Форум » Реализм. Классики и современники » Чарльз Диккенс (1812—1870) — человек-эпоха » Ответить

Чарльз Диккенс (1812—1870) — человек-эпоха

Admin: Чарльз Диккенс (7 февраля 1812 — 9 июня 1870) — человек-эпоха, второй после Шекспира английский титан и писатель на все времена. Великий утешитель и потрясатель. Очень разный. От "Пиквика" до "Друда" - океан. И т.д., и т.п., etc. Первым, как помнится, "начал чайник"*. Начну пока с этого. Давно пора хоть время от времени и хоть что-то сказать о нем (о Диккенсе, разумеется) в отдельной теме. -------------- *"Сверчок за очагом".

Ответов - 2

Admin: С удивлением обнаружил, что гениальный "Сверчок за очагом" не экранизирован Би-Би-Си (которая как бы всего Диккенса экранизировала, и не раз). В основном немое кино и мультики по этому Рождественскому чуду попадаются. Театр и радио - тоже само-собой "Сверчка" не забывают. А вот самое массовое из искусств загадочно молчит (сайлент муви). Неужели так и есть? Вчерашние и современные британцы так и не сподобились? Про нашу экранизацию наслышан, не смотрел еще. Что-то и французы вроде бы сняли. Но отчего же местные там у себя такой шедевр упустили? Да, случайная, во многом, штука - искусство. Одно заметили/отметили - другое проглядели. Как же странно "везет" даже гениям. Что на бумаге, что на экране - переиздают и экранизируют неутомимо и со вкусом чаще всего одних и тех же "мушкетеров". Брэнд - штука беспроигрышная в бизнесе. Не большой любитель кино. Однако, при всей самодостаточности некоторых книг, порой так хочется иметь возможность сравнить свою неуловимую картинку с восторгом и пониманием настоящих мастеров и на экране. Пару лет назад одна из экранизаций "Повести о двух городах" несказанно порадовала. Навскидку не помню, какая из двух (с Колманом или Богардом). Но то кино здорово освежило чувства и мысль еще раз перечитать этот роман. "Копперфильд" с Рэдклифом тоже впечатлил, как ни странно (думал - ничего особенного). Да. Большие художники со временем требуют как перечитывания, так и переосмысления в другом формате. Вот сейчас так и не сыгранный официально мюзикл по "Шевалье де Мезон-Ружу" уже на 15 раз, наверное, прослушал. С каждым разом все больше нравится и какие-то новые мысли и факты по теме приходят. На этом стоп-оффтоп.

Admin: Давно хотел привести пример удивительного слога Диккенса, которым он берет читателя в плен. Порой, как в «Сверчке», с самого-самого начала, буквально с первой фразы, с первой строчки. (Процитирую чуть больше из-за чарующего диккенсовского юмора.) Вот. Чарльз Диккенс СВЕРЧОК ЗА ОЧАГОМ Сказка о семейном счастье (перевод М. Клягиной-Кондратьевой) ПЕСЕНКА ПЕРВАЯ Начал чайник! И не говорите мне о том, что сказала миссис Пирибингл. Мне лучше знать. Пусть миссис Пирибингл твердит хоть до скончания века, что она не может сказать, кто начал первый, а я скажу, что — чайник. Мне ли не знать! Начал чайник на целых пять минут — по маленьким голландским часам с глянцевитым циферблатом, что стояли в углу, — на целых пять минут раньше, чем застрекотал сверчок. Да, да, часы уже кончили бить, и маленький косец с косой в руках, судорожно дергающийся вправо и влево на их верхушке перед мавританским дворцом, успел скосить добрый акр воображаемой травы, прежде чем сверчок начал вторить чайнику! Я вовсе не упрям. Это всем известно. И не будь я убежден в своей правоте, я ни в коем случае не стал бы спорить с миссис Пирибингл. Ни за что не стал бы. Но надо знать, как было дело. А дело было так: чайник начал не меньше чем за пять минут, до того, как сверчок подал признаки жизни. И, пожалуйста, не спорьте, а то я скажу — за десять! Позвольте, я объясню, как все произошло. Это давно бы надо сделать, с первых же слов, — но ведь когда о чем-то рассказываешь, полагается начинать с самого начала; а как начать с начала, не начав с чайника? Или вот еще один удивительный пассаж из «Сверчка». Когда читал эту повесть несколько лет назад под Рождество, был просто покорен, сколь смело Диккенс забегает вперед, когда еще ничего не предвещает того, о чем он говорит (выбалтывает) в скобках. Интригующий спойлер! — Силы небесные! — воскликнул отец, сраженный правдой, которую он теперь узнал. — Неужто я обманывал ее с колыбели только для того, чтобы под конец разбить ей сердце! Хорошо было для всех присутствующих, что Крошка, сияющая, услужливая, хлопотливая Крошка (ибо такой она и была при всех своих недостатках, хотя впоследствии вы, быть может, и возненавидите ее), хорошо было для всех присутствующих, говорю я, что Крошка находилась здесь, иначе трудно сказать, чем бы все это кончилось. Но Крошка, овладев собой, вмешалась в разговор, прежде чем Мэй успела ответить, а Калеб вымолвить хоть слово. — Успокойся, милая Берта! Пойдем со мною! Возьми ее под руку, Мэй. Так! Видите, она уже успокоилась, и какая же она милая, что так заботится о нас, — говорила бодрая маленькая женщина, целуя Берту в лоб. — Пойдем, милая Берта. Пойдем! А добрый отец ее пойдет с нею: правда, Калеб? Ну, конечно!



полная версия страницы