Форум » Реализм. Классики и современники » Роже де Бовуар (1806 – 1866) » Ответить

Роже де Бовуар (1806 – 1866)

alex: Роже де Бовуар (1806 – 1866) Середина 19 века, подарившая миру много знаменитых произведений, была во Франции щедра на громкие имена. Примерно в одно и то же время творили Бальзак, Стендаль, Гюго, Дюма, Сю, Мериме… Были и еще десятки менее известных литераторов, которые в свое время блеснули, подобно метеору, а след от их таланта и громкого имени с течением веков или совсем испарился или встречается теперь только в редких библиографических изданиях. Один из таких забытых знаменитостей, прославившийся не только книгами, но и своим дендизмом и эпатажным поведением был Роже де Бовуар. В 40-е годы 19 века это имя гремело в Париже, его романы, повести и рассказы переводились на многие языки, в том числе и на русский и печатались в престижных журналах типа «Библиотеки для чтения» и «Отечественных записок».

Ответов - 5

alex: БЛЕСК И НИЩЕТА РОЖЕ ДЕ БОВУАРА Середина 19 века, подарившая миру много знаменитых произведений, была во Франции щедра на громкие имена. Примерно в одно и то же время творили Бальзак, Стендаль, Гюго, Дюма, Сю, Мериме… Были и еще десятки менее известных литераторов, которые в свое время блеснули, подобно метеору, а след от их таланта и громкого имени с течением веков или совсем испарился или встречается теперь только в редких библиографических изданиях. Один из таких забытых знаменитостей, прославившийся не только книгами, но и своим дендизмом и эпатажным поведением был Роже де Бовуар. В 40-е годы 19 века это имя гремело в Париже, его романы, повести и рассказы переводились на многие языки, в том числе и на русский и печатались в престижных журналах типа «Библиотеки для чтения» и «Отечественных записок»*. Известный парижский литератор и критик тех лет Ипполит де Вильмессан подробно описал в воспоминаниях свою первую встречу с Роже де Бовуаром, которого он пришел просить о статье для «Сильфиды», ибо, говорит Вильмессан, «не могло быть и речи о том, чтобы выпускать фешенебельную газету без его участия». Бовуар принял посетителя в расстегнутой рубашке, в широких складчатых панталонах из красного кашемира и просторном халате из зеленого шелка, расшитого золотом. Вильмессану показались очень красивыми черные кудри денди-журналиста и «надменное, даже дерзкое, выражение его глаз»; разговаривал Бовуар равнодушно, как и подобает элегантному молодому человеку. Однако, прежде всего, гостей потрясали апартаменты Роже де Бовуара: подлинный шедевр! Располагались они на третьем этаже дома 12 по улице Мира (на пересечении с улицей Нев-Сент-Огюстен) и состояли из библиотеки, рабочего кабинета (дубовая мебель, украшенная резьбой; цветные витражи; старинный фаянс), салона в стиле Людовика XV (расписные потолки и двери, мебель розового дерева, полотна соответствующей эпохи, горный хрусталь и фарфор) и, наконец, спальни, обтянутой черным бархатом. Впридачу к своей элегантности и безупречному вкусу Роже де Бовуар носил звучное имя** и обладал 30 000 франками ренты. Родился он в 1808 году в семье генерального сборщика налогов департамента Эна, а воспитывался вначале в ораторианской обители Жюйи, а затем в иезуитской обители Сент-Ашель. Мать Роже де Бовуара, приятельница князя де Полиньяка, в 1826 году отправила сына в Лондон к князю, в ту пору занимавшему пост французского посла в английской столице. В Париж Роже вернулся в 1829 году, когда его покровитель возглавил кабинет министров. Отныне он делил свое время между Бульваром и литературой. Первая его книга, «Школяр из Клюни», вышла в 1832 году. Она обратила на молодого автора внимание читающей публики. За этим романом последовали «Аббат де Шуази», «Рассказы для верховой езды», «Поединки и дуэлянты», «Кафе Прокопа», «Авантюристка», «Коломба и ужи». В общей сложности Бовуар написал в 30 и 40-е годы дюжину романов и несколько театральных пьес; особенным успехом пользовался «Шевалье де Сен-Жорж», инсценировка одноименного романа, поставленная в театре «Варьете». Это произведение, написанное в лучших традициях французской беллетристики, рассказывало об удивительной судьбе композитора, дирижера, скрипача-виртуоза, королевского мушкетера времен Людовика XVI и Марии-Антуанетты, уроженца Гваделупы, получившего прозвище чернокожий Моцарт. Конечно, Бовуар в чем-то отошел от серьезного и многопланового показа своего персонажа, его шевалье де Сен-Жорж не в меру любвеобилен, искатель приключений, с ним происходят всякого рода казусы, поэтому его судьба сродни калейдоскопу, где каждое мгновение появляется новая цветная арабеска. Но роман читается на одном дыхании, стиль легок и стремителен, как бег чистокровного иноходца. Поэтому невольно прощаешь автору его пробелы и перелистываешь страницы, наполненные приключениями бесстрашного и симпатичного мушкетера-мулата, в числе которых есть даже дуэль с легендарным шевалье д’Эоном в присутствии принца Уэльского, будущего короля Георга IV. Примечателен и роман Бовуара «Бретонец», искрометная история приключений молодого бретонского дворянина Режи де Кервена при дворе Людовика XV. Конечно, это не произведение Дюма, но оно сильно напоминает романы великого друга и соотечественника. Печатался Бовуар не только в «Сильфиде», но также и в «Моде», в «Ревю де Пари», в газете «Сьекль». Известно также, что он участвовал в написании либретто для оперы Ипполита Монпью «Нельская башня» на сюжет Дюма, а на одно из его стихотворений «Заида» (болеро)» написал музыку прославленный Гектор Берлиоз. Это музыкальное произведение до сих пор успешно исполняется, и мы*** взяли на себя смелость сделать русский перевод стихотворения. Приводим его: Заида Болеро Роже де Бовуар «Мой город, прохладой обильный, Любовь к тебе непобедима – Гранада –– дворец Аладдина; Ты стоишь Кордовы с Севильей!» Я вижу – балконы открыты, И все водоемы прозрачны; Царит во дворе у султана Нирвана в кисее табачной. Пророком пленясь Зораидом, Чей голос волнуем, как дым, Про принца поет молодая Заида, Чья лошадь с седлом золотым. "Мой город, и т.д. Спросила ее королева Про родину, цвет ее флага. Ответила грустно Заида: «Любовь ваша – все мое благо. Отца заменяет мне вера В свет солнышка, нежности полный. Мать с сестрами – горная Сьерра, И звезды, что смотрятся в волны» « Мой город, и так далее… …Меняет поэзию проза. Заиду в ночи видел кто-то: Катились сиротские слезы В печали о чьей-то заботе. И всадник похожий на принца, Всем горестям этим назло, В красавицу нашу влюбился, И взял в золотое седло. Любви сердце девушки радо, Но грезит она о Гранаде. «Мой город, и так далее… Главный же источник славы «блестящего Роже» заключался в том, что в его жизни все было модным: обеды и жилеты, известия о его похождениях, «слухи, которые распускались о нем и которые он распускал сам». Из особняка на улице Мира Бовуар переехал в особняк Пимодана на острове Сен-Луи, где некоторое время жил Бодлер. На сей раз он вовсе не стал обставлять свое жилище: в пустом салоне не было ровно ничего, за исключением полного комплекта доспехов для рыцаря и коня. Впрочем, то обстоятельство, что он не мог предложить друзьям ни стульев, ни кресел, не мешало Бовуару угощать их ужинами. Еще позже он переехал на улицу Сен-Флорантен. Сотрапезниками его бывали чаще всего фельетонист Эжен Бриффо и директор театра «Водевиль» Буффе. Это и неудивительно, ведь Роже был знаменит кроме всего прочего еще и как журналист: в пику знаменитому «виконту де Лоне»****, публиковавшему фельетоны и обозрения в «Ля Пресс», он еженедельно печатал в «Сильфиде» свои «Парижские письма», в которых в основном описывал празднества и развлечения высшего света. Ветреность Бовуара и его любовные связи иногда становилась источником скандальных анекдотов. Один из них приводит в своей книге «Три Дюма» Андре Моруа. Роже был близким приятелем Александра Дюма-отца и не нашел ничего лучшего, как соблазнить его жену актрису Иду Ферье, на которой преуспевающий в ту пору драматург имел глупость жениться в 1840 году. Конечно, перед блестящим денди Иде трудно было устоять. Вот как восторженно пишет о нем в своих «Воспоминаниях о других» графиня де Даш: «Ах, как он был элегантен и эксцентричен! Какие прелестные стихи он писал и какие прелестные давал ужины! Он сочетал в себе Анакреона и Мецената. Он писал романы и покровительствовал искусствам. В его приемную каждое утро стекались толпой писатели, у которых не было издателя, художники, которые нуждались в студиях; он принимал их, не вставая с постели, угощал котлетами и шампанским, и они, уходя, восхваляли его обаяние. В те времена у Бовуара было тридцать тысяч ливров ежегодной ренты, тильбюри, грум, лошади... Его повсюду узнавали по великолепной черной шевелюре, выразительному лицу и тому шуму, который он поднимал вокруг себя. Он носил золоченые жилеты и халаты... Он менял туалеты по крайней мере три раза в сутки. Он расходовал на дню по четыре пары светло-желтых перчаток... Он не пропускал ни одного спектакля в Опере и в антрактах носился между кулисами и зрительным залом, чтобы обратить на себя всеобщее внимание и завязать знакомства... За вечер он успевал побывать во всех театрах... Он обедал в Кафе Англе, Кафе де Пари или Роше де Канкаль, что не мешало ему еще и приезжать туда ужинать. Словом, он вел головокружительную жизнь. Никто не мог перед ним устоять...» Если верить апокрифической истории, приведенной Моруа, то с друзьями случился курьезный случай, который на следующий день обсуждал весь Париж. Автор «Трех мушкетеров» (в ту пору еще не написанных) жил с молодой женой на улице Риволи. Она занимала квартиру на втором этаже, а он – три комнаты на пятом этаже. В один из вечеров Дюма отправился на бал в Тюильри. Не прошло и часа, как он вернулся весь в грязи, прошел в квартиру своей жены и с ругательствами ворвался в спальню Иды. Оказалось, он поскользнулся и упал в грязь, настроение его было безнадежно испорчено, и он отказался от увеселения. Он взял бумагу, чернила и перо и углубился в работу. Через полчаса дверь, ведущая в туалетную комнату, с шумом распахнулась, на пороге появился Роже де Бовуар, почти совсем голый, и сказал: «С меня хватит, я совершенно продрог!» Изумленный Дюма, вскочив, с яростной бранью набросился на любовника своей жены. Как человек, привыкший писать для театра, он обрушил на его голову гневную тираду, которой сам остался очень доволен. Наконец писатель решил сменить гнев на милость: «Я не могу выгнать вас на улицу в такую непогоду. Садитесь поближе к огню. Вы переночуете в этом кресле». И он снова уткнулся в свои бумаги. В полночь он лег рядом с Идой и задул свечу. Через некоторое время огонь в камине потух, и он услышал, как у Роже де Бовуара стучат зубы от холода. Дюма бросил ему одеяло. Но это не помогло, неудачливый любовник пытался поворошить угли в камине. Тогда писатель разрешил ему лечь в постель. Бовуар не заставил себя ждать и устроился между Идой и Александром. Утром Дюма взял руку Роже, опустил ее на интимное место супруги и торжественно провозгласил: «Роже, примиримся, как древние римляне, на публичном месте». В последующие годы между Дюма и Бовуаром царили безоблачные дружеские отношения. Известно даже, что когда в 50-е годы «великий Александр» основал свою газету «Мушкетер» в числе сотрудников, придавая изданию блеск и популярность, числился и автор «Шевалье де Сен-Жоржа». А незадолго до этого, в 1847 году Роже де Бовуар и сам решил жениться, однако ничем хорошим это для него не кончилось. Женился он на одной из своих любовниц, мадемуазель Доз*****, с 1839 года выступавшей на сцене Французского театра. Супружеская жизнь почти сразу превратилась в череду скандалов, обманов, разрывов, процессов и визитов судебного исполнителя. Жена по любому поводу подавала на Бовуара в суд, Бовуар же, ревнивый как тигр, несколько раз дрался из-за нее на дуэли. В этом супружеском аду он разучился радоваться жизни и даже «положительно лишился аппетиту», пишет Вильмессан. Г-жа Роже де Бовуар умерла от чахотки в 1859 году, что же касается ее мужа, то он окончил дни в Батиньоле, страдая от приступов безумия: печальный финал. Тем не менее, я употребляю в заголовке слово «нищета» в переносном смысле, Бовуар не разорился: у него оставалось семь или восемь тысяч франков годового дохода, которых ему вполне хватало на жизнь. ПРИМЕЧАНИЯ * См: Бретонец, роман, Отечественные записки, 1843 г., тт. 26, 27, Таверна мертвецов, рассказ, Отечественные записки, т.14, кн.3., Инфанта Мария-Анна-Виктора, повесть, Библиотека для чтения, 1842 г., том 49, Кавалер де Сен-Жорж, роман, Библиотека для чтения, 1841 г, т. 44. ** Настоящее его имя было Эжен Огюст Роже де Бюлли; псевдоним Бовуар (в переводе Хулиган) был взят юношей в пику родственникам, не одобрявшим его литературные наклонности *** Подстрочник баллады сделан Ольгой Дяглевой **** Под этим псевдонимом в газете своего мужа выступала журналистка и романистка Дельфина де Жирарден (урожденная Гэ, 1804-1855), автор романов «Лорнет», «Трость г-на де Бальзака» и других. Ее «Письма виконта де Лоне» пользовались большой популярностью и вызвали массу подражаний в парижской прессе ***** Доз Элеонор Леокадия (1822-1859) –– актриса театра «Комеди-Франсе», известная также, как писательница. Она написала несколько повестей, из которых наиболее известны «Признания девицы Марс». На русском языке ее повести появились в «Собрании иностранных романов, повестей и рассказов», издаваемых во второй половине 19 века Е.Ахматовой под именем г-жи Р. Де Бовуар

Admin: Уважаемый Alex, очень интересная статья! Спасибо! Кстати, о шевалье де Сен-Жорже есть фильм. Не знаете, он снят по Бовуару? PS. Нашел инф. сейчас. Фильм о "чернокожем Моцарте" (шевалье де Сен-Жорже) кажется документальный. Снят на канадском тв. Рейтинг на ИМДБ хороший: 8,2/10 http://www.imdb.com/title/tt0330657/ http://www.lemozartnoir.com/ Скажите, описана ли в романе Бовуара встреча Сен-Жоржа и генерала Дюма (отца автора "Трех мушкетеров")? Они служили вместе.

alex: К сожалению, нет ни слова об этом. И вообще автор, на мой взгляд, очень вольно распорядился материалом. Служба Сен-Жоржа вообще пропущена, в романе две части: детские годы в Гваделупе и собственно Париж... Причем, и парижское существование шевалье несколько легковесное. Короче говоря, это больше приключенческий роман, нежели жизнеописание "чернокожего Моцарта", тот, кто ждет ЖЗЛ, скорее всего, будет разочарован. Допускаю, что "Библиотека для чтения" делала "журнальный" перевод книги и какие-то места романа просто-напросто были сокращены.

Admin: Спасибо за ответ. В русской вики есть интересная статья о Сен-Жорже. Болонь де Сен-Жорж, Жозеф. Русские линки кириллицей плохо вставляются.

geklov: Право, как тесен мир. Служил с Дюма-дедом, бился на шпагах с героем романа В. Пикуля "Пером и шпагой" (роман даже экранизирован; д’Эона играл А. Макарский, тот самый капитан Феб де Шатопер)... Круглый наш шарик...



полная версия страницы