точно! (хлопает себя по лбу). Я ведь там и спрашивал! Эх, Паганель я, Паганель Спасибо, Админ!

Admin: alex пишет: Впрочем, и про ванну где-то инфа попадалась... Возможно, автор использовал какие-то французские источники, хотя излагает их очень и очень вольно. Так что доверять подобным свидетельствам и считать их за основу, думаю, не стоит. Про Сю есть авторитетные жизнеописания на французском языке, но они, увы, не переведены на русский... Про ванну не помню, а про попойку в компании с Вероном и токайское вино австрийского императора (а так же рейнское от императора прусского!) было в биографии "Эжен Сю", написанной небезызвестным Эженом де Мирекуром (невольным/недовольным соавтором Дюма по "Нельской башни" и его заклятым врагом, прославившимся своими биографиями коллег-современников, зачастую весьма разоблачительными и скандальными, часто основанными на газетных анекдотах и слухах; верить ему во всем особо тоже нельзя). Про Сю солидных работ немало у французов выходило и выходит. Французский специалист по Февалю Жан-Пьер Гальван (отметивший в свое время мою полную библиографию Феваля в эл. письме), как-то спрашивал меня, не знаю ли я русских адресатов Эжена Сю. Увы, все мои попытки найти хоть одно имя нашего соотечественника, переписывавшегося с автором "Тайн народа" ни к чему не привели. Если кто знает - напишите. Хотя, Гальван, кажется уже издал книгу писем Эжена Сю. Самой авторитетной биографией Эжена Сю французы считают исследование Жана Луи Бори "Эжен Сю, король народного романа. Денди, но социалист" (1962) Выходило еще вот это литературоведческое исследование http://adventures.unoforum.ru/?1-6-0-00000000-000-0-0#010 и замечательные биографические главы в мемуарах коллег-современников Сю: Как уже упоминал Alex - о Сю писал его друг Дюма-отец в "Моих Мемуарах" и еще в сборнике "Мертвые обгоняют нас" (1861). Ну и "наш старый знакомый" Эрнест Легуве (коему человечество, кстати, обязано тем, что он с большим энтузиазмом подстрекал Сю продолжать развивать дальше и дальше захватывающий сюжет первых глав "Парижских тайн"!!!). Легуве посвятил своему родственнику и другу большую главу "Эжен Сю" в своих двухтомных мемуарах "Шестьдесят лет воспоминаний" (1886-87). Эрнест Легуве, между прочим, прожил 96 лет! (1807—1903) Во французской статье о Сю на википедии перечислено еще несколько работ. Увы, на русский ничего не переведено. Да, еще есть глава Кирилла Александровича Чекалова "Жанровый поиск раннего Э.Сю (рубеж 1830-1840-х годов)" в сборнике "Французская литература 30-40-х годов XIX века. «Вторая проза»". М., Наука. — 2006. И интереснейшие послесловия к старинному (был и репринт) 4-хтомному изданию "Агасфера" изд. "Академия".

Admin: Стогов немного смешивает факты. Цитата: Как-то во время вечеринки Вернон спросил у своего друга Эжена, не мог бы тот написать для его газеты «фельетон»? Этим словом в те годы назывался роман, который с продолжением печатался в самом подвале газеты: каждый день по небольшой главке. Тот ответил, что с радостью возьмется выручить старого друга. По рукам ударили тут же. И уже со следующего понедельника в верноновской газете Constitutionnel начинает выходить новый роман Эжена Сю". Сю не после пьянок с Вероном начал писать и не только-только заделался писателем и журналистом. Он уже занимался драматургией, морскими и историческими романами. А перед описанным в цитате Стогова событием Сю прогремел на весь мир с "Парижскими тайнами", опубликованными, кстати, не у Верона, а в "Журналь де деба" у Армана Бертена. Случай с романом для Верона и его "Конститюсьоннель" относится к "Вечному жиду" ("Агасферу"). Как кто-то перефразировал классика "Всё обломалось в доме Смешанских". Всё до кучи смешано во славу основной мысли.

Admin: Цитата из Стогова: "В марте 1831 года директором парижской Гранд-опера стал Луи-Дезире Верон. На тот момент ему едва исполнилось тридцать. Единственное, о чем он мечтал, — разбогатеть. До изобретения кино в тот момент оставалось еще лет пятьдесят. До повсеместного внедрения радио — почти век. Так что индустрия развлечений выглядела хиленько. Единственный шанс весело провести вечерок как раз в том и состоял, чтобы сходить на балет, потаращиться на длинные ножки балерин. Здрасьте, какой балет?! А театр? Особенно бульварный, в котором Фредерик-Леметр рвал всех в клочья своим Робером Макером из "Постоялого двора в Адре" (1823), Жоржем Жермани из "Жизни игрока" (1827), а позднее - Кином (1836) и Рюи Блазом (1838)! А битва лириков с физиками на "Эрнани" (1830)! А мелодрамы Пиксерекура и Скриба?! Это задолго до 1840-х с их "Парижскими тайнами". Вместо ДВД - все валом валили в театр (и аристократы и школяры), в театр, где кипели страсти, да еще какие! Можно почитать немного (но по сути) здесь http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D1%83%D0%BB%D1%8C%D0%B2%D0%B0%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%82%D0%B5%D0%B0%D1%82%D1%80

Антон: Admin пишет: Сказки. В 90-х была серия "БГ" - Бестселлеры Голливуда - быть может кто-то из посетителей форума что-то и читал, но может ли похвастаться, что читал многое из этого добра? Я! Я похвастаюсь! Покупал и читал! Оченно хорошо читались опосля просмотра фильма. И Индиана Джонс, и Звёздные войны, и прочие Хищники... Особенно - Хищник-3. Великолепый роман! Эх, жаль что фильм по нему не сняли...

Admin: Так и я читал. Но таких читарей - раз-два и обчелся, а тем более шоб только за новеллизациями гоняться с выпученными глазами - бред. Даже в бешено читающих/покупающих 90-х тоненькая "Санта-Барбара" валялась грустненько на лотках. Ну кто-то покупал, конечно, но без фанатизъма. А сериал все домохозяйки даже в ущерб подгоревшим котлетам и личной жизни смотрели. У нас новеллизации, как и комиксы особо не прижились. А вот всплеск к оригиналам после фильма - это есть. Сейчас вон "Каренину" в киосках с кинообложкой продают. Экранизировали бы в Голливуде Монтепена, сразу бы о нем не только на нашем форуме волна пошла.

Gennady: Ну уж пожалуйста не нужно Голливуду браться за Монтепена К "Анне Карениной", у меня отношение, скажем так, сложное, но то, что Голливуд сделал, меня возмутило. Простите- может кого-нибудь обидел?

Gennady: Если в Голливуде кто-то хотя краем уха слышал фамилию Монтепена, я согласен убирать улицы города целых две недели. Больше просто не потяну. Но знаю наверняка, что ничем не рискую. Ха-ха, Монтепена. А кто из этой шелупони хоть Дюма читал?

Gennady: А у Эжена де Мирекура тоже есть историко-приключенческие романы. Как он писал- не знаю. В Париже один мой знакомый говорил, что на удивление интересно.

Admin: Gennady пишет: Ну уж пожалуйста не нужно Голливуду браться за Монтепена К "Анне Карениной", у меня отношение, скажем так, сложное, но то, что Голливуд сделал, меня возмутило. Простите- может кого-нибудь обидел? Уважаемый Геннадий, как Вы говорите - "Вы будете смеяться", но мне буквально недавно очень и очень хвалили американскую версию. Одна интеллигентная, читающая женщина (мать 3 детей) ходила в Дом кино и сказала, что зрители даже... аплодировали в конце этого самого фильма с Кирой Найтли. Вот такие дела. Сам я этот фильм не видел и пока не спешу это делать. Но сколько людей, столько мнений. Мы вот даже на нашем, слава Богу, дружественном и тоже интеллигентном форуме не всегда совпадаем во мнениях как нужно книжки переводить. А Монтепен... Хуже ему (с его то полузабвением) от Голливуда точно не станет, а для раскрутки в наш малограмотный век сойдет. Сняли бы 2-3 экранизации Монтепена в 3D и переводы на русском посыпались бы как недавний снежок мартовский.

Admin: Gennady пишет: А кто из этой шелупони хоть Дюма читал? Как же, Ди Каприо, наверное, читал, ну или уж на худой конец сценаристы Монте-Кристо и Мушкетеров читали, чтобы сделать все не так, как надо и удивить или разозлить некоторых зрителей.



полная версия страницы