Форум » Юмор » Поль де Кок - юмористический Бальзак » Ответить

Поль де Кок - юмористический Бальзак

Пардайян: Шарль-Поль де Кок (1793 -1871) — сын голландского банкира, гильотинированного во время Французской революции. Плодовитый и популярный французский писатель с острым глазом и «легкостью необыкновенной в мыслях». Этакий микс Мольера, Бальзака и... Вудхауза (ну, на галльский манер, так сказать "неведомый предтеча" ). Несправедливо забытый (у нас — во многом из-за плохих дореволюционных переводов)… А популярность то у него была – будь здоров! (Сын его, Анри де Кок (1819-1892), тоже популярный романист и драматург, автор авантюрных романов а-ля Дюма: "Гостиница 13 повешенных", "Великая отравительница: роман из эпохи последних Валуа", и др.) Вот интересная информация о Поле де Коке: <…> Для становления и развития массовой литературы в России особое значение возымела именно переводная французская беллетристика. Характерная для пушкинских времён ситуация, когда отечественные читатели с нетерпением ожидали новые произведения г-жи де Жанлис (важнейший феномен сформировавшейся в XVIII веке и продолженной в последующем столетии традиции женской прозы, обладающей своей сюжетно-стилистической спецификой по сравнению с прозой «мужской»), сменяется совершенно неслыханным успехом романов Поля де Кока (пользовавшегося в России едва ли не большей популярностью, чем во Франции); успех этот оказался удивительно устойчивым – под занавес XX века, когда у себя на родине де Кока уже практически не издавали, в 1900 году в Петербурге вышло полное двенадцатитомное собрание его сочинений. Заведомо воспринимаемый просвещённой аудиторией как феномен массового чтива, Поль де Кок-романист в то же время становится существенным оценочным эталоном (сравнение Гоголя с Поль де Коком в «Северной пчеле»; письмо Гоголя Прокоповичу от 1843 г.: «у публики глупа голова и … в глазах ее я то же самое, что Поль де Кок»). Участники проекта констатировали, что на сегодняшний день феномен «русского Поль де Кока», по сути дела, не изучен ни в России, ни во Франции; планируется развить соответствующую проблематику во время запланированного на 2009 год круглого стола. Именно это направление исследований в рамках нашего проекта представляется особенно перспективным, так как позволяет подвергнуть глубокому переосмыслению, с учётом избранного угла зрения, весьма значительные пласты отечественной словесности. Ведь романы де Кока обратили на себя внимание крупнейших русских писателей XIX века (включая Тургенева, Некрасова, Достоевского и Льва Толстого); среди переводчиков был В. Г. Белинский, среди увлечённых читателей – Николай I. Из отчета о проекте: «ПЕРЕВОДНАЯ БЕЛЛЕТРИСТИКА КАК МАССОВАЯ ЛИТЕРАТУРА. XVIII-XIX ВЕКА». декабрь 2009 г. Руководитель проекта: Чекалов Кирилл Александрович, доктор филологических наук, заведующий Отделом классических литератур Запада и сравнительного литературоведения ИМЛИ РАН Полный вариант здесь: http://www.oifn-program.ru/files/otchety/napr3/chekalov.pdf

Ответов - 4

Пардайян: Самые известные романы Поля де Кока : "Андре-савойяр" (André le Savoyard, 1925) "Господин Дюпон" (Monsieur Dupont, 1825) "Монфермейльская молочница" (La Laitière de Montfermeil, 1827) "Парижский цирюльник" (Le Barbier de Paris, 1833). В.Г. Белинский частенько поминал Поля де Кока словом добрым и не очень (эволюция его критики небезынтересна): «Передо мной лежит роман Поль де Кока "Сын моей жены", перелистываю его с расстановкою и трепещу при мысли, что это подлое и гадкое произведение может быть прочтено мальчиком, девочкою и девушкою; трепещу при мысли, что Поль де Кок почти весь переведен на русский язык и читается с услаждением всею Россиею!.. Боже великий! и есть люди, которые печатно хвалят его и находят его самым нравственнейшим из современных французских писателей, его, грязного осадка от мутной воды XVIII века, его, угодника площадной черни!.. А мы слушаем и верим!.. Слава нам!.. Что такое Поль де Кок? Кто он и откуда? О, это писатель удивительный! Хотите ли иметь понятие о создании и характере его бесчисленных творений? У него, по большей части, герой романа дитя природы, который ничему не учился, не знает даже грамоте и потому свеж, крепок и смел, ест за троих и пьет за десятерых. <...> В рассматриваемом мною романе Поль де Кок превзошел самого себя в пошлости и безнравственности; это самое худшее из его произведений. Перевод я сначала почел московским и очень удивился, когда, выписывая его заглавие со всеми библиографическими подробностями, увидел: "С.-Петербург". Перевод есть истинная какография логики, грамматики и здравого смысла. Не выписываю фраз, ибо не могу решиться выбором». (1835г.) «Не для чего распространяться о великой славе Поль де Кока: дело решенное, что это первый романист современной французской литературы. Вам это неприятно, вы делаете недовольную мину: не взыщите - чем богаты, тем и рады». (январь - июнь 1839 г.) «Недавно в одном журнале прочли мы грозную выходку против доброго Поль де Кока. Выходка эта нас очень позабавила, напомнив нам известное сражение с мельницею знаменитого манчского героя. В самом деле, к делу ли тут громкие речи и важный тон? Что Поль де Кок не только часто шалун, но часто и циник,-- это дело известное; что чтение его романов для детей и слишком молодых людей -- никуда не годится: против этого также никто спорить не станет. Но кто же будет спорить против того, что у Поль де Кока есть и свои хорошие стороны: доброта сердечная, теплота души, мастерской рассказ, удачные очерки характеров, оригинальность, веселость? Есть люди, которые, ровно ничего не видя поэтического в Расине, тем не менее признают его истинным и великим потому только, говорят они, что целый народ признавал и признает его таким; а народ ошибаться не может: спрашивается теперь, как же могут ошибаться народы всей Европы, на языки которых Поль де Кок с жадностию переводится?..» (август 1839) «Несмотря на ожесточенные вопли идеальных критиков и моральных людей, которые вслух громко бранят Поль де Кока, а про себя прилежно читают его, -- добрый, милый и талантливый Поль де Кок не перестает писать, а переводчики не перестают взапуски переводить его на все языки Европы. И Поль де Кок вполне достоин этой чести. Он не берется за идеалы, которые ему не по силам; а в том, что не выходит из круга его созерцания и его способностей, он несравнен и превосходен. Знание людей и общества, добродушие, веселость, верность истине, местами душа и чувство, шаловливость легкой французской фантазии в подробностях и нравственное чувство в целом, уменье хорошо концепировать и ровно выдержать характеры, завязать и развязать просто, естественно и без натяжек узел возможного, взятого из современного общества, каково бы оно ни было, узел рассказа,-- изложить его легко, увлекательно, живо, насмешить до слез, а иногда и тронуть,-- вот неотъемлемые достоинства Поль де Кока и неотъемлемые права его на скромную и тихую славу». (1842г.) click here Говорят, что Шатобриан однажды высказался о своем коллеге в присутствии Мадам Рекамье примерно так: "Поль де Кок - это утешитель, он никогда не показывает людей так, чтобы нагнать на читателя тоску-печаль; с ним всегда смеются и надеятся". Ф. М. Достоевский не раз упоминал Поля де Кока в своих романах: «Идиот»: «… даже прочла два романа Поля де Кока…» «Бесы»: «… а в кармашке несет спрятанного Поль-де-Кока». «Игрок»: «… Странно, для того чтобы хоть чем нибудь заняться, я беру в здешней паршивой библиотеке для чтения романы Поль де Кока (в немецком переводе!), которых я почти терпеть не могу, но читаю их и - дивлюсь на себя: точно я боюсь серьёзною книгою или каким-нибудь серьёзным занятием разрушить обаяние только что минувшего». «Бедные люди»: «… Ходит здесь по рукам Поль де Кока одно сочинение, только Поль де Кока-то вам, маточка, и не будет... Ни-ни! для вас Поль де Кок не годится. Говорят про него, маточка, что он всех критиков петербургских в благородное негодование приводит». «Село Степанчиково и его обитатели»: «…Я же, впоследствии, не один раз заставал Фому за Поль де Коком, которого он прятал при людях куда-нибудь подальше». «Подросток»: «…У Поль де Кока нет ни меры, ни вкуса, хотя он с талантом...» «Братья Карамазовы»: «…И все это ещё только так, цветочки польдекоковские, хотя жестокое насекомое уже росло, уже разрасталось в душе». click here

alex: «ГОМЕР ГРИЗЕТОК И ДОБРЫХ МАЛЫХ» Именно так назвал популярного французского писателя 19-го века Поля де Кока, широко известного в Европе, один из маститых русских критиков. И он был, безусловно, прав, поскольку только уж совершенно неграмотному человеку в середине века не было знакомо это имя. Коком зачитывались, его многочисленные романы считались своего рода панорамой жизни среднего сословия французов. Вслед за своим предшественником Пиго-Лебреном Поль де Кок описывал парижских гризеток, мелких помещиков, крестьян; его поверхностному перу тем не менее присущ был здоровый юмор, редкая наблюдательность, умение выстроить интригу и, конечно, недюжинный драматургический талант. Но кто такой был Поль де Кок? Полистаем странички жизни, о которой сам он незатейливо и талантливо рассказал в своих «Записках». СПАС МАТЬ ДО СВОЕГО РОЖДЕНИЯ Шарль Поль де Кок родился в маленьком городке Пасси, неподалеку от Парижа, 21 мая 1794 года. Отец его, Жан Конрад де Кок, богатый голландский банкир, поселился во Франции, где по протекции своего друга, известного генерала Дюмурье, получил подряд на снабжение тогдашней северной армии. Де Кок сопутствовал Дюмурье в его первых кампаниях, а в конце 1793 года поехал в Париж, для получения суммы, которая ему следовала от конвенции за подряд. Но конвенция не все долги платила одинаково. Она сквиталась с банкиром весьма оригинальным способом: присудив его к смертной казни и, таким образом, секира палача списала все задолженности. Голландский банкир сделался одной из жертв кровавой эпохи. Жена его, Анн-Мари Перре, урожденная Kirsberger, вдова из Базеля, тоже подверглась тюремному заключению и своим спасением от гильотины террористов обязана была единственно интересному положению, в котором находилась. Таким образом Поль де Кок еще до рождения стал спасителем жизни своей матери. «Я ИЗУЧАЮ МОЕ БУДУЩЕЕ РЕМЕСЛО» В детстве Поль был застенчивым, неразговорчивым и предпочитал науки всем развлечениям своего возраста. Но уже тогда мальчик много наблюдал. Мать, для которой Поль был единственным утешением, не желая разлучаться с сыном даже ненадолго, нанимала учителей на дом. Один из этих наставников приобщил мальчика к чтению романов, до которых сам был большим охотником. Он учил его незамысловатым куплетам и песенкам; в рощах Бельвилля, под сенью молодых дубов, вместе читали они модные в ту пору романы Дюкре-Дюмениля «Виктор, или Хижина в лесу» и «Целина, или Дитя тайны», сладко замирая в самых драматических местах и обливались слезами над душещипательными историями сентиментальной мадам Коттен. Большой интерес вызвала у мальчика и книга Ламартельера «Три Жиль Блаза», первый том которой он нашел на скамейке парка, где однажды прогуливался. Поль в одну ночь проглотил занимательный роман, а утром появился в парке с одной целью: во что бы то ни стало найти продолжение. Каковой была его радость: на одной из скамеек сидела старушка с вожделенным вторым томом романа. На негнущихся от волнения ногах подросток подошел к ней и протянул книгу. –– Вы нашли оставленную мной книгу? –– сказала старушка с доброй улыбкой, –– Похвально, очень похвально, молодой человек! Что бы вы хотели получить в благодарность за свой благородный поступок? Может быть, картонку с конфетами?.. –– Я уже взрослый, мадам, –– пролепетал Поль, –– и я хотел бы… прочесть второй том «Трех Жиль Блазов», так как всю ночь не мог оторваться от первого… Книгу, разумеется, Поль получил, и прочитал ее не с меньшим интересом, чем первую. Однажды, будучи в гостях, Кок-младший, как всегда, коротал время за книгой. –– Какой прилежный ваш сын! –– сказал г-же Кок один из старинных приятелей ее мужа, –– Что ты читаешь, голубчик? Верно, Римскую историю? –– Нет, –– отвечал маленький Поль, –– Я читаю «Матильду, или Крестовые походы» г-жи Коттен… –– Как, роман? –– вскричал пораженный старик, –– И вы позволяете читать романы такому зеленому юноше? –– Наставник позволяет ему, –– отвечала несколько сконфуженная мать. –– Вы должны выгнать такого наставника! –– За что это, позвольте вас спросить? –– вмешался Поль с выражением решимости, которой до сих пор никогда в нем не замечали, –– Я читаю романы потому что хочу, и потому, что изучаю мое будущее ремесло, –– и вам до этого нет никакого дела! Ответ был довольно дерзкий и мать, побранив сына, нисколько не была обрадована ремеслом, которое Поль де Кок объявил своим. ПЕРВЫЙ РОМАН И НЕУДАЧИ В подростковом возрасте Поля определили в банкирскую контору. В 15 лет он уже был в звании комми у гг. Шерера и Фингерлана. Их контора, кстати говоря, находилась на углу улице Тебу, в том огромном доме, который впоследствии занимал известный русский капиталист князь Демидов, уступивший в свою очередь, в 1822 году, это помещение не менее известному «Кафе де Пари». Работая коммивояжером, Поль трудился прилежно, зная посредственное финансовое состояние матери. И все же он умудрялся выкраивать время для литературы. Каждый день, в перерывах между умножениями и агентными операциями, он писал по главе своего первого романа. Увлеченный творчеством Шарля Пиго-Лебрена, чей роман «Бароны Фельсгейм» он только что прочитал, юноша старался писать в сходной слегка фривольной и эротичной манере. На эту же пору приходится и первое любовное приключение Поля. Он был донельзя увлечен молоденькой девушкой по имени Зоя, которая была ветрена и легкомысленна. С пылом влюбленного юноши описывал он в своем романе свои переживания, мечтая однажды показать произведение Зое и снискать ее расположение. Но так получилось, что первым, кому роман попался на глаза, был один из грозных банкиров из его конторы. –– Что это? –– сказал однажды г. Шерер, смотря на очень оттопырившийся портфель своего юного коммивояжера, –– верно сегодня прислано больше требований из провинций? –– Не больше обыкновенного! –– отвечал растерявшийся Поль. –– Отчего же портфель такой полный? Посмотрим! Делать нечего: надо было повиноваться. На свет была извлечена пухлая рукопись. Бегло изучив ее, г. Шерер воскликнул: –– Если я не ошибаюсь, вы пишете роман, милостивый государь? –– Извините, –– бормотал Поль, –– осторожнее, вы разорвете листы… –– Экое несчастье! –– кричал банкир, который очень скоро перешел от удивления к гневу и переворачивал с досадой страницы рукописи, –– И вы не краснеете, вам не стыдно терять на такие глупости время, которое вы обязаны посвятить здесь серьезным делам? «Ребенок моей жены»! Чтоб сметь мастерить у меня роман да еще с таким заглавием надо быть безнравственным до последней степени. А названия-то глав, прошу покорно: «Ферма и сеновал»!.. Хотел бы я знать, что происходит на вашем сеновале?.. «Тетка Жанетоны»!.. Эта Жанетона, верно, какая-нибудь шлюха?.. –– Прошу вас избавить меня от наставлений, –– сказал Поль, тем временем пришедший в себя, –– Если вам не нравится, что я пишу роман, я сейчас же готов оставить вашу контору… –– Сделайте одолжение. –– Я делаю это, пребывая в совершенном восторге, –– дерзко заверил начинающий романист своего патрона, хотя на самом деле его чувства были довольно противоречивы. Он отправился к Зое, надеясь найти утешение в объятиях любимой. И здесь его ждало разочарование: ветреная девушка, устав ждать вечно занятого коммивояжера, предпочла ему бравого кузена-офицера. В отчаянии от неудач, Кок стал искать издателя, который бы взялся напечатать его роман. Увы!.. бедного «Ребенка моей жены» никто не хотел даже читать. Тогда г-жа де Кок выделила сыну из своих скромных сбережений 1000 франков, чтобы он опубликовал свое произведение. Книжка была напечатана, правда на плохой и дешевой бумаге. Ее никто не хотел покупать. ПОИСК ИЗДАТЕЛЕЙ И НАЧАЛО ПУТИ К СЛАВЕ Первая неудача не сломила Поля де Кока. Он не отчаивается и пишет второй роман «Жоржетта, или Племянница нотариуса». К сожалению, и он имел ту же участь, что «Ребенок моей жены». В порыве горячности автор едва не сжег рукопись, которая потом сделается успешной, вызовет много смеха и слез. Тогда Поль решает обратиться к драматургии. И – о, чудо! – одна из его мелодрам «Катерина Курляндская» имела на сцене театра «Амбигю» успех. Вдохновленный автор пишет другую пьесу «Г-жа де Вальнуар», взяв за сюжетную основу один из романов Дюкре-Дюминиля. Публика валит в театры с завидным постоянством и с удовольствием проглатывает предлагаемую ей пищу. Успешный драматург, в конце концов, обратил на себя внимание издателей. В частности, Барба, знаменитый книгопродавец Пале-Рояля, сколотивший капитал, издавая Пиго-Лебрена, заинтересовался «Жоржеттой» –– он издал этот роман, поделив полномочия со своим компаньоном Губером. Они не прогадали. В шесть недель издатели имели уже немалый доход от продажи книги. А Поль де Кок тем временем пишет свои новые произведения, романы «Гюстав, или Повеса», «Брат Яков», «Мой кузен Раймон». Успех этих житейских историй, сдобренных веселым юмором, превзошел все его ожидания. Барба, почувствовавший нешуточные перспективы, однажды явился к молодому романисту с предложением. Он знал заветное желание Поля иметь собственное жилье, а потому приступил к делу без каких-либо околичностей: –– Сударь, –– сказал он, –– ваши романы имеют успех у читателей, а посему я имею вам кое-что предложить. Думаю, это будет одинаково интересно и для вас, и для меня… –– Вы интригуете меня, милостивый государь, –– ответил Поль, потирая руки. –– А вот послушайте, пожалуйста. Я покупаю вам хорошую и удобную дачку в Роменвиле… –– О, сударь, вы так великодушны!.. –– Погодите, я еще не все сказал. Итак, я покупаю вам дачу… А вы, господин автор, в свою очередь, подписываете контракт поставлять свои романы только мне. Идет?.. Контракт был подписан на 10 лет вперед. И расчетливый Барба не остался в накладе. Уже «Мосье Дюпон», напечатанный месяца через два после уговора небывалым для того времени тиражом 6 тысяч экземпляров, был моментально распродан. Слава Поля Кока росла от романа к роману. ПОЛЬ ДЕ КОК –– РОМАНИСТ Как известно, Поль де Кок — один из самых плодовитых и изве¬стных французских писателей XIX века. Полное собрание его сочинений насчитывает более сотни томов. В этом обширном наследии помимо романов и пьес есть повести, рассказы, так называемые «физиологические» очерки, стихи, даже романсы и песенки. Но главным в творчестве Кока считаются все-таки романы. Ими зачитыва¬лась вся Европа, их переводили на разные языки. Известно, что писал Поль де Кок легко, без усилий. Пьесу он мастерил в 24 часа, на роман затрачивал две-три недели. В результате было сочинено множество легенд о его писательском методе. Одну из них пересказывает в своем очерке, написанном для журнала «Современник» его тогдашний редактор Николай Некрасов: «Правду сказать, Поль де Кок – самый ленивый из романистов; он счастлив, когда, закутавшись в халат и надев греческую шапку, может провесть целый день у окошка своего дома на Сен-Мартенском бульваре; там, с неподвижностию турка, курящего трубку, он целые двенадцать часов смотрит на омнибусы и кабриолеты, на нянек и турлуру, на разносчиков и актрис. Вдруг в одно утро является от книгопродавца Барбы приказчик за готовым романом, и Поль де Кок, который столько же думал о романе, как о том, чтобы броситься в воду, просит посланного прийти за первым томом недели через две. В самом деле, к концу двух недель двенадцать глав уже готовы; Поль де Кок написал их не задумываясь, не зная на первой странице, что будет на второй, ни за второю, что будет на третьей; так доходит он до конца первого тома. Первый том кончен. Еще через полмесяца оканчивается таким же образом и второй том, и вот Поль де Кок совершенно счастлив, совершенно ленив на целые одиннадцать месяцев. Какая разница между Поль де Коком и Бальзаком, который марает двадцать раз одну фразу; у певца молоденьких гризеток воображение богаче и пламеннее, чем у певца женщин от тридцати до пятидесяти лет! Причина очевидна. Поль де Кок, описывающий так верно и так остроумно нравы парижских мещан, сам - настоящий мещанин парижский, обожающий театры "Амбигю" и "Веселости", Тампльский бульвар и Роменвильскую рощу». Проанализируем некоторые из романов Поля де Кока. Женщина рождена, чтобы повелевать — таково мнение ге¬роини романа «Госпожа Панталон» Сезарины, талантливой молодой дамы со вздор¬ным характером, и притом богатой наследницы. Их брак с Адольфом Панталоном на грани разрыва. Решившись все же оставить мужа, она создает обще¬ство независимых женщин, которые с энтузиазмом берутся за любую мужскую работу, не всегда доступную изнеженным дамам в середине XIX века. Каковы успехи этих независимых «амазонок», и заложено в канву романа, а читатель лишний раз убеждается в том, что женщины по своей природе слишком милы, прелестны, игривы и чувстви¬тельны для того, чтобы решиться потерять все эти качества из желания подражать мужчинам. В романе «Вишенка» в жизни главной героини, которая носит прозвище, вынесенное в заголовок, значительную роль сыграли мужчины. Их было много: любящих и преданных, страстных и пылких, жалких и ничтожных. Любовные и забавные истории, связанные с ними, собственно, и составляют увлекательный сюжет произведения. «Магдалина» — роман, где есть и запутанная инт¬рига, и ровно выписанные характеры, и шаловливость легкой французской фантазии, и живое, а подчас и тро¬гательное повествование. История о бедной сироте, ста¬новящейся наследницей огромного состояния, о разоб¬лаченном мошеннике, о тайных любовниках, рассказана в столь авантюрной манере, что читатель ни минуты не скучает. А вот сюжет романа «Таинственный молодой человек». Посещение театра всегда чревато последствиями, но об этом не знал дядюшка Ларидон... Он всего лишь разыскивал племянниц во время представления, а на¬просился на дуэль. Конечно, ей не суждено было со¬стояться, потому как господин Ларидон не любит дуэ¬лей. Вот он и решил срочно уехать к морю... На побережье его ждала совсем другая жизнь. Он завязал интересные знакомства, и главное — небеспо¬лезные. В поле его зрения появились два обеспеченных молодых человека, которые смогут составить хорошие партии племянницам. Но кто же из них станет тем са¬мым, таинственным и неповторимым? Об этом и рассказывает произведение, полное иро¬нии и романтических приключений. Свои романы Поль де Кок в большей степени строит так, как выстроил бы драму: с завязкой, рядом картин, показывающими ту или иную сторону интриги, и, наконец с кульминацией или развязкой. Недаром его проза впоследствии легко перекладывалась автором для сцены. Герой романа «Женщины, игра и вино» Феликс — аморален. Он кутила, игрок и большой любитель женщин. Молодой человек швыряет деньги на ветер, ничуть не заботясь о будущем, постоянно за¬лезая в долги. Богатый дядюшка не склонен помогать племяннику, напротив, ставит ему в пример своих ус¬пешных и благонравных сыновей. Но вот Феликс влюбляется по-настоящему, а лю¬бовь порой меняет человека; ему хочется самому до¬биться богатства и положения в обществе, чтобы никто не мог назвать его охотником за приданым. Чем не драма? Незамысловат и сюжет романа «Кокетство и любовь». Действие его романа разворачива¬ется в маленькой деревеньке в предместье Парижа. Три парижанина-холостяка приезжают навестить сво¬его друга Вольдемара, который проводит лето в арендован¬ном имении со своей возлюбленной, прелестной вдовуш¬кой Эрнестиной. Очевидно, что Вольдемар влюблен, но почему-то вовсе не торопится жениться. Уединенная жизнь в поместье начинает тяготить его, поэтому визит друзей оказывается как нельзя кстати. Внезапно в поле зрения Вольдемара появляется роко¬вая блондинка, таинственная дама в розовом. Вольдемар заинтригован и снова влюблен... Сумеет ли незадачливый влюбленный понять, к какой женщине он питает настоя¬щее чувство? И так ли просто отличить истинную любовь от простого кокетства? О любви, предатель¬стве и чести повествует роман «Горбун». Он начинается со счастливых событий. Дочь генерала Деспарвиля Адольфина и его адъютант Густав трепетно влюблены и боятся признаться в этом родите¬лям, так как молодой человек беден. Но, неожиданно для влюбленных, генерал одобряет выбор дочери; на¬значается день свадьбы. Любовные приключения героев, аферы с деньгами, простые человеческие отношения — все это легло в ос¬нову названного произведения. Конечно, немало написано о легковесности романов Поля де Кока. Но автор и не ставил перед собой сверхглобальных задач. Он писал о близкой и понятной ему жизни. Поэтому и герои его –– самые обычные парижане, средние буржуа, ремесленники, студенты, гризетки населяют страницы романов «Жена, муж и любовник», «Молодая вдова», «Столичный ловелас», «Парижский цирюльник», «Мусташ», «Эдмон и Констанс», «Андре Савояр» и другие. И все-таки в этих бесхитростных произведениях присутствует главное качество –– человеческое чувство, близкое и понятное многим. Читатели были глубоко тронуты в «Сестре Анне» страданиями этой бедной немой, вся душа которой выливалась во взглядах и жестах. А Монфермельская молочница с ее чистой любовью – разве это не восхитительный тип, полный девической прелести? Даже «Обманутый муж» , несмотря на заглавие, не обещающее особенно невинный сюжет, представляет драму, исполненную потрясающей истины, зловещую картину, которую никакая женщина без трепета не может вообразить и которой всякая подробность есть или предостережение или урок. ПОЛЬ ДЕ КОК –– ОЧЕРКИСТ Известно, что в 30-40-е годы XIX века во Франции вошли в моду нравоописательные альманахи, объединявшие большое количество очерков и очеркистов. Наиболее известные из них –– «Париж, или Книга ста одного» (10 томов) и «Французы, описанные ими самими» имели широкую популярность в Европе и породили массу подражаний. Они обнаружили стремление лучших авторов к упрочению традиций физиологии в ее наиболее серьезном общественно-актуальном плане. В этом смысле интересен и издававшийся в 1842-1843 гг. Поль де Коком двухтомный альманах «Великий город» Большинство очерков было написано здесь самим Поль де Коком. Остальные принадлежали Бальзаку, Ф. Сулье, Э. Бриффо, Л. Куайльяку и ряду других авторов. Иллюстраторами являлись Домье, Гаварни, Гранвиль и др. Надо сказать, что прогрессивный русский критик Виссарион Белинский, критически относившийся к романам Поля де Кока, в большинстве своем издававшихся в России в дешевых и плохих переводах, положительно оценивал в 40-е годы его, как очеркиста. В рецензии на русский перевод «Физиологии женатого человека», встреченный в штыки группой Булгарина, Белинский хвалил ее автора — Поль де Кока — за остроумие, живость и верность «природе». Очерки Поль де Кока, опубликованные им в альманахе «Великий город», тоже по своему хороши. Здесь, как и в своих лучших романах, он описывает «легко и верно», по выражению «Шаривари», превосходно знакомый ему мирок парижских мещан и ремесленников. Кроме того, очерки популярного французского романиста, по свидетельству многих критиков, имели значительные преимущества перед его романами. Сохраняя динамичность изложения, живость диалога, свежесть бытовых сцен, колоритность народной разговорной речи и «простонравный» юмор, свойственный лучшим страницам его крупной прозы, Поль де Кок в нравоописательной миниатюре 40-х годов полностью отбрасывает портившую его романы искусственную приключенческую интригу и характерную для них гривуазность. Вместе с тем, в очерках Поль де Кока из «Великого города» чувствуется значительно большая смысловая собранность по сравнению с его «Картинками нравов» 1825 года. Наряду с грациозными, не лишенными наблюдательности, но незначительными по содержанию юмористическими набросками о новинках парижской торговли и промышленности, в новом альманахе Поль де Кока шире представлена и глубже, чем в 1825 году, освещена тема народного быта. Очерки Поль де Кока 1842—1843 гг. «Чердаки», «Ночлежка», «Трущобы и мышеловки», «Прачки», «Розничная продажа утешения (продавцы водки)», «Семья из народа» и др. по силе и выразительности показа народной нужды и ужасного положения парижских пролетариев сближаются с новым социальным направлением французской литературы, о котором говорил Энгельс, и напоминают лучшие страницы «Парижских тайн» Эжена Сю. Однако очерки Поль де Кока в «Великом городе», как и его «Физиология женатого человека», живые, яркие, близкие к национальной демократической традиции жанра и, пожалуй, больше всего к Ретифу де ла Бретонну, все же оставались только правдивыми зарисовками маленьких кусочков жизни, эскизами, лишенными каких-либо обобщений. Ф. Сулье, Э. Бриффо и другие участники республиканских изданий 30-х годов, имевшие опыт в области общественно-политической сатиры, придя в «Великий город», пытались отточить и расширить своими очерками передовую идейную тенденцию альманаха. Большая заслуга в этом принадлежит лучшему из его иллюстраторов — Домье. С ограниченной бытописательной манерой Поль де Кока решительно расходился и Бальзак, поместивший в его сборнике лучшую из своих социально-политических физиологий — «Монографию о парижской прессе». КОК КАК ЧЕЛОВЕК Как и всякий популярный романист, Поль де Кок имел множество поклонниц. Но, будучи человеком застенчивым и неуверенным в себе, он имел немало казусов с женщинами, о чем и признается в своих «Записках». Как-то романисту принесли записку от женщины, которая очевидно зная страсть писателя к животным , разыграла из себя «кошечку». Там было буквально написано следующее: «Я очень несчастная кошечка и желаю выйти из положения, в котором нахожусь, надеюсь, что вы мне поможете, вот почему я обращаюсь к вам. Я молода и хороша, на мне черная шерсть, а лапки белые. Если меня ласкают, я умею приятно мурлыкать. Сжальтесь надо мной и приходите на рандеву, которое я вам назначаю. Я буду вас ожидать на бульваре в сумерки. Вместо подписи делаю царапинку». Поскольку записку принесла горничная, которая очень настойчиво ждала ответа, Поль де Кок последовал за ней и встретился с таинственной и оригинальной незнакомкой, которая при близком знакомстве оказалась обычной шантажисткой. Писателю пришлось в буквальном смысле слова спасаться бегством. На самом деле Поль де Кок был добропорядочным мужем. Он всю жизнь прожил с одной женщиной. Когда в 1844 году умерла жена Элиза, он очень переживал. В том же году ушел из жизни брат, сделавший немалую карьеру в Голландии. О брате расскажем подробнее. В отличие от Поля, он предпочел воинскую службу и быстро отличился. Скоро он дослужился до генеральского чина и сделан был генералом Батавии, получил баронский титул и должность министра внутренних дел в Гааге, в которой и оставался 15 лет до смерти своей. Генерал барон де Кок чрезвычайно гордился известностью своего брата-писателя. Зная отвращение Поля к путешествиям, который дальше Версаля не уезжал, министр короля голландского в 1840 году посетил знаменитого романиста в его тенистом Роменвиле. Братья были необыкновенно похожи: одинаковый рост, лицо, голос, взгляд и даже улыбка. Однажды, решив пошутить, Поль де Кок заявил своему издателю, знаменитому Барба: я поеду по делам брата, а он пусть за меня закончит роман «Турлулу», половина которого к тому времени была готова. Барба, не очень понимавший шутки, немало встревожился. Пережив смерть жены и брата, Поль де Кок остался с дочерью и сыном. Он по-прежнему много работал и вел деятельную жизнь сельского помещика. В 1845 году он прикупил к своей земле в Роменвиле еще и рощу, где выстроил сельский театр, в котором его дочь, сын и гости разыгрывали пьесы. А сам Кок заменял оркестр, играя на скрипке . Публика помещалась под открытым небом. Под звуки инструмента неутомимого хозяина, многие танцевали. А бывало, что Кок пел романсы собственного сочинения, некоторые из них популярны во Франции до сих пор. ЗАПИСКИ КОКА И ЗНАЧЕНИЕ ЕГО ТВОРЧЕСТВА В конце жизни Поль де Кок принимается по совету своего близкого приятеля Бенджамена Антье, которого встречает во время прогулок, писать записки о собственной жизни. Он задумал их, как средство против подагры (хирагры, как называет ее Кок). Эта книга написана в той же фривольной манере, в какой созданы его лучшие романы. Поль де Кок рассказывает о вехах собственной жизни, сыплет забавными анекдотами и имевшими популярность в ту пору историйками. Так, например, он констатирует, что за время его жизненного пути, французское правительство сменялось 21 раз. Или приводит на страницах мемуаров историю, рассказанную ему сыном Анри де Коком, который одно время работал приказчиком на верфи. С владельцем этой самой верфи случился казус следующего рода. На верфь поступила большая партия заморского напитка – ратафии. В графе «имя получателя» стояло – «В.Гюго». Посчитав, что эта посылка предназначена для великого французского поэта и романиста, владелец, сам отчаянный почитатель светила Франции, некоторое время переправлял ратафию ему. И классик охотно получал напиток. Но в один из дней на верфь пожаловал некий Венсан Гюго и потребовал свою посылку… Поль де Кок добродушно посмеивается над своими собратьями по перу. На страницах «Записок» мы встречаем Дюма-отца, который задает автору сакраментальный вопрос: «Как написать роман, подобный «Господину Дюпону», Дюма-сына, который во время бесед так занят собственным красноречием, что не дает Полю де Коку рта раскрыть, многих других французских литераторов первой половины 19-го века. Не располагаем множеством оценок современников. Большинство французских писателей, на наш взгляд, относились к Полю де Коку, как к поверхностному бытописателю. Он как мог оправдывался и так писал в ответ на упреки о влиянии авторов на свое творчество: «Ламартерьер указал мне путь, Пиго-Лебрен проложил его. Говорили, что я подражал ему, но это справедливо относительно моего первого и самого слабого романа «Дитя моей жены». Справедливее других оценил Кока Шатобриан. Однажды у мадам Рекамье, когда разговор зашел об авторе «Сестры Анны» Шатобриан сказал: –– Поль де Кок способен помирить с жизнью, не представляя никогда человечество с грустной точки зрения. С ним поневоле смеешься и надеешься. А вот как высказался о Поле де Коке его сын, тоже писатель Анри Кок: «Он был честнейшим из людей, наилучший из отцов, и один из наших плодовитейших и приятнейших современных романистов, а также из тех, чье имя не исчезнет» СМЕРТЬ И ПОГРЕБЕНИЕ В 1871 году Франция была охвачена войной, развязанной Пруссией. Первые годы наступательных действий пруссаков отличались небывалыми ужасами и жестокостью. Поль де Кок, доживший до старости, сохраняя крепкое здоровье, был сломлен физически и морально во время осады Парижа. Враги разорили его знаменитую дачу в Роменвиле. Это подействовало убийственно на романиста. Он переселился на свою квартиру на бульваре Сен-Мартен, и слег. Здоровье его ухудшалось с каждым днем. Здесь Поль де Кок и умер, в присутствии дочери Каролины и сына Анри, романиста, 15-27 августа 1871 года, на 76-м году жизни. Погребен «Гомер гризеток и добрых малых» на кладбище Пер-Лашез в августе (19-31) при большом стечении народа. Впрочем, в этом вопросе существует расхождение, которое пока мы не сумели разрешить. По свидетельству сына, которое приводится в конце «Записок…», Поль де Кок похоронен на кладбище Лила, в бывшем Роменвильском лесу. Община Лила, пишет Анри, посчитала за счастье заботиться о поддержке могилы Поля де Кока, чье творчество любила и почитала.

Admin: Оказывается и в наш век почитают Поль-де-Кока! Спасибо, Alex. Белиссимо!

ffzm: Отличная статья, интересная. Поля де Кока не читал, но очень хочу почитать.



полная версия страницы