Форум » Фантастика и фэнтези » Братья Стругацкие как философы непрочного и небезопасного будущего » Ответить

Братья Стругацкие как философы непрочного и небезопасного будущего

Gennady: Я открываю тему об Аркадии Стругацком (1925-1992) и Борисе Стругацком (1933-2012) не потому что считаю себя знатоком, а только оттого, что такая тема еще не открыта. В этой теме, меня интересует не их биография - об этом существует уже немалое количество книг, а попытка реальной оценки того, что эти писатели сделали и продолжают делать. Речь идет даже не о прогнозах, а том, какая философия была ядром их взглядов на жизнь. Мой некогдашний товарищ еще в те времена, когда мы ждали выхода их новых книг, говорил, что они необычные люди- он их самих называл люденами. Так они действительно таковыми и были.

Ответов - 20

Gennady: Мне кажется, что у каждого времени есть свой оракул. Ну или оракулы. Они не обязательно говорили то, что хотелось бы услышать, с ними необязательно соглашались. Но внимание они приковывали. Не только фантастическими приключениями (по-моему, приключенцами они были первоклассными), но и теми взглядами, которые вызывали живой отклик у читателей. Именно: может ли коммунистическое общество быть счастливым без внешних конфликтов? Не совсем таких, какие описывал Ефремов в "Туманности Андромеды" или Снегов в "Люди как боги"? А что если конфликты будут внутренними? И не станут разрешаться так как решили свой конфликт Эрг Ноор и Веда Конг, то-есть, полюбовно, с тонким пониманием друг друга?

geklov: Глубокоуважаемый Геннадий, СПАСИБО за тему! Сам чаще всего открываю темы не потому, что специалист или знаток (я дилетант). Просто хочется привлечь к некоторым Авторам общее внимание. А Стругацкие достойны отдельной темы, а не только разговоров мимоходом в рамках других тем. Да и Ефремов, мне думается, достоин отдельной темы. Тоже ведь Титан, Эпоха, Веха. А если кто-то порою не считает АБС приключенцами, то я всегда вспоминаю повесть Ярославцева (Аркадия Стругацкого) "Экспедиция в преисподнюю". Каковы приключения! А юмор!! А литературные реминисценции и аллюзии!!! А вы говорите, Акунин...

Gennady: geklov пишет: А вы говорите, Акунин... Никоим образом об Акунине и слова не сказал. Спасибо за поддержку, Андрей. Стругацкие и Ефремов перевернули мою жизнь некогда. Живу я уже не очень коротко, а таких авторов для меня за всю мою жизнь было всего-то человек 5, 6. Может быть, 7.

geklov: Глубокоуважаемый Геннадий пишет: Никоим образом об Акунине и слова не сказал. Это я не о Вас. Слово "вы" в предложениии "А вы говорите, Акунин..." написано с маленькой буквы, т. е. это речевой оборот, а не обращение к конкретному человеку. Мол, сегодня многие читатели все эти литературные приемы (юмор, ироническое переосмысление опыта предшественников, аллюзии и реминисценции, добротные приключения, вкусный литературный язык, использование самых разнообразных литературных форм) приписывают постмодернистам вобще и Акунину в частности. А Стругацкие все это блестяще использовали уже давно. Я лишь об этом. Это мой ответ всем тем, кто не считает АБС приключенцами. А ведь Братья не только блестящие фантасты, оригинальные мыслители. Но и приключенцы. По моему скромному разумению. И детективы, и спейс-оперы, и попаданство (пусть своеобразное). Всё-то у них есть. Всё живо, ярко, увлекательно, умно, самобытно.

geklov: А тему Ефремова я открыл по соседству с АБС.

Gennady: Когда-то долго разговаривал с Ефремовым и имел честь быть представленным Борису Стругацкому. Но с Борисом Натановичем почти не разговаривал. Помню как Стругацких обвинили в фашизме за книгу "Трудно быть богом". А ведь эта повесть сама с такой яростью разоблачает фашизм и его разнообразные формы. Вот мне кажется, что скажем, Брэдбери разоблачал фашизм с большой грустью, иные авторы это делали с сарказмом, а Стругацкие именно с яростью хотя и не без того же сарказма. Как удивительно они все-таки пришли от фраз о населении земного шара, которое поностью было коммунистическим (Полдень. 22 век) к роману "Отягощенные злом". Не зря в свое время религиовед Штраус говорил о том, что некоторые постулаты так называемого научного коммунизма напоминают постулаты христианства. Не могу забыть их этюд о том, что такое страх в "отягощенные злом". А из героев мне очень нравится саркастический Горбовский и еще нравится уже взрослый Атос. И Либер Полли. Кондратьев и Славин. А вот "экселенц" не нравится хотя фигура его внушительная, что и говорить. Не знаю, как бы я решал возникшую перед ним проблему. А это гениальное "И тогда Майя Тойвовна Глумова закричала". Какое стилистическое нагнетание эмоционального напряжения в простом имени-отчестве- фамилии.

Gennady: Хотел спросить у уважаемых коллег... Я знаю, что на форуме есть такие знатоки творчества Стругацких, что мне даже неловко, что именно я начал эту тему. Поэтому и спрашиваю- несмотря на то, что я прочитал тонны разъяснительной критики, я все равно не совсем понимаю, почему считается что главный герой "Града обреченного" погиб? Знаете, я в этом произведении усматриваю немало общего с циклом Фармера "Мир реки". По-моему, между "этиками" фармеровскими и авторами эксперимента в "Граде обреченном" есть осязаемые параллели. Согласны? Но почему противостояние между людьми и этиками у Фармера оканчивается победой людей, а у Стругацких люди приходят к своему концу? И почему голос пресловутого Изи Кацмана и есть этот конец?

Gennady: Очень люблю стихи Стругацких, которыми они "оснащают" свою прозу. Даже не только стихи Юрковского "Дети тумана", а вот "Марш звездолетчиков" меня просто завораживает. Ну а стишок то ли сына, то ли внука Бориса Стругацкого "Сидели звери около двери"... Может быть, дело в точности размещения этого детского стишка? Не знаю. Но от этого детского стишка становится жутковато. И даже шутливое рифмоплетство в "Попытке к бегству" тоже производит какое-то неуютное впечатление. Вообще, по-моему, сложно найти какое-либо произведение под их "братским" именем, которое не оставляло бы одновременно и гипнотическое и тревожное впечатление. Почему их будущее не так симпатично, как у того же Ефремова, а находится на уровне тревожности еще одного "мрачноватого" гения- Станислава Лема?

geklov: Вот и до "Понедельника" киношники добрались http://www.kino-teatr.ru/kino/news/y2014/11-24/5963/

Gennady: Геннадий пишет: Почему их будущее не так симпатично, как у того же Ефремова Вот, сам себя цитирую. Неправильно я написал. Будущее у Ефремова тоже не очень привлекательное, и единственное, что меня в нем поразило, это выдумка с "подвигами Геракла". По-моему, Аркадий и Борис Натанович в "Полдень. 22 век" продолжают эту замечательную выдумку Ефремова. ИНосказательно, конечно. Ну я имею в виду комнату, где жил Комов сотоварищи. Мне как психологу кажется что такая сублимация юношеской агрессии, направленная в сторону всеобщего блага, как раз и избавляет от от вечной отрицательной стороны агрессии, выражающейся в насилии. А что, и в самом деле, взять бы такую выдумку на вооружение? Одного жаль: кажется, ни Ефремов, ни Стругацкие в этом вопросе не коснулись девушек?

Gennady: Gennady пишет: Вообще, по-моему, сложно найти какое-либо произведение под их "братским" именем, которое не оставляло бы одновременно и гипнотическое и тревожное впечатление. Простите, коллеги за еще одну самоцитату. Это я о том, что самое тревожное впечатление у меня возникло когда я читал главу о "голованах" в "Волны гасят ветер". Жутко было читать, и не читать тоже было невозможно.

Gennady: Читал очень много критических отзывов о повести "Гадкие лебеди". В которой то самое тревожное будущее, которое очень мало обнадеживает. Между прочим, мне показалось, что за личностью Банева проглядывает личность Владимира Высоцкого. Окончательно в этом уверился когда Банев поет: Сыт я по горло, до подбородка...

geklov: Цитаты из книги "Волны гасят ветер": — Вы знаете, чем отличается человек от всех других существ в мире? — Э… Разумностью? — Предположил Тойво. — Нет, мой дорогой! Милосердием! Ми-ло-сер-ди-ем! Не каждому дано быть добрым, это такой же талант, как музыкальный слух или ясновидение, только более редкий. Увы. Умных, талантливых, эрудированных, начитанных хватает. Но по-настоящему добрых, милосердных людей крайне мало.

Gennady: geklov пишет: Умных, талантливых, эрудированных, начитанных хватает. Но по-настоящему добрых, милосердных людей крайне мало. Очень согласен с Вами, Андрей. Однако милосердие очень часто работает против человечества. Вот вопрос: а как бы мы в 2014 году решали бы проблему, которую так жестко ( да, собственно, жестоко) решил Экселенц? Было ли убийство Абалкина совершенно необходимым при сложившихся обстоятельствах? Был ли вообще другой выход? Полиитика и выживание общества- это же категории больших чисел. На пропажу малых никто не обращает внимание. Я не столько вас спрашиваю, коллеги, сколько себя. И не знаю как ответить. И вообще как отвечать на вопросы Стругацких?

Gennady: Не уверен, что я прав. Не кажется ли кому-нибудь, что романы одного Бориса Стругацкого исключительно умны, психологичны, изобретательны, но несколько менее занимательны нежели то, что они написали вдвоем?

Gennady: А вот еще вопрос. Очень люблю умело выстроенные тайны. У Стругацких таких немало. И даже если они не оформлены как вопросы, но какая-то вопросительная интонация все же присутствует. Ну хотя бы "Пикник на обочине". Давайте, коллеги, на время допустим, что описанные в "Пикнике" события- правда. Я восхищаюсь проницательностью доктора Пильмана, но все же... Почему он не поставил перед самим собой вопрос: а кем, собственно, были те, кто все это оставил бесхозно валяться? Объекты, смертельно опасные для любой органической материи? Ни секунды не сомневаюсь, что смертельно опасные и для хозяев тоже. Ибо им не присуща НИКАКАЯ техника безопасности- необходимая характеристика для любого предмета. Я не говорю, что хозяева должны беспокоиться о тех, кто живет на Земле. Но что можно во время пикника делать с такими объектами? Есть, пить, курить? Как должны быть оформлены их тела, чтобы устоять перед серебристой паутиной, мясорубкой и прочим? Возможно, они и не человекообразные, но состав некоторых артефактов более или менее понятен, что наводит на мысли о какой-то все же общедоступной логике. Даже будь эти существа из кремния (кремнеорганическая жизнь), все равно эти объекты смертельно опасны. Как можно трактовать "зелень", которая проглатывает до скелетов? Разве это похоже на игрушки для детей (а ну как кто-нибудь зазевался?) или поляну для отдыха? Да и сколько они там пробыли, на этом пикнике? Разве достаточно для того, чтобы перекусить (то-есть, зарядиться энергией), порадоваться чему-нибудь, поболтать? Причем, и это очень интересно, зоны возникли одновременно в пяти местах. Или, простите, не помню уже, может быть, в семи? Туризм, экскурсии? Ну не знаю, не похоже все-таки. Единственное, что не укладывается во всеобщую картину- это Золотой шар, известный сталкерам и ученым как Шар, исполняющий желания. По крайней мере, это то, что о нем более или менее известно. На самом деле, его настоящая функция неизвестна. Известно только, что сам Шар не убивает. Почему? Смею выдвинуть гипотезу: оставленные объекты- не игрушки, не консервы, и не разбитые бутылки во время пикника. Потому что это был не пикник и на Землю никто не прилетал отдыхать. Возможно, там пилотов вообще не было. Они (инопланетяне, то-есть) устроили из Земли свалку смертельно опасных предметов производства, отходов, подобных тем, которые хоронят в морях, океанах или еще где-нибудь. В данном случае, гостей мало волновало, как к этому отнесутся жители планеты- сбросили и тут же улетели обратно. И поэтому повесть следовало бы назвать не "Пикник на обочине", а "Свалка на обочине". Смертельно опасная свалка, которая обязательно уничтожит того, кто не владеет сложной техникой безопасности. А что же Шар? Вроде как игрушка ведь? Нет. Шар- это и есть главное. Это та самая техника безопасноти, которая каким-то непостижимым образом охраняла то ли роботов, занятых делом, то ли все же самих существ. Коллеги, пожалуйста, скажите, что вы думаете. Рассуждаю ли я логично?

Gennady: И вдобавок. Думаю, что такое количество происшедших в "зоне" трагедий имело место из-за неправильно сформулированных обстоятельств. Иными словами, если бы это назвали не зоной, и не пикником как выразился Валентин Пильман, а районом радиоактивных отходов, то добрая половина сталкеров в зону бы не пошла. Потому что одно дело - смертельная опасность- это даже как-то способствует выработке адреналина, и другое- верная смерть. Как много зависит от формулировок.

Gennady: Уважаемые коллеги, попутно я прочитал первый фантастический роман знаменитого автора шпионских и прочих триллеров, Данила Корецкого. Почему пишу о нем здесь, сейчас будет ясно. Роман называется "Логика выбора". Сюжет: далекая планета обречена. Ее солнце должно взорваться и прогрессоры с Земли озабочены какую часть населения этой планеты очень похожей на Арканр, спасать. Поскольку всех они спасти не могут. Нравы населения весьма напоминают арканарские и само население вполне "человекообразно". История дона Руматы и Киры тоже более или менее повторяется. Но до "Трудно быть богом" не дотягивает. Таково мое скромное мнение. Хотя и оригинальных моментов тоже хватает.

Gennady: Сегодня подумалось мне: собственно, что есть прогрессорство согласно братьям Стругацким? Фактически, несение разумного, доброго, вечного на разные планет не есть ли колониализм? Тот самый колониализм, когда к счастью сперва вели железной рукой, а затем на руку надели мягкие перчатки. От чего суть не изменилась. Но я не знаю какой здесь может быть выход. Не ехать, не летать, не познавать, не вмешиваться? Вон в "Трудно быть богом" решили не вмешиваться, а к чему это все привело? И получается, что и сами Стругацкие не видели выхода из этого этического тупика.

Gennady: geklov пишет: Но по-настоящему добрых, милосердных людей крайне мало. А все потому, что мало кто видит разницу между доборотой и щедростью. Многим кажется, что это синонимы. Отнюдь. Вот у двух авторов, которые как мне думалось, могли бы занять место Стругацких, Марины и Сергея Дяченко, этой разнице было уделено внимание. Но сейчас эти авторы- увы.



полная версия страницы