Форум » Авантюрные романы-фельетоны и серии выпусков + Обзор ПЛ разных стран » Французский приключенческий роман (продолжение) » Ответить

Французский приключенческий роман (продолжение)

Admin: Раз уж у нас есть темы по немецкой, русской, польской приключенческой литературе, не грех завести и тему по французской. Страна озорного галла Астерикса и белых королевских лилий - одна из самых приключенческих в плане литературы, да и, пожалуй, в истории. Ну кто не читал французские романы? Нет такого "младограмматика", который бы чуть освоив азбуку, не бросился с головой и фонариком под одеяло, проводя ночи напролет с "Мушкетерами", "Грантом" или "Сорви-головой". А то и днем... и порой в ущерб футболу, кино, катанию на плотах и даже (прости, Господи!) школе. Приключенческая литература не только научила нас читать, но и привила навык к чтению. О некоторых "наших" французах уже открыты отдельные темы, о ком-то еще предстоит, если форум не зачахнет. Начнем потихоньку.

Ответов - 165, стр: 1 2 3 4 5 All

Admin: В связи с сообщением о неизвестных и непонятных мне проблемах загрузки и таинственной замены изображений (неизвестно кем!??) на местном картиночном сервере qip.ru, разместил в качестве теста на нем же и на другом бесплатном картиночном хостинге smages.com превью страниц из каталога Лоренца. Посмотрим, исчезнет ли, заменится что-то? После загрузки картинки на привычный qip.ru взял строчку для превью BBcode / QIP Borda - далее понизил регистр URl и IMG => url и img. См. пояснение по картинкам в Гостиной - тема: (справка) КАК РАЗМЕЩАТЬ КАРТИНКИ НА ФОРУМЕ Нажав на каждую картинку, ее можно увеличить - см. Leturque (Henry) Catalogue général de la librairie française (période de 1840 a 1885) d'Otto Lorenz, rédigé par D. Jordell Paris, D. Jordell, 1909 Paris, D. Jordell, 1911

Gennady: Friquette В восторге, восхищении и упоении. Ваша находка просто меня потрясла. Простите, последнее Ваше сообщение прочитал только два часа назад и не имел возможности откликнуться. Итак, тайна Великого Неизвестного, будем считать, раскрыта. Позволите ли Вы мне с указанием Вашего имени, сослаться на Ваши данные в следующей статье о Летюрке? Вы молодец и умница, глубокоуважаемая Фрикетта.. Просто не могу отыскать слов, чтобы достойно оценить Ваш литературоведческий дар. С нетерпением жду Вашу книгу о Буссенаре.

Gennady: Admin Владимир, может это и пока что версия, впрочем, конечно, это только версия, однако, я сразу уверовал. Хотя мне и не очень свойственно сразу веровать, но тем не менее, мне КАЖЕТСЯ, что Friquette права. Это может быть, это возможно, и стало быть, в качестве рабочей версии, это можно принять. Непременно нужно оповестить французов и британцев. Да и Джону Кавелти нужно сообщить.


Admin: Конечно, сообщите поскорее специалистам, которые разбираются в творчестве Летюрка, знают его, извините, не только по первому впечатлению от мелких статей, прочитанных из спортивного интереса, и могут попытаться внимательно проверить эту версию. В литературе и кино не раз одного героя принимали за другого. От буссенаровского синего бакалейщика до "Джентльменов удачи". У Гоголя даже целый город вмиг уверовал, получив срочную радиограмму из центра. Все сходится - он! К слову, фамилия человека, который "совпал" в знаменитом деле Лионского курьера (история, попавшая в массу романов-фельетонов), была Лезюрк. Двойники и однофамильцы, не являющиеся близкими родственниками - явление не редкое. Доверяй, но проверяй. Стоит задуматься, почему отнюдь не мелкий железнодорожный служащий, живущий в столице, странным образом не числился в официальных источниках еще и как литератор, хотя его фамилия свободно печаталась на обложках популярных парижских журналов. И откуда в библиографическом каталоге Лоренца взялась дата рождения Анри Летюрка, литератора? Хорошо бы проверить архивы французского Общества литераторов и членов Географического общества на рубеже XIX-XX веков. Версия, представленная уважаемой Фрикеттой, очень хороша. Уже есть от чего оттолкнуться, задуматься. Но загадка Летюрка пока так и остается загадкой.

Admin: Еще пара "новых" обложек Летюрка. Кстати, развлекательную литературу во Франции нередко называют "вокзальной" (litterature de gare, roman de gare). Она продается на вокзалах - в дорогу напочитать.

Friquette: Конечно, моё мнение особого веса не имеет, в отличие от мнения специалистов которые разбираются в творчестве Летюрка, знают его, извините, не только по первому впечатлению от мелких статей, прочитанных из спортивного интереса, но позвольте ещё пару замечаний. Во-первых, если внимательно присмотреться ко второй из прикреплённых Админом страниц из справочника Лоренца, то можно заметить, что помимо писателя Летюрка в нём фигурирует ещё и некий «Летюрк (Ад.), бывший лесоторговец». Так вот, позволю себе заметить, что этот самый Адольф Летюрк есть не кто иной как родной дядя обсуждаемого нами железнодорожника. Отойдя от дел, он прославился среди орлеанцев тем, что выпустил крайне высоконравственно-религиозную брошюру «Долг. Братство. Справедливость». Вывод: если дядя-коммерсант выказал склонность к сочинительству, нельзя огульно отрицать такие же задатки у его племянника. Во-вторых, предлагаю лично просмотреть все десятилетние таблицы браков, смертей и рождений по всем округам Парижа за вторую половину 19 века. Лично я обнаружила там только две семьи Летюрков – вышеупомянутого работника торговли, впоследствии железнодорожника, и семью кучера. Как говорится, выбор невелик. И напоследок. Как мы уже знаем, железнодорожник Анри Летюрк летом 1869 года приехал в Буэнос-Айрес. А вот что пишет писатель Анри Летюрк в рассказе «Восемь дней на южноамериканской эстансии», опубликованной 25 сентября 1886 года в литературном приложении к газете «Фигаро»: А если по-русски, то автор цитирует газету «Коррьере де Кордоба» за 19 декабря 1869 года (об огромном количестве разнообразного скота на эстансии некоего генерала Урквизы). Вывод: по всей видимости, в декабре 1869 года писатель лично находился на территории аргентинской провинции Кордова, где и купил данную газету. Второй вывод: весьма странно, чтоб в Аргентине в 1869 году находились два разных Анри Летюрка. И напоследок. «Журналь де вуаяж» редко сообщал сведения о своих авторах. Разве что в некрологах. Но железнодорожник Летюрк умер в годы первой мировой войны, когда журнал не выходил. Да и ежедневные газеты писали совсем о других смертях… Вот и всё объяснение... Но так как я отношусь к людям, которые «знают творчество Летюрка только по первому впечатлению от мелких статей, прочитанных из спортивного интереса» («Красные волки», «Восемь дней в южноамериканской эстансии», «Гнёзда фламинго», «Лжепроводник» и «Остров Лобос»), то скромно умолкаю и передаю эстафету высококвалифицированным специалистам. Еppur si muove!

Admin: Уважаемая Фрикетта, не огорчайтесь. Ваше мнение никто не отменял. А уж задатков, тем более "огульно", я ничьих не отрицал. Поскольку тема дяди и племянника "озвучена" Вами только сейчас. Ад. Летюрк числится в каталоге за 1911 как "бывший торговец лесом", но следующий за ним Анри Летюрк не числится как его родственник или как "бывший или действительный железнодорожный чиновник". У Лоренца четко и коротко сказано: "Анри Летюрк – литератор". Что еще раз может навести на мысль, что фамилия Летюрк не самая редкая, что бы не утверждала статистика. Плюс никто пока не отменял и версии, что это псевдоним. Вы так категоричны, потому что прониклись творчеством Летюрка столь же сильно, как Буссенара? Надеюсь, Вы прочтете однажды его романы и, быть может, поделитесь своими впечатлениями. Кстати, не только в приложении к "Фигаро", но и в лит. приложении к парижской газете "Лантерн" за 13 января 1889 года, наряду с небольшой (если Вам не нравится слово "мелкой") статьей Анри Летюрка "Красные волки", идут перепечатки текстов Мопассана, Золя, Адольфа Бело, Эдмона Лепеллетье, Орельена Шоля, Эктора Франса* и других популярных в то время литераторов. Многие из них в 1889 году были еще живы, как и Летюрк. *О Гекторе/Экторе Франсе см. http://adventures.unoforum.pro/?1-6-0-00000000-000-0-0#014 Вывод напрашивается сам собой. Летюрк часто печатается в хорошей компании не самых последних литераторов своей эпохи и его фамилия известна не только в "Журналь де вуаяж", но в биографии скромного железнодорожника нет ничего о его журналистских задатках и публикациях в парижской прессе, зато указан цвет глаз и волос. Кстати, Вы не привели ссылку или название источника, откуда почерпнули биографические сведения. Friquette пишет: некоего генерала Урквизы Фамилия этот генерал мне не раз попадалась на страницах романов Эмара и Майн Рида, как "генерал Урквица". Русская википедия его именует Уркисой. Фигура довольно известная в истории Южной Америки. Видимо, неспроста Остап хотел добраться до Рио-де-Житомира... Ривендж и контрибуция за шрамы на душе.

1.66: К слову, генерал Хусто Хосе де Уркиса упоминается и на страницах романа Карла Мая "На Рио-де-Лаплате" (в журнальной публикации "Эль Сендадор").

Friquette: К сожалению, я не могу привести ссылку на определённый источник, которым я пользовалась при составлении биографии железнодорожника Летюрка, ибо таковых (вернее, групп источников) несколько. Всё, что касается семейного положения, наличия детей, мест жительства и профессионального положения, я взяла из книг записей актов гражданского состояния на сайтах архива города Парижа и архива департамента Луаре, в которых копалась несколько дней без передышки. Поиски в архивах города Бордо, которым я тоже уделила немало часов, были безуспешны. Заодно могу добавить, что практически все родственники железнодорожника Летюрка были лесоторговцами; кроме того, дед по матери, двоюродный дед по отцу и наконец сам отец на протяжении многих лет, передав лесоторговые дела младшему поколению, исполняли обязанности мэра Шамбона. Тут никаких ссылок дать невозможно, нужно просто листать актовые книги за несколько десятилетий. Лично я просто выписывала фамилии и даты, ибо качество сканов не блестящее. Вот, впрочем, хороший скан. Рассмотрим его для примера. Это актовая запись о рождении третьей дочери. Здесь мы видим имя отца – Анри-Шарль-Эмиль-Атаназ Летюрк, его возраст – 40 лет, должность – уполномоченный по административному надзору на железной дороге, домашний адрес – авеню де Бретёй, 33, имя и возраст супруги – Мари-Луиза Лепорше, 39 лет, а также дату вступления дочери в брак (с Луи-Эмилем Лангронье 23 ноября 1911 года), дату и место её смерти. (Теоретически нужно было искать её детей, но тут выходит облом – есть подозрение на Жоржа-Анри-Луи-Феликса (р. 11.09.1912) и Полетту-Марту-Огюстину (р. 5.03.1922), но актовые книги после 1902 года не оцифрованы). Из записей о рождении и смерти двух старших дочерей Анри Летюрка вытекают некоторые другие сведения (прежний адрес в Париже, работа в Живе, более ранняя профессия – торговый служащий). Но, повторяю, прямые ссылки технически невозможны. Вторая группа – это отраслевые источники, прежде всего журнал «Annales des Ponts-et-Chaussées», он выложен на сайте archives.org, я делала скрины на работе, ибо домашний провайдер, как я уже говорила, сайт заблокировал. Так что ссылочки поставить не могу (да это и не очень интересно, списки фамилий, только и всего). Из данного источника мы узнаём дату рождения Летюрка (та же самая, что в свидетельстве о рождении), поступления его в дорожное ведомство – 16 мая 1880 года, транспортные узлы, на которых он работал, даты повышения классного чина. Так, сначала он был уполномоченным по административному надзору четвёртого класса, 1 января 1883-го ему присвоили третий класс, 1 июля 1885-го – второй, что до первого, то в связи с некачественным сканом мы берём дату (1 апреля 1890 года) из «Журналь де транспор» (на Галлике): Из «Журналь офисьель» мы узнаём о стаже госслужбы, отставке и размере пенсии Летюрка (а чуть позже – о пенсии его вдове, ну полистайте сами, на Галлике): Но самый интересный источник, это, конечно же, о поездке Шарля-Анри-Эмиля-Атаназа Летюрка в Аргентину в 1869 году. Дело в том, что архивы французского консульства в Буэнос-Айресе оцифрованы. Он там отметился 3 июля 1869 года под регистрационным номером 14810. Постараюсь поставить прямую ссылку. Там же содержатся и данные о внешности. Так что никаких секретов. click here А вот и данные о рейсе, которым он туда приехал (его фамилия – на стр. 5, чтобы просмотреть документ, нужно согласиться с условиями сайта): click here Вот и вся история. Совершенно очевидно, что в таких источниках заведомо не может содержаться намёков на писательскую карьеру данного лица. Личное дело железнодорожника Летюрка в Национальном архиве сохранилось, инвентарный номер его известен, жители Парижа могут прогуляться и полистать. Но даю голову на отсечение, что никаких упоминаний о его писательстве в этом досье не отыщется. В моей личной карточке по месту работы тоже не указано, что я занимаюсь буссенароведческими исследованиями :) У меня не было никакого намерения скрывать все эти документы. Вышлю все по первому требованию. Просто на прошлой неделе у меня все картинки произвольно менялись на посторонние. P. S. К сожалению, финансовое положение не позволяет мне ознакомиться с романами обсуждаемого автора. «Великого Змея», впрочем, скачала с Галлики, осилила четверть. Так что вся надежда токмо на «специалистов, которые разбираются в творчестве Летюрка, знают его, извините, не только по первому впечатлению от небольших статей, прочитанных из спортивного интереса» (с).

Admin: Friquette пишет: Так что вся надежда токмо на «специалистов, которые разбираются в творчестве Летюрка, знают его, извините, не только по первому впечатлению от небольших статей, прочитанных из спортивного интереса» (с). А что, это не так? Вы занялись биографией Летюрка не из спортивного интереса, а из глубокого симпатии к его творчеству после прочитанных статей? Тогда стоит дочитать хотя бы "Великого Змея". Летюрк славен больше как романист. А, понял! Летюрка сравнили с Буссенаром и Вы решили развеять сомнения. Надеюсь, развеяли. Тогда всё не зря. Кого бы еще с ним сравнить? Уважаемая Фрикетта, если серьезно, спасибо за Ваш колоссальный труд! В любом случае, все что Вы сделали достойно уважения и восхищения. Свою точку зрения я изложил тоже, надеюсь, понятно и аргументированно. Все нужно проверять и перепроверять, если занимаешься делом серьезно. Во всем этом пока нет "главного звена эволюции" - информации или хоть какой-то ссылки на журналистско-писательскую деятельность железнодорожника Летюрка. Без этого пункта автор пока не получается. Туманным остается цель и результат поездки в Аргентину. Хотя, это самая интересная зацепка. Надо, конечно, разматывать эту ниточку. У Летюрка-железнодорожника ведь были братья и, наверняка, друзья-приятели. Кто-то из них мог быть даже более "ярко выраженным географом-международником". Будущий железнодорожник вполне мог рассказать кому-то о впечатлениях от своей поездке и... Как известно, Диккенс начал писать под псевдонимом Боз - это было прозвище его брата. Это я к тому, что вариантов и вопросов может быть масса, когда нет самого важного звена, на которое банально ссылается Лоренц. Книги Анри Летюрка входили в большую серии географических романов а-ля Жюль Верн под заглавием "Тысяча и одно приключение". Там были сюжеты не только про Южную Америку, но и про Африку ("Картагю-матрос"), Китай ("Поедатели песка"), Персию ("Охотники за бирюзой"), Россию ("Беглец с каторги"). Серия эта создавалась не один десяток лет, и после журнальных публикаций выходила в разных форматах, включая большие подарочные и богато иллюстрированные издания, как у Жюля Верна и Д'Ивуа (кстати, псевдоним коллеги по журналу, напоминающий о Береге слоновой кости). Кто-то за всю эту красоту наверняка получал деньги при жизни и вполне мог с гордостью оставить это наследие родственникам. Переизданий тоже было немало. Что у кого числится в личной карточки - зависит от объема и конкретики проделанной работы. У Летюрка объем немалый и не только под патронажем Талландье. Уверен, когда Вы опубликуете книгу о Буссенаре, да не одну, у Вас все это будет числится где надо и где не надо. Сейчас век фейсбуков, одноклассников, в-контактов. Заметят, отметят, да Вы и сами расскажете. Впрочем, если Вы так и будете сидеть с Роменом Ролланом на скамеечке, мечтая "однажды доделать сайт по Буссенару", тогда может никакой записи в карточке и не будет... /И не надо валить на Летюрка, который Вас страшно отвлек, а то бы Вы уже давно расставили все точки над Буссенаром/ Пока конкретная информация о Летюрке-писателе замечена только в единственном прижизненном книжном каталоге, который не смущаясь указывал даже побочную информацию о других профессиях своих авторов, но не о "нашем". Естественно, проверить все это могут только специалисты, живущие во Франции и дочитавшие не одну книжку Летюрка. А как иначе? У них ведь есть мотоциклы и больше возможностей. И отчего же Вы на это сердитесь? Вы и сами знаете, что не все можно найти даже в сетях интернета, когда дело касается людей докомпьютерной эры. "Монмартрская сирота" не сразу обрела отца. А если бы в сеть так и не попали странички регионально прессы? Как до сих пор не попал оригинал "Птит репюблик"... Кроме версии с псевдонимом, Летюрк-писатель вполне мог быть совсем и не французом по рождению, а любым другим франкофоном. История популярной литературы знает немало таких экривенов. Стапло, Рони-старший, Жан Рэй, Сименон - первые, кто пришел на ум. Шарль де Костер не слишком попадает в категорию развлекательных авторов, но тоже писал по-французски, будучи бельгийцем, родившимся в Баварии. Летюрк может быть и не европейцем вовсе. Он мог быть родом из Канады, Алжира, даже из Аргентины. Кстати, один из иллюстраторов Летюрка, Эжен Дамблан - уругваец по национальности. Но все равно, спасибо, что откликнулись и показали, как можно и нужно работать если есть энтузиазм и голова на плечах! Не каждый из посетителей этого форума способен на такие исследовательские подвиги.

Gennady: Admin пишет: Но все равно, спасибо, что откликнулись и показали, как можно и нужно работать если есть энтузиазм и голова на плечах Целиком и полностью поддерживаю мнение уважаемого Владимира. Я написал о Вашей версии, уважаемая Фрикетта кому мог. От всей души надеюсь и верю в то, что Вы правы. Я люблю когда тайны в конечном итоге разгадываются

Admin: Отлично, уважаемый Геннадий! С нетерпением буду ждать ответ/ы. Дело движется!

ffzm: Поздравляю Friquette с Женским Днём, желаю всех благ, а главное успехов в её любимом деле! Ждём Вашу книгу о Буссенаре.

Friquette: ffzm пишет: Поздравляю Friquette с Женским Днём, желаю всех благ, а главное успехов в её любимом деле! Большое спасибо, уважаемый ffzm! Мне очень приятно видеть на форуме галантных кавалеров. Вообще же, конечно, слабому полу здесь порой бывает неуютно посреди мужественных рыцарей и мушкетёров… Со своей стороны, продолжу обзор прочитанных мною мелких статей Летюрка. Лично я считаю таковые отнюдь не второстепенным литературным источником в деле исследования писательской БИОГРАФИИ. Совершенно же очевидно, что такие колоссы, как «Похитители бриллиантов» или «Капитан Сорвиголова», вряд ли снабдят читателя какими-либо сведениями о жизни их автора, в то время как десятки мелких очерков типа «Виктории-регии» или «У экватора» явят нам Буссенара-человека во всей, что называется, красе. Думается, что аналогичное суждение справедливо и в отношении Летюрка. Итак, я прочитала очерки Анри Летюрка «Один день на охоте в Сан-Доминго» (1888) и «Казнь в Кап-Аитьене» (1889). Действие в них происходит в Республике Гаити, которую автор называет по старинке Сан-Доминго (такое имя носила эта страна в её бытность французской колонией – до 1804 года). Если верить Летюрку, он побывал там двадцать пять с небольшим лет назад (отсчитывая от января 1889 года, когда был опубликован второй рассказ, мы получаем 1863 год). Их корабль простоял неделю на рейде Кап-Аитьена. За это время наш товарищ успел поохотиться на местную береговую фауну и поглазеть на казнь преступника-вудуиста, виновного в ритуальном убийстве младенцев с целью людоедства. Действие в очерках не ахти какое закрученное, больше экзотики в описаниях одежды, языка, флоры и фауны, нежели собственно действия, поэтому я склоняюсь к тому, что автор пишет о реальных событиях. Начнём с охоты. Из повествования явствует, что на борту автор чувствует себя по-хозяйски, в его личном услужении имеется один юнга, и он запросто отдаёт распоряжения двум матросам. То есть на судне он не член экипажа и не рядовой пассажир (а пассажирский пароход и не будет стоять неделю в Кап-Аитьене). Вряд ли фрахтовщик (судя по возрасту – если не врёт насчёт «25 лет назад», то получается 17 лет), но запросто – близкий родственник фрахтовщика. Итак, он задабривает подарками чернокожего кап-аитьенского сержанта – и тот соглашается устроить для него охоту. Сначала рассказчика с двумя матросами и юнгой везут в деревню сержанта Кассиса – порт Лимонад (сейчас данный населённый пункт находится в нескольких километрах от берега), где проживают около 400 негров, единственным промыслом которых является добыча и перевозка кампешевого и красного дерева. После чего, захватив с собой несколько местных жителей и пересев в лесоперевозочный баркас, компания едет в бухточку, богатую разнообразной дичью. Там они сначала за несколько минут отстреливают пятьсот бекасов, потом атакуют стадо кабанов, а затем два европейца проваливаются в топь. Рассказчика негры едва успевают вытащить с помощью ветки (см. рис. О. Кастелли), а вот матрос-бретонец находит свою смерть в трясине. Во втором рассказе автор описывает необычайное оживление в Кап-Аитьене по случаю предстоящей публичной казни, полностью парализующее торговую, административную и прочую жизнь. Даже корабли не могут зайти в порт – никто не обращает внимания на их сигналы. Летюрк описывает живописную негритянскую армию из 300 человек, в которой не менее ста командиров, что затрудняет отдачу приказов. У некоторых капралов в подчинении только один солдат. Толпа делает ставки, с какого раза взводу удастся расстрелять осуждённого. В итоге первый залп неудачен, посреди дыма и суматохи преступник бежит сквозь солдатское оцепление и огромную толпу, его никто не может остановить, в том числе и пушечный выстрел из крепости, так что единственным последствием пальбы становится счёт к государству Гаити за снесённую мачту на французском судне. В общем, это довольно забавно, но вернёмся к первому рассказу. Доказательств у нас, конечно, никаких нет, но что-то подсказывает мне, что единственно осмысленная цель пребывания Летюрка в Кап-Аитьене – это закупка тропических пород древесины. Ну неспроста он спустя 25 лет отдельно останавливается на описании местной «промышленности». А как известно, вся семейка Летюрка (который железнодорожник) только и занималась, что лесоторговлей. Так что начало трудовой деятельности именно по семейному профилю мне представляется не только возможным, но и более чем вероятным. А вот другая зацепка мне нравится гораздо больше. Описание бойни бекасов завершается таким наблюдением относительно действий гаитянских негров: «В мгновение ока, на манер охотников на жаворонков в Босе, они приканчивали подранков». Ну люди! Ну услышьте глас вопиющего в пустыне! Будь автор канадцем или алжирцем, ну откуда бы в его мозгу родилось сравнение с босеронскими охотниками! Да, ранее я предполагала, что Летюрк провёл детство на юге – раз он говорит в «Розовых фламинго», что в детстве взрослые брали его на охоту в Камарг. Но я сразу же сделала и оговорку – в принципе, в Камарг пооохотиться на фламинго можно было приехать не только из Марселя, но и из Бретани, из Нормандии… Экзотика небось. Но – хоть режьте меня! – ни один нормальный человек не попрётся с другого конца страны (или из-за рубежа) в Бос охотиться на жаворонков! Написать такое мог только человек, для которого отстрел жаворонков в Босе является совершенно рядовым, привычным зрелищем. А именно железнодорожник Анри Летюрк, коренной босеронец из Шамбон-ла-Форе, родившийся ровно 170 лет назад, 9 марта 1846 года...

Gennady: По-моему, Ваши выводы замечательны, уважаемая Friquette Вы могли бы и очень успешно работать Шерлоком Холмсом в литературе, а может статься и не только в литературе. Блестящий анализ. И Ваша версия приобретает все больший вес. Вот одного не могу понять, зачем ему все же нужно было так себя то ли законспирировать, то ли не желать хоть какой-нибудь, вполне ведь заслуженной известности? Может быть, несолидно как-то было признаться в авторстве? Я тоже поздравляю Вас Днем 8-го марта и от всего сердца желаю чтобы Ваши труды поскорее увидели свет.

Friquette: Спасибо, уважаемый Геннадий! Мне очень важна Ваша поддержка. На самом деле, я не вижу со стороны Летюрка никакой конспирации. Публиковался в журнале, газетах, книгах под подлинным именем. Ну разве что не было при жизни биографических справок. А, спрашивается, у Буссенара они были? Хоть одна газета опубликовала с ним интервью какое-нибудь? Ну да, «Журналь де вуаяж» поместил в 1898 году его фотографию в рабочем кабинете, но обрамил её сплошными восторгами, перечислением имён героев и обрывками фантастической биографии. Типа поездки во Флориду (думается, автор заметки взял это название из «Охоты для всех», где автор упоминает своего друга, капитана судна «Флорида»). Это о Жюле Верне писали все газеты. А о поколении Буссенара-Летюрка не писал никто. Возможно, в то время читатели уже не интересовались личностью творцов. А смерть Летюрка пришлась на военное время, редактор «Журналь де вуаяж» был на фронте, в Париже вообще никому не было дела до романиста. То есть не было никакого заговора, никакой тайны. Всё крайне буднично. А чего он хотел – он сам рассказал о себе в своих очерках. А что до «моих трудов» – так ведь сложно им будет пробиться к читателям. Если приводимые мною сведения о Буссенаре на две трети отличаются от данных Шеврие, разве потенциальный издатель обязан верить в мою писанину? Я-то, грешным делом, возомнила, что если я в считанные дни решу загадку Летюрка, то мгновенно обрету доверие и как буссенаровед, а вместо этого всё вышло наоборот. Ну ничего, на костре меня за слишком революционную информацию о личности Летюрка сжигать в наши дни, поди, не будут, а уж неверие корифеeв как-нибудь перетерпим. Чай, не впервой.

Admin: Friquette пишет: Со своей стороны, продолжу обзор прочитанных мною мелких статей Летюрка. Лично я считаю таковые отнюдь не второстепенным литературным источником в деле исследования писательской БИОГРАФИИ. Совершенно же очевидно, что такие колоссы, как «Похитители бриллиантов» или «Капитан Сорвиголова», вряд ли снабдят читателя какими-либо сведениями о жизни их автора, в то время как десятки мелких очерков типа «Виктории-регии» или «У экватора» явят нам Буссенара-человека во всей, что называется, красе. Думается, что аналогичное суждение справедливо и в отношении Летюрка. Уважаемая Фрикетта, отчего-же? Буссенар-читатель, вернее - страстный почитатель приключенческих романов своих коллег: Купера, Ферри, Майн Рида, Эмара, Дюма, Дюплесси, - заявлен в этих книгах ярко и открыто. Это не Стругацкие, которые в интервью говорят, что сами-де не верят в инопланетян, и тем не менее пишут фантастику. Пример навскидку, но, думаю, мысль поймете. Страсть Буссенара к чтению и круг его интересов в этих двух романах заявлены ярко. А размышления о войне, ранении осколками, фигура доктора Тромпа, наконец, - это ли не из личного? Эссе и очерки - это тоже прекрасно и важно, я этого не отрицал, но этого мало. Писатель раскрывается во всем творчестве. В некоторых крупных работах - крупнее, там больше возможностей, характеров, панорама событий, жизненных ситуации, лирических отступлений - все это дает больше поводов задуматься, сопоставить, взвесить. Например какое-нибудь раннее эссе про хохлатого пингвина может сразу завести в дебри сенсационной версии, что молодой Буссенар плавал в Антарктиду. Ну и пошло-поехало. То же касается и других географических мест действия. Географические истории можно опять-же почерпнуть из мемуаров путешественников или бесед с очевидцами. Что и делали Буссенар, Жюль Верн или Майн Рид, который никогда не был в Африке, хотя написал о ней немало и очень ярко. Санто-Доминго, о котором писал Летюрк, находится в Карибском море, т.е. далеко на севере от мест путешествия будущего железнодорожника. Который, прибыв в столицу Бразилию (через Африку!), двинулся глубоко на юг и юго-запад южноамериканского континента, в столицы Уругвая и Аргентины. Любопытно, как он возвращался на родину? Тем же маршрутом наискосок или сделал мощный крюк и заскочил на Карибы? Или на Санто-Доминго он заезжал еще до Бразилии, прямиком из Дакара? На Гаити "25-летний" Летюрк побывал в 1863-м, когда ему было 17 лет (по календарю Лоренца), а путешествие в Бразилию, Уругвай и Аргентину 23-хлетний сын торговца лесом, мечтающий разъезжать без билета в пульмановских вагонах, совершил в 1869-м. Friquette пишет: Ну люди! Ну услышьте глас вопиющего в пустыне! Будь автор канадцем или алжирцем, ну откуда бы в его мозгу родилось сравнение с босеронскими охотниками! Откуда угодно. Он мог там бывать проездом, как в Камарге, и у него вполне могли быть родственники в Босе. Летюрков там, как мы знаем, жила как минимум целая семейка. И кто куда плавал и с кем переписывался и общался - этого мы пока не знаем. Friquette пишет: в принципе, в Камарг пооохотиться на фламинго можно было приехать не только из Марселя, но и из Бретани, из Нормандии… Экзотика небось. Но – хоть режьте меня! – ни один нормальный человек не попрётся с другого конца страны (или из-за рубежа) в Бос охотиться на жаворонков! Написать такое мог только человек, для которого отстрел жаворонков в Босе является совершенно рядовым, привычным зрелищем. Зацепка неплохая, но не отменяет пока мысли, что писатель Летюрк мог родиться где угодно и плотно дружить/общаться с кем угодно (родственниками, бывалыми охотниками-эмигрантами или путешественниками из страны, на языке которой он писал) и читать Летюрк мог кого угодно. Очерк Летюрка написан в 1888-м. Напомню, книга об охоте одного очень известного босеронца вышла в 1886-м. К слову, "ладомировский" томик "Охоты для всех" не так-то легко достать и стоит он недешево. Видимо, не устарел как профильный учебник для желающих знать, где сидит фазан. Если Летюрк был страстным охотником, то... Ну и про влияние литературы вообще (на Беляева, Грина, Штильмарка, Майн Рида с его Африкой, etc) и в частности (на Буссенара) упоминалось выше или где-то еще на форуме. И вот здесь появляется еще одна мысль, которая может еще больше заинтересовать уважаемую Фрикетту и всех ее французских коллег - не пересекался ли писатель Летюрк с Буссенаром в "Журналь де вуаяж"? Что известно о переписке Буссенара и есть ли какие-то отзывы-мнения Буссенара о параллельных работах коллег с соседних страниц их общего еженедельника? Может как-то и здесь что-то неожиданно проклюнется. Архивы Талландье и "Журналь де вуаяж", если есть на них выход и что-то сохранилось, - вот где надо копать. Знаю, что авторство понсон-дю-террайлевского апокрифа "Каде-бездельник", приписываемого в кулуарах литературоведения Февалю-сыну, увы, не нашло ответа даже в архивах издательства Файяр. Но кто знает... Это же очевидно, что без более конкретной проверки - никак. А сделать это можно только на французском мотоцикле. Можно, конечно, и самому смотаться "Аэрофлотом" до Лютеции, но опять же, если у Вас есть "в ихнем ЖЭКе рука", как пел Высоцкий. Friquette пишет: Я-то, грешным делом, возомнила, что если я в считанные дни решу загадку Летюрка, то мгновенно обрету доверие и как буссенаровед, а вместо этого всё вышло наоборот. Ну ничего, на костре меня за слишком революционную информацию о личности Летюрка сжигать в наши дни, поди, не будут, а уж неверие корифеeв как-нибудь перетерпим. Чай, не впервой. Уважаемая Фрикетта, а нельзя ли как-то поумерить мученический пыл? Создается впечатление, что Летюрки из Шамбона - Ваши ближайшие родственники, раз Вы так яростно уверены, что все, кто сомневается в Вашей "даже не версии" о писателе-железнодорожнике — идиоты, еретики и Ваши заклятые враги. Своими возмущенными и отчаянными "резать", "жечь", "перетерпим" Вы возводите себя в категорию Жанны д'Арк, слышащей голоса. Ну да, не все их слышат. Или не спешат в этом признаться в социальных сетях. Но не знаю, почему Вы решили, что люди, которые привыкли все проверять и уточнять, когда что-то не сходится — суровые инквизиторы и губители горячих сенсации. Вы требуете повышенного интереса и аплодисментов к Вашим находкам - так они есть у Вас. Перечитайте посты выше. Friquette пишет: Вообще же, конечно, слабому полу здесь порой бывает неуютно посреди мужественных рыцарей и мушкетёров… Право, не знаю, отчего Вам так неуютно на форуме. Быть может от того, что мы говорим здесь не только о том, что Вам хочется? Soyez la bienvenu! Тема Буссенара пока куцая. О Роллане даже не открыта (не совсем наш автор, но может у него были в жизни авантюры? Да и вообще – старый, проверенный временем, классик! За Кола Брюньона можно простить его "бесконечного как Клим Самгин" —"Жана-Кристофа", простите, глупая шутка, когда-то я так думал, но с тех пор не листал). Если Вам хочется поделиться - просто рассказывайте. Думаю, не ошибусь, если скажу, что все заглядывающие и подглядывающие (коих бесстыдное большинство) на этом форуме на Вас давно обратили внимание. Так что не комплексуйте. Есть желание рассказать о любимых книгах - рассказывайте. А с праздником я Вас тоже поздравил, пусть и заранее, Вы же Femina legens. Впрочем, как гордая креолка, Вы этого, естественно, не заметили. А Ваше "Чай, не впервой" – знакомо каждому исследователю или простому постогромоздиле с этого форума. Не грустите. "Так было и так будет всегда, такова жизнь", как сказал черный кот, хотя котенок Гав и Шарик были с ним не согласны, что и с успехом ему доказали. Увы, у нас не совсем детский форум. Хотя некоторый случайные записи-молнии от залетных визитеров, "как бэ" намекают на то, что нам надо быть проще, общаться на языке пластилиновых мультиков и наскальных СМС. Не смею более отвлекать Вас от работы над Буссенаром и сворачиваюсь до размера смайлика. Бон журнэ!

Friquette: Уважаемые друзья! Ранее я рассказала о некоторых поразительных сближениях вех жизненного пути обнаруженного мною железнодорожника Анри Летюрка с моментами жизни и творчества одноимённого романиста, на основании которых сделала вывод об очень высокой вероятности того, что речь идёт об одном и том же лице. Я сильно сомневаюсь, что западным исследователям удастся продвинуться дальше, поэтому наверняка моя версия так и останется версией, однако версией основной, ведущей, которую уже нельзя игнорировать. Для наглядности и в помощь будущим авторам предисловий к новым изданиям книг Летюрка я решила свести свои рассуждения в краткую таблицу. Надеюсь, она будет кому-нибудь полезна.

Admin: Спасибо! Упс. А я Бразилию с Аргентиной попутал, думая о тамошних столицах. Ландия... Зеландия! Admin пишет: Который, прибыв в столицу Бразилии (через Африку!), двинулся глубоко на юг южноамериканского континента, в Уругвай. Исправляем.

Gennady: Friquette Спасибо. Огромное спасибо. Очень толково как на мой взгляд и понимание. Не знаю как другим, а мне эта таблица очень поможет. Собираюсь ее поместить в следующий том "Бухты приключений" под Вашим именем.

Friquette: Разрешите продолжить обзор мелких статей Летюрка. Что бы там ни говорили, а я осилила уже больше половины «Великого Змея» и не обнаружила в тексте никаких автобиографических намёков. В этом смысле на короткие тексты у меня надежд куда больше. Начнём с рассказа «В пампасах», дебютной публикации автора в «Журналь де вуаяж» (июль 1887 года). Значит, впервые он предстал перед публикой всё же в «Фигаро» (1886). Итак, автор описывает эпизод своего путешествия по Южной Америке (с теми же самыми спутниками, как и в других рассказах того же цикла). Целую неделю путешественники вынуждены были провести в пулькерии дель Параисо, затерянной в пампасах. Один из них был укушен скорпионом и погиб бы, если не вмешательство оказавшегося поблизости пастуха, приложившего к ране снадобье и давшего целебное питьё. Наутро пострадавший был здоров, но ему нельзя было ещё неделю ездить на лошади, и пастух отвёл путешественников в степную гостиницу. Однажды в глухую и ненастную ночь пастух зашёл за ними, чтобы предложить поохотиться на вискачей – коричневых зверьков, похожих на кроликов, но с чёрными усами и длинным чёрным хвостом, чей мех идёт на ковры, а шерсть – на пончо. К полуночи памперо стих, на небе показалась луна. Пастух велел ни в коем случае не стрелять в tiruteros (род чибисов), иначе охота будет безнадёжно испорчена. Постепенно из тысяч нор начали выползать зверьки. Пастух схватил одного детёныша вискачи, тот жалобно запищал – и огромные массы зверьков бросились в сторону охотников. Европейцы стреляли, пастух орудовал палкой. Бретонский матрос случайно сбил одну птицу – и тысячи её сородичей слетелись к месту происшествия, закрыв собой луну и огласив округу невыносимым криком. Охота стала невозможной, пришлось отстреливаться от птиц. Наутро подъехал хозяин пулькерии, и на телегу погрузили 391 тушку вискачей. К сожалению, никаких личных сведений о себе автор рассказа не приводит. Второй рассказ, «В стране селитры», опубликованный в 1889 году, гораздо интересней с точки зрения сведений (возможно, вымышленных) о личности автора. Итак, в феврале 1867 года (в другом месте говорится: «нам было по двадцать лет», и это совершенно точное замечание) рассказчик, в качестве третьего по старшинству члена экипажа (лейтенанта) торгового трёхмачтового судна «Сирена» (Нант), руководит погрузкой 240 мешков селитры в у берегов Перу, непосредственно близ места её добычи – рудников дона Иснардо. Затем лейтенант «Сирены» наряду с помощником капитана и лейтенантом марсельского торгового судна приглашены сыном дона Иснардо на праздник к его дяде, только что избранному губернатором. Проделав под палящим солнцем 24 километра на лошадях, три француза и Карлос Иснардо прибывают в городок Chiesa, где гостей дожидается новоиспечённый губернатор в крайне попугайной форменной одежде и предлагает пообедать. К ужасу изголодавшихся французов, обед состоит лишь из печенья, густо посыпанного перцем, и вина, после чего гостей приглашают посмотреть парад с балкона. После кратких речей и проезда 27 кавалеристов по площади, начинаются многочасовые танцы. Французы умирают с голода. К их удивлению, в семь вечера их в числе 15 приглашённых зовут на ужин и сажают напротив губернатора, рядом с которым сидят падре и ужасная старуха. Начало ужина многообещающее – черепаховый суп. Что до следующего блюда, chulipa, то французы не знают, что делать с этой неаппетитной водицей – наливать или вылавливать содержимое. Останавливаются на втором варианте. Рассказчик выуживает лук, а его соотечественники – морковь и лягушку, но, недовольные, они меняются своей добычей. После двойного обмена в тарелке рассказчика оказывается лягушка, но её тут же утаскивает кошка. Не получается у них отведать и заключительное блюдо – faminero. Его не берёт даже нож. После чая снова начинаются танцы. Тогда безобразная старуха берёт героев за руку и тянет во двор. К их изумлению, она приводит их в питейное заведение, где им немедленно предлагают французские вина, омлет и котлеты. Ошарашенный рассказчик спрашивает у гарсона-китайца, кто эта старуха. Хозяйка заведения, отвечает тот. Как? И какую-то виноторговку принимает у себя сам губернатор в числе самых именитых граждан? «Перуанцы свободный народ. А здесь обсуждаются все кандидаты на государственные должности. Моя хозяйка – великая выборщица!» Что я лично думаю по этому поводу. Лично мне показалось, что автор описывает реальные события, ибо снабжает описания множеством деталей. Не сомневаюсь, что в Южной Америке он действительно был. Однако автобиографические сведения могут быть как подлинными, так и вымышленными. Думается, со временем мы проясним этот вопрос.

ffzm: Хорошо бы по Летюрку отдельную тему открыть и все посты о нем туда. Информации о нем уже много и не надо будет долго её искать.

1.66: Прочитал роман Жюля Лермина "Ализа" в переводе Е.Д.Васильевой из журнала "Модный курьер" за 1899г. В оригинале этот роман называется точно также, т.е. "Alise" (1893). Несмотря на то, что перевод, возможно, немного сокращенный, что обычно для публикаций в этом журнале (тонком, но большого формата) переведено качественно. А написано, на мой вкус, вообще отлично. По стилю очень похоже на будущие уголовные триллеры Чейза, особенно из цикла из Парадиз-Сити. Т.е. комбинация из описания действия преступников как до преступления, так и после него, с расследованием этого преступления (в данном конкретном романе - даже с двумя параллельными официальными (!) расследованиями), в меру, т.е. чуть-чуть (хотя может быть чуть-чуть это только в сокращенном переводе) обставленная психологизмом. Этакий крепко сбитый клубок из нескольких сюжетных конфликтов. И также как у Чейза кроваво. В качестве эпизодического персонажа появляется сам Видок. Кстати, сам роман, можно отнести если не к историческим детективам, то к историческим уголовным триллерам точно, т.к. его завязка в 1823г, а основное действие с апреля 1825г. Рекомендую к прочтению.

Admin: 1.66 пишет: И также как у Чейза кроваво. Уважаемый 1.66, за отзыв спасибо. Но Вы ведь уже рассказывали об "Ализе". Причем, еще до прочтения, настойчиво подчеркивая все ту же "главную" на Ваш взгляд схожесть Лермина с Чейзом. 1.66 пишет: Сюжет вполне чейзовский, только перенесен в 19-й век, кровавые страсти так и кипят. http://adventures.unoforum.pro/?1-6-0-00000000-000-10001-0#174 Просьба: пожалуйста, не делайте медвежью услугу хорошему автору. Суть Чейза не в его сюжетной "кровавости". Перечитайте историю про Родю Раскольникова у Достоевского или о даме из Мценского уезда у Лескова. Там тоже превалируют отнюдь не новогодние праздники. Зачем так настойчиво "рекламировать" автора через подобные детали, взывая к не самым взыскательным вкусам читателя? Читая такие смысловые повторы об авторе, сразу появляются мысли-ярлыки: "у этого главное - садизм, у того - порно, а тот... ага-ага, теперь все про них понятно". На форум заглядывает молодежь, а потому, опять же большая просьба: побольше романтики для затравки сюжета и поменьше упора на новостной нтв-реализм. Правило 8 как раз для этого.

1.66: Уважаемый Админ, я не первый раз пишу о впечатлениях от прочтения произведений Лермина. И пишу о том, что есть в его произведениях. Ну если в "Вампире" или "Магичке" того же автора людей лишают жизни или пытаются лишить жизни без крови, то ведь и это было. Творчество Чейза возникло не на пустом месте и не только из американского крутого детектива, но из прочей приключенческой литературы тоже. А убийство это если не стопроцентный атрибут англоязычной детективной литературы, то весьма близко к этому. И молодежь, читающая детективы, это знает. Поэтому кровь ни произведений Лермины, ни произведений Чейза не пачкает, это ведь не грязная вода, а только подчеркивает жизненность произведения. Вы прекрасно знаете, что "Преступление и наказание", на которое вы ссылаетесь в предыдущем посте, включено в школьную программу и сцена убийств из него не исключена из изучаемого в школах текста этого романа. Уж если государственные люди отвечающие за школьное образование, причем еще со времен СССР, решили, что несовершеннолетним не только можно, но и нужно читать сцены убийства у Достоевского, то уж куда мне. Давайте не будем ханжами. У Лермина в "Ализе" на мой взгляд одной из центральных тем, как раз, и проходит тема неотвратимости возмездия за преступно пролитую человеческую кровь. Как кстати и во многих романах Чейза. Опять же, если вы внимательно сравнивали мои посты об "Ализе", то не могли не заметить, что во втором посте, в отличии от первого, я конкретно в чем именно указал на схожесть в построении сюжета "Ализы" и некоторыми романами цикла Чейза о Парадиз-Сити. Может быть между этими произведениями Лермины и Чейза и были промежуточные произведения с похожим построением сюжета (конечно же не самим похожим сюжетом), то мне они на русском не попадались. Мои впечатления как и при беглом просмотре, так и при прочтении подтвердились только подтвердились. Кстати в "Ализе" есть очень необычный для приключенческой литературы эпизод - целая небольшая ода, сказанная сыщиком в защиту своей профессии от обвинений в шпионстве, очень рекомендую прочитать ее каждому любителю детективной литературы. Весьма красочно и мудро сказано. Еще из "Ализы" явно усматриваются левые взгляды Лермина, в романе неоднократно встречаются его уколы в отношении режима Реставрации Бурбонов и представителей старого дворянства. Уважаемый Админ не обижайтесь на мои слова и, постарайтесь, пожалуйста, не обижать других. Дай вам Бог доброго здоровья!

Admin: Достоевский и Чейз писали не про кровавые страсти. В учебниках тоже такими характеристиками приличных авторов не отмечают. Я привел 2 Ваши цитаты. Вот так и делаются ярлыки. Багровые реки - не кредо данного автора. И зачем это подчеркивать раз за разом?

1.66: Уважаемый Админ, никогда в своих постах я не употреблял слова "ярлыки" и "кровавые реки". Это ваши слова. Для поддержания дружеской обстановки на форуме предлагаю прекратить этот наш с вами разговор. Душевное спокойствие дороже для меня и, надеюсь, для вас. Тем более перед сном. Еще раз прошу вас не обижаться на мои слова и, постарайтесь, пожалуйста не обижать других. Дай вам Бог доброго здоровья!

Admin: Вот именно для того чтобы никто не болел, предлагаю не вешать негативные ярлыки на хороших авторов. За пожелание - спасибо. Взаимно! Продолжение перенаправлено в корзину.

Friquette: Спешу поделиться ещё двумя прочитанными мною произведениями Анри Летюрка. В рассказе «Новая амазонка» (под шапкой «Эпизод парагвайской войны», 1894) образ рассказчика впервые отсутствует вообще, поэтому ничего нового об авторе мы не узнаем. Итак, действие происходит в последние дни жизни парагвайского диктатора Лопеса, который, как явствует из Википедии, погиб 1 марта 1870 года: Его отряд численностью около 200 человек скрывался от преследования превосходящих сил союзников, однако лагерь парагвайцев был обнаружен и уничтожен. Лопеса убили при попытке переплыть реку, его последними словами были «Умираю за Родину!» Тридцать полков преследуют Лопеса, но безуспешно. Каждый день приносит десятки смертей отрядам союзников. Дух преследователей поддерживает лишь слух о громадных сокровищах Лопеса. Их обещают тем, кто настигнет его. Мечта об огромной наживе не даёт покоя полковнику Баредо. Однажды в лагерь приходит индианка из племени гуарани и просит пустить её к полковнику. Она сообщает, что среди его офицеров есть предатели. Тот не желает верить. Тогда она распахивает одежду, и Баредо в ужасе видит, что у неё отрезана левая грудь. Индианка сообщает, что пришла сюда, чтобы отомстить Лопесу, который пытался овладеть ею и искалечил за сопротивление. Если полковник последует её советам, то завтра сокровище будет в его руках. Приведённые индианкой в горную расщелину, которой Лопес якобы должен был покинуть Долину Смерти, аргентинские военные взрываются вместе с парагвайкой, которая сама искалечила себя, чтобы ценой своей жизни спасти диктатора. Единственный уцелевший солдат успевает предупредить генерала, и через два дня Лопес находит свою смерть от руки спасшегося. Вот такой жестокий рассказ, а интересен он для нас по двум причинам. Во-первых, описанные в нём события привязаны к точной дате, опираясь на которую мы можем строить предположения о времени пребывания Летюрка в Южной Америке. Маловероятно, чтоб он мог подробно описать то, что произошло после его отъезда оттуда. Логичнее предположить, что историю он слышал именно в Аргентине. Добавим к этому предположению реальный факт. Анонсируя первый роман Летюрка (да через неделю-другую после появления рассказа), редакция «Журналь де вуаяж» авторитетно сообщает, что автор «Белого индейца» несколько лет прожил в Южной Америке (так что, мол, извольте верить его описаниям!). Ну хоть это мы будем знать наверняка! А зная время приезда туда же железнодорожника Летюрка, мы аккуратно предположим, что эти самые несколько лет приходятся как минимум на 1869-1870 (а максимум на 1869-1873 – поскольку именно в 1873 году мы встречаем имя H. Leturque среди гадальщиков головоломок в парижской прессе). Вот так потихоньку и будем продвигаться на пути к истине. А во-вторых, этот рассказ является одновременно предысторией к роману «Великий Змей» (1896-1897), который я только что закончила читать! Потому что в основе сюжета романа – поиски тех самых сокровищ диктатора Лопеса! И та самая Долина Смерти, куда ведёт узкая тропа, является местом действия! Поделюсь своими мыслями о книге. Первое впечатление: ну, действительно, словно неизвестный роман Буссенара читаешь. Если короткие тексты Летюрка совсем не похожи на буссенаровские, то тут автор «идёт верным курсом». Перед глазами так и стоят «Необыкновенные приключения Синего Человека»: и место действия примерно то же, и описаний обстановки кот наплакал (типа: «налево был густой лес, а направо – скалы»), и речь идёт о поиске золота. А ведь в самом деле, публикация буссенаровского романа совпала с началом сотрудничества Летюрка-очеркиста с «Журналь де вуаяж». И вот читал он своего успешного собрата и думал: «Да так-то и я могу! Делов-то!» (а через несколько лет и сам дебютировал с авантюрным романом). В общем, буссенарщина чистой воды. Но не могла отделаться от мысли: ну зачем же было брать у Буссенара всё самое карикатурное и доводить его до полного абсурда? К примеру, зашкаливающее количество всевозможных совпадений и чудесных спасений. Итак: две группы американцев (Король плантаторов со свитой и шайка бандитов, укравших план) приезжают в Бразилию на поиски сокровища (ну прям как в «Похитителях бриллиантов»). Да всё бы нормально, но автору непременно нужно ввести в книгу побольше французов. Оно дело-то, может, и благое (я, поди, тоже к французам неравнодушна), но всему же надо знать меру! Итак, значит, одного француза привозит с собой Король плантаторов (это нормально), ещё двух снимают с судна, брошенного бандитами (конечно, те украли французский корабль, а как иначе), а четвёртый, ну маркиз из Тулузы, так просто, ну прогуливался по джунглям Амазонии с целью дрессировки обезьян! Короче, куда в Бразилии ни ткни – сплошь одни французы. То же самое и с невероятными спасениями. Ибо на одно нормальное спасение (часть отряда следила за врагами и вовремя пришла на помощь своим) приходится с десяток невероятных – взять хотя бы появление того же тулузца посреди леса. Ну смешно, право. Ну всё-таки хочется хоть крупицы правдоподобия. А так всё здорово. Образная речь персонажей, много юмора, невероятные и поражающие воображение приключения, десятки трогательных самопожертвований… Соревнование с Буссенаром по части «стильных технических решений». У того в «Синем Человеке» в лодку впрягают крокодила и держат перед носом кусок мяса, а у этого для движения плота против течения используют мускульную силу (и голод) четвероруких. Ну, прикольно. А вот использование электричества, вырабатываемого гимнотами – до этого даже Буссенар не додумался. Одно плохо – иногда поведение героев настолько возмутительно, что гнев перечёркивает все восторги. Во-первых, совершенно невыносим главный начальник – мастер Форли, Король плантаторов. Постоянно подсчитывает прибыли, убытки и грядущую выгоду. Нагло врёт законному владельцу сокровища, что приехал за золотом, чтоб найти и отдать ему за вычетом понесённых расходов. А гипотетическая сумма этих расходов у него в записной книжке растёт поминутно. И на этом фоне вся самоотверженность французов кажется такой жалкой! Тонны героизма – и ради кого? Зачем? Но это бы полбеды. Один из положительных персонажей при случае разрубает бывшего предателя пополам. Не потому что тот что-то плохое сделал, а просто срочно потребовалось мясо (для функционирования технического устройства). И вот если до этого момента я считала Анри Летюрка ну просто родным человеком (да априорно, ибо вроде как вернула ему биографию!) – то тут мою душу сковал такой холод и стыд («Нашла, видите ли, Летюрка! А зачем???»), что хотелось стереть роман из электронной книги и забыть имя автора навсегда. (Я уже когда-то переживала такое раздражение. Так и стоит перед глазами довольное, сияющее лицо Лавареда, который не остановится ни перед какой низостью, лишь бы продолжать путешествие!) И окончание бразильских похождений ничего кроме бешенства у меня не вызвало. Из-за случайной пули гибнет законный владелец, и в результате это новоорлеанское ничтожество увозит с собой гигантский клад! И ради чего все эти подвиги??? (Тут, кстати, автору здорово удалось одурачить читателя, потому что окончательная развязка всё-таки даёт некоторое удовлетворение нравственному чувству). Ну так что я хотела сказать. В общем, нормальная книга. Пожалуй даже, не будь в ней возмутительных эпизодов, не почувствуй я боль и стыд, так и не поняла бы, что творчество Анри Летюрка – это всё-таки классно. Ну, и напоследок – из наблюдений исследователя. Если сравнивать с Буссенаром, Летюрк гораздо шире и уверенней использует морскую терминологию в речи героев. Фантастически рубит в торговом деле (фрахтование, договор о морской перевозке, страхование груза, комиссия посреднику…– этого вообще не требуется по сюжету, но тут он неистощим). Просто зацикливается на древесине и деревообработке. Даже шхуна, нанимаемая для вывоза золота к побережью – что она делает в глуби континента? Да просто её экипаж заготавливает древесный уголь! («В лесу раздавался топор дровосека…»). Конечно, всё это кажется совпадением (или моей паранойей). Но мы-то знаем… Ну и напоследок – 33 иллюстрации Дамблана к книге: click here

Friquette: Прочитала роман Анри Летюрка «Белый индеец» (1894-1895). Говорят, он в 2016 году выйдет у Мамонова, что ж, читателям книга доставит немало приятных минут. Исключительно динамично, часто трогательно, яркие персонажи. Это сочинение вполне могло бы украсить и серию «Мир приключений» «Азбуки»: в один том легко влезло бы три, а то и четыре романа Летюрка. На мой взгляд, писатель того стоит. Если «Великий Змей» атмосферно близок к буссенаровскому «Синему Человеку», то «Белый индеец» совсем не в буссенаровском духе: гаучо, пампа, навахи, пончо, сомбреро, касики, алькальды, эстансьеро – в общем, полный набор испано-американской экзотики. Центральный герой, Шарль, приезжает из Франции в Аргентину, чтобы найти отца. Из завещания своего воспитателя он узнал, что был ему не родным, а приёмным сыном, найденным в четырёхлетнем возрасте среди каравана, разграбленного индейцами. У мальчика было золотое кольцо с гравировкой «Карлосу от Карховаля». Поиски Шарля на севере Аргентины затрудняются военными действиями, так что он вынужден поступить на службу в аргентинскую армию. Заодно он пристраивает в полк французского моряка-дезертира Требагю. По окончании войны Шарль и Требагю увольняются из вооружённых сил, чтобы продолжить поиски на юге страны. Книга начинается с того момента, когда они узнают, что проводник Карховаль жив и несколькими днями ранее останавливался там же, где и они. После чего на героев сваливается куча самых невероятных приключений, чаще всего спровоцированных излишне импульсивным и драчливым характером Требагю, который запросто может уложить своими кулаками сорок представителей правоохранительных органов. Так что главный упрёк к автору у меня прежний: его персонажи бездумно колотят всех подряд, не задумываясь о том, хорошо ли это вообще – убивать людей. Видимо, нужно воспринимать художественный текст как некую условность и не шибко заморачиваться на нравственной стороне дела. И тогда всё будет нормально. Тем более что у автора вырисовывается собственное лицо, ему удаётся создать собственный тип персонажа. У предшественников знаковыми персонажами были рассеянный учёный, парижский гамен. У Летюрка (судя по двум прочитанным мною романам) – бравый французский матрос, болтун, выдумщик, юморист, задира, носитель образного, наверняка вымышленного, но хорошо разработанного морского сленга («А ну закрой свой шлюз!» «Распахни ушные проливы!» и т. д.). Не знаю, как в переводах, а в подлиннике речь героев очень индивидуализированная, прикольная, цветистая. Приключения захватывающие. Бандиты, предатели, различные индейские племена, местная фауна – все словно сговорились помешать героям в достижении цели. У Шарля даже порой мелькают здравые мысли на тему: да не пора ли отступиться от цели, не слишком ли высока цена – друг погиб, до этого угробив ещё несколько десятков человек – стоят ли такие жертвы обретения семьи? К сожалению, эти мысли мимолётны. Да и компаньона его, Требагю, перенесённые испытания нисколько не меняют. Казалось бы – чудом спасся от повешения, от каймановых глоток – ну хоть пересмотрел бы свои взгляды на жизнь. Нет ведь. Но я, наверное, слишком придирчива. Как будто у Буссенара герои не рубят людей направо и налево. (Хотя нет. Рубят, но хоть иногда сожалеют об этом). Роман в очередной раз заставил задуматься на тему: как же ограничен всё-таки список опасных ситуаций, годящихся для приключенческого романа… Жюлю Верну хватало простой интриги, сильно разбавленной многостраничными научными сведениями. Пришёл Буссенар, вывел на первое место ультрадинамичное действие, а научную начинку заменил с академической на сенсационную. И быстро исчерпал всё богатство экстремальных ситуаций. А когда в девяностые годы пришло новое поколение приключенцев, им уже совсем ничего не оставалось, как, сведя научную начинку до нуля, соревноваться друг с другом в эксцентричности и скорости развития интриги. И поневоле пришлось пользоваться уже знакомыми сюжетными элементами. То есть я всё понимаю. Да, трудно. Да, приходится использовать чужие наработки – но не до такой же степени! Как я уже сказала, «Белый индеец» – совершенно «не буссенаровский» роман. И тем более обескураживает то, что и тут нет-нет да и вырастут знакомые уши! Помните эпизод из «Кругосветного путешествия юного парижанина»? Попав в плен к южноамериканским индейцам, Фрике бежит оттуда в кожаном мешке, привязанном к ногам двух кондоров? Повозка управляется палкой с куском мяса на конце. Этот эпизод считается эталоном «буссенаровской клюквы». Кто бы мог подумать, что именно сия сомнительная выдумка приглянётся Летюрку? Ну разве что пассажиров в «повозке» будет трое, а кондоров (или грифов, не разобрала) вместо двух – пятнадцать! И второе. Не знаю, может, я, конечно, придираюсь… Но тем не менее. В «Приключениях парижанина в Океании» тот же Фрике попадает в ловушку вместе с тигром, приручает его, и тот сопровождает его в странствиях по Борнео, защищает от врагов и в итоге героически погибает в драке. Так вот. У Летюрка ту же роль играет ягуар (разве что остаётся жив). Кстати, и фраза «Окровавленные мозги брызнули через разлом в черепной коробке» мне тоже кажется пародией на Буссенара… Но это во мне говорит исследователь, а не читатель. Лично я сама читаю приключенческие романы не для того, чтоб набраться умных и шибко достоверных сведений, а чтобы получить удовольствие, испытать восторг, удивление, умиление, пролить слезу и порадоваться за героев. Подобных переживаний Летюрк может доставить в избытке. И уже известной оговоркой: если вы не воспринимаете серьёзно горы трупов, которыми благородные, отважные, честные и искренние герои устилают свой героический путь.

ArK: Friquette пишет: И второе. Не знаю, может, я, конечно, придираюсь… Но тем не менее. В «Приключениях парижанина в Океании» тот же Фрике попадает в ловушку вместе с тигром, приручает его, и тот сопровождает его в странствиях по Борнео, защищает от врагов и в итоге героически погибает в драке. Так вот. У Летюрка ту же роль играет ягуар (разве что остаётся жив). У Берроуза в третьей книге Тарзана эту роль играет пантера.

Friquette: К Берроузу у меня как раз претензий нет. Берроуз вообще, наверное, не читал ни Буссенара, ни Летюрка. А вот ситуация, когда автор заимствует эпизод из романа, опубликованного в том же самом издании, но несколькими годами раньше, меня крайне обескураживает. И читатели хранят переплетённые подшивки за несколько десятитетий, и сам автор заимствованного эпизода не просто жив, а его новые сочинения публикуются параллельно с романами «заимствователя», буквально на соседних страницах! Получается, то никто не видит тут никакой крамолы, все довольны. Но самое поразительное, что и Буссенар В ДОЛГУ НЕ ОСТАЛСЯ! Читаю я, значит, роман Летюрка «Беглец с каторги» (конец 1898 года). И что я вижу? Главный герой, французский железнодорожник Барбишон, помогает забайкальским казакам (оставим за скобками вопрос, как они вообще могут его понимать) уничтожить огромную бурятскую банду vor'ов и прочих brod'ag, грабящую чайные караваны из Китая. Барбишон велит привязать к хвостам быков самодельные запалы и двинуть стадо на толпу бандитов. Детонация… обезумевшие животные… серия взрывов… Сто пятьдесят бандитов мертвы. А два года спустя тот же самый «Журналь де вуаяж» начинает публиковать роман Буссенара «Капитан Сорвиголова»! Но надо сказать, что если у Летюрка – сплошное ребячество, то Буссенару с помощью бурских коров удаётся создать эпизод невиданной мощи.

Friquette: Прочитала роман Анри Летюрка о России – «Беглец с каторги» (1898-1899), спешу поделиться впечатлениями. Как я и ожидала, это не что иное как очередная «развесистая клюква» вроде «Михаила Строгова» или «Цезаря Каскабеля». То есть французам-современникам это не могло не понравиться, но русский человек читать подобное без хохота или недоумения никак не может. Так что можно сказать, я получила немало удовольствия, правда немного другого сорта, чем рассчитывал автор. Если по степени клюквенности книга сравнима с русскими романами Жюля Верна, то по сюжету – это калька с буссенаровского «Из Парижа в Бразилию». Маршрут тот же. Герой-француз, случайно угодив на каторгу, бежит от преследующих его властей по маршруту Чита – Якутск – Чукотка – Аляска – Сан-Франциско. (Ну разве что буссенаровские друзья Жюльен и Жак огибают Байкал с севера). Итак, парижский chef dе train (думается, что главный кондуктор), 46-летний Барбишон, колосс ростом 197 см, направлен начальником вокзала к директору железнодорожной компании, и тот, оценив его физические данные, поручает ему сопровождать из Парижа в Петербург груз свежеотлитых золотых рублей, а обратно – золотые слитки. За данную спецработу Барбишону, плюсом к его годовому окладу в 2000 франков, обещается по 25 франков за одну поездку в России, каковых будет 3-4 в год. Услышав такие цифры, проводник 1 класса, с 20-летним стажем, мечтающий о повышении, едва может скрыть гримасу разочарования. Масла в огонь добавляет и его жена, вечно жалующаяся на низкий заработок благоверного и на то, что на него даже перчаток не напасёшься. Но делать нечего, вечером доблестный железнодорожник отбывает в Санкт-Петербург. Там его очень тепло встречают, вручают вознаграждение от царя (250 рублей, то есть тысячу франков) и отправляют в Омск, где ему и должны передать золотые слитки, чтобы везти на парижский монетный двор. Однако по пути к нему втирается в доверие некий Вушин, представившийся коллегой, которого просто поразила внешность Барбишона. И в Омске, подпоив француза наркотическим снадобьем, Барбишона подменивают на схожего по приметам политзаключённого князя Барбискова, конвоируемого в Сибирь на каторжные работы. По документам Барбишона и в его одежде князь бежит в Париж, а Барбишона в одежде каторжника наутро хватают жандармы и добавляют срок за побег. Но, разумеется, долго он это терпеть не станет, а сбежит ещё до прибытия к месту отбывания наказания. Всё это читается на одном дыхании и весьма захватывает. Но вот дальше-то мне, русскому читателю, хочется сибирской экзотики, однако автор предпочитает развивать действие в пустых декорациях. Всё равно как если бы на сцене герой дрался, бегал, изворачивался – но на однотонном заднике было бы написано только одно слово: «Сибирь». То есть я хочу сказать, что в автор совершенно не заботится о создании объёмной картины экзотического края, куда он привёл своего героя. Так, вся российская экзотика умещается в несколько «русских» фамилий – Вушин, Барбисков, Иксков, Купшин, «русских» городов – Влюминск, Тойонаринск, Маршинск, в горстку русских словечек: katorga, sdravst, pratchàïtie, spasibo, brog’aga, smotritel, kibitka, izba, lafka, knout, our’adnik, ispravnik, sagène, umbar, starosta, sukarie, moujick, tstchi, narta. Всё это выглядит крайне смешно, особенно если с ошибками. Так, если автор успешно употребляет слова brog’aga и kibitka во множественном числе, изменяя окончание на i, то у него нет ни малейшего понятия о правильном использовании слова vodki. Ему и в голову не приходит, что в именительном падеже это слово должно звучать иначе. И ещё: вот уж не знала, что по-русски «направо-налево» будет tack и volhk! Над краткими сведениями о нашей стране, изредка приводимыми автором, тоже нельзя не посмеяться: «Водка – это берёзовый спирт, иногда с добавлением белладонны, необходимый для выживания в суровом климате». «Жителей Якутска зовут якутами». «Даже в России, где медведи не редкость, нельзя продавать медвежью шкуру до того, как животное убито». И где он этого набрался?! Совершенно обескураживает и та лёгкость, с которой Барбишон, никогда не бывавший в России, объясняется с десятками попадающихся ему людей. Нет, я понимаю, что и встречающие его служащие, и лжеколлега Вушин, и даже жандарм-конвоир в принципе могут знать французский язык. Но ведь Барбишон легко отдаёт приказы забайкальским казакам с Украины, беседует с сибирскими трактирщиками и отельерами, с якутом, покупает оленя у пастуха стада где-то близ Станового хребта (то есть у чукчи, получается!), и тот легко понимает его указания типа: «Разруби мясо на части, накорми моих собак, а шкуру оставь себе». Разве что пленному brodiag’e на просторах Бурятии Барбишон вынужден крикнуть: «Païdi-je!» (Автор явно не знает, что у нас так не к людям, а к лошадям обращаются: «Уж тёмно: в санки он садится. «Пади, пади!» – раздался крик» («Евгений Онегин»). А человеку нужно было сказать «Stoupaï-je!» или ещё лучше «Марш!» – но тогда не было бы экзотики). Да вот ещё лайки в упряжке не могут понять Барбишона. И тогда он кричит им: «Pachli! çabaqui! Nou goloubtchiki!» В общем, не знаю, как это будет смотреться в переводе, а по-французски – очень смешно. Итак, теперь о транспортных средствах, которыми пользуется наш беглый каторжник. Дело, надо сказать, происходит зимой. Где-то с октября по март. Итак, сначала он угоняет лошадь, потом – поезд, затем снова едет на своей лошади, а продав её, покупает «снеговые башмаки» (подбитые тюленьей кожей две доски размером 1,5х0,25 м с выдолбленным углублением для ноги и кожаными тесёмками), на которых легко добегает до Якутска, ночуя в «почтовых юртах», затем едет верхом на олене, ну и наконец угоняет у преследователей, идущих за ним по пятам, упряжку собак, на которой доезжает до Берингова пролива… В общем, пусть уж лучше сибиряки решают, насколько подходящи для тайги и тундры такие способы передвижения. Короче, к Якутску он на лыжах подъезжает. Конечно же, не без препятствий. И кто бы вы думали, мог на него напасть по дороге? В декабре месяце? Волки? Медведи? Да нет! Путь ему преграждает шайка цыган-акробатов! Как я уже говорила, герой о целом следует дорогой буссенаровских путешественников в Бразилию. Но у Летюрка всё настолько несерьёзно, что о Буссенаре надолго забываешь. Просто авторы выступают в разном весе, и сравнивать их некорректно. Но по ту сторону Берингова пролива дежавю просто полное. Встреча с франкоканадцем… Нападение гризли... Ну, и ещё вот это. Помните, у Буссенара, близ Ишимского: «Куда вы направляетесь? – В Бразилию!» А у Летюрка, канадец: «Откуда вы идёте? – Из Якутска…» – Тот же самый эффект. Однако ничего плохого о романе сказать не могу. Не зря в шапке появляется будущий фирменный летюрковский подзаголовок «Тысяча и одно приключение». Приключений в книге навалом, у автора фантазия хорошо работает. Другое дело, что «научной начинки» нет совсем, а то, что за неё выдаётся – сплошная лажа. Итак, подведём предварительные итоги. Во французской литературе существует три приключенческих романа, посвящённых России, в которых герои путешествуют по Сибири и Северной Америке и пересекают Берингов пролив. Это «Из Парижа в Бразилию» (1884) Буссенара, «Цезарь Каскабель» (1890) Жюля Верна и «Беглец с каторги» (1899) Летюрка. Первый из них – неглупый и нескучный, второй – глупый и скучный (конечно глупый, вы бы попробовали доехать от устья Лены до Перми в цирковом фургоне), третий – глупый, но нескучный. Главный вывод, который я для себя сделала: самый лучший зарубежный приключенческий роман о России написан Буссенаром. Пока такое утверждение звучит странно, но я убеждена, что рано или поздно оно будет признано за истину. Правда, у Буссенара есть ещё один роман о России, который мне нравится даже больше (он динамичнее, трогательнее, там есть женские образы) – это «Зуав с Малахова кургана» (1903). В нём ярче представлены русские люди, но гораздо меньше (чем в сибирской эпопее) – природа. К тому же, боюсь, при нашей жизни мы не увидим ни одного переиздания этого сочинения. Одно крупное издательство недавно включило «Курган» в издательский план, но затем под шумок заменило его другой вещью, а на вопрос читателей, что случилось, немедленно ответило: «Не нашли иллюстраций». Данное утверждение мне сразу показалось сомнительным (и я немедленно обнаружила несколько экземпляров с клерисовскими иллюстрациями в продаже – уж лучше бы тогда сказали, что старый перевод никудышный, а права на новый раздобыть не удалось) – так что, боюсь, проблемы всё-таки в геополитике, и никто сейчас не отважится напечатать роман, в котором англо-французские войска берут Севастополь (хотя в книге нет ни одного русского-злодея! хотя сам автор считает войну фатальной ошибкой и предпочёл бы, чтоб Франция воевала не на стороне Турции, а на стороне России!!!). Ну да ладно. Вспомнила я об этом романе вот почему. Он кончается тем, что главный герой, Жан Бургей, находит в России брата: их отец – попавший в плен офицер наполеоновской армии, женившийся на русской, а затем вернувшийся во Францию… Увы! Я нашла источник заимствования Буссенаром этого сюжетного поворота! Несколькими годами раньше до того же самого додумался Анри Летюрк в своём романе «Беглец с каторги»! Ну, разве что там не братья встречаются, а кузены (действие происходит сорока годами позднее…) Признаться, я и сама в ужасе. А с другой стороны, я хорошо понимаю Буссенара. Представляю, с каким изумлением читал он сочинения Летюрка, в котором тот всё сплошняком передирает у него! Ведь что такое Барбишон – силач под каблуком у жены, полностью преображающийся в экстремальных условиях? Да это тот же Феликс Обертен, Синий Человек! Летюрк тырит у коллеги сюжеты, как пирожки глотает! Ну, я так понимаю, Буссенара это вконец достаёт, и он решает: ну, погоди у меня! Я тебе это припомню! И в результате и коровы, начинённые динамитом, и братья-враги – потомки офицера 1812 года – перепрыгивают на страницы буссенаровских книг. Повторяю – Буссенара это никак не пятнает. У Буссенара великолепный баланс между фабулой и начинкой. Летюрк, в смысле фабулы – прилежный ученик Буссенара. А начинки у него нет. Нет атмосферы. Нет фона. Нет ощущения реальности происходящего. Так что за Буссенаром – будущее, а Летюрку так и суждено навеки быть в хвосте. Ну и последнее. Если русской экзотики у Летюрка – кот наплакал, то ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОЙ экзотики – хоть отбавляй. Ещё раз: единственное, чем в полной мере владеет автор – железнодорожной тематикой. Великолепна первая глава романа, напряжённый диалог между начальником и подчинённым, из которой мы узнаём, как выглядит униформа железнодорожников, сколько они получают за смену и т. д. Барбишона совсем не интересует вид России из вагона, зато интересует устройство поездов. Задолго до того, как в тексте промелькнёт хоть какая-то примета Сибири (ну хоть «высокая лиственница»), герой успевает выяснить у местных коллег тип сцепления, регулятора хода, тормозов и т. д.! Хоть в тайге, хоть на притоке Юкона он первым делом спросит у встречного: где здесь находится железная дорога! И поезд он угонит, хотя никогда сам поезда не водил, и спасёт в Канаде не кого-нибудь, а сына железнодорожного начальника… В общем, я ни на чём не настаиваю. Я лишь подчёркиваю, что ВПЕРВЫЕ вижу Летюрка непосредственную роль профессии героя в сюжете. Ну и что, что Поль («Великий Змей») – бывший зуав, а Шарль («Белый индеец») – гражданский инженер? Они никак не применяют имеющиеся у них профессиональные навыки. А вот Барбишон – железнодорожник до мозга костей. И описано это с драйвом и со знанием дела. Так что решайте сами, а я вынуждена попрощаться, ибо так и не смогла простить пережитой здесь обиды (ну, знаете, «а теперь спросим у настоящих специалистов, а не тех, которые знают Летюрка по впечатлению от нескольких мелких статей…»).

Admin: Friquette пишет: Так что решайте сами, а я вынуждена попрощаться, ибо так и не смогла простить пережитой здесь обиды (ну, знаете, «а теперь спросим у настоящих специалистов, а не тех, которые знают Летюрка по впечатлению от нескольких мелких статей…»). Уважаемая Фрикетта, Вы огорчились, что не на каждый Ваш большой пост звучали аплодисменты. Ну что ж поделать. Бывает. Вам подвернулся случайный автор. Вы по нему прошлись с ходу и из принципа. Это же очевидно. Из Ваших постов. Об этом я Вам искренне и сказал. Вы не согласны с правдой? Это ведь не Буссенар, которого Вы наизусть знаете. После чего Вы потратили на Летюрка массу времени. И продолжали тратить, обмолвившись, что у Вас есть другие более важные дела. Зачем? Не Летюрком единым. Давно можно было бы остановиться, если Вам все это САМОЙ не надо. Я не раз Вам об этом писал. Что-то в Вашей версии с железнодорожником совпало, что-то нет. Мы об этом поговорили. Я озвучил свою позицию и свои сомнения, Вы - безапелляционно свою. Какие могут быть еще обиды? Насчет ярко заявленных профессий, где-то у Вас же мелькнула фраза про одного из героев Летюрка "мощно рубящего в морском деле". С датами литературную путаницу Вы тоже проигнорировали. Но не беда. Я Вам совсем не мешал далее развивать и доказывать свою версию. Пока нет ответа как писатель стал писателем, для меня это версия. Про Железную Маску я уже не раз говорил. С виду многое совпадает, но потом выясняется, что не все так просто. Полюбопытствуйте на википедии. Я буду рад если Вы правы и не расстроюсь, если я зря сомневался. Мне хочется понять в плане литературы - как и почему и что случилось потом. Но пока все это большей частью умозрительно. Время и, надеюсь, дополнительные факты всё расставят по своим местам. Только зачем же Вы так долго тратили свое драгоценное время на эти посты, если обида Вас давно не отпускает? Начинаю понимать французов, которых Вы тут обсуждали не раз. Ну не всегда люди при возгласе "Маловерные!" испытывают моментальное смирение и резко начинают верить на все 100. Такой подход, как известно, может обернуться не только благом, но и Судом Линча. Поэтому, если Вам так хочется довести свое открытие до конца - перешлите свое досье мэру и Шеврие. Они разберутся. А вообще, не обижайтесь. Это форум о писателях, а не о нас. Если я Вас так сильно задел и обидел - смиренно прошу меня простить. И желаю Вам всего доброго! Во всем и навсегда.

Admin: Friquette пишет: Одно крупное издательство недавно включило «Курган» в издательский план, но затем под шумок заменило его другой вещью, а на вопрос читателей, что случилось, немедленно ответило: «Не нашли иллюстраций». Данное утверждение мне сразу показалось сомнительным (и я немедленно обнаружила несколько экземпляров с клерисовскими иллюстрациями в продаже – уж лучше бы тогда сказали, что старый перевод никудышный, а права на новый раздобыть не удалось) – так что, боюсь, проблемы всё-таки в геополитике, и никто сейчас не отважится напечатать роман, в котором англо-французские войска берут Севастополь (хотя в книге нет ни одного русского-злодея! хотя сам автор считает войну фатальной ошибкой и предпочёл бы, чтоб Франция воевала не на стороне Турции, а на стороне России!!!). Пардон, сразу не заметил. А вот подобное умонастроение иначе как личным комплексом "Я знаю ВСЁ и про ВСЕХ!" не назовешь. Доподлинно знаю, что дело у "Вече" не в политической обстановке (планы на крымский роман были заявлены и "озвучены", когда мы все уже по самые уши были в санкциях), а именно в картинках. И если кто-то что-то где-то готов купить сразу, то это не значит что все готовы срочно и сразу для какой-то там "непрофильной серии" тратиться, тем более для серии, которая делается с виду быстро, а дается совсем не так легко и гладко, как кто-то там себе представляет.

Friquette: Прежде всего, уважаемый Владимир, большое спасибо, что «не мешали мне далее развивать и доказывать свою версию». В одиночестве мне было рассуждать гораздо комфортнее, чем вести непродуктивную полемику, отнимавшую у меня все моральные силы. И я спокойно могла обращаться к неопределённому кругу лиц (включая будущих читателей форума). Убеждена, что теперь вступительные и заключительные статьи о Летюрке будут более конкретными и документированными, чем раньше. Именно эту цель я и преследовала, тратя массу времени на «случайного автора». Хотя не стану отрицать, что так долго занималась им прежде всего из-за желания одержать над Вами верх. Теперь, в полной мере осознав, что это принципиально невозможно, я сматываю удочки: занятие полностью потеряло для меня смысл. (Впрочем, не могу отрицать огромного удовольствия, полученного между делом. Как я уже говорила, при чтении любого, даже самого скучного приключенческого романа, меня всегда греет мысль: «А Буссенар-то лучше!»). А теперь немного уточнений. Лично я не вижу ни малейшей путаницы в биографических данных о Летюрке. Если допустить, что он с своих сочинениях не врёт, то получается, что: - в 1863 году он плавал на Гаити, с заходом в Маракайбо; - в 1867 году на торговом судне заплывал в Перу. (Кстати, забыла сказать, буквально на первой странице «Беглеца с каторги» автор прямым текстом заявляет, что видел альбатросов, огибая мыс Горн. Так что никаких противоречий). - в 1869 году был в Аргентине и провёл там (как утверждает «Журналь де вуаяж») несколько лет. Так вот, ни одна из этих поездок не исключает другую. С высокой степенью уверенности (поскольку знаю, что даже документы большинства пароходств той поры не сохранились, чего уж говорить о частных торговых судах) могу сказать, что мы НИКОГДА НИЧЕГО НЕ УЗНАЕМ про две первые поездки. А вот третья вполне подтверждается архивами «Мессажри маритим». Что до персонажа, «мощно рубящего в морском деле», так эта его «осведомлённость» выражается только в образных оборотах типа «лечь в дрейф» и неумении ездить на лошади. Так как действие происходит на суше, проявить свои познания НА ДЕЛЕ герою не приходится. Он ярок, но его профессия функционально бессмысленна. Что ещё. Своему пикардийскому коллеге я писала не один раз, причём с приложением двадцати килогр… мегабайт исследованных документов. И в ожидании от него ответа, я не могу пока писать мэру коммуны. Чего ещё могу «сказать в своё оправдание». Зачем я изначально «с ходу и из принципа прошлась по этому автору». Да исключительно потому, что была уверена в своих силах. Подобная поисковая процедура дня меня привычна. Не далее как три месяца до этого я провернула то же самое с Анри Маленом, установив дату рождения, место жительства, имена домочадцев. Причём в актовых записях о браке и рождениях детей тоже не было никаких упоминаний о том, что данное лицо является писателем. Так что на первом этапе у меня не было никаких железобетонных доказательств, что это именно он (хотя фамилия, как ни странно, оказалась исключительно редкой для Парижа). Но потом имена родственников всплыли в его книгах: один рассказ посвящён «А.-Розе Мален, моей жене», а роман – «сыну Фернану». А ведь если бы я рассказала об этом на форуме, то наверняка услышала бы в ответ: «Это ещё не доказательство! Мало ли среди Маленов Роз и Фернанов!» Кстати, я рада, что ошиблась по «Малахову кургану». Действительно, тяжко было бы жить с мыслью, что один из лучших романов Буссенара больше не будет публиковаться в России…

Admin: Как говорится, один раз Вы уже прокололись в плане логики и понимания чужих реалий, так что... все мои сомнения не более чем подтверждают Ваши Friquette пишет: мы НИКОГДА НИЧЕГО НЕ УЗНАЕМ В остальном: правило 8 (финал) - наши железнодорожные ветки расходятся. А уважаемый Геннадий обязательно напишет о Вас в статье. И, думаю, не раз. Хотя Вы и любите всех осуждать за глаза и безапелляционно.

Gennady: Admin пишет: А уважаемый Геннадий обязательно напишет о Вас в статье. Напишу обязательно. Искренне считаю, что версияFriquetteзаслуживает публикации. Как уверен, и Вы, уважаемый Владимир. Ведь пока это только версия. Подождем. А вдруг найдется кто-нибудь кто сможет ее доказать? Или опровергнуть? Ведь сколько версий и насчет "Эдвина Друда", и авторства "Конька-Горбунка". Уж и не говорю о "Тихом Доне". И все версии публикуются поскольку никто из авторов не утверждает, что истина открыта.

Admin: Это да. Никогда с этим и не спорил. Теперь есть повод для размышлений по Летюрку. Есть что проверять. Будем надеяться, что исследователи из "Рокамболя" однажды посветят Летюрку статью или даже целый номер - если вдруг обнаружится много интересного материала о жизни и творчестве этого загадочного "сына турецкоподданного". Все же он не одну книжку написал и издавали его шикарно французы - в большом иллюстрированном формате "под Жюля Верна". Популярность у Летюрка в свое время была нешуточная.

Admin: Кроме уругвайца Дамблана, одного из постоянных иллюстраторов Летюрка ("Великий Змей", "Последняя кампания Тромпетта", "Бежавший с каторги"), отметился (как минимум пару раз - "Картагю-матрос", "Белый индеец") и один из братьев-Клерисов, известный нам по картинкам к Буссенару и Жаколио. Анри Летюрк "Белый индеец. Необыкновенные приключения французского моряка в пампасах". Иллюстрации Шарля Клериса LETURQUE, Henry ; Clérice (ill.) L'Indien Blanc - Aventures extraordinaires d'un marin français aux Pampas. 1 vol. grand in-4 cartonnage éditeur rouge, plats sup. avec ill. en relief, toutes tr. dorées, ill. noir et blancs, société d'éducation et de publication - librairie Félix Juven, Paris, 1908, 304 pp. Un roman d'aventure probablement inspiré par le personnage réel d'Antoine de Tounens, et qui a certainement été lu par le jeune Georges Rémi, le futur Hergé. En effet, dans ce livre, le héros nommé Trébahu est un marin barbu, qui apprécie les bonnes bouteilles, et dont le juron préféré n'est autre que 'Tonnerre de Brest'... http://www.librairie-du-cardinal.com/boutique/livres-d-occasion/enfantina/l-indien-blanc-aventures-extraordinaires-d-un-marin-francais/ Анри Летюрк "Белый индеец". Приключенческий роман, сюжет которого, возможно, был навеян судьбой эксцентричного путешественника-авантюриста Антуана де Тунана (Орели-Антуана I, короля Патагонского)* и, наверняка, эту книгу читал молодой Жорж Реми, будущий Эрже (создатель комиксов о Тинтине). Герой романа - бородатый моряк и страшный выпивоха по имени Требагю, чьим любимым ругательством является "Брестово пекло!" ("Tonnerre de Brest!")**... ------------- * О судьбе этого авантюриста Жан Распай написал роман "Я, Антуан де Тунан, король Патагонии" (Jean Raspail. Moi, Antoine de Tounens, roi de Patagonie, 1981). В 1990-м книга была экранизирована (французско-аргентинский телефильм "Король Патагонии", одну из эпизодических ролей, роль консула, сыграл Омар Шариф). http://www.imdb.com/title/tt0280363/ Орели-Антуан де Тунан (1825—1878) — французский адвокат и авантюрист, который в 1860 году принял титул короля Араукании и Патагонии. До сих пор является предметом споров, был ли он самопровозглашённым монархом или же был избран вождями племён индейцев-мапуче — лонко. https://ru.wikipedia.org/wiki/Орели-Антуан_де_Тунан ** "Тоннер де Брест!" (досл. "Гром и молния над Брестом!"; имеется ввиду бретонский город-порт) - любимое ругательство капитана Хэддока, героя комиксов про Тинтина (см. "Краб с золотыми клешнями" и др.).



полная версия страницы